укр
Сергей Корсунский
Остров благоденствия
Главная Новости политики Новости политики
29 Апреля 2016, 11:45  Версия для печати  Отправить другу
×
Интервью с Иваном Миклошем: "Российская агрессия – стимул делать реформы быстрее" http://www.segodnya.ua/img/article/7120/20_main.png http://www.segodnya.ua/img/article/7120/20_tn.png Политика Творец словацкого экономического чуда рассказал, как Украина может его повторить, какие реформы приоритетные, почему министрами должны быть политики, и как важно бороться с популистами
<p>Иван Миклош. Фото: Киевская школа экономики</p>
Иван Миклош. Фото: Киевская школа экономики

Интервью с Иваном Миклошем: "Российская агрессия – стимул делать реформы быстрее"

Творец словацкого экономического чуда рассказал, как Украина может его повторить, какие реформы приоритетные, почему министрами должны быть политики, и как важно бороться с популистами

По наследству от предыдущего правительства Арсения Яценюка новому главе Кабмина Владимиру Гройсману "достался" в советники экс-вице-премьер, экс-министр финансов Словакии Иван Миклош. В предыдущем правительстве он был советником руководителей Минфина и Минэкономразвития Наталки Яресько и Айвараса Абромавичюса, которые после долгих раздумий в Кабинете Гройсмана остаться не захотели.

В Словакии к Миклошу, как и к Бальцеровичу в Польше, неоднозначное отношение. Одни считают его реформатором с большой буквы. В беседе с Сегодня.ua экс-депутат парламента Чехословакии Юрай Месик рассказал, что одна из заслуг Миклоша – перевод Словакии на евро. "Миклош – не волшебник. При его правительстве было сделано много ошибок. В 1998 году, когда он стал министром финансов, наша финансовая и банковская система находилась в глубоком кризисе. Он стабилизировал банковский сектор, позже сыграл важную роль в консолидации госрасходов и налоговых поступлений, в результате произошла детенизация экономики", – рассказал нам Юрай Месик.

Были и нарекания на Миклоша. Так, в словацкой прессе не раз писали, что во времена его правительства приватизация в энергосекторе проходила непрозрачно, якобы присутствовали схемы.

Сообщается, что согласившись быть советником Гройсмана, Миклош также принял предложение стать членом Набсовета нефтяного венгерского гиганта MOL (соответствующая новость есть на официальном сайте компании). До прихода к власти правительства Виктора Орбана, 21% акций компании MOL принадлежали "Сургутнефтегазу". Но Орбану удалось их выкупить, вернув контроль над нефтяным гигантом государству. Правда и сейчас венгерская MOL тесно сотрудничает с Россией и санкции ей не помеха. 

В Украине вместе с советником президента, экс-вице премьером и экс-министром финансов Польши Лешеком Бальцеровичем Иван Миклош возглавит группу иностранных советников "Strategic Advisory Group". Состав, миссию и программу группы Миклош и Бальцерович представят через две недели. Пока же они ведут переговоры с польскими и словацкими реформаторами об их вхождении в эту группу, а также с донорами  – о финансировании. Главная цель группы, по словам Ивана Миклоша, – наладить коммуникацию между правительством, парламентом и народом, чтобы двигать реформы. Вчера об этом сам Миклош рассказал Сегодня.ua в интервью в одном из кафе в правительственном квартале. Обещал встретиться еще раз, чтобы детально обсудить некоторые реформы. К примеру, уже в конце интервью, допивая чай, словацкий политик сказал, что будет советовать отменить мораторий на продажу земель с/х назначения. Но об этом, как и о приватизации, обещал поговорить позже.

 - Две недели назад премьер Владимир Гройсман заявлял, что при Кабмине будет "ядро реформаторов". Оно уже создано? Какой его состав и полномочия?

- Над чем мы работаем сейчас, – это совместная группа советников, которую буду возглавлять я вместе с Лешеком Бальцеровичем. И это не будет группа при правительстве или Администрации президента. Она будет совместная для всей власти: для президента, правительства, парламента. Мы не хотим создавать другую структуру для конкуренции с уже существующими. Их здесь достаточно. Мы хотим поддерживать реформаторов и реформы. Почему и название этой группы "Strategic Advisory Group" (стратегическая группа советников – Авт.) – для поддержки украинских реформ. У нас будет председатель, заместитель председателя и десять членов группы. Вместе где-то 14-15 человек, не больше.

 - Все иностранные советники?

- Среди них будут и словацкие, и польские, и украинские советники, смешанная группа. Я буду здесь (в Украине – Авт.) почти постоянно, Лешек – меньше. Все остальные члены группы будут работать здесь на постоянной основе. Между всеми будут разделены обязанности. Мы сфокусируемся на самых приоритетных задачах. Каждый будет ответственным за одну-две сферы, будет находиться в непосредственном контакте с министерствами, с Нацсоветом реформ, с Администрацией президента. Цель – преодолеть препятствия и ускорить реформы. В Украине много советников: иностранных, местных, из общественного сектора. Идея в том, чтобы сократить расстояние между исполнительной властью, я имею в виду и реформаторов в министерствах и на других уровнях, и (людьми – Авт.) на высоком политическом уровне. Лешек (Бальцерович – Авт.) – советник президента, я – советник премьера. Это такая легальная попытка решить проблемы на рабочем уровне.

"Лешек – советник президента, я – советник премьера. Это такая легальная попытка решить проблемы на рабочем уровне" 

- Можете назвать пару фамилий, кто войдет в Вашу группу советников?

- Это мой заместитель Павел Кухта (эксперт "Реанимационного пакета реформ" по госфинансам, колумнист "Сегодня.ua" – Авт.). Он молодой украинец, эксперт в экономических реформах. Заместителем Лешека Бальцеровича будет Ежи Миллер – экс-министр внутренних дел Польши и бывший воевода (Малопольского воеводства – Авт.). Он будет отвечать за реформу публичной администрации и децентрализации. В течение следующих двух недель мы представим состав нашей группы, миссию, программу. Потому что пока мы еще на этапе создания группы: некоторых людей мы уже привлекли, с другими – ведем переговоры.

 - Чтобы расставить все точки над "и". Будет указ президента о создании такой группы иностранных советников, или распоряжение Кабмина?

- Нет. Мы хотим избежать непонимания и конкуренции. Президент официально назначил Лешека Бальцеровича председателем этой группы. И премьер официально назначил меня председателем этой же группы. И мы вместе, ни президент, ни премьер, а Лешек и я создаем эту группу.

 - Если Вы заходите продвигать реформы, придется делать это через президента и премьера? В их руках политическая воля.

- Нет, нет, нет. К примеру, один член нашей группы будет ответственным за сферу энергетики. Этот человек будет в постоянном тесном контакте с министром энергетики, может не с министром, но с его заместителями…С теми, кто ответственен в этом министерстве за реформу. Будет в контакте с Администрацией президента, парламентом, Нацсоветом реформ, общественными организациями. Цель – быть в курсе, быть проинформированным, что готовит правительство, парламент, на каком этапе реформа и т.д. Очень важно – мы не хотим создавать параллельные структуры. Мы не хотим с ними соревноваться – это их ответственность (за реформы – Авт.). Мы можем советовать им: "Хорошо, вот вам наше видение, но ответственность ваша". Когда мы будем понимать, что что-то (какая-то реформа – Авт.) идет совершенно неправильно, а у нас есть собственное видение, как делать реформу, мы скажем об этом. Нас наняли, потому что в Украине хотят ускорить процесс реформирования, потому что польский и словацкий опыт хорош. Мы с Лешеком здесь для того, чтобы советовать, чтобы говорить: "Смотрите, здесь неправильно, не делайте так". Но мы группа советников, не исполнителей.

 - Мы спрашиваем об этом, потому что при Администрации президента уже создан Нацсовет реформ, секретарь которого Дмитрий Шимкив. Они пытаются сдвинуть реформы с мертвой точки. Но все попытки тормозятся на уровне парламента. В Раде большинство реформаторских законопроектов просто "хоронят". Как наладить диалог с парламентом?

- Я в постоянном контакте с Дмитрием, у нас прекрасные отношения и мы не будем конкурировать с Нацсоветом реформ. Мы будем помогать им. Я знаю большинство их людей (Нацсовета реформ – Авт.). Они очень хорошие, молодые, образованные. Но они не делали реформ, а Лешек и я – делали реформы. Мы практики, что значит, мы можем также и им советовать. Мы хотим укрепить потенциал каждой реформы.

"Я знаю большинство их людей (Нацсовета реформ – Авт.). Они очень хорошие, молодые, образованные. Но они не делали реформ, а Лешек и я – делали реформы" 

- Как мы уже поняли, Ваша группа советников будет независимой. А кто будет ее финансировать?

- Пока непонятно, мы как раз ведем переговоры по этому вопросу. Но что понятно, – ни одна гривна не будет потрачена из украинского бюджета. Мы только получим какое-то жилье. Все затраты будут покрыты за счет международных финансовых институций, доноров. Мы в переговорах с ними со всеми, это и Европейская комиссия, и другие.

"Ни одна гривна не будет потрачена из украинского бюджета. Мы только получим какое-то жилье. Все затраты будут покрыты за счет международных финансовых институций, доноров" 

- Вы говорили, что через две недели представите состав группы советников, миссию, программу. За последние два года в Украине было презентовано много таких программ, но ни одна не была выполнена в полном объеме. Можете уже сейчас назвать два-три сконкретных направления, на чем сфокусируетесь?

- Да, у нас есть приоритеты. За два года в Украине было сделано многое. Было сделано больше, чем за последние 20 с лишним лет. Но этого было недостаточно. Для нас важно выбрать приоритеты, чтобы ускорить реформы и сконцентрировать наш потенциал на этих направлениях. Мы определяем 8-9 приоритетов. К примеру, управление государственным финансами и бюджетным процессом. В этом вопросе я также имею в виду как исправить ситуацию (сократить – авт.) с самыми большими статьями расходов, к примеру, в социальной системе. Другие направления: реформа государственного управления, налоговая реформа, судебная и реформа прокуратуры, приватизация и реформа госпредприятий. Может, я не назвал все, но это самые главные. И, конечно же, реформа либерализации рынка земли (отмена моратория на продажу с/х земель – Авт.) – это один из ключевых стимулов, который может повысить украинскую экономику. Есть также две горизонтальные проблемы: бизнес-климат, дерегуляция, администрирование налогов, донорская помощь, техническая помощь – они недостаточно координированы. Существует очень много качественных проектов, подготовленных иностранными и местными советниками. Но нет "моста" между командами консультантов и правительством. И. возможно, нужно ускорить имплементацию реформ. Еще одна сфера, в которой мы хотим помочь правительству, – коммуникация. Я имею в виду коммуникацию внутри правительства, мы хотим помочь изменить процедуры внутри правительства. А они очень "старомодные" и неэффективные. И, конечно же, коммуникация между правительством и парламентом, правительством и обществом. Коммуникация была одним из слабых мест предыдущего правительства.

"За два года в Украине было сделано больше, чем за последние 20 с лишним лет. Но этого было недостаточно"

photogallery

Иван Миклош и Андерс Ослунд, фото с сайта Кабмина

- Приведите пример, как Вы будете помогать налаживать коммуникацию между правительством и парламентом, коммуникацию с обществом?

- Коммуникацию между политиками и людьми можно наладить, если политики будут чаще общаться с общественностью. Я в Украине уже два года, год – более тесно и интенсивно работаю. Я считаю, что самый большой недостаток и препятствие для больших реформ в Украине – недостаток лидерства, ответственности и коммуникации. Под лидерством я имею в виду договоренность политиков, что реформы важны и нужны. Ответственность – это то, что Украине нужны реформы больше, чем иностранным институциям, к примеру, – Европейской комиссии (которая также требует проведения реформ – Авт.). Коммуникация значит, что вы используете каждую и любую возможность объяснить людям, почему реформа нужна, почему правительство делает это и это, почему популисты опасны. Коммуникация значит, что вы должны бороться с популистами. Вы должны идти на ТВ-программы и целенаправленно бороться с этими популистами.

 - Предыдущий премьер Арсений Яценюк называл свое правительство "камикадзе", каждое воскресенье на всех телеканалах были его "десятиминутки", заседания правительства транслировались в прямом эфире…

- Если мы говорим о Яценюке, действительно, он проделал хорошую работу. Его правительство сделало реально хорошую работу. Но, как я уже сказал, можно было сделать и больше. Я сейчас не буду анализировать, почему не сделано больше. Но парламент принял лишь 37% правительственных инициатив в 2105-м. Я не говорю, что только парламент виноват. Не было времени на обучение, на реальное обсуждение… Я не берусь винить парламент, но результат плохой. Но если вы посмотрите на голосования, лучший результат давал "Народный фронт" Арсения Яценюка при поддержке правительственных предложений. Но, во-первых, Арсений Яценюк, по моему мнению, начал слишком поздно. Он делал то, о чем вы сказали ("десятиминутки", трансляции Кабмина – Авт.), кажется, только с прошлого лета. Но предыдущие полгода коммуникации были утеряны даже с его стороны. Этого недостаточно.

"Парламент принял лишь 37% правительственных инициатив в 2105-м"

- Но и сейчас наша коалиция существует только на бумаге. В коалиции только две фракции и есть большие сомнения, что они смогут что-то сделать, не говоря уже о коммуникации между собой.

- А теперь мой вопрос: была ли коалиция крепче до этого, в 2015-м?

 - Временами да.

- Она была намного сильнее количеством фракций. Но какой результат?

 - Коалиция развалилась.

- Нет-нет. До распада коалиции, какой был результат? 37%. Формально коалиция была огромная. Но в действительности это была нереальная коалиция. Да, конечно, сейчас ситуация даже сложнее. Мы имеем крошечное большинство. Я не знаю, но если это крошечное большинство будет более сплоченным, будет вести себя как реальная коалиция, результат... Я не знаю, как оно будет. В Чехии, соседней к нам стране, 4 года было 200 депутатов в парламенте. И коалиция насчитывала 101 депутат. Оппозиция имела 99 депутатов. И 4 года это работало, и коалиция показала не 37% , а почти 100%. Потому что была сплоченной. Проблема Украины в том, что ваша коалиция не реальная. Реальная коалиция означает, что она имеет консолидированное правительство (из своих представителей – Авт.) и будет поддерживать инициативы правительства. Я не знаю,  хуже или лучше сегодняшняя ситуация (с коалицией на двоих – Авт.). Но что я знаю, что это огромное препятствие для реформ – эти отношения между правительством и парламентом. Конечно, это связано с вашей избирательной системой. У вас есть эта…

"Огромное препятствие для реформ – эти отношения между правительством и парламентом"

- Мажоритарка?

- Да, мажоритарщики, которые не избирались по избирательному списку партии. Намного лучше, если это будет пропорциональная система со списками партий. Будут стандартные партии, которые будут базироваться на программах. И то, что написано в парламенте, будет реально продвигаться (депутатами, избранными от этой партии – Авт.) в парламенте. И коалиция будет создана на реально общих программных целях. И тогда эти коалиционные депутаты будут поддерживать их коалиционное правительство. Они будут голосовать за правительственные инициативы. Это стандартная и нормальная ситуация. Даже партийная дисциплина – нормальная вещь. Я имею в виду, что я член какой-то партии, я пообещал, что я буду поддерживать программу этой партии, я пришел с этой программой в коалиционное правительство и эта программа – мое обязательство.

 - Многие считают, что у президента искусственно создали политический кризис, чтобы лишить Яценюка премьерского кресла. Вы поддерживаете это мнение? Вы же были как раз советником Яресько и Абромавичюса в правительстве Яценюка.

- Нет.  Я здесь не для спекуляций и не для выяснений, что кому было выгодно. На первый взгляд кажется, что сейчас ситуация хуже, чем была. Была большая коалиция, а сейчас маленькая. Но, как я уже сказал, дело не в размере коалиции. Та большая коалиция поддержала только 37% правительственных предложений.

 - С уходом Яресько и Абромавичюса правительство потеряло технократов...

- Во-первых, я должен сказать, что Наталья Яресько и Айварас Абромавичюс были самыми большими реформаторами в предыдущем правительстве. Они сделали огромную работу. Я должен добавить еще одно имя – глава Нацбанка Валерия Гонтарева. Потому что за последние два года огромным достижением была макроэкономическая стабилизация. Фискальный дефицит сократился с более чем 10% в 2014-м до 2,3% в 2015-м. Это невероятное достижение. Реструктуризация, программа сотрудничества с МВФ…Это реально хорошая работа. Айварас – "ProZorro", дерегуляция.

"Я не знаю ни одной успешной страны, я имею в виду страны с переходной экономикой, где реформы были сделаны технократами"

С другой стороны я хочу сказать, что в Украине есть один промах. И этот промах в том, что автоматически большинство людей думает, что технократическое правительство – это прореформаторское правительство и менее коррумпированное. А политическое правительство значит – менее реформаторское и более коррумпированное. Я не согласен с этим. Я не знаю ни одной успешной страны, я имею в виду страны с переходной экономикой, где реформы были сделаны технократами. Наиболее успешные страны с переходной экономикой – Польша, страны Прибалтики, Словакия и Грузия. Во всех этих странах реформы были сделаны политиками, не технократами. Это не значит, что у меня есть что-то против технократов. Я уже сказал, Яценюк и технократы проделали большую работу. Проблема в том, обычно политически реформы непопулярны. Большой вызов – это лидерство, ответственность и коммуникация. Проблема технократов в том, что они не хотят идти и бороться в медиа. Они говорят: "Мы не политики, мы – технократы". Но, в таком случае, реформы могут быть неустойчивыми: если реформаторы не борятся за реформы в медиа, не коммуницируют за реформы, популисты будут бороться против реформ и, в конечном счете, выиграют и разрушат реформу. Реальный реформатор почти все может делегировать своим советникам и заместителям за исключением двух вещей: коммуникации с парламентом и депутатами и коммуникации с обществом. Никто не сделает этого за него. Создать хорошую реформу, написать закон могут парламентарии и заместители. Вы наняли их для этого. Но идти и бороться с популистами вы не можете отправить советников или заместителей.

"За последние два года огромным достижением была макроэкономическая стабилизация"

- Ну, у нас есть Мининформполитики. Может, оно это должно делать?

- Я должен сказать, что это абсолютно другая тема. Это министерство, насколько я знаю, создавалось для противостояния российской информвойне, российским "троллям". Но что я могу сказать, во всех странах, которые я упомянул, не знаю за Грузию, – там не было такого рода министерства для коммуникации по реформам. Я говорю сейчас именно о коммуникации по реформам. Это должны делать реформаторы. Но в этих странах не было войны с Россией (кроме Грузии – Авт.).

"Реальный реформатор почти все может делегировать своим советникам и заместителям за исключением двух вещей: коммуникации с парламентом и депутатами и коммуникации с обществом"

- Если мы уже говорим об этих странах, за исключением Грузии, после успешных реформ все они вступили в ЕС, частично этим можно объяснить их сегодняшний успех. Украине членство в ЕС в ближайшей перспективе не светит. Мы можем показать такой же успех в реформах без перспективы европейского членства?

- Мой ответ: да и нет. Нет, потому что такой успех (Словакии, стран Прибалтики и Польши – Авт.)  не был прописан в условиях членства в ЕС. И ответ "да", связан с первым ответом, если такой успех не был связан с перспективой членства, да, Украина также может его повторить. Сравнивая рост сразу после вступления в ЕС Польши, Словакии, Чехии и Венгрии… Похожие страны в центральной Европе, страны Вишеградской группы вступили в ЕС в один момент – 1 мая 2004 года. Сравнивая с 2008-м, каким был конвергентный результат – как быстро экономики этих стран достигли среднеевропейского уровня. Результаты за 4 года были такими: Венгрия – +3%, Чехия – +5%, Польша – +7%, Словакия – +14. Причина такой разницы – Всемирный банк признал Словакию наиболее реформированной страной. Тогда я был заместителем премьера и министром финансов, и мы провели: реформу государственных финансов, налоговую реформу, фискальную реформу, децентрализацию, реформу социальной системы, реформу рынка труда и т.д. И все в один год. Я не говорю, что вступление в ЕС не повлияло на наше большее развитие, но это и не объясняет разницу между странами, которые вступали в ЕС в одно, и тоже время.

"Всемирный банк признал Словакию наиболее реформированной страной. Тогда я был заместителем премьера и министром финансов. Мы провели реформу государственных финансов, налоговую реформу, фискальную реформу, децентрализацию, реформу социальной системы, реформу рынка труда и т.д. И все в один год"

И так, для Украины, даже если мы сомневаемся во вступлении в ЕС, вы можете делать реформы и будет эффект на экономическом росте. В этом году будет 1-2% роста, но это просто год восстановления. Так как вы поднимаетесь с самого низкого уровня, у вас есть шанс для очень большого экономического роста. Если в течение многих лет Словакия показывала 6-8% роста, и потом – 6-4%, это значит и Украина сможет.

- Наши кредиторы будут рады.

- Не за один год, конечно, но за пару лет можно показать до 6% роста. Дальше можно достигнуть 4-5% роста. Полное членство в Евросоюзе будет более сложным для Украины также из-за внутреннего кризиса в ЕС, кризиса мигрантов и т.д. Но если вы сделаете реформы, вы выполните Соглашение об ассоциации и предварительные условия DCFTA (Соглашение об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли – Авт.), у вас появится шанс выйти на единый европейский рынок и без формального вступления в ЕС. Потому что для формального вступления вам нужно соглашение с Old EU countries (15 стран так называемой "старой Европы": Австрия, Франция, Германия, Бельгия и другие – Авт.). И это может быть сложно из-за кризиса. Но для того, чтобы стать членом единого рынка…

 - Но мы уже стали, соглашение о ЗСТ же вступило в силу…

- Нет, конечно, нет. Разве вы в такой же ситуации, как Норвегия, Лихтенштейн, Исландия? Они – не члены Евросоюза, но полноправные члены единого рынка.

 - Без квот? 

- В ваших руках возможность стать, как Норвегия, Лихтенштейн и Исландия. И затем будут дополнительные стимулы для развития, экономического роста, инвестиций. Быть формальным членом ЕС, конечно, лучше. К примеру, Норвегия должна была имплементировать все законодательные акты ЕС, но она не ведет переговоры о членстве.

"В ваших руках возможность стать, как Норвегия, Лихтенштейн и Исландия"

Все прописано в Соглашении об ассоциации. И эти меры прописаны в программе правительства. Все в ваших руках. Если вы будете отвечать условиям, стандартам, сертификациям, тогда и переговоры по квотам можно вести.

 1962766_726252674074368_986611441_n_1

Фото со страницы Ивана Миклоша в Facebook

- Давайте вернемся к моменту создания этого Кабинета. Вам не кажется, что переговоры велись кулуарно, на уровне так называемой "стратегической семерки"?

- А кто там в этой "стратегической семерке"? Назовите?

 - Ложкин, Порошенко, Яценюк, Аваков, Гройсман, Луценко и Турчинов. Были даже фото в СМИ, где они стояли на балконе АП и обсуждали как раз состав нового правительства. Как было в Словакии?

- Слушайте, я думаю это абсолютно нормально. Я сейчас вам расскажу, как формировалось одно из словацких правительств, где я был. Были результаты выборов, партии позиционировали, с кем они смогут сотрудничать, а с кем нет. Когда я был в правительстве, было достаточно просто, поскольку были левые партии и правоцентристские партии. Правоцентристские были прореформаторскими, левые – нереформаторские и коррупционные. Мы сказали, что не будем объединяться с ними. И результатом стало объединение 4-х партий в парламентское большинство. Мы встретились, сели и начали говорить о программе. Не о людях (в будущем правительстве – Авт.), а что более важно – о программе. Я был председателем группы (переговорщиков – авт.), каждая партия делегировала двух представителей. И мы провели 3-4 дня и ночи, чтобы найти точки соприкосновения общей коалиционной программы. Не все пункты программ каждой партии вошли в коалиционную программу, только общие. И так по два человека из четырех партий принимали участие в переговорах – была своя "стратегическая восьмерка". Самый сильный (по результатам, которые получила его партия – Авт.), понятно, становился премьером. Для нашей партии было важно получить министра финансов…Также это зависит, насколько силен тот или иной кандидат от партии. Я считался сильным, поэтому никто не возражал. По некоторым позициям была борьба: две партии хотели получить ту или иную позицию при любых условиях. И было уже что-то по типу бизнеса: "Окей, мы вам оставим это (кресло – Авт.), но взамен должны получить это и это…". Это нормально – это политика.

 - Но наше правительство началось не с программы, а с фамилий. А после формирования нового Кабинета Гройсман сказал, что презентует свою программу через месяц.

- Но короткая программа была презентована в день голосования за новое правительство.

 - На 11-ти страницах? Это не программа.

- Бывает по-разному. Я видел программы и на сотни страниц, которые ни к чему не привели, а только "бла-бла-бла". Не имеет значения, сколько страниц.

 - Чтобы закрыть тему, был ли у нас шанс оставить Яресько и Абромавичюса в правительстве Гройсмана? Велись ли с ними переговоры?

- Яресько получала предложение от Гройсмана быть министром финансов. Я говорил с ней об этом, пытался убедить. Она думала и, в конце концов, не приняла предложение.

 - Вам предлагали быть министром финансов. Почему отказались?

- Я уже говорил об этом публично. У нас очень строгое законодательство в Словакии. Если я получаю иностранное гражданство от любой страны, я автоматически теряю словацкое. Для меня это было очень чувствительно и неприемлемо. Как вы знаете, когда Гройсман был спикером, хотели для меня сделать законодательное исключение (Гройсман регистрировал закон, позволяющий иностранцам работать в Кабмине – Авт.). Но закон даже комитет не прошел, "Народный фронт" проголосовал "против". Нормально, когда министры из своей родной страны. Но, как я уже сказал, очень важным обязательством министра является коммуникация. Для меня…Я могу говорить на русском почти свободно. Но я много лет его не использовал, и этого недостаточно, чтобы коммуницировать эффективно.

 - Кто Вам предложил остаться в Украине в качестве советника во второй раз?

- Когда я не принял предложение Гройсмана, я сказал, что хочу помогать Украине, и что я могу это сделать – могу быть советником. И он принял это. И еще один очень важный момент, я вспомнил. Если мы говорим о технократическом правительстве…

 - Они оба коррумпированы…Просто Вы сказали: "технократическое правительство –прореформаторское и менее коррумпированное. А политическое – менее реформаторское и более коррумпированное".

- Я говорил о восприятии… Посмотрите на первые шаги правительства Гройсмана: повысить цены на энергоносители до рыночного уровня, гарантировать субсидии, отменить налогообложение пенсий, дерегуляция на фармрынке, назначения новых глав "Укрзализныци" и "Укрпочты". До переговоров по формированию правительства я не знал Гройсмана. Я встречал его на конференциях, но лично мы никогда не говорили. Сейчас я не скажу, что удивлен, но настроен по отношению к нему позитивно.

осмотрите на первые шаги правительства Гройсмана: повысить цены на энергоносители до рыночного уровня, гарантировать субсидии, отменить налогообложение пенсий, дерегуляция на фармрынке, назначения новых глав "Укрзализныци" и "Укрпочты"

- Последние два вопроса...

- Да, пожалуйста, только посмотрю, во сколько мы должны встретиться с премьером.

-  Пока Вы еще не ушли, вопрос по Донбассу. Почти все министры винят в неудачах с реформами войну с Россией. Так ли зависит наша экономика от войны?

- Война влияет на экономическую ситуацию. Украина потеряла 20% производственных мощностей. И одна из причин – экономическая рецессия – война на Донбассе, аннексия Крыма, торговая война…Российская агрессия значительно влияет на экономическую рецессию, но не на реформы. Даже наоборот, это стимул делать реформы быстрее и более радикально.

"Российская агрессия значительно влияет на экономическую рецессию, но не на реформы. Даже наоборот, это стимул делать реформы быстрее и более радикально"

- И последний вопрос: поддерживаете курс Порошенко и Гройсмана на деофшоризацию?

- Конечно, это важно и нужно. Но, почему использование офшора более распространено в России, Украине…Потому что у вас коррупция. А если у вас коррупция, у вас больше неофициальных доходов, которые нужно где-то скрыть. Если вы будете бороться с коррупцией, не только с помощью судов и прокуратуры, но и с помощью дерегуляции, либерализации и приватизации…Это наиболее эффективные методы борьбы с коррупцией. 

Читайте также:
Экс-вице-премьер Словакии Миклош предварительно согласился войти в правительство Гройсмана, но с одним условием – СМИ
Ляшко выступает против возможного назначения Миклоша министром финансов Украины
Порошенко назначил польского реформатора Бальцеровича своим представителем в Кабмине
Порошенко изменил состав Нацсовета реформ
Миклош объяснил, чем хорош Кабмин Гройсмана
Девять реформ Бальцеровича: ждать ли Украине шоковой терапии


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник: "Сегодня"
Авторы: Зеленюк Кристина, Дорошенко Олег
Вы сейчас просматриваете новость "Интервью с Иваном Миклошем: "Российская агрессия – стимул делать реформы быстрее"". Другие Новости политики смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: