Фарион на "Большой политике" решила, что она всех возбуждает

5 марта 2011, 11:16

Стенограмма ток-шоу Большая политика, 4 марта

Интер, Большая политика с Евгением Киселевым, 22:33 04.03.11.

Реклама

Стенограмма предоставлена компанией InfoPoint

Евгений КИСЕЛЕВ: Я приветствую всех, кто в эту минуту смотрит телеканал "Интер" в прямом эфире нашего канала программа "Большая политика". И я ее ведущий Евгений Киселев. Как всегда в конце рабочей недели по пятницам мы подходим ее политические итоги, обсуждаем темы, которые вызвали больше всего споров в обществе. Вспоминаем самые важные события. И сейчас как всегда в начале программы рейтинг 10 самых запоминающихся событий недели по версии нашей программы.

РЕПОРТАЖ: Первый и последний Президент СССР Михаил Горбачев 2 марта отпраздновал 80-летний юбилей. Человек отчасти благодаря, отчасти вопреки которому к нам вернулась свобода, распался Советский Союз и Украина, в том числе обрела государственную независимость. Получил от Президента России Дмитрий Медведева высший российский орден Святого Андрея Первозванного. Напомним, предшественник Медведева Владимир Путин публично назвал распад СССР крупнейшем геополитической катастрофой 20 века. Главные торжества по случаю юбилея виновника этой катастрофы пройдут, однако, не в Москве, а в Лондоне 30 марта. У Юлии Тимошенко тоже круглая дата. Ровно год как она покинула кресло Премьер-министра Украины. За этот год Тимошенко перенесла множество ударом судьбы, потеряла десятки соратников и много пунктов рейтинга. Ей пока не удалось объединить вокруг себя оппозицию, предъявить обществу по настоящему свежие яркие лозунги и идеи, а в ГПУ на допросы по 2 возбужденным против нее уголовным делам Юлии Владимировне приходится ходить как на работу. Но вот накануне 8 марта следователи разрешили ей поехать в родной Днепропетровск проведать мать. Ходят слухи, что не за горами разрешение посетить таки Брюссель. Куда ее раньше уже дважды не пустили. Похоже, те, кто решают этот вопрос, наконец, поняли, что своими запретами только помогают Юлии Владимировне укрепить образ жертвы политических репрессий. Становиться невозвращенкой она не собирается. Это означало бы ее политическую смерть, а с представителями зарубежных государств она и так общается в Киеве. Тем временем ГПУ возобновила расследование уголовного дела против другого бывшего Премьер-министра Павла Лазаренка. Об этом сообщил советник генерального прокурора Украины Михаил Потебенько. Сам в прошлом глава этого ведомства. Не исключено, что при этом главной целью является все та же Тимошенко, которая считается в пролом протеже Павла Лазаренка. Ведь ряд его преступлений уже доказано американским судом, и бывший Премьер отбывает за них наказание в США. С гречкой кажется, наконец, разобрались. Дефицит гречневой крупы, в последние недели волновавший украинских обывателей едва ли не больше чем любые другие самые драматические события в стране и мире должны быть преодолен после того, как ВР приняла решение снизить пошлину на импорт всенародно любимого продукта питання. Депутаты обещают, что розничная цена гречки не превысит 14 грн. КМ со своей стороны разрешил местным органам власти управлять ценой на крупу в ручном режиме. А вот пакет законов о пенсионной реформе в ВР забуксовал. Уже второй парламентский комитет по делам пенсионеров и ветеранов отправил на доработку предложения Тигипка. Все бы ничего, но Украина пообещала МВФ утвердить пенсионную реформу до конца марта иначе в апреле правительство может не получить очередной транш кредита МВФ. Зато с обещанной либерализацией купли-продажи земли, похоже, все будет в порядке. ВР не поддержала предложение оппозиции продлить мораторий на продажу с/г земель до 2015 года. Напомним, рынок земель в обозримом будущем единственный по-настоящему крупный источник дополнительных доходов бюджета. В Ливии продолжается противостояние режима Каддафи и повстанцев, добивающихся отставки диктатора. Внешний мир на стороне восставших. СБ ООН и ЕС ввели против Каддафи, членов его ближайшего окружения жесткие санкции. Замораживаются ихние много миллиардные активы, вводится запрет на их въезд на территорию ЕС. Международный уголовный суд начинает расследование массовых убийств участников антиправительственной демонстрации. А военные корабли США уже прибыли берегам Ливии. Президент Обама заявляет о готовности к военному вмешательству, если Каддафи откажется уйти. Между тем украинская медсестра Галина Колотницкая, которой приписывалась некая особая роль в окружении Каддафи, по сообщениям СМИ на днях вернулась в Украину одним из рейсов с эвакуированными соотечественниками. Тем временем Президенту Виктору Януковичу прооперировали колено. Это была плановая операция. После давней спортивной травмы Президенту приходится периодические лечить коленный сустав. Янукович приступил к работе уже на следующий день после операции. А полностью он восстановится через 3 недели. Главное событие года в мире кино состоялось в Голливуде. Очередное вручение Оскаров. Как и предсказывали многие, 4 главных приза, в том числе за лучший фильм года получила британская картина "Речь короля", которую в украинском прокате почему то предпочли назвать "Король говорит". Сыгравший главного героя фильма короля Георга Шестого английский актер Коллин Ферт получил Оскар за лучшую мужскую роль. А вот в Киеве финал телевизионного конкурса песни, на котором решалось кто будет представлять Украину на Евровидении 2011, обернулся небольшим скандалом. После победы певицы с типично украинским превдонимом Мика Ньютон замглавы президентской администрации Анна Герман участвовавшая в работе жури вдруг выразила сомнение в итогах голосования и пообещала создать комиссию для проверки результатов подсчета голосов. Чтобы замять скандал, организаторы конкурса хотели провести повторное голосование между 3 участницами, набравшими больше всего голосов. Однако из этого ничего не получилось. И судя по всему на Евровидение отправится таки Мика Ньютон.

Евгений КИСЕЛЕВ: Таковы 10 наиболее приметных событий минувшей недели повторяю по версии нашей программы. А теперь как и было обещано ждем в студии главу КГГА Александра Попова. Здравствуйте уважаемый Александр Павлович. Спасибо, что нашил возможность принять участие сегодня в программе и у нас на самом деле возможность сейчас есть задать вам только один вопрос. И я бы хотел начать вот с чего. Потому как очень много разговоров по поводу мэра Черновецкого и уж позвольте мне у вас как у первоисточника спросить. Все-таки он кто вам. Он вам в оппозиции или он ваш соратник?

Реклама

Александр ПОПОВ, глава КГГА: У нас нет конфликтных ситуаций с Леонид Михайловичем и за весь период моей работы я буду абсолютно откровенен я ощущал его объективное желание оказать содействие в нормализации ситуации в городе Киеве. Поэтому я могу сказать, что у нас сегодня нормальные деловые отношения.

Евгений КИСЕЛЕВ: Но вот у меня такой вопрос будет. Вы в интервью газете "Сегодня" похвастались даже вот этом было что то такое горделивое, если угодно, что по социально-экономическому развитию Киев за год среди украинских городов с 26 места переместился на 1. Но вот это ваша только заслуга или все таки какой-то задел был вашим предшественником на посту главы госадминистрации господином Черновецким создан?

Александр ПОПОВ: Я думаю, что это и общеукраинская тенденция вы знаете, что ситуация в Украине с приходом нового правительства она улучшилась, поэтому общая тенденция, которая существовала в стране в целом плюс естественно те мероприятия и действия, которые проводились в Киеве, они дали эффект и мы действительно с 26 рейтингового места, но только не среди городов, а среди регионов Украины переместились на первое. Знаете что особенно приятно сказать, что результат прошлого года это плюс 4,1 роста объема производства это хороший старт, потому что вот уже 2 месяца этого года январь и февраль у нас плюс 11%. Поэтому я считаю, что мы тем более имея перспективные таки планы на 11 год получим еще более интересный результат. Этот командный конечно.

Евгений КИСЕЛЕВ: Ну что ж сам Черновецкий кстати любопытную вещь говорит объясняя почему вы его на посту заменили. Далее цитата.

СИНХРОН: Леонид ЧЕРНОВЕЦКИЙ, мэр Киева: "Я просто бы не договорился о финансировании. Попов хозяйственник, а я менеджер. Я не умею просить деньги. Я готов их сам зарабатывать для города, но это невозможно сделать в условиях противодействия КМ".

Реклама

Евгений КИСЕЛЕВ: Вот после рекламной паузы вы нам расскажите, чо вот по этому поводу, думаете и правда ли что вы больше просите, а не зарабатываете. Хорошо?

Александр ПОПОВ: Хорошо.

РЕКЛАМА

Євген КИСЕЛЬОВ: Мы снов в прямом эфире. Мы – это программа "Большая политика", и я, ее ведущий Евгений Киселев. А в гостях у нас сегодня глава столичного правительства Александр Павлович. Я вам перед рекламной паузой задал вопрос относительно того, что вот давеча сказал мэр Черновецкий, что он – менеджер, который больше деньги зарабатывает, а вы – хозяйственник, который больше просит. Вы с этим согласны поле размышлений, которые у вас имелись? Время на размышление у вас имелось.

Олександр ПОПОВ, голова Київської міської держадміністрації: Я думаю, что это конечно хорошо, корда столица имеет лидерские позиции в Украине по сравнению. С другими регионами. И так в принципе должно бать, потому что здесь огромный потенциал, и его нужно задействовать. Но мне кажется, пришло время, и мы обязательно это сделаем в этом году. Но не нужно сравнивать наши возможности и наши результаты с европейскими столицами. Я имею в виду и Варшавой, и Прагой, например, и будущими Берлином и Веной. Почему? Потому, когда мы смотрим на то, как развивается Киев, и как развивается там, какой уровень жизни у нас и в этих городах, то конечно мы очень бледно выглядим. Поэтому если говорить о серьезном менеджменте в отношении перспектив развития столицы, то задачу нужно ставить такую. Нужно поднять уровень жизни киевлян до уровня современных городов. Поэтому… Можно комментировать по-разному это выражение. Но цель надо ставить такую.

Реклама

Євген КИСЕЛЬОВ: Можно комментировать, знаете, и так. Что если бы я был на посту главы администрации, то мне бы правительство ничего не дало, мне бы пришлось самому зарабатывать. А Попов – свой, ему дают.

Олександр ПОПОВ: Ну, то, что мы сотрудничаем с правительством, мы имеем огромную поддержу Президента Украины, это факт, я думаю, все знают и видят по тем конкретным результатам, которые уже в прошлом году были в Киеве были достигнуты в частит возобновления и завершения строительства многих замороженных строек. Очень важных, таких, как например дороги, эстакады, развязки. В этом году у нас огромные перспективы. Наверное, с правительством вместе, потому что это будут миллиардные инвестиции. В развитие инфраструктуры города, и делать это одна столица не может. Она может это делать только с руководителями страны и правительством.

Євген КИСЕЛЬОВ: Ну что же, нашу программу продолжит сюжет, который мы подготовили специально дл этой ее части.

РЕПОРТАЖ: Депутат БЮТівець у Київраді Олександр Брагинець прогнозує скору і неминучу відставку не кого не будь, а самого голови Київської державної адміністрації Олександра Попов. За його словами, Олександр Павлович не впорався з головним завданням. Не здійняв свій рейтинг до необхідної висоти. І тому найближчі півроку майже піти. Однак сам Попов на цей рахунок, здається, має іншу думку. Столичний очильник з впевненістю дивиться не лише у час найближчий, а на цілих 15 років вперед. За допомогою фонду "Ефективне управління" Ріната Ахметов міська адміністрація залучила Бостонську консалтингову групу, яка разом з українськими науковцями та менеджерами розробить план розвитку столиці до 2025 року. Однак киян як раз найбільш турбують питання насущні. Подорожчання продовольчих товарів, збільшення комунальних тарифів, та збереження історичного облич столиці. Які зміни очікують Київ найближчим часом, і що зміниться у столиці за 15 років. Чи не приділяє держава зайвої уваги Києву, нехтуючи іншими містами країни.

Євген КИСЕЛЬОВ: Александр Павлович, вот сразу у меня вопрос по поводу этой самой Бостонколсантинггрупп. Конечно, у нее были удачные проекты. Мы заглянули, что называется, в справочные материалы этой уважаемой компании, которая оставила, можно сказать, по всему миру о себе след. Была Барселона, и Гонконг, и Торонто, и Будапешт… Там все было хорошо. Но скажем, Петербург оказался провальным. Потому что по их плану к 2010 году он должен был стать лидером европейского туризма. А в реальной жизни с 25 места провалился на 48. И вот в этой связи у меня вопрос возникает. Не тревожный ли это сигнал? Может быть, бостонские специалисты не в состоянии учитывать постсоветскую специфику?

Олександр ПОПОВ: Я думаю, что разработка стратегии развития города – это важный, но…один составляющий фактор успеха. Потому что следующие очень важные моменты, которые нужно решить, это например, система управления, то есть как достичь результата не только через 15 лет, но и разбивкой на каждый год, который будет впереди, и текущий в том числе. Поэтому когда мы в мае получим видение того, в какую сторону мы должны идти, мы должны вернуться к системе управления города что бы она эффективно решала эти задачи. Это очень важный вопрос как мне кажется. И в этом тоже залог успеха.

Євген КИСЕЛЬОВ: Ну вот, нас смотрят сегодня не только киевляне, но и жители многих других, больших и маленьких городов Украины. В принципе, вы считаете, что можно украинский город превратить в город, который будет не хуже какого-нибудь европейского или американского? Того же Бостона или упомянутой вами Праги.

Олександр ПОПОВ: А абсолютно убежден в этом. Но для этого же нужны годы. Но я вам скажу, что, если мы такую задачу не будем ставить перед собой, мы его никогда не достигнем.

Євген КИСЕЛЬОВ: Отлично. Подождите секундочку, секундочку, Сергей. Один вопрос. Я вам дам слово. Мне хочется тот же самый вопрос задать телезрителям. У нас сейчас будет включено телефонное и sms-голосование. Прошу вас, господа режиссеры. Итак. Наш сегодняшний вопрос формулируется примерно так же, как я сегодня спросил у Александра Попова. Верите ли вы, что модно украинский город сделать не хуже европейского или американского? Если верите в это, звоните по телефону 0-900-44-45-01 на конце, не верите, на конце – 02. Или верите – посылаете сообщение в виде единицы, не верите – в виде двойки на номер 105505. В конце этой части программы подведем итог. Сергей Поярков рвется в бой.

Сергей ПОЯРКОВ, художник: Это чудесный вопрос, Александр Павлович. Я как киевлянин уже в четвертом поколении, я вам сейчас всю правду… Знаете, киевляне, они пока еще не очень запомнили ваше имя-отчество, и даже вашу должность. Они вас называют "Ну тот, который этот… который вместо Черновецкого". Но такой славы как у Черновецкого я вам и не желаю, и вряд ли вы ее достигнете. Но вы человек новый. Вы в нашем городе многого не знаете. Ну, например. Ваша центральная улица, одна из… она сейчас Богдана Хмельницкого. Она до этого была Ленина. А до этого она была Фундуклеевской, где собственно и жили мои предки. Вы знаете, кто был Фундуклей? Это был, как и вы – назначенный, а не выбранный, царем, правда, назначенный, кК бы управленец нашего города. Про него царь-батюшка сказал, что "У меня в империи есть два чиновника, которые не берут взяток. Это какой-то князь, воин, он из гордости не берет… он гордый человек. А Фундуклей настолько богатый, что он по этой при чине взятки не берет". Я еще по совместительству являюсь жителем города Нью-Йорка, вас не обидит сравнение с мєром города Нью-Йорка, нет? Не обидит. Ну, туда Джулиане пришел бедным мэром. Отмерил, и ушел таким же бедным, бабла не накосил. А Блумберг пришел богатым, а стал немножко беднее. Вы знаете, вы не подозреваете. Украинские мэры почти все мэры ни фига не понимают, почему они пришли управлять Нью-Йорком. Они захотели остаться в американской истории., что бы их именем назвали улицу. От как Фундуклей. Как при царе-батюшке. Ваша идея с бостонскими пацанами, с помощью которых мы здесь будем строить Бостон, мине очень нравиться. Если по Фундуклею, я за. Но я вам сейчас скажу – по американской географии есть один момент, который в вашей биографии быть может, не понимают. И вот Бостон, он у нас вот тут сверху, возле Канады, да? А вот здесь внизу, на юге, там есть другой город. Его югослав придумали, он на самом деле есть. Он называется в Мериленде, он назыется Жопа-таун.

Євген КИСЕЛЬОВ: Вот прямо так и называется?

Сергей ПОЯРКОВ: Он так и называется реально. И вот понимаете, почему это познание в географии для меня так близко? У нас на Украине как соберутся строить Бостон, а строят Жопа-таун. Понимаете? Вот американцы строят Бостон, и у них получился. А у нас строят Бостон, и всегда Жопа-таун. Смотрите, трамвай Азаров открывал как в Бостоне. А с рельсов он сошел как в Жопа-тауне. Понимаете, мне бы вот чего хотелось. Вы бы нам рассказали, как вы… что вы будете делать, что бы все-таки был Бостон, а не Жопа-таун. Вот так хочу знать, честно. Вот в чем будет разница? Вот почему теперь не будут воровать?

Олександр ПОПОВ: Сергей, ну, во-первых, вы определитесь, вы житель Нью-Йорка или житель Киева.

Сергей ПОЯРКОВ: Это очень приятно совмещать, поверьте мне.

Олександр ПОПОВ: Что касается нашего варианта. Он будет наш вариант. Он не будет вариантом Бостона, он не будет вариантом каких-т о других людей, которые нам будут помогать. Потому что видение и развитие города Киева будут определять киевляне. Эта компания, которая сегодня нам, в результате проведенного конкурса как специалисты высокого класса пришла нам помогать, для того, что бы собрать наших людей, аккумулировать их и сделать вместе с нами, помочь сделать нам правильные выводы. Поэтому тот период, который мы должны пойти в определении наших перспектив, это ближайшие месяцы, мы так хотим, что бы было. Это период больших серьезных консультаций с общественностью, с активистами, которые готовы в этом участвовать. И конечно же с киевлянами – все условия дл этого будут созданы, со всеми киевлянами. Поэтому именно нам нужно будет определиться. Мы хотим, что бы у нас развивалось производство? Или наука? Как приоритет, условно говоря. Или культура, искусство и так далее. И исходя из этих приоритетов мы в дальнейшем выстроим нашу политику, начиная от организационных моментов, и заканчивая тем же, например, финансированием. Уверен, что это будет поддержано правительством, и вместе государством мы можем успешно делать такие шаги. Я вот расскажу один пример. Когда я сегодня встречаюсь с каким-нибудь инвестором иностранным, он говорит – "У меня есть деньги, скажите, куда их вложить". Мне неудобно, мне стыдно даже, но я не могу этого сказать. Потому что мы не видим, где в каком направлении у нас будут ближайшие перспективы. У нас нет генерального плана, который может подсказать тенденции развития. Вот в этом году мы закончим такую работу. Я уверен, что она закончится огромным количеством инвестиционных предложений, куда придут инвесторы, в том числе из Нью-Йорка и Бостона.

Євген КИСЕЛЬОВ: Александр Павлович, а вот про трамвай заговорил господин Поярков. У нас даже спор сегодня в редакции вышел. Трамвай то скоростной ходит?

Олександр ПОПОВ: Ну конечно, ходит. Дело в том, что у нас очень изношенный парк…Это, кстати, не только в городе Киеве, электротранспорт. Он изношенный… Я по своей министерской должности скажу, что где-то около 87%. Город Киев не исключение. Поэтому из 46 единиц подвижного состава, которые работают на той линии, у нас, к сожалению, как минимум – где-то треть, это то, что эксплуатируется 20-30 лет. Мы его поэтапно меняем, но выйти на полный этап замены, мы не смогли. Поэтому речь шла не о том, что может быть полотно какое-то там неисправно. Речь идет о том, что лопнула ось, и в этой ситуации остановился…

Євген КИСЕЛЬОВ: Хорошо, а вот трамвай 5-го маршрута, который по Набережной…

Олександр ПОПОВ: А, кстати, извините… Мы в этом месяце в полном объеме реализуем проект… мы умышленно пошли на то, что бы его запустить, скоростной трамвай осенью. Нам надо было забрать… вот сегодня там едет 110 тысяч пассажиров, ежедневно продается билетов 110 тысяч. Поэтому он явно был востребован. Но нам нельзя было ждать долго. Поэтому мы его запустили, но сейчас морозы пройдут, и мы заканчиваем полностью этот проект.

Євген КИСЕЛЬОВ: Так вот я хотел, начал уже вас спрашивать. Трамвай 5-го маршрута, который по Набережной ходил, его тоже сняли из-за того, что не хватает подвижного состава?

Олександр ПОПОВ: У нас сегодня будет несколько очень крупных строительных проектов, реализованных, связанных с развязками. И его движение в этот период времени невозможен. Поэтому… технологически невозможно. Поэтому мы остановили его движение. Мы построим, а потом будем смотреть. К этому времени у нас будет генеральный план, и тогда мы посмотрим перспективы этой линии.

Євген КИСЕЛЬОВ: Понятно. Ну, у меня здесь в студии хотят задать вам вопросы. Пришедшие сюда политики, депутаты, общественные деятели, журналисты. Даже не знаю, вот кому…

Кирило КУЛИКОВ: Киевляне мы все…

Євген КИСЕЛЬОВ: Все киевляне.

Кирило КУЛИКОВ, народний депутат, НУ-НС: Евгений Алексеевич, есть вопрос. Мы знаем, почему нет трамвая. Мы же знаем, Александр Павлович, почему нет трамвая. Например, на метро на закупку вагонов было перечислено 500 млн., из которых ровно 2/3 было украдено. Ту кооперацию с Черновецким, которую мы сейчас осуществляем, 2/3 было из 500 млн. украдено. На строительство скоростного трамвая по актам КРУ, Рахунковой палаты, было украдено более 100 млн.

Олександр ПОПОВ: Кем украдено?

Кирило КУЛИКОВ: Ну тем, с кем у нас идет эффективное сотрудничество. Тот, который является менеджером. Если четко говорить – Черновецкий и его молодая команда. За это направление отвечал Басс, за направление Метростроя, Метро, отвечал Мирошников. Кто-то из этих людей вообще ответил, кроме стрелочников?

Олександр ПОПОВ: Я кстати… Спасибо, Кирилл, за этот вопрос. Вернее, не вопрос, а комментарии. Я как раз, что касается этого объекта, хочу сказать, что сегодня дело по злоупотреблениям по строительству скоростного трамвая передано в суд, и я просто уверен, что там будут очень серьезно наказания понесены теми, кто делал это. Они имели место, но ни на столько…

Кирило КУЛИКОВ: Послушайте, они не стрелочники. Их четко фамилии – Черновецкий, Басс, и вся команда.

Олександр ПОПОВ: Послушайте, я не хочу сейчас называть фамилии. Это скажут те, кто должны об этом говорить. Но факт такой был, в этом, кстати, задержка строительства скоростного трамвая. А что касается других…

Кирило КУЛИКОВ: Послушайте, мы не построим европейскую столицу. Ну, мы хоты бы построим столицу Аля-Триполи. Почему у меня такой вопрос? Потому что наши медсестры сегодня… Вот на моем месте сидел человек, который неделю назад говорил "Уважаемые граждане Украины! В Ливии идет гражданская война. Возвращайтесь сюда. Пожалуйста. Это трагедия!". А они не хотят. А почему они не хотят? Да потому что в Ливии зарплата медсестры, извините меня, пожалуйста, 1000 долларов, а у нас зарплата медсестры – 800 грн. И надо ее спросить, как она больше хочет умереть. С голода или от революции в Ливии? Вот у нее сегодня выбор. Как мы будем работать с медициной?

Євген КИСЕЛЬОВ: От вас зависит… Извините, я просто уточнить хочу. Зависит ли от вас, лично от вашего правительства, администрации городского правительства, размер зарплаты медсестры? Ну, понятно, работающие в муниципальных органах здравоохранения.

Олександр ПОПОВ: Решение проблем здравоохранения – это одно из приоритетных направлений и для государства, и для Киевской администрации. Могу сказать, что в определенной степени – да, но в целом это проблема комплексная, ее нужно решать на двух уровнях власти. Вот именно вчера, именно вчера мы целый день с министром здравоохранения господином Емцем обсуждали вопросы развития здравоохранения в городе Киеве. Мы проговорили видения, которые есть у Министерства, у министра, которые есть у города. Мы объединяем наши усилия для того, что бы комплексно решать вопросы, прежде всего на первичном уровне предоставления услуг, ну а также на вторичном, третичном и так далее. Это очень интересный проект, который я уверен, в городе Киеве, наверное, получится, быстрее, чем в других городах. Потому что у нас сегодня есть политическая воля, желание и понимание, как это нужно делать. В этом году мы даже с местного бюджета выделяем 100 млн. грн. Для того, что бы частично решат те проблемы, которые серьезно изменят ситуацию. И в этом контексте очень важно действительно материальное обеспечение работников здравоохранения. Я просто убежден, что за 1200-1400грн. Педиатр-терапевт с высшей категорией не могут, просто объективно не могут оказывать эффективные медицинские услуги.

Євген КІСЕЛЬОВ: За сколько могут?

Олександр ПОПОВ: Это покажет ситуация. Но то, что мы должны, то, что мы должны значительно улучшить финансирование, но при этом кстати изменить подходы к системе, к структуре, к контролю за конечным результатам, потому что так, как наши видения и что мы хотим реализовать. Мы хотим платить деньги врачу за конкретный результат. И вот система управления должна отследить, на участке, где работает врач, Если там заболеваемость или профилактика заболеваемости соответствует тем критериям, которые власть довела как показатели, тога мы отдаем финансирование в том обьеме, которое обеспечивает интерес этого врача. Это новые подходы…

Євген КИСЕЛЬОВ: Чем больше у тебя здоровых пациентов, тем больше денег ты зарабатываешь? Так?

Олександр ПОПОВ: Вот задача, задача прежде всего финансировать профилактику.

Эвген КИСЕЛЬОВ: Пожалуйста, Мустафа Найем, ваш вопрос.

Мустафа НАЄМ: Александр Павлович, у меня к вам вот такой вопрос. Сморите…

Эвген КИСЕЛЬОВ: Это ваш вопрос или я слышал, вы в фейс-буке?

Мустафа НАЄМ: Голосование строилось примерно так же, но у меня вот личный вопрос. Смотрите, был прежний мэр, который выбирался по законодательству. Мы все прекрасно понимали, чем он рискует. Он рисковал собственным рейтингом, рейтингом собственной команды. Вы человек… Я не хочу говорить, что вы чужой в этом городе, все- таки вы не киевлянин. Ваша команда не киевляне. Вы человек назначенный. Вот вы можете сказать, если у вас не получится, вот представьте себе, так может быть. Чем вы лично рискуете. Получается, что вы человек, оторванный от Киева. Население не имеет никакого влияния на ваши решения. Вы не рискуете ни рейтингом, не тем, что вы ни будете избранным и тем, что не будет избрана ваша команда. Вот чем конкретно рискует господин Попов в этой всей игре строительств Киев.

Олександр ПОПОВ: За последние годы, я думаю, у столицы есть уникальный просто шанс, что бы у всех все получилось в интересах решения проблем. Города Киев, Президента, Верховного Совета, правительств, ну и естественно КМДА. Поэтому в таких условиях, если мы профессионально подойдем к решению проблем, я не вижу не решаемых вопросов. Но просто во всем нужен профессионализм. И плюс к этому, конечно же, понимание, куда нужно идти и что делать.

Мустафа НАЄМ: Ну а вот все-таки что…

Олександр ПОПОВ: И ваша личная мотивация. Я очень хотел бы, очень хотел бы, я это искренне говорю, чтобы… ну я не знаю, сколько мне судьба отведет заниматься развитием города Киева, но что бы уходя с этой должности, киевляне доброжелательно отнеслись к моей деятельности. Сказали, что да, это был позитивный результат.

Мустафа НАЄМ: А зачем мэр?

Сергей ПОЯРКОВ: Уходя с этой должности – это классная фраза. Я вычитал один очень классный… Вот в этот момент тысячам киевских школьников задали сочинение на тему. "Что бы я сделал, если бы стал мэром города Киева?". Из тысячи школьников 892написали… 892 написали "И когда я докраду все… и когда я докраду все вот это вот, фиг меня кто потом найдет" закончило большинство школьников свое сочинение.

Олександр ПОПОВ: В Киеве часто так, что разные мнения и постоянные конфликты. Мне кажется. Профессиональность власти должна заключаться в том, что бы обьединить все усилия во имя идеи развития Киева.

МустафаНАЄМ: Скажите, зачем вам Черновецкий вот в этой вот конструкции. Я понимаю вшу ответственность, вы делаете в этом городе что-то. Получается, что вы нашли некоего ну свадебного генерала, которого выбрал народ в этом городе, они отдали свои голоса, а вы сейчас решаете, что делать. Но суть – зачем вам мэр?

Олександр ПОПОВ: Вы меня с кем-то путаете. Я не назначаю мэра, я не принимаю решение в его судьбе. У меня ест конкретные полномочия. Если я их делаю плохо, задайте мне вопросы. Я буду перед вами, перед народом отвечать.

Євген КИСЕЛЬОВ: Тут конкретный вопрос. Владимир Бондаренко.

Володимир БОНДАРЕНКО, народний депутат, БЮТ: Пане Олександр, Ви сказали, що є сьогодні повна єдність Президента, Верховної ради, у всіх проблемах Києва. Для чого Верховна Рада, яка сьогодні має більшість Партії регіонів забрала у киян 8 млрд. одним рішенням, внісши це рішення до бюджетного кодексу навіки. Це жахлива річ. Ми такого не бачили. І друге. Я маю свою думку стосовно Черновецького. Ось сьогодні як що ви уявите київську владу як якесь тіло, яка є голова, яка там рука – ліва, права, що робить медицина там, гуманітарна сфера. Черновецький висить як непотрібний предмет на цій владі. Він висить, його можна відкинути, і він не буде потрібен. Для чого він потрібен сьогодні? Та для того, щоб не оголошувати вибори в Києві. Ну, на жаль чи на щастя, я не знаю, як сказати, ви сьогодні як керівник ще не набрали тих оборотів, щоб воювати на виборах А якщо він тільки відпаде, тоді через 15 днів Верховна Рада має призначити вибори. А те, що сьогодні якісь зрушення в Києві є, це на жаль, не київські гроші, це те, що вам дають. Можуть не дати завтра. Бо якби в бюджеті було 8 млрд., ви б як керівник, розпорядилися їми. А так вам скажуть – на цей міст дадуть,на той міст дадуть… Це не київські гроші. Київ, на жаль, банкрут. Не з вашої вини. Він був банкрутом страшенним, і залишається ним. І йде до прірви. Якщо би не ЄВРО-202, якщо би не бажання навести тут елементарний порядок. Тому не можна приписувати сиве сьогоднішній владі, чи вчорашній. Сьогодні Києвом всі зацікавилися, бо сюди ж приїдуть люди з усього світу. А він сьогодні жахливий. Я , їдучи сюди, просидів півгодини в ліфті. Київ став небезпечним містом. Торік за один день ламали руки, ноги і інші…

Євген КИСЕЛЬОВ: Где вы просидели полчаса в лифте?

Володимир БОНДАРЕНКО: В ліфті в себе… ну не в себе в доньки. Поїхав чаю попит випадково.

Євген КИСЕЛЬОВ: В обычном жилом доме?

Володимир БОНДАРЕКО: В звичайному. Добре, що я знав по старій пам’яті чергового з міської, ну не чергового, телефон чергового. Подзвонив. Рискалі машину єдину в ліфтовому господарстві. Яка з Гарматного переулку їхала півгодини до мене. Я сюди прибіг з отаким язиком. Тому місто небезпечне. Я кажу – торік 500 або 450 за день наламали руки-ноги, ребра. В мене в офісі працюють 11 людей. Троє зламали руки-ноги на Борщагівці. І так далі. В цьому році трошки краще дякуючи зимі і тому, що куплена була якась техніка. Робіть, будь ласка, такі кроки. Але для того, щоб відчувати себе господарем, давайте звільняйтеся трошки від отих рішень, які від вас не залежать. Гроші, які сьогодні йдуть в Київ, від вас не залежать. Їх можуть дати, можуть не дати. Але слава Богу, що поки що дають. Дякую.

Євген КИСЕЛЬОВ: Пожалуйста,

Олександр ПОПОВ: Коментувати?

Євген КИСЕЛЬОВ: Да

Олександр ПОПОВ: По перше, я хочу сказати, що ті проблеми, які ви назвали, вони… мені так бачилося, що їх не так багато, коли я був навіть міністром житлово-комунального господарств. Коли я побачив все це з середини, Відверто кажу – це жахливо. Наприклад. Три тижні тому в нас було відключення за тиждень однієї тисячі будинків від подачі теплової енергії, гарячої води і таке інше. Ну, якби це було десь в іншому місті, це була б така надзвичайна ситуація. Колись, я не буду називати місце, завершилася така проблема тим, що вся країна декілька років допомагала. В Києві цього навіть не замітили. Я хотів би сказати, що на мою думку ми дуже фахово начали підходити до розгляду і вирішення крок за кроком тих чи інших питань. Серед них є такі, що просто неможливо вирішити навіть за рік, за два, я вже не говорю – за декілька місяців. Але вибудувати систему подальших спільних з урядом, в депутатами, з будь-якими гілками влади, кроків обов’язково ми мусимо це зробити. Тому я просто абсолютно переконаний – якщо ми будемо мати по-перше, стратегію розвитку, по-друге – за нею підтягнемо інвестиції, в різні проекти інфраструктурного розвитку, не тільки бюджетні, навіть не стільки бюджетні, а скільки приватні,ми будемо мати дуже серйозні перспективи для Києва.

Володимир БОНДАРЕНКО: Залишилися тільки бюджетні, фактично немає жодного серйозного проекту приватного.

Олександр ПОПОВ: Сьогодні більшість так, да.

Кирило КУЛИКОВ: …Заседание Бостонколсантинггрупп, и они сделал сегодня как люди-киевляне, оценивают город Киев. Там было пять выводов. Первый вывод – безнадега. Второй – шароварность, нет будущего. Полностью разрушена инфраструктура. Потерянное управление. Вот это сегодня. Правда. Вот это сегодня, правда? Вот вывод города, в котором мы живем.

Олександр ПОПРОВ: Неприятность, но это факт.

Кирило КУЛИКОВ: Это мой родной город. Город Булгаков, город Паустовского и так далее. Город, который я люблю, город, на который сегодня…

Євген КИСЕЛЬОВ: Это вы украинофоб, как сказали бы некоторые наши…

Кирило КУЛИКОВ: Один вопрос. Есть ли в этом городе хоть одна пожарная лестница, которая дотягивается выше, чем до 12-го этажа?

Олександр ПОПОВ: Есть одна.

Кирило КУЛИКОВ: В городе, здания небоскребы, по 25-30-50 этажей, а лестниц нет. Вот загорится. Что будем делать?

Олександр ПОПОВ: Это структура МЧС

Євген КИСЕЛЬОВ: То есть вы не отвечаете за лестницы?

Олександр ПОПОВ: Я отвечаю за все, к сожалению.

Арсеній ФИНБЕРГ: Евгений Алексеевич, можно?

Євген КИСЕЛЬОВ: Да-да. Я прошу прощения. Минуточку. Я просто хотел сказать о том, что у нас здесь практически в любом городе есть две проблемы, которые не оставляют равнодушными горожан больших и маленьких украинских мест. Я имею в виду сохранение культурного исторического наследия и экологическая среда города. У нас здесь присутствует директор Киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко. Вот он уже давно рвется задать вопрос. Как в таких случаях говорят, подготовиться Аркадию Финбергу, который скажем так

Арсеній ФИНБЕРГ: Арсению

Євген КИСЕЛЬОВ: Простите, Арсению Финбергу, который представляет у нас сегодня интересы защитников исторических памятников в столице.

Володимир БОРЕЙКО, директор Київського еколого-культурного центру: Спасибо.

Євген КИСЕЛЬОВ: Пожалуйста.

Володимир БОРЕЙКО: Александр Павлович, я понимаю, что дух Черновецкого летает в этом зале, и летает в городе. И будет летать еще долго. Но у меня дв вол проса по вашей деятельности. Вы уже главный в Кеве. Недавно Верховна Рада приняла закон о моратории рубки зелених насаждений. Ну, для сведения – за время Черновецкого и Омельченко зеленые насаждения в два раза сократились. В два раза сократились. Верховная Рада приняла мораторий. Однако деревья продолжают рубить. Так вот у меня вопрос – действуют ли вобще законы Украины в городе Киеве. Первый вопрос. И второй. Вами был назначен четыре месяца назад новый директор зоопарка. Сегодня газета "Вечерний Киев" опубликовала сенсационные материалы. Что оказывается – за четыре месяца погибло 300 животных, то есть больше, чем за год при прежнем директоре. Вы этого директора назначили. Вопрос. Когда в зоопарке будет наконец-то наведен порядок?

Євген КИСЕЛЬОВ: Триста?

Володимир БОРЕЙКО: Триста. Более трехсот.

Олександр ПОПОВ: Что касается рубки деревьев. Конечно, мы не нарушаем законы, у нас бывают случаи…

Володимир БОРЕЙКО: Пример – Конча-Заспа.

Олександр ПОПОВ: Бывают случаи, когда ранее принятые, даже несколько лет назад, решения, начинают реализовываться сейчас. Поэтому следить за этим в мегаполисе крайне сложно, но я понимаю, что нужно. Но что касается зеленых насаждений в Киеве. я абсолютно согласен, что это должно быть одним из приоритетов в действиях власти. Нам не только рубить, нам нельзя… надо очень много высаживать и обязательно доводить до того, чтобы они в городе Киеве росли. Поэтому я.. я просто обещаю, что буду в этом направлении буду делать максимально много.. Что касается зоопарка. Он действительно один из лучших зоопарков Европы стал ну практически на последних позициях. И он требует туда серьезных капитальных вложений. И обновления того же фонда, который там есть, Мы уже приняли решение, которое позволяет в этом году влить серьезные ассигнование в это предприятие. И мы это сделаем. Уже ко Дню города будут первые такие позитивные сдвиги в этом направлении. А вообще-то цель, которую мы ставим, это конечно вывести на тот уровень, который был когда-то.

Володимир БОРЕЙКО: Александр Павлович, а не будут ли снова украдены деньги? Не будут ли снов украдены деньги? Может быть не в коня корм?

Олександр ПОПОВ: Знаете, наша задача, конечно, сделать все для того, что бы профилактировать это. Но, наверное, вы и сами уже убедились, что за время моей деятельности очень много уголовных дел было возбуждено. Часть их них доведено уже сегодня до суда. Состоятся суды по значительным суммам злоупотреблений. Но это не всею. Работа над эти м продолжается. И некоторые факты они явно просто резко вызывающие. Я не думаю, что тема может быть сегодня так широко касаться, но это принципиальный вопрос – навести порядок, не допустить коррупции. Если в Киеве будет продолжаться такая ситуация, как была, или хотя бы наподобие этого, перспективы ни о каком европейском, даже может быть региональном там развитии, быть не может. Поэтому многие действия, которые мы делаем, они направлены, чтобы убрать бюрократов от принятия тех или иных решении. К лету откроем "единое окно", где можно будет без субъективного участия получить разрешение на начало бизнеса. Или получения каких-то земельных участков для развития его, и так далее. Это инициативы, которые Президентом инициированы, которые мы поддержали. Но есть много наших инициатив. Искоренить это зло, к сожалению, я в этом уже сейчас убеждаюсь, очень быстро нельзя. Но то, что мы обязаны сделать, я в этом ни сколько не сомневаюсь.

Євген КИСЕЛЬОВ: Извините, Александр Павлович. Вот в продолжении того, что вы говорите о коррупции, о мздоимстве, о борьбе с ними. Раньше все знали, что есть такая беда. Не только в Киеве, в других городах тоже. Есть подразделения городской администрации, органы городской власти, которые должны заниматься решением тех или иных вопросов в интересах граждан, и за это им платят зарплату. Вот рядом с этими организациями возникали компании, по сути дела – частные, которые з деньги оказывали те же самые административные услуги. Там, условно говоря, есть какая-нибудь городская структура, которая отвечает, там, за наружную рекламу. А рядом с ней возникала компания, которая по сути дела бюрократическую ренту извлекала, потому что за немалые деньги тем же самым предпринимателям оказывала возможность размещения наружной рекламы. И таких примеров, по-моему, было сотни. Вот здесь что-нибудь поменялось?

Олександр ПОПОВ: Да, поменялось. Примерно 90… по памяти скажу, 94 предприятия коммунальных будут или ликвидированы или реорганизованы. И до 1 мая мы полностью уберем административные функции из функций, которые реализовывают коммунальные предприятия. То есть все что… Ну, этого кстати и закон требует, сегодня существующий. Поэтому наше управление будет этим заниматься, но система будет упрощена настолько, что она позволит уйти от бюрократических начал, убрать элементы, которые я говорил, субъективизма к принятию того или иного решения. Я просто уверен, что в этом году мы добьемся этого результата. Это очень важно для перспективы. Потому что тот же иностранный инвестор, который приходит в столицу Украины, ему очень важно, что бы он ощущал себя также комфортно, как он ощущает себя в Европе ил там

Євген КИСЕЛЬОВ: Пожалуйста. Я обещал дать слово Арсению Финбергу. Арсений – автор интереснейшего, на мой взгляд, проекта в Интернете "Интересный Киев", извините за невольный каламбур. Проект, на мой взгляд, выдает в нем человека, который влюблен в свой город. Спасибо.

Арсений ФИНБЕРГ, автор проекту "Интересный Киев": Александр Павлович, скажите пожалуйста. Это очень приятно, что мы говорим сейчас о перспективе на 25 лет. Но как мы видим, говоря о перспективе на 25 лет, каждые две минуты мы возвращаемся к сегодняшней ситуации, к тем проблемам, которые у нас возникают сейчас. На встрече с бостонской группой практически все эксперты сказали, что одним из приоритетов развития Киев будет являться туризм благодаря тому наследию, архитектурному наследию, которое мы имеем. Но я думаю, что ни для кого из киевлян не секрет, что последнее десятилетие ознаменовалось тем, что очень много исторических зданий в Киеве были реально уничтожены. Когда-то было какое-то решение, где-то вообще это было сделано незаконно, не смотря на то, что есть уголовное наказание за разрушение исторических памятников. Насколько я знаю, ни разу еще не было даже показательного суда над теми, кто это сделал. И самого последнего случая, который случился при вашем правлении, это дом архитектора Казанского, безусловно, на улице Сагайдачного. Можем называть комплекс зданий на Набережной. Можем называть здание прямо на Андреевском спуске. И корме сноса и уничтожения реальных исторических памяток Киева можем наблюдать на той же улице Сагайдачного сейчас уже действующее строительство семиэтажного дома. Который, каждый киевлянин знает, чти минимальная этажность на Сагайдачного – это максимум три, иногда три с половиной этажа. Мы уже сейчас можем понять, каким… как будет выглядеть семиэтажный дом на той же улице Сагайдачного. В то же время прекрасный дом, который все киевляне называют самым уродливым домом, который находится прямо напротив Оперного театра на улице Владимирской, сейчас занесен в свод, и является… и на нем появилась табличка, что это архитектурный памятник Киева. Скажите, пожалуйста, что делает сегодняшняя киевская власть для того, что бы сохранить то, что у нас есть, потому что если ничего не будет сделано, туристам не на что будет приезжать. Уже не раз поднимался вопрос даже в ЮНЕСКО об исключении как Софии, так и Лавры, из реестра памяток.

Мустафа НАЄМ: Можно добавить по этому вопрос? Александр Павлович. Вот к добавлению к этому вопросу. Я извиняюсь дико. Если бы вы были избраны мэром, у вас бы не было многих проблем. Сейчас вот эти здания, которые перечислил мой коллега, большинство из них, застраиваются людьми, которые при власти. Вот мне очень интересно, как вы решите вопрос. С одной стороны эти люди строят, они находятся в вашей команде власти. С другой стороны вы должны против них идти и запрещать эти строительства. Если вы были бы избранным мэром, вы могли бы это делать, вас поддерживал бы народ. Мне интересно, как вы пойдете на конфликт с Хорошковским, с другими менеджерами этой команды, и как вы будете бороться. Кто вас поддержит в этой войне? Вас поддержит Янукович? Нет. Азаров? Нет.

Кирило КУЛИКОВ: Ляжет все. Исключат наши памятники, Софию и Лавру. Не на тех, кто строит, там не обязательно члены Партии регионов. Там БЮТовцы замечательно застраиваются. Там Приват замечательно… Но ляжет все на Президента. Потому что это наши культурные ценности. Это в списке ЮНЕСКО. То, что происходит в зоне Софийского заповедника, вы же знаете, 30 участков под застройку, которые уничтожат Софию. На Жуковом острове член партии власти построил себе имение, по сравнению с которым имение Шереметьево меркнет, меркнет. Вот можно туда водить экскурсии. Хотите – поедемте.

Олександр ПОПОВ: Ну, мне честно скажу, очень дискомфортно находится в ситуации, когда приходится отвечать за то, что ты не делал. Потому что даже тот случай, который вы назвали на Подоле, решения были приняты еще в 2008 году. Но поскольку должность обязывает, я вынужден давать ответ на этот вопрос. Я начал разбираться с этим. Когда пришел, я понимал, что это проблема, я начал разбираться. Что я могу сказать. Большинство строек, которое сейчас ведется, и которое сейчас конфликтное, имеет все необходимые разрешения не только на их начало, но и на архитектурный вид, этажность и на все остальное. Поэтому вопрос состоит в том, а как же дальше с эти со всем поступить.

Арсений ФИНБЕРГ: Может, вы имеете право наложить вето на все эти решения.

Олександр ПОПОВ: Вето может наложить суд. Что я имею право, я вам скажу. Если есть разрешение, я должен сеть за стол переговоров с инвестором и договориться о том, что он остановит и уберет эту стройку. А город компенсирует то, что он на это потратил. Я посчитал, сколько это городу обойдется. Я назову цифру. Это более 1 миллиарда грн. Откуда мы возьмем такие деньги. Поэтому мое мнение. Мы сейчас заканчиваем эту аналитику. Я ее в городской совет передами, пусть депутаты… это они в конце концов голосовали за э то все безобразие. И что касается в развитии культурного наследия, то я вам скажу, что в этом году мы начинаем проект "Старый Киев". Он будет касаться реконструкции Андреевского спуска, Сагайдачного, Контрактовой площади, Владимирской горки, и в целом мы сейчас… вы знаете, мы проводим архитектурный комплекс… конкурс, куда привлечены, к счастью сказать, большое количество. в том числе и иностранных архитекторов, которые дадут нам идеи по развитию территорий, которые выходят на Днепр, то есть правого берега.

Александр ПОПОВ: Я посчитал, сколько это обойдется городу. Я вам назову цифру это более 1 млрд. грн. Откуда мы возьмем такие деньги. Поэтому мое мнение мы сейчас заканчиваем эту аналитику, я ее в городской совет передам, пусть депутаты. Это они, в конце концов, голосовали за это все безобразие и что касается в развитии культурного наследия, то я вам скажу, что в этом году мы начинаем проект "Старый Киев". Он будет касаться реконструкции это Андреевского спуска, это Сагайдачного, это Контрактовая площадь, Владимирской горки и в целом мы сейчас вы знаете мы проводим архитектурный конкурс куда привлечены к счастью сказать большое количество, в том числе иностранных архитекторов, которые дадут нам идеи по развитиям территории, которые выходят на Днепр. То есть правого берега. Я думаю, что мы возьмем очень много идей интересных. Завтра мы конечно их не реализуем. Но мы их вложим в стратегию развития и через определенный период времени при поддержке киевлян мы получим очень интересную перспективу, на которую будут приезжать к нам иностранные туристы.

Мустафа НАЙЕМ: Александр Павлович, вот скажите мне такую вещь. Вот вы сказали сейчас 1 млрд. долларов или грн., которые вот понесет убыток. Вот смотрите пришло правительство Азарова сделали аудит правительства Тимошенко и вот сейчас уголовное преследование за конкретные вот какие-то там, которые вынесет прокуратура. Вот вы сейчас назвали сумму 1 млрд., которую бюджет должен потратить. Кто конкретно сядет за этот 1 млрд.? или я так понимаю, что вы договорились со старой командой, с ними можно было договориться. И эти люди не сядут. Вот вы уже как киевлянин, как человек, который менеджер, вам не болит, что 1 млрд. вы должны потратить и никто за это не сядет. Это ж принимали конкретные люди решение.

Александр ПОПОВ: Ну 1 млрд. Это только в одном направлении. Я могу привести много других примеров. Например у нас 200 с 2007 по 2010 год было физическим лицам роздано 200 гектар земли. Кстати из них четверть получили не киевляне. Вот я посчитал рыночную стоимость ну то есть ту, которую мог бы получить бюджет, это 2 млрд. грн. Номы их не получили. Я таких примеров могу приводить огромное количество.

Евгений КИСЕЛЕВ: А вот вы остановили процесс. Кстати к вопросу о земле. Приватизации земли в свое время ,чтобы я цитирую вас "нужно было разобраться и вернуть то, что было роздано с нарушениями". А вот в марте обещаете уже первый земельный аукцион. Вы значит разобрались?

Александр ПОПОВ: Да у нас это работа продолжается, потому что она очень большая. Мы сделали аудит и отчуждаемых. Вернее отчужденных или в стадии приватизации, или в планах приватизации объектом коммунальной собственности и вывели оттуда около 400 объектов, которые доходило до того, что знаете даже службы например городской администрации, даже городского ОВД подлежали, вернее ихние объекты офисы подлежали приватизации. Но это просто абсурд понимаете. Мы это все вывели. Что касается земли, то у нас сейчас через активное содействие прокуратуры и естественно судов идет процесс возврата того, что мы считаем в рамках законодательства. Эти фамилии вы узнаете. Эти фамилии вы узнаете в этом году, потому что будут переданы уголовные дела.

Кирилл КУЛИКОВ: Все земли, которые находятся в зоне Софиевского заповедника, заповедника Лавры, Жукова острова, где есть заповедник, это особо ценные земли согласно земельному кодексу. И эти земли могли выделяться только по постановлению ВР. Поэтому все выделения земли, которые осуществлялись в то время, они изначально незаконны и подлежат возвращению в коммунальную собственность. Все. Вопрос в этом плане решен.

Евгений КИСЕЛЕВ: Господа. У нас 1 человек, который еще не имел возможности ничего спросить. Замглавного редактора газета "Коммерсант Украина" Валерий Калныш.

Валерий КАЛНЫШ: Александр Палыч. Для начала вы план развития все понятно. Вы как человек, вы как управленец у вас должно быть наверное есть свое видение.

Евгений КИСЕЛЕВ: Ваше личное мнение.

Валерий КАЛНЫШ: Ваше личное мнение по этому вопросу.

Александр ПОПОВ: Мое личное мнение основано на поверьте я это говорю как человек, который в этом разбирается. Я и учился, и работал понимая что такое эффективный менеджмент. Так я вам хочу сказать, что пока мы не видим перспектив развития, сформировать нормальную систему управления. Понимаете если задачи во такие, тогда может быть вот так. Если вот такие, может быть по другому. Дайте еще 3-4 месяца мы дадим ответ на вопрос как и куда мы должны идти и я вам скажу мое видение в отношении того какой должна быть система управления.

Валерий КАЛНЫШ: Хорошо. Вы будете баллотироваться на следующих выборах в мэры или нет?

Александр ПОПОВ: Это зависит от многих факторов. Я никогда не пойду на выборы мэра, если я буду понимать, что у меня нет доверия киевлян. У меня есть шанс баллотироваться, но мне его надо достичь, потому что я должен получить позитивную оценку своей работы.

Евгений КИСЕЛЕВ: А вот смотрите результат голосования. Верите вы в то, что украинский город можно сделать не худшим нежели европейский или американский. Практически разделились . 49% верят, 51 нет. Честно говоря я ждал, что ответ нет даст гораздо большее количество наших зрителей. Вот не смотря на тот опрос да вот какой все, кранты. Сделать невозможно.

Кирилл КУЛИКОВ: Не я. Это "Бостон консалтинг групп".

Сергей ПОЯРКОВ: Бостоном пахнет 49%, а тем другим городом 51.

Евгений КИСЕЛЕВ: Но это уже хороший результат.

Сергей ПОЯРКОВ: Но вопросам по Куликову, по Мустафе, по Володе Бондаренко я понял, то им что-то Бостоном не пахнет. Потому что в Бостоне Черновецкий бы сидел, а вот в том городе, который мы не говорим, он бы был рядом с вами. В Бостоне Жуков остров. Что было бы с Жуковым островом? Забрали бы как заповедник назад. Пока что Бостоном не пахнет ни с какой стороны.

Александр ПОПОВ: Евгений Алексеевич, у меня к вам есть предложение. Давайте мы сейчас будем обсуждать как мы уже говорили стратегию Киева, да, с киевлянами. От давайте этот вопрос зададим ну например в начале июня. Вот будет очень интересно.

РЕКЛАМА

Евгений КИСЕЛЕВ: Мы продолжаем очередной выпуск программы "Большая политика" на канале "Интер" и как было обещано в этой заключительной части нашей программы мы обсудим споры чрезвычайно острые, политические споры, которые развернулись вокруг романа Василия Шкляра "Залышенец", у которого есть еще второе название "Черный ворон". Вначале сюжет, который мы подготовили специально для этого раздела нашей программы для того, чтобы напомнить всем зрителям собственно о чем идет речь.

РЕПОРТАЖ: Українські політики та чиновники взялися за літературу. І справа тут не в масовій жазі до знань. Річ у тім, що із вуст в вуста та інтернетом розходяться цитати з роману "Чорний ворон", який цього року отримав Шевченківську премію. Головну мистецьку винагороду України. Василя Шкляр, автора цього твору звинувачують чи не в усіх літературних та людських гріхах. Антисемітизмі ксенофобії та порнографії. Однак сам автор та його прихильники заявляють, що твір є історичним та досліджує одну з найдраматичніших сторінок нашої історії. Повстанський рух в Україні на початку 20 років минулого століття. Тому ексцентричні вислови героїв є правдивими. Отже з пісні слів не викинеш. Шевченківську премію, а разом із нею 260 тисяч грн. Василь Шкляр мав би отримати 9 березня з рук Віктора Януковича. Однак сьогодні письменник відмовився від премії та попросив вручити її далі цитата.

СИНХРОН: Василь ШКЛЯР, письменник: "…коли при владі в Україні не буде українофоба Дмитра Табачника…".

РЕПОРТАЖ: Що буде далі і як довго ми будемо бачити політику читаючи історичні твори.

Евгений КИСЕЛЕВ: Здесь за этим столом сегодня в студии собрались во-первых, сам автор романа Василь Шкляр. И его сторонники, его критики. Кстати сразу должен сказать, что даже среди критиков как впрочем и среди сторонников роман как выяснилось очень людей ,которые книгу не читали. Вот знаете как совершенно вот в старые добрые или не добрые советские времена. Там Пастернака не читал, но осуждаю. Солженицына не читал, но осуждаю. Были те, которые не могли прочитать ни Пастернака, ни Солженицына, поскольку это было не так просто в советские времена. Но поддерживались столько же безоговорочно. Ну вот у нас здесь за трибунами там попробуем развернуть дискуссию. Насколько я понимаю писатель в прошлом недавнем он уже больше не состоит как я понимаю в шевченковском комитете Владимир Саныч Яворивский Александр Красовицкий – генеральный директор харьковского издательства "Фолио", который как раз был одним из наиболее последовательных критиков этого произведения. Вам слово. Пожалуйста. Вот Александр Витальевич, что вас прежде сего не устраивает?

Александр КРАСОВИЦКИЙ: Давайте начнем с того, что меня в первую очередь не устраивает не само произведение, а ситуация когда государство отвечает перед своими гражданами за ту политику, которую ведет и фактически присуждаю премию данному произведению шевченковский комитет от имени государства и получается, что от имени Президента высказывается в поддержку той позиции, тех слов, тех выражений, которые высказаны в данном произведении. Я бы начал с того, что заменив несколько слов в цитатах предложил вам задуматься. Хохли юрбою налетіли на мертвого. Дрібні, кривоногі, але дуже мордаті з пласкими налитими кров’ю мармизами. Нігери корочканогі, пихаті, нахраписті, довготелесі і так далі. Я заменил всего 2 слова. Я заменил в данном случае слово кацапьюгі на хохлы и слово москалі на слово нигеры. Если бы мы увидели книжку изданную в России например написанную Александром Прохановым, который бы получил из рук Президента Медведева государственную премию за эту книжку, я представляю какая реакция была б у украинского общества. Если бы мы даже представили о том, что в Америке з книгу с подобными выражениями может быть вручена даже не государственная премия, но это удивительно было бы. Потому что все участники событий были б одновременно оказались на тюремной скамье. На сегодня я могу сказать, что Василь Шкляр один из уважаемых мной писателей. "Фолио" одну из его книг печатало. И я могу сказать, что каждый имеет право писать то, что считает нужным, каждый издатель имеет право издавать то, что считает нужным. И слава Богу в демократической стране. Нса егодня вот я 20 лет работаю руководителем издательства и не 1 раза не имел проблем с государством о том, что можно печатать. Что кто-то диктует что печатать. Но в данном случае вопрос исключительно государства.

Евгений КИСЕЛЕВ: А можно вас спросить. Вот вы приводите цитату эти цитаты они идут от автора?

Александр КРАСОВИЦКИЙ: Безусловно.

Евгений КИСЕЛЕВ: Или он вкладывает это в уста каких-то своих героев?

Александр КРАСОВИЦКИЙ: Это не прямая речь. Это авторский текст, который частично можно приписать к ряду героев. Но я обращаю ваше внимание. В этой книги нету слов русский, еврей, изредка упоминаются китайцы, хотя в основном они названы по другому. Здесь использованы употребимые безусловно в обществе того времени ругательные термины, которые в сегодняшнем.

Ірина ФАРІОН: Ну він щось таке морозить, що це неможливо вже слухати.

Василь ШКЛЯР: Коротке. Щоб ми не забули. Пан Кисельов дуже слушно вас запитав. Ці речі, які ви наводите, вони належать авторській мові чи персонажів. Нещодавно я випадково побачив ваше інтерв’ю, де ви кажете, якщо ці слова чи будь0які вирази сприйняття світу належать героєві, то тоді немає питань. Ви казали так?

Александр КРАСОВИЦКИЙ: Я казав, якщо це пряма мова.

Василь ШКЛЯР: Якщо це пряма мова. Оцей роман це є пряма мова чорного ворона, отамана. І кожен вам школяр скаже, що є в романі буває пролог, а остання частина епілог.

Евгений КИСЕЛЕВ: Роман идет.

Василь ШКЛЯР: Від чорного ворона, від отамана. І от зауважте пане Кисельов і ви пане Красовицький. Ви ж профі, ви ж видавець. І в кінці не епілог, а від автора. Нарешті йдуть слова від автора. Те, що йде від третьої особи і від першої особи, це прийом художній. Дмитре поясни йому.

Александр ЧАЛЕНКО: Извините, пожалуйста. Господин Шкляр. Вот смотрите. У вас в диалоги идет предположим та сип вже, засміявся ворон. Ворон у вас главный герой, от его имени идет?

Василь ШКЛЯР: Звичайно.

Александр ЧАЛЕНКО: Подождите, в таком случае, почему тогда засміявся ворон. То есть я не совсем понял. Он что как индеец говорит Чингачгук.

Василь ШКЛЯР: Він про себе. Прямо він каже.

Александр ЧАЛЕНКО: Я хорошо изучил ваш роман.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Давайте перейдемо до серйозної розмови про твір.

Александр ЧАЛЕНКО: Подглавка идет от имени ворона это правда. Другая идет авторский текст.

Василь ШКЛЯР: Правильно. Для тупих Василь земляк казав від нині я буду називати себе він. І каже далі він.

Евгений КИСЕЛЕВ: Давайте мы сначала господину Яворивскому дадим слово потом.

Василь ШКЛЯР: От як раз пан Яворівський дасть мені слово. Я прийшов сюди насамперед зробити.

Ірина ФАРІОН: Не слухати оце.

Василь ШКЛЯР: Одну заяву.

Александр ЧАЛЕНКО: Спокойно Ирина, спокойно.

Ірина ФАРІОН: Себе заспокойте.

Василь ШКЛЯР: Товариство, почекайте. Я не прийшов сюди виправдовуватися. Насамперед хочу сказати ця книжка себе виправдала сама. Я прийшов звернутися до своїх читачів пояснити їм свій вчинок, своє рішення, яке було для мене непростим. Шевченківська премія носить для мене святе ім’я. я не міг від неї відмовитись. Це була б зрада перед оцими хлопцями, які написали на своєму прапорі воля України або смерть і лишились вірними до кінця цьому гаслу. Я був би зрадником перед своїми читачами. Я прийшов сюда сказати вам, що хай хто мене неправильно зрозумів із моїх прихильників хай мене пробачить. Я чітко сказав. Ви зараз напевно будете про це говорити, що моя умова була відставка Дмитра Табачника. Через те я ще раз прошу всіх своїх читачів, прихильників, а особливо росіян і євреїв, які надсилають мені дуже багато листів, які першим почали внески робити грошові на екранізацію фільму "Чорний ворон". Я їм кажу велике спасибі. Я думаю, що всі мене зрозуміють українці. І я гадаю в цей момент на нас живляться схвально з небес оці хлопці, залишенці. Я навіть чую їхній голос. Вони кажуть воля України або смерть. Вони кажуть нам слава Україні. Тепер я вам всім дякую, тому що я дуже рано починаю працювати і мені пора спати. Дякую.

Александр ЧАЛЕНКО: Василий звините пожалуй ста, а можно 2 вопроса. Василий. 2 вопроса всего лишь. Анна Герман имеет отношение к вашему заявлению? Господин Шкляр, Анна Герман.

Василь ШКЛЯР: Я за інтерв’ю тепер дуже дорого беру.

Евгений КИСЕЛЕВ: Это право. Ну пожалуйста.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Давайте товариство повернемося все таки до розмови про роман. Ну найперше, коли видавець директор видавництва починає переставляти слова у художньому тексті, це святотатство. Це речі недопустимі. Я собі не уявляю як ви можете до такого рівня можете опуститися. Тим більше публічно переставляючи певні слова. Але це між іншим. В українській історії в 20 столітті було 2 національних постання. Якщо ми говоримо про тяглість утворення української держави, то ці 2 повстання в нашій історії дуже важливі. Перше це ті хлопці, які повстали на початку 20 століття поставили проти окупації, російської окупації. Цього ж ніхто не подінеться. Війська Муравйова, які увійшли в Україну і фактично потопили у крові Київ і т.п. Це було перше. І друга це було вояки УПА. Оскільки про УПА уже було написано чимало і "Брати вогню" скажімо десь було буквально там це все дуже багато. "Брати грому" було. Ця сторінка в нас залишалася абсолютно сірою, темною, якою ви тільки не хочете. Єдина була книжка це Горліса Горського документальна річ написана про ті роки, про Холодний яр, про тих повстанців, які до останнього стояли буквально там і обстоювали інтереси. Шкляр сказав на їхньому прапорі було написано Україна або смерть. Василь Шкляр вступив у це мінне поле, абсолютно мінне поле. Про яке осі ніхто майже не говорив. І звичайно йому треба віддати належне, що він відкрив цю тему у романі могутньому ,сильному. Я стою перед вами. Я очолював шевченківський комітет свого часу ,але коли я прочитав цей роман, це була унікальна рецензія. Я з трибуни ВР звернувся до депутатів і сказав про що ви тут городите. Ви прочитайте будь ласка цей роман. Тому що цей роман реабілітував східну Україну перед західною. Тому що західники завжди казали от у нас УПА. Ми боролися, а ви там такі.

Ірина ФАРІОН: Західняки заряджалися з Холодного яру.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: А ви там значить на сході, бо я є східняком, а ви там на сході ви мовляв через це Шкляр показав. Патріотизм. Що витоки патріотизму були тут на Східній Україні. Роман. У ньому така кількість людей. Про що ви взагалі говорите. Ксенофобія. Що це значить там антиросійщина.

Александр ЧАЛЕНКО: Вы роман читали? Господин Яворивский, вы читали роман?

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ:Що вам сказати.

Александр ЧАЛЕНКО: Вы читали роман?

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Що вам сказати. У вас приступ почався?

Александр ЧАЛЕНКО: Не, не приступ. Вы читали роман?

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Ну що за.

Евгений КИСЕЛЕВ: Владимир Саныч читал роман.

Александр ЧАЛЕНКО: Хорошо.

Евгений КИСЕЛЕВ: Какой у вас вопрос? У вас есть более содержательные вопросы?

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Я завершую. Євгене. Через те в цьому романі така кількість різного люду. Різного люду я би сказав. Такі могутні типажі. Через те сікатися до них. А що ви хотіли вибачайте мені. Ви хотіли, щоб в історичному романі повстанці із прапором Україна або смерть вийшли на зустріч НКВДистам і Шкляр писав на зустріч йшли представники братнього російського народу у вишитих сорочках в косоворотках і таке інше. І ми беремо хліб і сіль і виносимо їм на зустріч. Браття, це війна. Це була жорстока війна. Неймовірна громадянська війна це.

Александр ЧАЛЕНКО: Скажите пожалуйста, эти люди были украинцами или нет?

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Загнані в ці ліси. Що ви від них хочете?

Александр ЧАЛЕНКО: В Красной Армии были украинцы? Да или нет. В Красной Армии были украинцы? Да или нет.

Ірина ФАРІОН: Йому заїло там.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Ви мені не цікавий абсолютно. Я не хочу вам відповідати.

Евгений КИСЕЛЕВ: Я могу повторить вопрос Владимир Александрович.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Будь ласка.

Александр ЧАЛЕНКО: В гитлеровской армии. Подожди. Одну секунду. Никто их не собирается реабилитировать. Они предатели короче русского народа. Все. Где вы собираетесь ставить памятники? Где?

Сергей ПОЯРКОВ: Только русского народа или?

Александр ЧАЛЕНКО: И русского. Любого. Все. Это были нацисты. Все. Им оправдания быть не может.

Сергей ПОЯРКОВ: Ребята можно вас помирить. Давайте я вас сейчас как помирю, вам мало не покажется. Смотрите. А чего вы прицепились вообще к авторам. Вот есть писатели. Вот есть Шевченко, есть Леся Украинка, есть Франко, есть бежавший отсюда ныне живой пока автор.

В тренде
В Киеве перестали записывать в детские сады

Алексей ГАРАНЬ: И гоголь.

Сергей ПОЯРКОВ: Кстати да. Хоть и не живой. Если мы почитаем какие эпитеты нашим братьям россиянам выписывали наши классики, ребята святых выноси. Стоп .секундочку. давайте мы начнем не с наших писателей.

Алексей ГАРАНЬ: Кохайтесь чорноброві та не з москалями.

Сергей ПОЯРКОВ: Евреев тогда тоже называли другим словом. Москалей вообще не называли москали. Их называли кацапы. А кацапы по русаки козлы, поэтому я всегда говорю.

Евгений КИСЕЛЕВ: Но мы же в 21 веке.

Сергей ПОЯРКОВ: Я в Москве всегда говорю так. Ребята,

Ірина ФАРІОН: Це надто велика честь козлами їх називати.

Сергей ПОЯРКОВ: Те, кто называет нас украинцами, они русские. Те, кто хохлами они козлы. Вы козлы или русские решайте сами. Все.

Евгений КИСЕЛЕВ: Совершенно верно.

Сергей ПОЯРКОВ: Значит теперь я вас обещал помирить.

Евгений КИСЕЛЕВ: Сергей.

Александр КРАСОВИЦКИЙ: Подождите.

Сергей ПОЯРКОВ: Гораздо хуже наших писателей ведут себя наши политики. Потому что они в отличии от писателей имеют гадёныши государственную должность. И не одна ж сволота не забывает получать зарплату. При чем некоторые из них даже повторяют подвиг Моники Левински. Знаете Моника Левински чем известна? Они произвела одно действие и ей вспоминают до сих пор. Так вот она прославилась орально, а господин Табачник вербально. Он сделал то же самое, что и Моника Левински следующим образом. Он сказал, что галичане это вчерашние лакеи, которые не научились мыть руки и пить господский напиток кофе. Подождите это была прямая речь.

Евгений КИСЕЛЕВ: Найдите какую-нудь другу цитату наконец. Она уже в зубах навязла.

Сергей ПОЯРКОВ: А вот как и Моника как и Моника Левински он ничем другим к сожалению не прославился.

Ірина ФАРІОН: Шановне товариство, ну про що ми говоримо. Ну до чого ми зводимо нашу розмову. Залишається також встати напевно і піти, тут нема з ким говорити. Про що ви говорите. Йдеться про появу феноменального явища в літературному процесі. Стоїть якась людина, … тут мовою окупанта, веде себе тут як господар, кидає в обличчя видатному поетові брудну лексику. А ви зводите це все до якогось примітиву. Люди, йдеться про те, що в Україні народилася класична література. І ця класична література народилася в 3 тисячолітті. Українська література на превелике щастя можемо сьогодні констатувати вийшла із постмодернізму. І ми можемо казати, що ми маємо такі фундаментальні твори як Кононовича "Тема для медитації", як Ліни Костенко "Записки самашедшего", як 3-томовик Юрій Герасимовича Ільєнка "Доповідна апостолові Петру". Зрештою як Шкляра "Холодний яр" і як неперевершений роман Оксани Забужко "Музей покинутих секретів". Ми є свідками народження літератури нової якості.

Александр ЧАЛЕНКО: Ваша дочь школьница читала тот роман?

Ірина ФАРІОН:Безперечно.

Александр ЧАЛЕНКО: Ваша дочь школьница читала?

Ірина ФАРІОН: Моя дитина не школьниця. Моя дитина студента. Це прочитали всі мої студенти. Це почитає кожен школяр і ми організуємо.

Ірина ФАРІОН: Она читала этот роман?

Ірина ФАРІОН: Звичайно. Ми організуємо конкурс на найкращу, на найкращий відгук на цей роман. Цей конкурс дуже добре профінансуємо, видамо книжечку відгуків дітей. Тобто ми стали свідками народження нового літературного явища. Явища, яке пропонує суспільству те, за чим суспільство неймовірно…

Александр ЧАЛЕНКО: Ирина, какие у вас любимые фрагменты из этого романа.

Ірина ФАРІОН:За абсолютно ідеєю.

Александр ЧАЛЕНКО: Я понял. Такие у вас любимые фрагменты из этого романа.

Ірина ФАРІОН: Прошу пана чи господин, чи товариш я не живу фрагментами. Я приймаю цей текст як цілісність і як не від’ємність. Це ви шукаєте в ньому фрагменти. Тому що це ви фрагментарний. А я цілісна і самодостатня.

Александр ЧАЛЕНКО: Цілісна і самодостатня.

Ірина ФАРІОН:Безперечно.

Евгений КИСЕЛЕВ: Пожалуйста Елена Анатольевна Бондаренко.

Ірина ФАРІОН: Та я не дивуюся. Посідали ренегати.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Кухар мислить порціями. Оце вам приклад цього.

Евгений КИСЕЛЕВ: Давайте уважать друг друга. Не так много времени для того, чтобы.

Олена БОНДАРЕНКО: Я долго слушала и никого не перебивала. Поэтому очень надеюсь на то, что перебивать меня никто не будет. В данном случае давайте все таки по Старому завету зуб за зуб. Я никого не перебивала. Первое. Господин Яворивский тут долго рассказывал об авторстве, обо всем. Я хочу напомнить, что 20 лет назад он писал совершенно другое. Он писал оды коммунизму, коммунистам, Ленину.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ:Коли ви ці дурниці перестанете говорити вже? Приклад наведіть один. Приклад.

Олена БОНДАРЕНКО: Послушайте. Перестаньте меня перебивать.

Ірина ФАРІОН: Ви закриваєте рот українській музиці, а ми зариємо рот вам Альона Бондаренко. Ви закриваєте рот українській музиці, а ми зариємо рот вам. Запам’ятайте. Ми закриємо вам рот, бо ви закриєте рот українській музиці.

Олена БОНДАРЕНКО: Сережа, ты тут процитировал некоторые вещи Табачника. А я тебе хочу процитировать некоторые вещи от господина Шкляра, который ушел и он трусливо сбежал зная почему.

Ірина ФАРІОН: Труси це ви.

Евгений КИСЕЛЕВ: Господа, ну я вас попрошу. Ну вы некрасиво выглядите когда вот начинаете базарить здесь.

Олена БОНДАРЕНКО: 2011 Шкляр порівняв південні області України з гангреною. "Так давайте погодимось Крим ніколи історично не був українською територією і якщо націй хвора і не може це перетравити, освоїти території, то її краще позбутися. Це все одно коли в людини гангрена ноги і щоб.. не захворіла, її просто відрізають". Это первая цитата господина Шкляра, который покинул поле боя. И вторая. Шкляр порівняв східні та південні області України з раковою пухлиною. Он сказал "уже немає сили, щоб подолати ці ракові пухлини Донбас і Крим". А вы говорите о Табачнике.

Сергей ПОЯРКОВ: Шкляр частное лицо, Табачник – Министр. Разница огромная.

Олена БОНДАРЕНКО: Минуточку Сережа. Не перебивай меня. Я долго вас слушала. И еще один момент. Действительно та книга, которую написал господин Шкляр, она действительно имеет право на существование. Не сказать что она шедевральна, она очень слабенькая. В данном случае не представляет никакой литературной ценности. Это факт. И мне очень тяжело осознавать, что на самом деле шевченковскому комитету не из чего было выбирать. И к сожалению выбор пал на.

Евгений КИСЕЛЕВ: Подождите. У нас здесь присутствует господин Стус.

Олена БОНДАРЕНКО: Минуточку. Мы дадим ему слово, Евгений Алексеевич. Я еще не закончила. Я хочу сказать, что на самом деле главный минус этой книги в том, что к сожалению это больше не литературное произведение. Это больше пропаганда. Это заполитизованное произведение. Оно в точности повторяет те произведения, которые в свое время конъюнктурные авторы писали при большевиках. Вот то, что писал господин Яворивский.

Евгений КИСЕЛЕВ: У меня предложение. Давайте мы будем исходить их того, что все люди меняются, меняют свои взгляды, имеют право пересмотреть свое отношение.

Олена БОНДАРЕНКО: Пусть он это признает. И самое главное.

Евгений КИСЕЛЕВ: Мы все время будем получать в ответ цитаты из прошлых произведений Дмитрия Владимировича Табачника, о которых он возможно сегодня жалеет.

Олена БОНДАРЕНКО: Согласна, но хочу сказать следующее, что одна из основных идей, которая заложена в этот роман, я его читала. Я его читала. Он у меня весь почеркан. Я могу сказать, что главный его минус в том, что это попытка найти виновных во всех наших бедах по признаку национальности. То есть виновными сделали жидов и кацапов. Они виновны абсолютно во всем. Книга имеет черно-белую палитру, то есть есть абсолютно хорошие и есть абсолютно плохие. Полутонов вообще нет. Это чистейшая пропаганда. Это чистейшая пропаганда. Да. там живой язык. Живой язык настолько, что иногда опускается автор и до порно и до нецензурной лексики. Бог ему судья. За это судить его нельзя. Но литературной ценности как таковой это произведение. Поэтому у вас есть

Алексей ГАРАНЬ: Ми не літературознавчий комітет.

Олена БОНДАРЕНКО: Поэтому у вас есть свое мнение, у меня есть свое мнение. Эти люди не хотят признавать то, что существуют разные мнения. Они думают, что их презумпция на истину, что другого мнения просто существовать не может. Поэтому они так агрессивно себя ведут в студии.

Алексей ГАРАНЬ: Ми тат не літературознавчий комітет. І безумовно мені здається я завжди боровся з якимись там ксенофобськими висловлюваннями і т.д. Але мені здається, що ви як раз як представник Партії регіонів ви маєте найперше звертати на ту українофобію і ксенофобію, яка йде від Партії регіонів. Тут згадувався Табачник. А є ще Левченко, є ще Костусєв те, що він заявляв про Гурвіца можна. Я не хочу це цитувати. Є люди в Партії регіонів, які принципово не хочуть. Колесниченко. Які не хочуть принципово вивчати українську мову. І ви їх прізвища знаєте. Розумієте для того, щоб у нас була.

Олена БОНДАРЕНКО: Алексей, мы говорим о романе.

Алексей ГАРАНЬ: Нет. Почекайте.

Олена БОНДАРЕНКО: Мы говорим о романе правда?

Алексей ГАРАНЬ: Ми. Нет . Ви зараз переводите розмову на політику. А якщо ви…відповідайте будь ласка за політику, яку проводить Партія регіонів.

Евгений КИСЕЛЕВ: Обсудить все не перебивая друг друга правда.

Алексей ГАРАНЬ: А якщо сказати про роман, то мені здається розумієте йдеться про жорстокий період. Жорстокий період. І він описаний в романі так як це було і так як це сприймалося.

Евгений КИСЕЛЕВ: Вы как историк Алексей, скажите.

Олена БОНДАРЕНКО: Я говорю о том, что роман откровенно слаб.

Алексей ГАРАНЬ: Згадайте "Тихий Дон".

Олена БОНДАРЕНКО: Вы меня не слышите вообще. Вы говорите о чем-то о своем. Учитесь слушать другую сторону. Научитесь слушать другую сторону.

Евгений КИСЕЛЕВ: Вас как историка удовлетворяет насколько правдива историческая реальность того времени отражена в этом романе? Или же там воспроизводятся историографические мифы, о которых в истории любой страны сотворено невероятное количество?

Алексей ГАРАНЬ: Ви знаєте я коли читав цей роман, я повністю не прочитав я читав ці уривки, які є в інтернеті. На жаль я не читав. Да я прочитаю. Але знаєте, що мені нагадало.

Олена БОНДАРЕНКО: Кошмар. Просто ужас.

Алексей ГАРАНЬ: Я прочитав. Я прочитав.

Александр ЧАЛЕНКО: Вы читали за 10 минут. Я вам дам книгу почитать.

Алексей ГАРАНЬ: Я читав "Тихий Дон" Шолохова.

Александр ЧАЛЕНКО: Да при чем здесь "Тихий Дон"?

Алексей ГАРАНЬ: А при том.

Олена БОНДАРЕНКО: Алексей мы его не обсуждаем.

Алексей ГАРАНЬ: Ви читали чи ні?

Александр ЧАЛЕНКО: Я проработал роман.

Алексей ГАРАНЬ: Хто прийшов тоді туди і хто був в рядах Червоної армії. І там були латиші, там були китайці, і там були комісари, єврей. Це був факт.

Евгений КИСЕЛЕВ: А украинцев там не было?

Александр ЧАЛЕНКО: Да кстати. У автора все красноармейцы все чекисты и прочее. Говорят исключительно на русском языке. А где ж красноармейцы. У меня прадед Чаленко Василий был в красноармейцах. Кавалерист. Был красный кавалерист короче говоря. Почему короче говорил на украинском языке.

Алексей ГАРАНЬ: Послухайте. Ну булу українці по різний бік барикад, були росіяни по різний бік барикад, були євреї і т.д. і т.д. Все це є правда того жорстокого періоду. Розумієте . Але на базі цього знову ж таки насправді ви обговорюєте не літературні, не літературний бік роману. Ви йому закидаєте ксенофобію. Це робить до речі директор видавництва "Фоліо", який видав у "Утиный суп по українки" Табачника. Там є ксенофобія. Тому я хочу сказати, якщо и шукаєте з лупою цю ксенофобію, давайте шукати. Я згоден. Давайте критикувати Шкляра. Але насамперед треба критикувати ту політику.

Евгений КИСЕЛЕВ: Дайте Гараню хотя бы точку поставить.

Алексей ГАРАНЬ: Яку зараз проводить нинішня влада і яка стосується гуманітарної сфери, історичної сфери і т.д.

Евгений КИСЕЛЕВ: Пожалуйста.

Олена БОНДАРЕНКО: 10 секунд.

Евгений КИСЕЛЕВ: Потом вы.

Олена БОНДАРЕНКО:Я хочу вам сказать, что вы вот влада, влада, влада. Так вот при этой владе и получили на самом деле Шевченковскую премию вот такие вот несчастные писатели.

Ірина ФАРІОН: Не смійте ображати людину.

Олена БОНДАРЕНКО: Вы все время ссылаетесь на Табачника.

Ірина ФАРІОН: Ваше прізвище звучить як енко. Завіси ваше нещастя і горе. І комплекси.

Олена БОНДАРЕНКО: Вы сегодня Табачника оправдываете ксенофобию Шкляра. Вы знаете нельзя оправдать преступление одного преступлением другого.

Ірина ФАРІОН: В Україні є одна ксенофобія. Вона називається українофобія.

Олена БОНДАРЕНКО: Вы постоянно сравниваете.

Евгений КИСЕЛЕВ: Антисеминизм и русофобии в Украине никогда не было?

Ірина ФАРІОН: Ні. В Україні є одна фобія. Українофобія. І українофоби зазвичай хохли, ренегати, про яких геніально пише Шкляр. Ось сидять ті 2…

Сергей ПОЯРКОВ: Это Табачник с нашей стороны. У вас есть ваш Табачник, у нас есть свій Табачник. Поэтому извините.

Евгений КИСЕЛЕВ: Вы для приличия украинской розмовляли би.

Сергей ПОЯРКОВ: Ви наш Табачник. Ви наша відповідь їхньому Табачнику. Оці енки визначитесь з ким ви є.

Сергей ПОЯРКОВ: В вашей фракции Болдырев 2 передачи назад сказал, Что Галиция це нарост на тілі України. Ну не дурак разве?

Олена БОНДАРЕНКО: А как быть со Шкляром? А как быть со Шкляром?

Сергей ПОЯРКОВ: Пан Болдирєв є діючим депутатом Партії регіонів.

Олена БОНДАРЕНКО: Послушайте. Болдырева здесь нет. Здесь есть я. Давайте разговаривать со мной , а не с Болдыревым.

Сергей ПОЯРКОВ: Пан Фаріон вона оце все каже…

Ірина ФАРІОН: Слухайте, я… зараз гримну вас по голові.

Сергей ПОЯРКОВ: О бачте.

Ірина ФАРІОН: Це

Сергей ПОЯРКОВ: Про Табачника я не помилився. Оце той самий темперамент, а головне толерантність.

Ірина ФАРІОН: Вибачте будь ласка. Із такими як вони з ворогами України толерантність?

Евгений КИСЕЛЕВ: Видите. Прошу.

Олена БОНДАРЕНКО: Истерика не прекращается. Пригласите психиатра для Ирины.

Ірина ФАРІОН: Для Єлєночки також. Да.

Александр КРАСОВИЦКИЙ: Художественная литература не должна разъединять общество. Она должна объединять общество. Я считаю, что на сегодня к сожалению в украинском обществе очень мало авторитетов среди писателей и перед обществом. Вообще я считаю и думаю, что Владимир Александрович меня поддержит.

Ірина ФАРІОН: Ваша мова об’єднує суспільство? Оце ви говорите. Це об’єднує суспільство?

Александр КРАСОВИЦКИЙ: В мене 2 мови, російська і українська.

Ірина ФАРІОН: Російська мова об’єднує Україну. Це ніколи. Мова окупації об’єднує Україну?

Алексей ГАРАНЬ: Так скажіть вони об’єднують книжки Табачника, які ви видаєте?

Олена БОНДАРЕНКО: Чудненько. У нас фашисты только запрещали публиковать книги.

Евгений КИСЕЛЕВ: Подождите.

Александр КРАСОВИЦКИЙ: После смерти Павла Архиповича Загребельного 2 года назад в литературе украинской к сожалению не осталось ни одного авторитета по обе стороны Днепра.

Ірина ФАРІОН: Це ваша абсолютно неправильна суб’єктивна думка. В відчужена від української культури людина. Тому ви не можете скласти оцінку літературним талантам. Ці люди для вас чужі, тому що ви дихаєте зовсім іншими принципами.

Александр КРАСОВИЦКИЙ: Можно сказать.

Евгений КИСЕЛЕВ: Вам не дадут сказать.

Ірина ФАРІОН: Це наша земля, а не ваша. Майте е на увазі.

Евгений КИСЕЛЕВ: Пожалуйста. Одну секундочку.

Александр КРАСОВИЦКИЙ: Дайте мне закончить.

Евгений КИСЕЛЕВ: Дайте закончить человека, которого объявили врагом Украины.

Александр КРАСОВИЦКИЙ: Я убежден в том, 20 лет издавая писателей и харьковских, и львовских, и киевских убежден в том, что к сожалению не каждый год есть кому давать Шевченковскую премию. Я считаю то, что шевченковский комитет каждый год вручает премию независимо от качества произведений ,которые выставлены, потому что ее надо вручить, тем самым понижает планку этой премии. И на сегодня уже можно говорить, что многие писатели, которые написали действительно хорошие произведения, не хотят быть награждены Шевченковской премией. И к сожалению государству надо думать о том, что либо эту премию отменять как таковую за ненадобностью, либо повышать ее авторитет. В том числе и тем, что вручать ее тем, которые.

Евгений КИСЕЛЕВ: Я вас очень прошу. У нас время тает так незаметно. Мне бы хотелось вот все таки дать возможность Дмитрию Стусу, единственному действующему члену шевченковского комитета здесь присутствующему вот ответить на простой вопрос. Он просто рядом со мной здесь ближе всех и я слышал он сказал нет, когда вот прозвучал тезис о том, что не было книги более достойной. Так были авторы и произведения более достойны? Дмитрий Васильевич.

Дмитро СТУС: Знаєте шановне товариство, я якщо дозволите все таки хотів взяти півтори хвилини і сказати таку річ. Що дуже прикро і дуже соромно, що вперше за 20 років нашої незалежності ми нарешті почали розмову про літературу і про її проблеми. На жаль в політичному контексті, а не власне в літературному. І проблема значно ширша, ніж вона тут здається. І тут я б очевидно запитав і пана Яворівського, і не тільки його де наші журнали. І зникли в они не зараз. Зникли вони всі потихеньку за 20 років. Це катастрофа. Зникли журнали, зникли редактори. А Василь Шкляр, який написав роман "Ключ", я його дуже, дуже високо шаную і досить стримано ставлюсь до його романів "Елементал" написаний в подібному ключі і роман "Залишенець" або "Чорний ворон" в різних видавництвах. Там є некоректності, але дуже міцний текст. Не можна сказати, що він слабий. Інша річ, що цей текст неможна назвати шедевральним. І такі тексти вони по-перше, комерційні. По-друге, вони є. Ще одна річ. Коли ми обговорювали тексти, які виходили в третій раунд, ну в третій тур голосування, всі 3 тексти були добрі. І поет Вольвач, і як на мене просто фантастична дитяча трилогія Рудківського про козаків шванків. Ну на мою думку в українській дитячій літературі за останні кілька десятиліть нічого подібного не було. А роман Василя він став подією в літературі. Про нього не говорили. Ну безглуздо це заперечувати. В чому я бачу проблему цього роману. Бо справді з одного боку мені важко не погодитись з паном Володимиром, який говорить, що неможна говорити про ворогів. Так. Є головний герой, який сприймає навалу, московську орду як орда і він до неї так ставиться. І він наводить образи євреїв, які там ну відграють не найкращу роль. В чому проблема. Не в тому, що зараз класична література як каже пані Ірина, а в тому , що сьогодні ми увійшли в постколоніальну літературу. І мають бути представлені різні точки зору. Ми бачимо проблему і бачимо постановку головного героя. Але скажіть мені де правда орди по романі. Її хто складає. Чому ці люди сюди прийшли. Яка частина цих людей з України.

Евгений КИСЕЛЕВ: Это то, что кстати есть в романе великом Шолохова как бы к Шолохову не относились.

Дмитро СТУС: Не тільки в Шолохові. Будь ласка ми беремо роман Непомука. Ми берем роман Нельоси. Воно там все присутнє. Ми маємо про це говорити, бо це серйозно. А українська література ніколи не була одномовною. Ну побійтесь Бога. Візьміть Льоню Кисельова давайте його згадаємо. Давайте візьмемо Тараса Григоровича Шевченка.

Ірина ФАРІОН: Та Тарас Григорович Шевченко російською мовою писав з примусу.

Дмитро СТУС: З якого примусу?

Ірина ФАРІОН: Ви маєте це знати напевно. Ми напевно маєте це знати.

Олена БОНДАРЕНКО: Он дневники свои писал.

Дмитро СТУС: Скажіть хто його примушував.

Ірина ФАРІОН: Писав російською мовою…дермограєм. І Шевченкові дозволити в 50-х роках писати лише російською мовою під наглядом офіцера Гаєвського.

Дмитро СТУС: Я думаю ви тут Господа Бога заміняєте.

Ірина ФАРІОН: Ну на правду Шевченкове. У славних прадідів поганих правники погані. Оце те, що відбувається з вами.

Дмитро СТУС: Дякую.

Ірина ФАРІОН: Ви говорите про можевацію орди. Ви ще хочете мотивувати їхні вчинки тут.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Повисла фраза мого колеги про те , що після смерті Павла Загребельного в Україні не залишилось ні з лівого берега Дніпра, і з правого не залишилось жодних авторитетів. Я категорично проти цього.

Ірина ФАРІОН: Велика поразка вашого батька.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Дмитро Павличко не є сьогодні авторитетом?

Олена БОДАРЕНКО: Пусть они между собой поговорят, а мы наверное пойдем.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Валерій Шевчук не є авторитет? Я можу називати, називати, називати. І той самий Василь Шкляр. Я вас просто дуже прошу не робіть таких висновків. Павло Загребельний мій вчитель літературний. Я дуже люблю цього письменника. І це колосальна втрата від того, що він помер. Але авторитете літературні в Україні сьогодні є. І ці авторитети розпочинали і народний рух, і розпочинали визволення фактично України. Прошу про це не забувати.

Евгений КИСЕЛЕВ: Скажите, пожалуйста. У меня такой вопрос, Владимир Александрович, а есть ли сегодня в Украине писатель, который мог бы претендовать на Нобелевскую премию по литературе?

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Я переконаний, що Ліна Костенко. За її поезію. За поезію, про роман можна дискутувати, зараз це не тема, "Записки українського сумасшедшего". Але поетеса от Бога. Але, основна причина чому вона не може отримати цієї премії, зараз, через те, що її книжки фактично не перекладаються. Вона є герметичною, вона присутня якоюсь мірою тільки в українському цьому читацькому колі. Для того, щоби ця книжка…

Евгений КИСЕЛЕВ: Есть один человек, который… Друзья мои, уважаемые гости, мне бы хотелось предоставить слово вот историку. Присутствующему здесь Андрею Владимировичу Портнову, научному редактору сайта "Політ.ua". В частности вопрос, который повис в воздухе, а что в истории Украины не было русофобии и антисемитизма? Только одна фобия была?

Андрій ПОРТНОВ, історик, науковий редактор сайту Політ.ua: Дякую Євгене. Я насправді маю 4 тези, вони дуже короткі. Я дуже вас прошу вислухати, бо я не буду кричати, ані до пані Ірини, а ні до когось з вас. Добре, якщо почнете кричати, я просто закінчу встану і піду…

Ірина ФАРІОН: Це буде добре, це буде дуже добре.

Андрій ПОРТНОВ: Помовчить будь ласка. Отже, отже колега, перша дуже важлива теза, я звертаюсь не до вас, а от до наших глядачів і тут колег. Я хочу наголосити, що попри те, що нас тут так поділили, на прихильників, противників. Я наприклад себе почуваю, абсолютно себе не почуваю противником пана Олексія. Це мій колега, з яким маємо спільні інтереси і так далі. І в принципі всі ті розмови, про будь що, розумієте, вони повинні і шукатись якісь спільні цінності, спільні речі. Якщо ми будемо шукати оці жахливі, негативні, самопринизливі речі, то Україна буде ще в гіршій ситуації, ніж вона є зараз. А вона не є в добрій ситуації друзі. Досить собі брехати, це є перша теза. Тепер друга теза, тут я погоджусь з паном Олексієм, не треба редукувати, зводити всю дискусію до проблеми одної книжки. То не є проблема одної книжки, не проблема школяра. Абсолютно ні. Це набагато ширша проблема. Мово вжитку, про якій я зараз скажу 2 слова, зараз цілий світ з цим стикається, в Америці кілька місяців тому, була велика дискусія про нове видання творів Марка Твена. В яких один з професорів замінив всюди слова "нігер", тобто "негр" на "блек", тобто чорний. І була велика дебата, чи варто це роботи. Я не буду її перекладати, бо немає часу, ми говоримо багато дурниць, не говоримо цікавих речей. Але чому це робиться? Тому що в Америці вже існує певний канон політ коректності. І там люди розуміють, сучасний читач може неправильно сприйняти Марка Твена. Хоча в той час, коли це писав Марк Твен, звісно це було слова нігер, не було слово блек, не було афроамериканс і так далі, і так далі. Тепер третя теза, зовсім окрема проблема Шевченківська премія, тут я підтримую, щоб ви не казали, те що казав пан Олександр. Розумієте, це є питання державної політики. Я особисто хотів би, це моя особиста думка, якщо хочете, щоб в Україні була інша премія з літератури, яка би розірвала, не побоюсь цього слова ганебну, радянську традицію. Бо той рудимент радянських часів, та Шевченківська премія, ті принципи висування, ті всі українські народи і так далі. Наприклад це має бути відкрито, це має бути публічно. Це має бути на основі рецензій в інтернеті, в пресі, на заході. От колеги, от є проблема. І остання четверта теза, це вже дійсно проблема українська. Ви, знаєте, я от спостерігаю за всім тим, що в нас відбувається, я про це говорю десь на заході, досить часто. Розумієте, яка цікава річ в Україні, у нас є люди, є дискурс, є інституції, які заперечують наприклад, послідовно антипольські вислови, якісь там полонофобі, так. Але при цьому легко собі дозволяють вислови русофобські. Або люди, які заперечують русофобію, дуже легко собі дозволяють собі виступи антиукраїнські. Тобто колеги, будьте обережні, слухайте уважно і ви зрозумієте, хто бреше, а хто відповідальний інтелектуал. Дякую.

Ірина ФАРІОН: Тільки незабудьте колега, що після розвитку цієї держави все українець а не хтось будь інший.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Сергію, якщо дозволите один акцент, я такий посталю.

Евгений КИСЕЛЕВ: Евгений.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Євген, да я вибачаюся…

Евгений КИСЕЛЕВ: Вы меня упорно называете Сергеем.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Я хочу сказати, щодо моральних, літературних авторитетів. Василеві Шклярві присудили премію, навіть більше голосів, ніж йому потрібне для цього потрібно. Насправді дискусію була, наскільки мені відомо, дискусія була…

Олена БОНДАРЕНКО: Минимум 17, из 17 возможных, не врите.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Дискусія…

Олена БОНДАРЕНКО: Брехня какая-то…

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: І йому присудили премію…

Олена БОНДАРЕНКО: 17 из 17 минимальных.

Володимир ЯВОРІВСЬКИЙ: Не дивлячись на те, що він дав кілька гострих інтерв’ю. Я з багатьма тезами його не погоджуюся, я відразу це кажу і йому казав про це в очі. Здавалося, що йому ще потрібне? Сьогодні мав бути виданий і він виданий вже указ, про те, що йому присвоюють премію, він стає лауреатом Шевченківської премії, це дуже висока премія, колосальна сума там де сьогодні 230 тисяч, якщо не помиляюся. І людина одважується, фактично пише заяву на ім’я президента, фактично відмовляється від присудженої йому премії. Для того, щоби усунути Табачника із посади міністра. Я сьогодні з ефіру вашого Євгене, кажу про те, що, я закликаю всіх лауреатів Шевченківської премії, абсолютно всіх і я в тому числі підписатися і вимагати звільнення цього українофоба.

Ірина ФАРІОН: Але ж ви розумієте…

Евгений КИСЕЛЕВ: У меня такое ощущение, что господину Стусу не дали договорить, правда, ведь? Так у меня один вопрос, один вопрос, уточняющий, ответив на него, вы потом сможете продолжить то, что вам дорого и что вы не успели сказать. Скажите Дмитрий, а вот все-таки на ваш взгляд это голосование, вы понимаете, что очень часто голосование за те или иные решения и в области литературы и не в области литературы, бывают не по существу обсуждаемого вопроса. А скажем так, вмешиваются соображения сторонние, в том числе политические. У вас не было ощущения, что это решение политизировано?

Дмитро СТУС: Ні.

Евгений КИСЕЛЕВ: Нет?!

Дмитро СТУС: Ви знаєте, це рішення не було політичним, я це можу сказати абсолютно відповідально, я хочу сказати що Борис Ілліч, якого я дуже шаную дуже коректно все це вів, жодного тиску не було. Це було рішення людей.

Евгений КИСЕЛЕВ: Бориса Олейника вы имеете ввиду?

Дмитро СТУС: Так, Бориса Ілліча Олійника. Але я думаю, що ми маємо сказати велике дякую Василю за що, що оце обговорення на якому ми присутні показало багато проблем. Що все таки Шевченківську премію теж треба реформувати. Бо оце широке обговорювання текстів має відбуватися на початку, через інтернет, через твори. І коли кожен може сказати. І вже потім має бути якійсь комітет. Було дуже добре рішення, коли сколотили кількість нагород. Бо кожна нагорода ніби стала чимось значимим, до неї почали придивлятися. Щось подобається, щось не подобається. Можливо є помилки, можливо не є помилки. Але почалась взагалі розмова по суті. Якщо ми почнемо, от зараз я вас всіх запитаю, навіть пані Ірину, кого вона з минулих років, лауреатів Шевченківської премії…

Ірина ФАРІОН: Я розумію, що я вас неймовірно збуджую всіх, значить, усе гаразд.

Дмитро СТУС: Ні, ви переоцінюєте себе. Даруйте.

Ірина ФАРІОН: Про вас ми взагалі не говоримо.

Олексій ГАРАНЬ: Той факт, що розгорнулася ця дискусія, це дуже добре, бо вона привертає увагу нас і всієї молоді…

Сергій ПОЯРКОВ: У нас на Україні є дві біди, це люди які ненавидять її як Табачник і люблять, як пані Фаріон.

Олександр ЧАЛЕНКО: Я хочу тезисно сказать о том, что вот молодец, когда говорит господин Яворивский, что молодец вот Василий Шкляр, что отказался, написал, значит, на имя Президента…

Олена БОНДАРЕНКО: Это не литература, это политика.

Олександр ЧАЛЕНКО: Да, политика, значит, произошло это так примерно, я вкратце. На прошлой неделе, благодаря господину Красовицкому, разошлись цитаты из романа, да? Вы знаете, прекрасно, что 9 марта, я не знаю как он, Президент должен, да, вручать сам Шевченковскую премию и подписывать указ, да. Теперь представьте себе, оппозиция быстренько подсуетились, да, предоставила бы, например, в Европарламенте, своим друзьям из Европейской народной партии, переведенные на английский язык цитаты про жидов и москалей. А вы, знаете, что в Париже, в Париже, да, был, по-моему, арестован модельер Джон Гальяно, да. За какие-то, ну помните…

Олена БОНДАРЕНКО: Пьяные высказывания.

Олександр ЧАЛЕНКО: Пьяные высказывания, антисемитские Его уволили, секунду. Вы, знаете, прекрасно, как там воспринимается антисемитизм, и теперь смотрите, на фоне, что в Брюсселе считают…

Олексій ГАРАНЬ:Так це не є антисемітизм…

Олександр ЧАЛЕНКО: Одну секунду. В Брюсселе считают, что на Украине сейчас происходит ущемление свободы слова. Идут репрессии оппозиции, да. И еще после 9 марта. Получается, что государственная, самая главная государственная литературная премия вручается за антисемитский и ксенофобский роман. Получается, что здесь при Януковиче расцвел пышным цветом антисемитизм. Представляете, какой ужас. И наконец-то Банковая поняла, поняла, что произойдет после 9 марта. Поэтому по всей вероятности, я выдвигаю такую гипотезу, да, что понятное дело, не Левочкин, там не Иванеско, не знаю, кто там другие обитатели Банковой и конечно же Януковича, Анна Герман…

Евгений КИСЕЛЕВ: Не поминайте всуе…

Олександр ЧАЛЕНКО: Анна Герман, поговорила с Василием Шкляром примерно так, что Василий, ну ты ж наш, мы знаем, что это все великолепно и хорошо. Ну, ты ж пойми, как только мы тебе вручим премию, что произойдет. Там начнут выступать, тут ты понимаешь…

Евгений КИСЕЛЕВ: Давайте не будем обсуждать…

Олександр ЧАЛЕНКО: Одну секунду…

Евгений КИСЕЛЕВ: Александр, у нас закончилось время. Мне сейчас мои коллеги в ухо, маленький микрофончик который в смысле, рассказывает про все страшные кары, которые на меня рекламная дирекция, значит, спустит, всех собак. И на в ликуя на себя, тем, что мы перебираем. Вот, поэтому мне бы хотелось вот закончить той мыслью, которую озвучил здесь Алексей Гарань, что все-таки, слава Богу, что мы хотя бы на эту тему ведем дискуссии.

Олексій ГАРАНЬ: І що молодь почитає цю книжку…

Евгений КИСЕЛЕВ: Господа спасибо большое. Это была программа "Большая политика", мы можем здесь продолжать спор, ради Бога. Это не возбраняется. Пожалуйста, только без рукоприкладства. Это уже будет другая программа. Мы встретимся в этой студии через неделю.

Все подробности в спецтеме Стенограммы

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять