Борис Колесников: "Украинскому селу нужна государственная поддержка"

18 ноября 2017 7:52

Корчинский Александр Корчинский Александр

События на ТК Украина

Глава оппозиционного правительства Украины рассказал, почему зерно надо оставлять в стране, о мировом опыте "зеленой корзины", о том, как создавал крупнейший животноводческий комплекс и садил деревья

В воскресенье Украина отметит праздник, касающийся миллионов наших сограждан, — День работников сельского хозяйства. В канун праздника мы встретились с видным украинским политиком и бизнесменом, главой оппозиционного правительства, создателем крупнейшего в стране свиноводческого комплекса Борисом Колесниковым, не понаслышке знающим о проблемах аграриев.

Реклама

— Борис Викторович, что, на ваш взгляд, представляет собой сельское хозяйство Украины сегодня, какое место в нашей экономике занимает?

— Прежде всего, хочу поздравить всех работников аграрного сектора, вне зависимости от формы управления и должностей, с профессиональным праздником, пожелать им всего самого лучшего.

Так сложилось, что сегодня аграрный сектор стал локомотивом украинской экономики. В этом есть плюсы, есть и минус: в развитых странах мира доля сельскохозяйственной отрасли в экономике не превышает 10%. Например, столько в Голландии. Но там это почти 100 миллиардов долларов, больше чем в Украине во всех отраслях, вместе взятых. У нас же эта доля гораздо выше, что говорит не столько о том, что аграрная отрасль хорошо работает, как о том, что промышленность и услуги работают плохо.

Украина добилась неплохих результатов в растениеводстве, получаем высокие урожаи. Но, увы, на этом хорошие новости в разговоре о сельском хозяйстве заканчиваются. Потому что степень переработки продукции у нас очень низкая. А значит, страдает занятость крестьян и рабочих пищевой промышленности. Это рабочие места, зарплаты, в итоге показатели ВВП и деньги, которые остаются в стране. Кто виноват, искать уже поздно, нужно срочно отвечать на вопрос: что делать?

Реклама

— И что же делать, какой выход из ситуации?

— Отвечу: нужно не просто собирать высокие урожаи зерновых и продавать их за границу, а перерабатывать зерно здесь, у нас, выкармливать им КРС (крупный рогатый скот. — Авт.), свиней, птиц и продавать мясо. Это принесет втрое больше выручки, чем продажа зерна. На зерне при сегодняшних условиях и урожайности можно выручить примерно 500 долларов с гектара за пшеницу 3-го класса. Если довести это зерно до производства и продажи мяса, то выручка достигнет 1500 долларов. Но для этого нужны очень большие инвестиции. Должен хорошо поработать "Эксимбанк", другие уполномоченные банки, чтобы стимулировать экспорт и обеспечить импорт технологий, техники, а также способствовать производству такой техники у нас по западным лицензиям. Стране, делающей космические ракеты, такое точно под силу.

И тогда в Украине появятся сотни тысяч рабочих мест. Стало быть, у населения повысятся доходы, что позволит нам самим потреблять, например, больше мяса. А пока с этим проблемы: Украина по потреблению красного мяса находится на последнем месте в Европе! Если говорить о мясе вообще, то и в этом случае у нас потребление в 2,5 раза ниже, чем в Германии. А если посмотреть на то, что именно едят сограждане, то увидим, что больше всего потребляют более дешевое мясо птицы. Это неплохо для производителей такого мяса, но очень плохо для потребителей, ибо доля птицы в потреблении не должна превышать 20—25%.

Человеку нужна для полноценного питания свинина, и особенно говядина. В частности, детям до 5 лет говяжье мясо, печень, язык — это жизненно необходимые продукты. Американцы потребляют на душу 119 кг мяса, а у нас — 40 кг, да и то, смотря что считать мясом… Почему так? Потому что мы, во-первых, недостаточно производим мяса, а во-вторых, наши сограждане недостаточно зарабатывают, чтобы его покупать.

new_image4_385

Реклама

Мнение: "Необходимо повысить качество нашей сельхозпродукции". Фото: пресс-службы Б. Колесникова

— Так куда мы должны двигаться?

— Давайте обратимся к мировому опыту. Есть понятие так называемой зеленой корзины. Туда входит, во-первых, частичное погашение за аграриев процентов по банковским кредитам. Во-вторых, возмещение до половины стоимости новых животноводческих комплексов. Почему развитые государства так делают? Потому что зерно тогда остается в стране, идет на корм птице и скоту. При этом создаются рабочие места для людей, растут доходы и потребление продукции, которую производят в стране. Третье — инфраструктурная помощь со стороны как местной, так и центральной власти. Это может быть мелиорация, подвод газопроводов, водопроводов, электросетей, строительство железных и автомобильных дорог. Так делается в мире и, увы, не делается у нас. А если где-то местная власть и сделает что-то полезное, придут десятки проверяющих с целью обязательно найти нарушения… То есть наша система деструктивна. И мы пока стоим у опасной черты.

Владельцам крупных агрохолдингов Украины при существующей системе не выгодно вкладывать деньги в новые основные фонды внутри страны, зато выгодно делать это за рубежом. Покупать хозяйства или строить новые в Канаде, Чехии, Польше, Венгрии… А к нам поставлять уже готовую продукцию, с учетом того, что логистика в мире не такая уж дорогая. При этом такие владельцы будут защищены, например, канадским сертификатом, который открывает рынки Японии, Южной Кореи, вообще ведущих стран мира. Если это случится, если перешагнуть эту опасную черту, то будет просто похоронено все животноводство и птицеводство Украины. Такого допускать нельзя.

— С каких стран нам есть смысл брать пример в аграрной отрасли?

Реклама

— Например, со многих стран Евросоюза, РФ, опыт Польши, Чехии, Венгрии, сейчас уже Болгарии с Румынией, для нас вполне подходит. О том, что делать, я уже говорил, когда упомянул о "зеленой корзине". В Евросоюзе примерно половина бюджета идет на поддержку сельского хозяйства. Если же у нас на эти цели государство будет выделять хотя бы 10—15% бюджета (конечно, при эффективном контроле за использованием средств, под стратегические программы), то, поверьте, через 5—6 лет Украина станет самым эффективным переработчиком сельхозпродукции в Европе! Очень привлекательны рынки Китая, Индии, хотя высококачественное сухое молоко, масло будет покупать и Евросоюз. А за счет повышения занятости, как я уже говорил, вырастет и внутренний рынок, причем качество продукции будет совсем иное даже для экономбюджета.

Сейчас же пока мы слышали лишь разговоры о том, что у нас на поддержку сельского хозяйства пойдут несколько миллиардов гривен. Бюджет еще не принят, когда примут, я прокомментирую.

Но нельзя говорить, что вот было хорошо, а сейчас все плохо, это неправда. Есть и положительные подвижки. Во всяком случае есть обещания правительства о поддержке животноводства, будем надеяться, что они будут выполнены.

Впрочем, действительно, были у нас и неплохие времена, скажем, 2002—2007 годы. Тогда хедлайнером процесса выступал Владимир Литвин, сам уроженец сельской местности, знающий о потребностях крестьян. Господдержка отрасли доходила до 11 миллиардов гривен, что по тому курсу было примерно равно 2 миллиардам долларов. Сегодня это было бы примерно 55 миллиардов гривен!

new_image2_531

Колесников: "Надеемся, обещания правительства будут выполнены". Фото: пресс-службы Б. Колесникова

— В чем эта поддержка тогда выражалась?

Не пропусти!
Украине на Евро дали второй шанс: наши игроки думали, что поляки забьют третий гол Швеции

— В основном в помощи по погашению кредитов и дотациях на готовую продукцию. То есть если вы произвели, скажем, тонну говядины, то часть затраченных средств вам вернуло государство. Инфраструктурной помощи и тогда не было.

Впрочем, на Западе, во избежание злоупотреблений, пошли другим путем. В Европе, например, дотации составляют в среднем 300 евро на гектар угодий. Но если брать Украину, то 300 евро — это почти столько же, сколько наши аграрии вообще имеют дохода с гектара, потому для нас правильнее все же "зеленая корзина". И Украина имеет огромный потенциал для того, чтобы стать не ведущей аграрной страной мира, а ведущей в плане аграрных технологий. Тогда мы будем не зерно продавать, а производить из него, скажем, безглютеновую муку, пользующуюся спросом в мире. Но для этого надо закупать специальные мельницы, которые стоят десятки миллионов евро. Сами аграрии этого не смогут сделать, нужны гарантии государства. Требуются долгосрочные программы, которые успокоят инвесторов, нужно верховенство права, безусловное уважение частной собственности. Это именно то, что принесло успех всему развитому миру.

Инвестиции нужны не только для того, чтобы увеличить количество, но и, в первую очередь, качество выпускаемой сельскохозяйственной продукции. Вот пример. Украина производит 10 миллионов тонн молока. Казалось бы, строй молокозаводы, выпускай то, что пользуется спросом в мире. Вот сейчас килограмм сливочного масла в Европе доходит до 7 евро, такой оптовой цены никогда не было. Но проблема в том, что молока сорта "Экстра" и высшего сорта в этих 10 миллионах тонн максимум 500 тысяч. Все остальное, по европейским меркам, пить вообще нельзя. То есть 95 процентов украинского молока как сырье для дальнейшей переработки невозможно использовать. Происходит это потому, что нет породы коров, нет стабильности в кормах, нет четкого соблюдения технологий… Внутренняя селекция животных, которая и была невысокого уровня, сейчас вообще утеряна. А на голландских, американских, канадских коров нужны большие деньги.

Конечно, не все у нас так плохо. Есть сельхозпредприятия с передовым опытом. Практически на мировой уровень, я считаю, вышли наши производители птицы. Есть и производители молочной продукции такого уровня. Но, увы, это лишь тенденции, это не массовый тренд для нашего агросектора.

— Нужны ли нам какие-то новые законы в области сельского хозяйства?

— Понимаете, законы — это лишь инструмент. А важно достижение цели. Украина — единственная страна в Европе, где нужно лоббировать не принятие новых законов, а выполнение тех, что уже есть. От правительства какие-то положительные сигналы уже есть: собирают аграриев, совещаются, думают, как быть… Но нет долгосрочности и стабильности, поэтому пока нет веры в будущее. И главная задача правительства такова: в Украину должны поверить. Причем в первую очередь — отечественные инвесторы. Если украинцы сами начнут инвестировать в свою страну, то обязательно придет успех. А там подтянутся и зарубежные инвесторы. Но им нужно подать пример. Это как ситуация с нашим самолетом Ан-70. Мы говорим всему миру: купите его, замечательная машина. А нас спрашивают: сколько таких самолетов есть в украинских ВВС? Ни одного… И нам говорят: как же мы будем покупать, если вы сами его не покупаете? Так и с инвестициями, нужно вкладывать самим, но нужны государственные гарантии.

У нас сейчас самое низкое поголовье свиней за всю историю Украины — 6 млн 700 тыс. животных. А было и 18 млн, и даже 23 млн… Упало сильно и поголовье КРС. Но касательно свиней стоит отдельная проблема — африканская чума. Это настоящая трагедия, в Украине больше всего случаев заболевания этой чумой за 2016—2017 годы в мире! Эту проблему бизнес сам не решит, нужны решительные действия власти: полный запрет передвижения животных между областями, полный запрет реализации мяса на стихийных рынках… Также скажу непопулярную вещь, но правительству придется на это пойти: надо уходить от подворного содержания свиней. У нас ведь подменяют понятие фермерства именно подворным, по сути дела, домашним содержанием. А ведь это не любимая собачка с кошечкой. Нужны просто космические деньги, чтобы во дворе обеспечить полную безопасность животных. У крестьян таких средств нет. Нужно создавать крупные фермы, объединяться в сельскохозяйственные кооперативы, тогда можно обеспечить эффективную защиту от чумы. Но тут, опять же, как уже говорил, нужна помощь государства.

new_image3_456

Агрокомплекс. Потомство дают лучшие породы свиноматок в мире. Фото: пресс-службы Б. Колесникова

— Какие условия кредитования сельского хозяйства в Украине вы считаете приемлемыми?

— Во всех странах условия кредитования зависят от уровня инфляции. Если кредитная ставка меньше инфляции, то никто денег не даст. А инфляция зависит от экономики, от роста реального производства, а не выпуска пустых денег. У нас инфляция 10—15%, а нормальная ставка для крестьян не должна быть выше 4—5%. То есть без государственных дотаций решить проблему невозможно.

Реальная же банковская ставка для сельхозпроизводителей у нас выше 20%. Как можно в таких условиях говорить о какой-то конкуренции с западными агропредприятиями? За счет чего конкурировать, если отсутствует правовое поле и кредиты почти в 10 раз дороже западных? Вот это и подводит Украину к той опасной черте, о которой я говорил раньше. Мое мнение: если власть в течение 1,5—2 лет не найдет стимулы для агропроизводителей, то бизнес в этой области уйдет из Украины. А с ним уйдут деньги и специалисты.

— Ваш взгляд на земельную реформу. Стоит ли сейчас продавать землю или следует продлить мораторий на продажу?

— Есть силы, выступающие за скорейшую продажу земли. Цель у них одна — быстро заработать. Ведь гектар земли даже в постсоветской Прибалтике стоит около 2—2,5 тысячи долларов, а у нас оценивается меньше 1 тысячи. То есть можно быстро заработать минимум вдвое, а после нас хоть потоп.

На мой взгляд, продавать сегодня землю нельзя. Надо сначала провести в прямом смысле практический ликбез для пайщиков. Это вполне по силам правительству и парламенту: определить срок, допустим — семь лет, и обязать всех арендаторов платить эффективную ставку за гектар. Если рассматривать стоимость гектара украинской земли от 2 тысяч долларов и мировой опыт, что арендная ставка в год  — это 1/20 от оценки, следует понимать, что аренда не может быть менее 100 долларов за гектар. Когда пайщики привыкнут к такой ренте, тогда есть выбор. Хочешь — продолжай получать арендную плату, сдавая землю, а хочешь — продай сразу по рыночной цене.

А если продать землю сейчас, без ее реальной оценки, без возможности заработать на ней, то наши крестьяне станут безземельными батраками. К тому же многие и безработными: при современных технологиях занятыми будут из 7—8 млн сельского трудоспособного населения лишь примерно 2 млн. И тогда безработные миллионы спросят у власти: а как нам жить? Об этом следует помнить.

— Борис Викторович, вы создатель крупнейшего животноводческого комплекса в Украине. Расскажите о своем опыте.

— Мы начинали в чистом поле, где ничего не было. Это в Донецкой области, на территории, подконтрольной Украине. Стартовали в сентябре 2006 года. И создали самую большую компанию в стране в сфере свиноводства. Первая продукция пошла в 2008 году, а в прошлом году отправили на убой 520 тысяч свиней, имеем стабильные экспортные контракты в страны Юго-Восточной Азии, в том числе вышли на такие сложные рынки, как Гонконг, Сингапур… Но все же ориентированы в основном на внутренний рынок Украины.

Так как мы начинали с нуля, то породу свиней выбирали самую лучшую в мире. Пять топовых французских специалистов работали над нашим проектом семь лет. Создали в итоге полностью вертикально интегрированную компанию: у нас своя земля, свой элеватор, комбикормовый завод, своя бойня и мясокомбинат. Примерно на 70% мы обеспечены своим зерном, остальное докупаем. Думаем над несколькими новыми большими проектами, которые тоже должны стать флагманскими в стране. Но подробнее пока говорить не буду.

— Вы сами занимались сельским трудом, своими руками? Может, трактор водили или комбайн?

— Я, как говорят, "вырос на асфальте". Разве что школьником участвовал в посадке деревьев. И вот уже сейчас мы с моими детьми тоже сажали деревья в саду. Посадили с полсотни, теперь ждем урожая. Это, собственно, мой максимальный опыт сельского труда. За рулем комбайна действительно сидел, но просто из любопытства, не более. Однако работой аграрного сектора я всегда интересовался, потому что много лет связан с пищевой промышленностью. А теперь — тем более.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять