Харес Юссеф: "Эту игру Арфушей оплатили"

1 Декабря 2009, 08:26

Бизнесмен и экс-советник Ющенко рассказал нам свою версию событий с поджогом "Бентли"

Харес Юссеф: "Эту игру Арфушей оплатили"

— Вы 4 года назад сильно поссорились с братьями Арфушами. Один из них – Валид – обвинял вас в поджоге своего автомобиля "Бентли" и угрозах в свой адрес. Урегулировали ли вы с ними свои взаимоотношения?

— Я знаю, что это была акция, сделанная для того, чтобы повлиять на рейтинг Ющенко. Это игра. Она изначально была оплачена. Для Арушей это был один из эпизодов бизнеса.

— А кем это было оплачено?

— Что бы я сейчас ни сказал вам, скажут, что я вру. Но я на сто процентов уверен, что вся эта медиа-акция была направлена, чтобы повлиять на рейтинг Ющенко и была хорошо оплачена, это я знаю. Омар Арфуш (брат Валида — Авт.) сам говорил своим друзьям здесь.

— Во Франции? А что он говорил?

— Что использовал украинцев друг против друга и заработал и с этих, и с этих.

— А сейчас взаимоотношения урегулировали?

— Ничего нет. Такое может произойти только на Украине. Человек сам себе поджигает машину, платит милиции, чтобы закрыть дело (Омар Арфуш заявил нам, что все сказанное Харесом Юссефом — это неправда, и он готов подать на него в суд во Франции о защите чести и достоинства. — Авт.).

— А что они за люди, братья Арфуши?

— Я не хочу о них говорить. Это была ошибка моей жизни отношения с ними. Я не хочу связывать отношения с ними.

— Когда и почему вы уехали из Украины во Францию? Это добровольный отъезд или вынужденный? Связано ли это с давлением на вас – милиции, бывших бизнес-партнеров или кого-либо еще?

— Ни в коем случае. Никакого давления на меня не было. Я сам принял решение о переезде во Францию. Я шел к этому постепенно. Мотался между Францией и Украиной. Неделю в Париже, две недели в Киеве. В 2007 году в Париже у меня родилась дочь. Там же я нашел дом. Кстати, моя жена вот-вот родит.

—  А у вас еще есть дети?

— Да, от первого брака. Моя первая жена украинка. От нее у меня четыре сына – старшему 24 года, а младшему – 11 лет.

—  Так, а чем вы тогда занимаетесь во Франции?

— Я создал фонд, который получил название "40". Его цель – поиск по всем направлениям науки, искусства и вообще любых видов знаний – мы насчитали, что их примерно 40 – самых лучших. Их может быть примерно 40. Вообще, 40 – очень символичное число для человечества. Сорок дней Моисей водил евреев по пустыне, сорок недель ребенок находится в утробе матери. Тех, кто является первыми в своей области знания, мы и будем награждать премией "Первый". Бюджет для этого первого пилотного проекта формируется из вносов бизнесменов. Они освобождены за это от уплаты налогов.

Этот проект, как мне сказали, получил одобрение президента Франции. Наблюдательный совет сейчас формируется, но работе фонда будет помогать такой известный французский актер, как Роббер Оссейн, получивший всемирную известность, главной ролью в фильмах об Анжелике.

— А есть ли у вас еще какой-нибудь бизнес на Украине?

— Я свернул все проекты, связанные со строительством и недвижимостью. Остался только проект, касающийся новых технологий в сфере новых технологий в металлургии. Они связаны с переработкой руды. В этом проекте участвуют 200-220 украинских инженеров. Через несколько недель мы открываем первый завод в Казахстане недалеко от Астаны. В Украине планируем построить завод на Северном ГОКе в Кривом Роге, в России в Хабаровске, там мы подписали договор с компанией "Арикон". Мы также подписали несколько протоколов о намерениях с СКМ и мне кажется, что ситуация созрела для подписания договоров.

— По Киеву ходят разговоры о том, что вы не вернули кредит Эксим-банку почти в 100 миллионов долларов в 2007 году, и что банк уже забрал у вас дом, земли машины и так далее. Это правда?

— Нет. Мы с этим банком строим свои отношения цивилизованно и красиво. Все происходит в рамках закона.

— То есть, если вы берете кредит, то его возвращаете?

— Конечно, как и любой бизнесмен. Бизнес для меня сейчас инструмент, а главное – мой фонд. Я продал акции своих предприятий своему брату Мунжеру. Брат и помогает мне.

— В каких отношениях сейчас вы находитесь с Ющенко?

— В прекрасных. Вы знаете, мне не нравится политика, потому что это грязная сфера. Просто политика – это нечестный путь для реализации воли народа. Причем такое положение вещей существует не только в Украине, но и во всем мире. Политику, к сожалению, невозможно честно исполнять свой долг. Я считаю, что политика, национализм и религия тормозят развитие. Национализм – это тормоз для эволюции разума.

— А вы сталкивались с проявлениями национализма по отношению к себе в Украине?

—  Конечно. В глаза мне никто ничего не говорил, но за глаза я чувствовал, что многие хорошие проекты в Украине не воспринимаются, потому что я араб.

— А вот с приходом Ющенко национализма стало больше в нашей стране?

— Не думаю. Просто с приходом Ющенко в стране стало больше демократии. Поэтому у национализма стало больше простора, но это не по вине Ющенко.

— А когда вы виделись с Ющенко в последний раз? Поедете с ним вместе с Депардье на его дачу в Карпаты, как в прошлый раз?

— Мы с ним виделись год назад. Конечно, поедем, но только после президентских выборов. Мы уже договорились.

— На свадьбе у Андрея Ющенко были?

— Не был, он меня не приглашал. О ней я узнал из Интернета. Мы с ним уже год не общались.

— А почему Депардье так и не снялся в Тарасе Бульбе?

— Денег на фильм не было. Сюда приезжала французская женщина-режиссер. Было подсчитано, что бюджет фильма должен составить 20-23 миллиона долларов, но этих денег нельзя было найти в Украине ни в бюджете, ни среди бизнесменов.

— А вы хотели с Депардье открывать гостиничный бизнес в Украине. Почему эти проекты не реализовались?

— Потому что в Украине нет "чистой собственности", она во многих случаях спорная.

Вы сейчас просматриваете новость "Харес Юссеф: "Эту игру Арфушей оплатили"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Чаленко Александр

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...