Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

Вдова Кирпы: "После смерти Георгия мы уехали из Украины с $3000 в кармане"

14 января 2010, 07:42

Золотухина Инна

В 2009 году исполнилось пять лет со дня смерти экс-министра транспорта и связи Украины Георгия Кирпы. Все это время его семья отказывалась от встреч с журналистами. Но на днях супруга погибшего дала эксклюзивное интервью «Сегодня».

С Жанной Игоревной Кирпой мы встретились вскоре после новогодних праздников в одном из столичных кафе. Вопреки моим ожиданиям, испытания ее не сломали. Эта энергичная и статная женщина полна сил и воли к жизни. Хотя перенести ей пришлось немало. В 2004 году, в канун президентской гонки, в стране разгорелась настоящая "охота на волков". Еще не получившая власть "оранжевая" оппозиция обвинила многих членов команды экс-главы государства Леонида Кучмы в хищении государственных средств и имущества. Несмотря на то что официальных доказательств вины этих людей не было, в прессе ежедневно появлялись гневные (и далеко не всегда правдивые) публикации. В результате некоторые "бывшие" были вынуждены уехать за границу. Например, экс-глава Администрации Президента Игорь Бакай и экс-глава МВД Николай Белоконь. Другие свели счеты с жизнью. В частности, председатель правления "Укркредитбанка" Юрий Лях (он вскрыл себе шейные артерии канцелярским ножом для бумаги прямо в рабочем кабинете), экс-глава МВД Юрий Кравченко. А также главный транспортник страны Георгий Кирпа, застрелившийся у себя на даче в Бортничах.

— Жанна Игоревна, правда ли, что вы с мужем родом из одного села?

— Да. Мы родились и выросли на улице Суворова в поселке Клубовка Изяславского района Хмельницкой области. Жору воспитала мать, инвалид третьей группы, и незрячая тетка. Так что в детстве ему пришлось несладко.

— А когда будущий супруг начал за вами ухаживать?

— В последних классах школы. Георгий часами простаивал у меня под окнами и всегда был готов прийти на помощь.

— Говорят, что еще будучи школьником, он заочно учился в Московском институте Искусств на композиторском факультете?

— Да. У него был прекрасный слух, он играл на баяне, фортепиано, контрабасе. Но закончил только два курса и после окончания школы поехал поступать в Одесский технологический институт. Там он сдал два экзамена по математике на пятерки. А физику провалил и вернулся домой.

— А как он оказался в Харьковском институте Железнодорожного транспорта?

— Совершенно случайно. Я закончила 10 классов (Жора был старше меня на год) и решила поступить в один из харьковских вузов. Но определить, в какой из институтов я хочу, не могла до тех пор, пока не увидела богатое и красивое здание института Железнодорожного транспорта. Георгий приехал вслед за мной. Уже на четвертом курсе мы поженились.

— В то время вы часто ссорились? Почему-то мне кажется, что каждый из вас хотел быть лидером как в семейной жизни, так и в общественной…

— Мы даже в учебе соперничали, — смеется Жанна Игоревна. — Жора стремился быть во всем первым. Однажды я без особой подготовки получила на экзамене по промышленной электронике пятерку. А Жора занимался очень долго и серьезно, но получил четыре. Ах, как он разозлился! Даже пригрозил мне: мол, напишу в нашу студенческую газету статью о том, что ты проводишь вечера в кино и незаслуженно получаешь хорошие оценки. Конечно, ничего он не написал. Но мы две недели не разговаривали.

— Ваш муж окончил институт с красным дипломом. Соответственно, работать вы могли в любом городе СССР. А отправились почему-то в Чоп. Наверное, вам хотелось побывать в Европе?

— Граница особого значения для нас не имела. Нам хотелось профессионального роста. А железнодорожная станция в Чопе была уникальной. Там разгружались сотни составов. Кроме того, можно было увидеть то, чего не было в других городах. Например, практиковавшуюся на Западе винтовую сцепку вагонов (в Советском Союзе сцепка была только автоматической). Я работала в отделе по технике безопасности, а муж — инженером.

— Потом Георгия призвали в армию?

— Да. Он служил в Ярославле под Москвой. Я осталась в Чопе и жила в общежитии. Свою первую 2-комнатную хрущовку мы получили только в 1972 году после рождения первенца — сына Виталика.

— Георгий Николаевич стремительно делал карьеру. Как ему это удалось?

— Ну не так уж и стремительно. В общей сложности мы провели в Закарпатье 14 лет. Работали в Чопе, Ровно и Ужгороде. В то время самой высокой должностью мужа был пост начальника ужгородского отделения Львовской железной дороги. А в 1984 году он получил назначение во Львов, где сначала работал замначальника Львовской железной дороги. Я думаю, что залогом его успеха был богатейший опыт, который он перенял у железнодорожников западных стран и отечественных специалистов советской закалки.

— Когда Георгий Николаевич начал подниматься по служебной лестнице, вы ушли с железной дороги. Почему?

— Он сам меня об этом попросил. Сказал, что ему сложно со мной работать, я его сковываю. Особенно на совещаниях. Почему-то ему казалось, будто я смотрю на него с иронией или не одобряю его распоряжения. Он из-за этого нервничал. Конечно, прямо он мне все это не говорил. Пытался перевести все на шутку. Мол, глядя на тебя, я забываю о работе.

— Но дома вы все равно говорили о проблемах железной дороги?

— Конечно. Его всегда интересовало мое мнение. Иногда он просил у меня совета.

— В воспитании детей (у Жанны и Георгия Кирпы есть еще младшая дочь Инна. — Авт.) муж вам помогал?

— Нет, что вы! Дети были на мне. Жора уходил, когда они еще спали. А приходил, когда они уже спали. Он был классическим трудоголиком.

— По слухам, он любил веселые компании. Но, наверное, не всегда отдыхал с вами…

— Он не был святым. Но к семье относился прекрасно. Говорил: я всегда падаю головой в сторону дома, — улыбается Жанна Игоревна. — И никогда не приходил домой без цветов. Даже зимой.

Реклама

— Говорят, Георгий Кирпа был жестким руководителем. Не стеснялся в выражениях…

— А как без этого на производстве? Да, он был эмоциональным, горячим, скорым на решения. Но именно благодаря этому он и добился блестящих результатов в работе. Без силовых методов ему бы это не удалось.

— Был случай, когда он уволил одним махом 50 человек...

— Да. За то, что эти люди не выполнили свою работу. А было и так, что после увольнения начальника одной из дорог он терзал себя вопросом: правильно ли я поступил? Если нет, старался исправить ситуацию. Кроме того, он всегда считался с чужим мнением, если в нем было рациональное зерно. И никогда не наказывал подчиненных рублем. Говорил: семьи провинившихся сотрудников не должны за них отвечать.

— В столицу вы переехали в 2000 году…

— Да. Тогда на железной дороге зарплату платили сахаром и картошкой. Из бюджета не выделялось ни копейки. А взять деньги с пассажиров, которые бы полностью перекрыли перевозку, мы не могли: во всем мире пассажирский транспорт дотационный. В конце концов Георгий не выдержал. Будучи еще начальником Львовской ЖД, написал письмо президенту Леониду Кучме и предложил провести реформу отрасли. Леонид Данилович оценил эту инициативу и пригласил его в Киев. А в 2002 году муж был назначен министром транспорта и связи Украины.

— А что конкретно он написал президенту?

— У него был целый ряд предложений. Самое главное заключалось в том, что мы избавились от фирм-посредников между ЖД и отправителями грузов. В результате появились средства. Георгий занялся путевым хозяйством, вагоностроительными заводами.

— А с психологической точки зрения вашему мужу переезд тяжело давался?

— Очень тяжело. Мы приехали с периферии. Его многие восприняли в штыки. Но он привез сплоченную команду и сумел сделать так, что работа сразу пошла. Хотя местные чиновники мешали ему как могли. Вот вам пример. Реконструкция старого Киевского вокзала и строительство Южного вокзала заняли 6 месяцев. А акт о приемке этого объекта подписывался 8 месяцев!

— Георгий Николаевич был близок к Леониду Кучме. Многие называли его преемником…

— Мне бы не хотелось вдаваться в эту тему. Скажу только, что муж вряд ли смог бы столько сделать без благословения президента. Кучма соглашался на все без исключения (казалось бы, безумные!) проекты Георгия. Как ты можешь начинать строить без денег? — спрашивала я у мужа. А он отвечал: главное — ввязаться в бой! И добивался желаемых результатов.

— Какой был самый тяжелый момент в жизни Кирпы-министра?

В тренде
Все о праздновании Дня Независимости Украины: спецвыпуск "Сегодня" онлайн

— Тяжелее всего шло строительство автобана "Киев—Одесса". Дошло до того, что ему нечем было выдавать людям зарплату. Кроме того, была поздняя осень. Вот-вот должны были начаться дожди, и сроки сдачи объекта могли быть сорваны. Однажды он пришел домой опустошенный и спросил у меня: что делать? Я предложила ему поддержать людей своим присутствием. На следующий день он вылетел из Киева на вертолете в 5 утра, чтобы побывать на всех участках строительства. Не поверите, рабочие взбодрились! Немного позже он сделал передвижные асфальтные заводы и начал выгрузку песка и щебня на временных платформах. Таким образом работа пошла быстрее.

— Как министру Георгию Николаевичу приходилось заниматься и политикой. Тоже, наверное, не легко было?

— Политика — дело очень грязное. Для того, чтобы работать, Георгий должен был постоянно оглядываться на политиков. А он этого не умел и не понимал…. Да, тяжело ему было. Он был созидателем, а не политиком.

— Он действительно болезненно воспринимал критику со стороны народных депутатов и СМИ?

— Очень. И те и другие сделали все возможное, чтобы его уничтожить. А он не мог объективно оценить ситуацию: политики воюют, а он заложник этой войны. Я умоляла его не читать заказные гадости, которые о нем писали в прессе. Но он не мог отстраниться. Слово бьет наотмашь. А он был в этом отношении очень ранимым.

— В последний месяц своей жизни он действительно пил антидепрессанты?

— Он пил успокоительные препараты. Потому что был в отчаянии от того, что новая власть может погубить дело всей его жизни. Он говорил: если транспортную отрасль развалят, я этого не переживу. Вообще Георгий был дальновидным человеком. Он уже тогда предсказывал: если так пойдет, через 5 лет экономика Украины будет на коленях. И тогда очень много времени понадобится, чтобы ее снова реанимировать.

— Почему вы с мужем не уехали из страны? Тогда многие так поступали…

— Потому что Георгий очень любил Украину. Он никогда бы на это не согласился.

— По факту смерти вашего мужа Генпрокуратура возбудила уголовное дело по статье "доведение до самоубийства". Но потом закрыла из-за отсутствия состава преступления. Между тем в СМИ регулярно появляются предположения о том, что Георгия Кирпу убили…

— Только я знаю, что произошло в день смерти Жоры, — тяжело вздыхает Жанна Игоревна. — Но я об этом говорить не хочу. Слишком много непорядочных людей все еще занимают высокие должности в Украине. Не время ввязываться в политику. Муж уже лежит на Байковом кладбище... (На конкретный вопрос "Сегодня", было это самоубийством или убийством, Жанна Игоревна так и не ответила. — Авт.)

— Теперь вы живете в Словакии…

— После похорон Георгия меня забрал сын. Я просто была не в том состоянии, чтобы оставаться здесь и продолжать слушать грязь, которую щедро выливали на моего мужа газеты и ТВ. Но гражданство у меня осталось украинское. А в Братиславе есть квартира. Там часто гостит мой 6-летний внук Валентин. Он самый лучший антидепрессант. Кстати, теперь я буду чаще бывать на Родине. При помощи друзей я создала Международный фонд имени Георгия Кирпы. Надеюсь, что смогу продолжить дело мужа в области благотворительности. Георгий очень много сделал в этом направлении. Помогал детским домам, организовывал бесплатный отдых в здравницах Украины для стариков и школьников, строил дома для пенсионеров железной дороги, снабдил новым медицинским оборудованием поликлиники нашей отрасли. Впрочем, я могу говорить о его делах часами. Хочется, чтобы люди знали правду о моем муже.

— Все-таки вы очень сильная женщина…

— Да какая там сильная! Просто я стараюсь такой быть. И не хочу вспоминать о плохом. О том, как после похорон мужа я дважды лежала в кардиологии. О том, как мы уехали из Украины с тремя тысячами долларов в кармане…

СОСЛУЖИВЕЦ: "ЭТО БЫЛО ЗАПЛАНИРОВАННОЕ САМОУБИЙСТВО"

В близком окружении Георгия Николаевича никто не верит в нашумевшую версию о его насильственной смерти. Впрочем, как и в слухи о том, что экс-министра подтолкнул к самоубийству звонок неназванного высокопоставленного государственного чиновника (якобы этот чиновник сообщил Кирпе что-то крайне неприятное о его будущем).

— Такие люди, как Кирпа, из-за одного звонка не стреляются! — уверен сослуживец экс-министра. По его словам, перемены в Георгии Николаевиче были видны еще за несколько недель до его гибели. Он утратил интерес и к жизни, и к работе. И все, кто его хорошо знал, это почувствовали.

— Я говорил с министром накануне трагедии, — продолжает мой собеседник. — Вроде бы все было как обычно. Он внимательно меня слушал и давал указания. Но привычных твердости и "огонька" в его голосе не было. Мне показалось, что он утратил веру в завершение наших проектов, которых было много.

По словам еще одного коллеги погибшего, накануне трагедии Георгий Николаевич под разными предлогами попросил всех домочадцев уйти из дома. Остался один водитель. Но он и его выставил. Отправил в магазин за куриным мясом для котенка. А сам пошел в баньку и застрелился из пистолета ПСМ (калибр 5,45 мм), который всегда носил с собой.

— В СМИ писали, будто за пять минут до случившегося к министру заходил сосед за сигаретами, — вспоминает мой собеседник. — Но это полная ерунда, никого там не было!

Получается, Георгий Кирпа запланировал самоубийство, а не сделал этот шаг под влиянием момента, как предполагали многие СМИ. Видимо, он понимал, что приход "оранжевых" к власти неизбежен. А он для этой команды враг, и в любом случае (виновен или не виновен) будет привлечен к уголовной ответственности. Ясно, что для такого честолюбивого человека, как Георгий Кирпа, подобная мысль была невыносима.

— Вскоре после выборов против многих начальников дорог возбудили уголовные дела, — продолжает мой собеседник. — Они ходили в прокуратуру на допросы, как на работу. А потом жаловались, что их уговаривали дать показания против уже покойного министра…

Близкие к экс-министру люди также уверены: помимо ущемленного самолюбия, был еще один фактор, подтолкнувший экс-министра к самоубийству.

— Он привык быть на передовой, — говорит наш источник, — принимать решения и браться за самые трудные проекты. Также поступил и на этот раз — принял удар на себя. Видимо, надеялся, что после его ухода никто не будет задавать его близким и коллегам неудобные вопросы.

САМЫЕ ИЗВЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ ГЕОРГИЯ КИРПЫ


Память. По дорогам Украины ныне ходит именной поезд Кирпы

Строительство автобана "Киев—Одесса"

Реконструкция столичного вокзала

Запуск скоростных поездов

Строительство городка на острове Змеиный

Строительство поселка на острове Тузла

Создание государственного объединения "Укрморпорт" (в него вошли 22 госпредприятия, в том числе 19 морских портов)

Сооружение канала Дунай—Черное море

Реконструкция столичной станции "Караваевы Дачи"

Начал строительство автомобильно-железнодорожного моста через Днепр

Начал реконструкцию в Киеве Дарницкого железнодорожного вокзала

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Loading...