Для российской оппозиции история Pussy Riot — грязная

17 Января 2013, 12:45

Адвокат девушек рассказал о скандале с группой, а Екатерина Самуцевич считает, что юристы их использовали

Фейган. Обвиняет Самуцевич в сговоре с властью. Фото pussy-riot.livejournal.com
Суд. В ходе процесса Катя Самуцевич выбрала себе новую защитницу — Ирину Хрунову. Фото pussy-riot.livejournal.com
Бренер. Акция на Лобном месте «Ельцин, выходи!». Фото Artkladovka.ru
Задержание Бренера. В 90-е отделался штрафом. Фото Artkladovka.ru

НАЧАЛО: Участница Pussy Riot не понимает, чего нельзя делать на зоне

Продолжение

Любопытно, понимали ли девушки, отправлясь в Храм Христа Спасителя, что на этот раз пощады не будет и их, скорее всего, посадят? Ведь судя по всему, единственная причина, которая помешала властям России "закрыть" девчонок сразу после акции на Лобном месте "Путин – зассал!", заключалась в том, что тогда они нанесли оскорбление лично президенту. А сегодня его главная задача — вернуть себе расположение россиян (напомним, что накануне президентских выборов в Москве прошли многотысячные митинги оппозиции против возвращения Владимира Путина). Поэтому наказать девушек тогда он не мог. Но во время акции в Храме Pussy Riot оскорбили не только лидера государства, но и главу РПЦ Кирилла, и часть верующих. После чего, по словам защитников девушек, властями специально были организованы митинги фанатиков-православных, которые угрожали разорвать девчонок на части. Как сказал мне один из московских политологов Вадим Мингалев: "Чтоб другим неповадно было!" А также — возбудили уголовное дело, которое адвокаты группы проиграли.

— А что вы скажете об обвинениях в ваш адрес (а также еще двоих защитников Pussy Riot — Виолеты Волковой и Николая Полозова) со стороны СМИ? — спрашиваю я у экс-адвоката девушек Марка Фейгана. — Мол, вы не добились освобождения девушек, так как действовали не в интересах подзащитных, а по заданию оппозиции, превратив процесс в политический фарс... 

— Надо понимать, что мы (я и мои коллеги) являемся активными членами протестного движения. Так же, впрочем, как и Pussy Riot. Поэтому и подхватили этот процесс. Не использовать такой повод мы просто не могли. Ведь вскоре в суде должны были рассматривать дела ребят, которые были задержаны во время митинга на Болотной площади. И в этом отношении суд над участницами группы Pussy Riot был показательным. Если бы нам удалось освободить девушек — была бы надежда выиграть и другие процессы. Но власть продемонстрировала, что пощады не будет никому.

— А девушки понимали, что происходит?

— Думаю, да. Не секрет, что с Надеждой Толоконниковой мы познакомились в протестной среде. Она была активисткой оппозиции и после митинга на Болотной площади (там она выступала на сцене с речью) я выводил ее из оцепления, поскольку ее мужа задержали. Кстати, еще до ареста мы с Надей обсуждали возможность возбуждения уголовного дела против участниц группы Pussy Riot. И я пообещал, что буду ее защищать. Сегодня в протестном движении России состоят люди разных убеждений (Надя придерживается левых взглядов, а я — правых). Но все мы едины в одном: с тоталитарным и коррумпированным режимом пора покончить.

— А Маша Алехина и Катя Самуцевич одобряли такую позицию защиты?

— Поначалу да, — не очень уверенно отвечает адвокат.— Но потом, как вы знаете, Катя Самуцевич отказалась от наших услуг.

— Почему?

— По слухам, в СИЗО к ней в камеру  подсадили "наседку". Видимо, та ей сказала: если ты скомпрометируешь юристов — получишь условно. Катя так и сделала. Власти это выгодно — мы же не только Pussy Riot защищаем, но и других членов оппозиции. Я, например, адвокат похищенного из Киева оппозиционера Леонида Развожаева. Да что там говорить! Николаю Полозову (адвокат, также представлявший в суде интересы Pussy Riot. — Авт.) звонили силовики и говорили: "Отчаливай от этого дела, иначе утонешь". А юридическую коллегию Волковой "торбят" налоговики. Одного меня пока не трогают, только телефон прослушивают. Вероятно, из-за того, что я давно в оппозиции.

— Но недавно примеру Екатерины последовали и другие девушки…

— Я думаю, что это звенья одной цепи.

— Вы, Виолета Волкова и Николай Полозов защищали девушек бесплатно?

— Естественно! Но нам нужны были средства на текущие расходы. Поэтому мы создали фонд помощи Pussy Riot и бросили клич. В России желающих расстаться с деньгами почти не нашлось. А вот из стран Западной Европы мы получили серьезную финансовую поддержку.

— А как потратили эти средства?

— Семьи Толоконниковой и Алехиной получили по $9700. А Екатерина Самуцевич — $6 тысяч. Адвокатам выдали по $1000. Хотя наши расходы были больше. Деньги распределяли волонтеры из США и РФ, а не мы.

— Катя Самуцевич говорит, что она никаких денег не получала. Так же, как и ее отец...

— Я вам уже сказал, что я думаю о ней.

— Марк, а о скандальной истории с брендом Pussy Riot что  вы скажете? Самуцевич утверждает, что вы хотели заработать на славе группы. Поэтому фирма вашей супруги подала заявку на регистрацию товарного знака, когда девушки оказались за решеткой…

— Полная ерунда! После резонанса, который получил процесс, о группе узнал весь мир. Поэтому мы предложили девушкам сделать это первыми, так как их могли опередить. И получили их согласие. Но по закону этот документ может подавать только юрлицо. И я попросил о помощи свою жену, у которой есть своя фирма. А потом Самуцевич вдруг раздула скандал. Видимо, опять по чьей то указке.

— А бренд уже зарегистрировали?

— Нет. После случившегося мы отозвали документы. Но кто-то пытается это сделать в Великобритании и Эстонии.

— А что получилось с книгой о Pussy Riot?

— Это вообще ужас! К нам обращались ведущие издательства мира с предложением написать книгу о группе. Мы всем обещали, что их предложения будут рассмотрены после суда. Мол, сейчас девушкам не до того и договор мы подписать не можем. И вдруг некое московское издательство выпускает книгу, которую якобы написала Надежда Толоконникова. А на самом деле просто публикует компиляцию из тех материалов о группе, которые были в Интернете!

— Без разрешения?

— Конечно! Мы, юристы, с этим издательством ни о чем не договаривались. О чем официально и заявили. Поэтому недавно руководство издательства перед нами  извинилось. Но скандал уже разгорелся...

— Вы, наверное, и в этом обвиняете власти России…

— А кого же еще?!

— Вы заплатили за участие в деле Pussy Riot своей адвокатской репутацией. А лидеры российской оппозиции понимают, что скандалы из-за бренда и книги, а также отказ девушек от ваших услуг — это удар  по протестному движению?

— Да. Они — люди искушенные.

— Почему же они не делали никаких заявлений в поддержку Pussy Riot? Почему  отстранились от этого дела? Учитывая, что акции группы были политическими, а девушки являлись активными членами оппозиции, — это выглядит, мягко говоря, некрасиво… 

— Они хотят стоять от этого дела в стороне. Леша Навальный только один раз был на суде. И я его, как политик, понимаю и не осуждаю.

— Слишком грязно? Сначала оргия "Войны" в Зоологическом музее с участием беременной Надежды Толоконниковой. Потом оскорбление верующих в Храме…

— Да. С одной стороны — действия Pussy Riot были на руку оппозиции. А с другой стороны — им важно, чтобы им симпатизировали люди.

— А вы не опасаетесь, что опозиция откажется и от вас?

— Возможно.

— А в это время власти вас репрессируют…

— Хм… Я буду думать об этом, когда будет проблема. Пока ее нет. Я же не знаю, где тот Рубикон, за которым власть начнет прямое преследование.

— И что вообще вы будете делать в таком случае?

— Возможно, пойду до конца. А может быть, попытаюсь найти компромисс или исчезнуть из страны. Пока мне сложно об этом говорить...

После интервью с Марком Фейганом я снова "прокручиваю" в памяти встречу с Катей Самуцевич. И сколько ни пытаюсь — не могу представить, что эта девушка могла отказаться от интересов подруг ради своего освобождения из-под стражи. У меня создалось впечатление, что такие увлеченные люди, как она, скорее пойдут на плаху...

"ЮРИСТЫ НАС ИСПОЛЬЗОВАЛИ!"

— Понимаешь, мы  в нашей группе все делаем честно, — говорила мне Катя Самуцевич, когда я спрашивала ее о скандале с адвокатами. — Верим, что наши акции заставят людей задуматься. И, честно, готовы пойти в тюрьму, отстаивая свои убеждения. Поэтому я просто не могла молчать, когда поняла, что юристы используют нас в своих целях.

— А ты осознала это только в октябре, когда отказалась от защитников?

— Да. Во время процесса у нас просто не было времени подумать. Мы все время не высыпались из-за поездок в суд. А надо было еще и с материалами дела ознакомиться. Вот я и затянула с решением. А потом Ира Хрунова (новый адвокат Самуцевич) сама ко мне пришла и сказала: "Давай, я буду тебя защищать!" И ей удалось добиться моего досрочного освобождения! Думаю, если бы процесс не был настолько политизированным, девочки могли получить более мягкий приговор.

— А тебе не показалось странным, что адвокат сама пришла?

— Нет. Ирина — из коллегии, которая часто защищает оппозиционеров.

— А Маша и Надя тоже не понимали, что адвокаты действуют в интересах оппозиции?

— Думаю, да. Поэтому и приняли решение об отказе от услуг юристов уже в колонии…

Обоснованы ли обвинения девушек в адрес юристов? Может быть, в девчонках просто говорит детская обида на людей, которые пообещали, что все будет хорошо, но так и не смогли их защитить? И как теперь Надежда Толоконникова и Мария Алехина относятся к российской оппозиции? Ведь лидеры протестного движения не только ничего не сделали, чтобы их поддержать. Но еще и отмежевалась от девушек, когда те оказались в беде! Увы, ответов на эти вопросы пока нет. Ясно одно. Во время судебного процесса девчонки чувствовали себя героинями, и это давало им силы. Ведь в то время к ним было приковано внимание едва ли не всего мира. (Подумать только: в поддержку Pussy Riot пела Мадонна, а художница Йоко Оно присудила девушкам премию, которую основала в память о своем муже Джоне Ленноне!) Но теперь о группе постепенно начинают забывать. И в этом забвении девчонкам придется пройти свой путь до конца. Конечно, особенно тяжело придется Марии Алехиной и Надежде Толоконниковой. Екатерина Самуцевич все-таки на свободе. Но ей тоже будет непросто. Ведь, по сути, на плечи девушки ложится ответственность за все, что пишут о группе в СМИ. А это означает: все, что она скажет или сделает, может быть использовано в интересах как власти, так и оппозиции...

Автор:

Золотухина Инна

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...