Параскино счастье

1 Ноября 2007, 19:38

Через два года после революции "Сегодня" побывала в гостях у бабы Параски, для которой теперь наступили тяжелые времена. В ее селе больше не считают Ющенко героем. Заодно сбросили с пьедестала и саму Параску. Завидуют ее большой пенсии, а орден считают, дали зря. Статья опубликована в "Сегодня" в ноябре 2006 года

Параскино счастье

Два года назад селяне Дорогичевки на Тернопольщине забросили смотреть сериалы. У них по соседству объявился свой новый герой, точнее героиня. Баба Параска, которая бросила хозяйство, внуков и рванула на Майдан. Дети ее не пускали, боялись, что она либо воспаление легких подхватит в холодной палатке, либо инфаркт от избытка "оранжевых" чувств. А бабуля не только не закашляла, но заработала орден и прославилась на всю страну.

В родном селе она стала кем-то вроде Кати Пушкаревой — ей завидовали, сопереживали и гордились, мол "Вот наша-то, какая молодец!" Те, кто раньше едва ли могли отличить Кучму от Литвина теперь смотрели все новости и знали поименно каждого оранжевого героя. Селяне старались повязать "помаранчеву стрічку" всюду: на фонарь, забор, ошейник собаке и упряжку кобыле. Это было два года назад...

РЕВОЛЮЦИЯ — ПЕРЕЗАГРУЗКА. Путь в село Дорогичевка к дому знаменитости лежит через километры непролазной грязи. Ожидаемого послереволюционного процветания в селе так и не наступило. Дорогу не сделали. Пока мы ехали в "семерке" Параскиного зятя Романа нас раз пять заносило в кювет. Вообще село выглядит достаточно парадоксально. Дороги — жуть. Селяне одеты бедно, зато дома добротные и антенна "тарелка" красуется практически на каждой крыше.

Два года назад депутаты чуть ли не каждый день посещали Дорогичевку приезжали, обещали селянам дорогу и газ. За что селяне, конечно, преисполнились уважения и благодарности к своей героине. И тут Юля и Витя поссорились. Народная любовь трансформировалась в возмущение и обиду. Полсела теперь к Параске — в оппозиции. Причем, чем дальше от ее хаты, тем крепчает оппозиция.

— От бачіте, яка дорога, — встретила нас у калитки баба Параска, — А в газетах уже написали, що у нас в селі асфальт положили.

ЧАЙНАЯ АГИТАЦИЯ. Как не обогнать бегущего бизона и не перепеть поющего Кобзона, так не остановить Параску Васильевну в момент произнесения ею политической речи.

"Я цілими ночами дивлюсь телевізор, — рассказывала нам Параска. —сплю по два часа в сутки. Я в політиці два года и по-другому уже не могу. Симоненко выступає — я бью телевізор, Чорновіл выступає — бью телевізор. Як би я його зловила я б зробила те, що Кравчуку!"

Тут Параска схватила меня за грудки, чтобы наглядно показать, как именно она расправится с Чорновилом. К демонстрации боя без правил я была явно не готова. Пуговицы жалко, но и испытать на личном примере праведный гнев было интересно.

"Розігнати той Кабмін, — продолжала Параска, отойдя от меня на безопасное расстояние. — Дивлюсь на Юлю — серце коле. Дивлюсь на Ющенка — тоже. Вони мені усі, хто там стояв на майдані, рідненькі. Я за всіма, хто був на Майдані, умираю, готова всіх повбивати за Луценка, потому що справедливішого чім він — нема. Я Кінаху говорила, мовляв, ходять слухи, що ви зраджуєте Ющенка. А він: "Ой, Васильевна, никогда в жизни". А первим пішов за Януковичем. Як же ж мені обідно. Должні ми победить! А іначе, як жити далі?" Параска замолчала. В глаза последнего романтика оранжевой революции смотреть просто невозможно без слез. Она считает Ющенко своим сыночком, говорит, что видела, как он плачет, а значит — он очень добрый и любит Украину".

ПАРАСКИН ДВОЙНИК. Образ "оранжевой селянки" до сих пор актуален и в политических кругах. В этом году к партии "Пора" присоединилась 91-летняя Параска Миронец. Говорит, что сделала это в благодарность за то, что после революции ей значительно повысили пенсию. И считает, что президентские выборы были честными во многом благодаря "Поре". В митингах Параска Миронец не участвует, но агитирует своих знакомых и подруг по телефону. Регулярно обзванивает их и советует присоединиться к "Поре".

ПАРАСКЕ ПОРА ЗАНЯТЬСЯ ЧЕМ-ТО ДРУГИМ

Семейный психолог-консультант Дарья Решетова опасается за душевное здоровье бабы Параски. По ее мнению, Параскина политическая активность сродни пылкой страсти, которая нагрянула вдруг к женщине 45-и лет. Это большое чувство кажется последним, потому самым важным в жизни. И когда приходит разочарование, человек переживает все это, как трагедию вселенского масштаба.

— Вот только эмоциональных ресурсов в 67 лет намного меньше, — рассуждает Дарья. — Она стала знаменитой, у нее теперь есть сын Витя, вполне возможно, что она мечтала о мальчике. А главное, она почувствовала себя нужной. Возможно в ее семье — не все гладко. Может быть, дети стали слишком независимыми, не слушают советов. А тут целая Верховная Рада нуждающихся в Параскиной помощи. Женщина чувствует себя человеком, выполняющим важную миссию.

Постепенно интерес к пенсионерке со стороны политиков снижается. И однажды может наступить тяжелое прозрение, что вся оранжевая эйфория была по большей части иллюзией. Близкие должны отнестись к Параске с пониманием и терпением. А главное, надо придумать некую другую великую миссию, на которую она могла бы переключиться. Это поможет ей избежать затяжной депрессии.

РАЗОЧАРОВАНИЕ. Обещанной дороги и газа в селе пока не дождались. Но революционерка не унывает. Доказывает соседям, что Витя и Юля победят Януковича. Собирается в Киев на годовщину Майдана, готовит к праздничку "сыночку Ющенку" вышиванку. Хочет пробраться в Раду, чтобы побить Чорновола.

ТРУДНО БЫТЬ ДОЧЕРЬЮ ЗВЕЗДЫ

Дочки бабы Параски Марийка и Ганя в полноте ощутили на себе, что значит быть дочерью звезды. Ганя ездила с мамой на Майдан, говорит, что поначалу "тікала од неї, бо стидалася того, що вона каже". Когда революционерки вернулись домой — почувствовали, что стали знаменитыми. В село зачастили журналисты. Фото бабы Параски появилось на страницах газет и журналов. Приятно было.

Потому дети особо переживали за маму, когда "Юля с Витей поссорились". Параска узнала эту принеприятнейшую новость в поезде, когда ехала агитировать за Ющенко в Донецк.

— Я ей звоню, а телефон молчит, — вспоминает Марийка. — Сутки ничего не знали, пока не нашли телефон того журналиста, который ее пригласил. Он-то и сказал, что мама в больнице в предынфарктном состоянии. Когда же спросили, чего ж нам сразу не позвонил, журналист сослался на "не до того было" и бросил трубку. Обидно, что как на митинг пригласить — так пожалуйста, а как помочь...

Однако журналисты донимают Параску до сих пор, и она в интервью никому не отказывает. Марийка рассказала, что раньше, когда читала про себя в газетах неправду, — плакала. А теперь привыкла.

Дочки Параски работают на кирпичном заводе. Ганя жаловалась, что теперь по любому поводу особо ядовитые коллеги по цеху ей зло бросают: "Ну, конечно, мы президента знаем, так теперь нам все можно".

И дома покоя нет. Марийка призналась, что во время новостей убегает из хаты. Поскольку Параска Васильевна каждый раз, когда видит "регионала", подходит к экрану и ругается на чем свет стоит.

НАЖИЛАСЬ НА РЕВОЛЮЦИИ?

В селе ходят слухи, что Ющенко подарил Параске Королюк трехкомнатную квартиру в Киеве. На самом деле, революционерке в Киеве даже негде остановиться, как-то пришлось ночевать на вокзале, но говорит, что обещали дать комнату в каком-то общежитии. Дочка Параски по секрету рассказала мне, что у мамы есть мобильные телефоны многих оранжевых политиков и она им периодически звонит, только мало кто хочет с ней общаться. А вот пенсию Ющенко ей действительно повысил... на 100 гривен. Параска Васильевна говорит, что до "оранжевой революции" получала 600 грн., а сейчас приносят 800. Еще сто гривен добавили за орден и 100, когда всем повышали пенсии. Очень благодарна Параска Королюк Роману Бессмертному и Петру Порошенко за то, что когда ее старшая дочка Света "сильно застудилась" на Майдане во время революции, они устроили ее в хорошую больницу и полностью оплатили лечение.


Баба Параска говорит, что Юлечка обещала ей, что не предаст Витю. Фото УНИАН

ЮЩЕНКО — НЕ ГЕРОЙ. Мы прошлись по Дорогичевке, пообщались с тамошними обитателями. Никто из селян ехать в Киев на празднование годовщины "оранжевой революции" не собирается. Разочаровались. Говорят: "Не за то наші хлопці мерзли, щоб Янукович опять повернувся". Для всех, кроме Параски, Ющенко уже не герой. Но при этом (не поверите!) на вопрос: если завтра выборы президента, за кого проголосуете — почти все отвечают: "За Ющенко". Дорогичевцы уверены, что Янукович будет мстить "западянам" — помнят, как он грозился, что они будут есть каштаны. Потому приглашают посмотреть на коровку, свинок и огород, которые есть в каждом дворе, и гордо добавляют — не пропадем!

ПАРАСКА — НЕ СИМВОЛ. Дорогичевцы благодарны бабе Параске за то, что в село, наконец-то, проводят газ и потому относятся достаточно сдержанно. Но в соседнем селе Товсте возмущаются, мол, ничего такого, за что полагается орден, она не сделала. И возмущаются, мол, могли бы найти кого-то помоложе и попривлекательнее.

Олег Покальчук , социальный психолог. "Параска — добрый шарж на Тимошенко".

—В революцию было очень много разных колоритных персонажей. Но раздача наград была последней, завершающей фазой и к этому времени контингент революционеров несколько изменился. Частью политического спектакля стала баба Параска. В ее образе несколько составляющих. Во-первых, женский образ всегда в большей степени демонстрирует народные чаяния, чем мужской. Параска — это некая украинская мечта. В Америке сапожник может стать президентом, а у нас простая бабця может стать другом президента.

Кроме того, баба Параска — некий добрый шарж, пародия на Юлию Тимошенко. Между колоритной старухой и яркой, богатой женщиной хочется провести параллель.

С точки зрения пиартехнологий баба Параска выполняет роль некоего придворного шута. В том смысле, что как особа преклонного возраста она имеет право на глупости. Шут — это достаточно неглупый человек, который может, не опасаясь наказания, говорить правду. Часто дворяне не могли что-то сказать, из-за боязни, что их обвинят в интригах. А шут мог сказать все, что угодно.

В то же время "оранжевая революция" — личная трагедия бабы Параски, поскольку она верит в сказку, верит в то, что она — некий народный дипломат, которому под силу "помирити діточок" Витю и Юлю.

ОСНОВНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОППОНЕТКИ 

Бывшие подруги и соратницы теперь стали либо завистницами, либо просто политическими оппонентками.

Соседка Павлина Григорьевна, например, опасается, что Янукович будет мстить им за то, что не выбрали его в президенты, но считает, что премьер — настоящий мужик, чем весьма раздражает Параску:

— Я їй кажу: " Де то, що ти виборола?" І ми з нею сваримось, але не гніваємось. Юля теж зробила зло, тому ми її більше не любимо. Конечно, нам благодаря їй газ проведуть. Але можно вже не проводити, бо він дорогий і хто на нього заробляє? У нас же 300 гривнів пенсії.

Мария Степановна и Устина Ивановна вообще считают почести соседке большой несправедливостью. Говорят, что после революции Параска стала очень заносчивой.

— Баба була завжди с характером. Ми її знаємо змолоду, — рассказывала Устина Ивановна. — Завжди була бідова. То стала гордуватися. Так воно завжди, хто більше має грошей, той гордиться.

— Я з 16 років роблю на буряках і таку пенсію не заслужила,— поддерживает подругу Мария Степановна. — Ми маємо 300 гривень, а вона набагато більше. То несправедливо. І ми б поїхали на Майдан, так здоровья ж немає.

Автор:

Конова Наталья

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...