Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

После поражения от США стали "врагами народа"

1 июля 2007, 19:49

На днях исполнилось 60 лет Владимиру Петрову из легендарной хоккейной тройки Михайлов — Петров — Харламов

Великолепная тройка: Михайлов — Петров — Харламов

Великолепная тройка: Михайлов — Петров — Харламов

— Владимир Владимирович, как начиналась ваша хоккейная жизнь?
— В первой половине 1960-х в Тушино на базе команды "Крылья Советов" был организован спортклуб "Красный Октябрь". Вот там я и делал свои первые шаги в большом хоккее. В 1965-м мы выиграли первенство Союза среди "молодежи", после чего меня взяли в команду мастеров "Крылья Советов". Два сезона отыграл там, а когда подошло время служить в армии, оказался в ЦСКА у Анатолия Владимировича Тарасова.
— У армейцев тогда играла целая плеяда великих нападающих: Фирсов, Альметов, Викулов, Александров. Не страшно было попасть в такую компанию?
— Робости не было. Я реально оценивал свой уровень мастерства и свои возможности. Тем более, что Анатолий Тарасов брал меня на конкретное место — в звено Альметова, вместо закончившего выступать Константина Локтева. Сезон наша тройка начала в таком виде: Альметов — Петров — Александров. Но неожиданно, после серьезного конфликта с Тарасовым, Александр Альметов ушел из команды.
— И вашим новым партнером стал Борис Михайлов?
— Да, он тоже был новичком ЦСКА, перешел из московского "Локомотива". Мы с Борисом сразу нашли общий язык на площадке и подружились в жизни. А когда весной 1968-го Александров был серьезно травмирован, его заменил молодой Валера Харламов. Вот так наша тройка и сложилась, просуществовав 11 лет.
— Но на один сезон — 1972 года — Тарасов вашу тройку все же разбивал?
— В том чемпионате тренер перевел Валеру к Анатолию Фирсову и Владимиру Викулову в качестве "свежей крови". А к нам с Михайловым поставил Юру Блинова, с которым мы выиграли Олимпиаду и играли в Суперсерии 1972 года. Он — неплохой игрок, но до уровня Харламова не дотягивал. Мы с Михайловым все это время чувствовали себя как человек, которому отрубили палец.
— После проигрыша американцам на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде говорили, что слабо сыграло звено Петрова, не забросив в решающем матче ни одной шайбы. Что же там произошло?
— Понимаете, на всех турнирах ведется специальная внутрикомандная статистика. КПД звеньев определяется по целому ряду показателей, не только по количеству заброшенных шайб. И поверьте мне, на той Олимпиаде наш КПД был не хуже, чем у остальных. Другое дело, что вся команда сыграла ниже своих возможностей. И причина — в психологической закрепощенности. К тому же, в решающем матче с американцами наш главный тренер допустил грубейшую ошибку, когда заменил Третьяка после двух пропущенных в первом периоде шайб. У каждого вратаря есть свой "процент пробиваемости". Третьяк свое уже пропустил, а Мышкину это только предстояло. Тем более, Владислав в нужный момент всегда умел собраться, как никто другой, и своей надежностью, своим спокойствием он заряжал всю команду. А когда его Тихонов поменял, мы сразу почувствовали какой-то дискомфорт, а соперник наоборот обрел уверенность. Эта замена стала роковой.
— После возвращения в Москву был "разбор полетов"?
— Он начался еще в Америке. Тихонов стал во всех интервью отмечать, что он не виноват, игроки не проявили воли к победе, не выполнили его установки. Хотя я считаю, что в поражении всегда виноват тренер, который эту команду готовил... В Москве же второе место посчитали полным провалом. Вы ведь помните, какая тогда была политическая ситуация, какие непростые отношения с американцами. На Родину мы вернулись "врагами народа". Первое время ходили, как оплеванные...
— К чемпионату мира 1981 года в сборной не играли уже Михайлов и Харламов. Тихонов стал наигрывать вас с новыми партнерами?
— Вы разве не помните, что до появления знаменитой тройки Макаров — Ларионов — Крутов, некоторое время в ЦСКА и в сборной играло звено Макаров — Петров — Крутов? И мы стали лучшей тройкой на том чемпионате мира, а я был признан лучшим центральным нападающим. После этого Тихонов уговаривал меня остаться еще хотя бы на год. И если бы я остался, то неизвестно, как бы все сложилось. Ведь Игоря Ларионова взяли в ЦСКА из "Химика" именно как замену мне. Так что в этом плане я своим уходом косвенно помог созданию новой великолепной пятерки.
— А физически вы были готовы еще год-два играть на высоком уровне?
— Да без проблем. Ведь я же, после ухода из ЦСКА, два года был играющим тренером в ленинградском СКА. И играл очень прилично, некоторые матчи приходилось "вытаскивать" практически в одиночку. Главную роль в моем уходе из команды Тихонова сыграл "человеческий" фактор. В конце 1980-го завершил карьеру мой многолетний партнер и просто большой друг Борис Михайлов. И я тоже твердо решил уйти по окончании сезона: и из сборной, и из ЦСКА.
— А после Ленинграда вас в другие команды не приглашали?
— Да я эти предложения и не рассматривал, потому что у меня были уже другие интересы. Я ведь после двух лет работы в СКА поступил в Высшую школу тренеров, которую закончил с отличием.
— Кстати, о тренерах. Вам посчастливилось поиграть под руководством лучшего тренерского корпуса советских времен: Чернышев, Тарасов, Бобров, Кулагин, Тихонов. Кого из наставников Вы вспоминаете в первую очередь?
— Да тут и выбора никакого нет: лучше Анатолия Тарасова в нашем хоккее тренера не было и нет. Этот человек поставил наш хоккей на те рельсы, по которым он до сих пор движется вперед. Все тренеры в своей работе действуют методом проб и ошибок. Так вот Тарасов почти никогда не ошибался. Пусть это мое субъективное мнение, но я его уже не изменю.
— Как сложилась ваша судьба в дальнейшем?
— Сразу мне не дали работать в хоккее. Думаю, здесь не обошлось без вмешательства Тихонова. Мне предложили должность главного тренера Вооруженных Сил по футболу. В моем подчинении были все армейские футбольные команды Союза, начиная от львовского СКА на западе и заканчивая хабаровским СКА на востоке. После распада СССР, когда была создана Федерация хоккея России, я стал ее первым президентом. Под моим руководством наша сборная в 1993 году в последний раз завоевала звание чемпиона мира. Позже я работал генеральным менеджером в нескольких хоккейных командах — ЦСКА, "Спартак", питерском СКА, возглавлял фонд "Звезды хоккея". Ныне руковожу недавно созданным Музеем хоккейной славы России. Считаю эту работу очень важной, ведь мы — крупнейшая хоккейная держава и должны иметь достойный музей, посвященный истории и выдающимся мастерам этой игры. Обидно, что у нынешних мальчишек большинство кумиров — заокеанские звезды. А своих знаменитостей они не то, что не помнят — просто не знают.

Владимир ПЕТРОВ

Реклама

Родился 30.06.1947

В тренде
В Украину возвращается жара: прогноз погоды на Яблочный Спас

На позиции центрального нападающего Владимир Петров играл в командах "Крылья Советов" (Москва), ЦСКА (Москва), СКА (Ленинград). 11-кратный чемпион СССР, девятикратный чемпион мира. Победитель Олимпийских игр 1972 и 1976 годов, второй призер Олимпиады-80. В чемпионатах СССР провел 553 игры, забросил 370 шайб, в сборной СССР — 118 игр, 84 шайбы. Трижды на чемпионатах мира был лучшим бомбардиром, на чемпионате мира 1973 года в Москве забросил 18 шайб (абсолютный рекорд).

Эдуард Кинзерский

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Loading...