1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №142 (397) за 03.08.99

ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

В шесть утра мы с фотокором уже дежурили у одного из корпусов "Артека". В каком именно номере обитал гость фестиваля "Сузір'я-Артек", Герой Советского Союза летчик-космонавт Анатолий Арцебарский, мог подсказать только администратор. Немного посомневавшись, он таки выдал заветный адресок. Анатолий Павлович, несмотря на столь ранний час, согласился дать интервью. Одевшийся- побрившийся- умывшийся глава семейства Арцебарских (космическая выправка!), его молодая жена Ирина и полуторагодовалый сынишка Санька были готовы к разговору.

Решили сразу поговорить о наболевшем. Что может волновать первого заместителя председателя правления Народного благотворительного фонда сохранения космической станции "Мир"?

РЕСУРС СТАНЦИИ "МИР" НЕ ИСЧЕРПАН


Семейство Арцебарских в сборе
-- Анатолий Павлович, ходят упорные слухи, что самую долговечную научную лабораторию в космосе -- станцию "Мир" ждет судьба "утопленницы"...

-- Предполагается, что в марте будущего года "Мир" будут сводить с орбиты. Совет главных конструкторов намерен с 23 августа перевести станцию на автономный полет, оставить без экипажа. До этого времени она будет финансироваться из госбюджета, а далее ни копейки на ее содержание не предусмотрено. Но дело не в деньгах. Просто создается новая международная космическая станция (МКС). Доля России в этом проекте -- всего 6%. Не удивлюсь, если через три года завершатся работы над служебным модулем, который разрабатывает Россия, и наши услуги американцам не будут нужны. К этому времени мы загубим комплекс "Мир" и останемся вне МКС. Кроме того, МКС в ближайшее время не сможет проводить исследования, которыми сейчас занимается "Мир".

-- Но ведь есть совместный проект "Морской старт". Внешне отношения выглядят благополучно. Почему "Мир" стал камнем преткновения?

-- На Западе хотят, чтобы станция "Мир" прекратила свое существование уже потому, что это уникальное достижение всего уходящего столетия. Недавно друзья прислали мне факс из Лондона, где подобраны материалы всех ведущих газет мира, которые "трубят" о разгерметизации утечке атмосферы на "Мире" -- в общем катастрофа, станцию надо скорее потопить, потому что она упадет на Париж. Но, по заявлению генерального конструктора и президента ракетно-космической корпорации "Энергия" Юрия Семенова, станция "Мир" и сейчас в хорошем состоянии, все необходимые ремонтные работы выполнены. И Совет главных конструкторов заключил, что она может эксплуатироваться еще лет пять.

-- Что экономней: уничтожить станцию или ее содержать?

-- Конечно, уничточить -- для этого хватит 650 млн. рублей. А чтобы сохранить необходимо 1 млрд. 200 млн. рублей в год -- во столько обходится станция. Но ведь 50-60 млн. долларов -- не такие большие деньги, 2-3 крупные компании запросто "поднимают" стомиллионный проект. Средства для дальнейшей эксплуатации "Мира" найти можно.

Мы ведем переговоры с различными фирмами, частными лицами. Создали Народный благотворительный фонд сохранения космической станции "Мир". Самый маленький из поступивших взносов -- 50 копеек, некоторые организации переводят по 100 тысяч рублей. Это только начало: в сентябре проведем телемарафон в поддержку станции. Мы хотим, чтобы общество повернулось лицом к этой проблеме. Времени осталось мало.

-- Говорят, вы последний космонавт, получивший Героя Советского Союза.

-- Наш экипаж с Сергеем Крикалевым и Хелен Шарман стартовал 18 мая. Осенью я вернулся, а Сергей остался. Никто из прилетевших на смену космонавтов не мог выполнять функции командира. Я вернулся в октябре, а 6 ноября Горбачев вручал нам "Золотые Звезды". Я действительно был последним Героем Советского Союза, Сергей уже получил удостоверение Героя России №1. Само вручение запомнилось. Приехали мы из Звездного, заходим в зал. А там -- женщина... с ножом. Отработанным жестом за пару секунд "выковыривает" в пиджаке дырку, даже не спрашивая фамилии...

-- Только за летнее время работы на станции "Мир" вы осуществили 6 выходов в открытый космос, при этом выполнили различные эксперименты. Каким гордитесь особо?

-- "Сафорой" -- самой длинномерной конструкцией, сделанной руками человека в космосе. Когда мы на Земле разрабатывали эту платформу, я предложил повесить там флаг. Перед последним выходом в космос прошу у Земли разрешения. Оттуда ответ: не предусмотрено инструкциями. А через несколько минут: "Ну, ладно, давайте". Когда уже вышли в космос, заместитель руководителя полетов пошутил: "Вы там флаг не желто-блакитный устанавливаете?" (Анатолий Павлович родился в пос. Просяная Днепропетровской области. -- Авт.) "Да, нет, -- отвечаю. -- Советский". Есть видеофильм, где с транспортного корабля снята станция и этот флаг: ярко-красный, видный, красивый. Если бы это был флаг России, то кадры и сейчас бы крутили, а поскольку флаг СССР, то пленку с записью мало кто видел.

-- За 13,5 лет существования комплекса "Мир" там работали около 100 космонавтов из 24 стран. Среди них было очень мало женщин. Почему?

-- Самоотдача мужчин выше. Насколько я знаю, англичанка Хелен Шарман (15-я женщина-космонавт мира) на станцию попала первой. Должна была лететь японка Реко Кикути, но за несколько дней до старта попала на операционный стол -- аппендицит.

-- Вы, конечно, слышали "Советско-британский романс" барда Сергея Бохарева: Пока вы дома очень крепко спите. Естественно представить сложно вам, Какой Шарман сегодня на орбите. Не поддается никаким словам. Там два джентельмена ужинают с леди. Своих не нарушая брачных уз. Они пока (пока!) еще соседи. Но уж твердят: Прекрасен наш Союз! Говорят, ваша коллега была настолько очаровательной, что не грех было забыть и о семье...

-- Хелен действительно очень прелестна и молода -- тогда ей было всего 28. Но буквально через неделю после запуска она вернулась на Землю с предыдущем экипажем... А с семьей мы связывались часто -- примерно раз в месяц. Мне пришлось даже день рождения на станции отмечать. На сеанс связи пришли все мои друзья. На Земле пили шампанское, а мы тюбики с соком поднимали. Жаль, не было торта.

У КАЖДОГО БЫЛА СВОЯ ЖИЗНЬ

-- Ваша профессия очень схожа с профессией моряков. Много месяцев отсутствуете дома, а жены покорно ждут вашего возвращения. Но иногда не выдерживают такого испытания. Так случилось в вашей жизни. Как вы познакомились со второй женой Ириной?

-- Друг предложил быть свидетелем на свадьбе, а Ира была свидетельницей. Познакомили нас накануне торжества -- на ее дне рождения. Я в это время уже жил сам -- старший сын Тарас поступил в летное училище, я -- в академию Звездного городка... Никаких скандалов, ссор с первой женой не было, просто у каждого была своя жизнь. Кроме того, я мечтал о дочери, а жена была против. Ира спросила о планах на будущее. Я признался: жениться хочу, детей хочу. Это в первые полчаса знакомства! Она даже растерялась.
-- Анатолий Павлович, а если бы пришлось выбирать между работой и семьей?

-- Семья однозначно вне профессии. Не хотелось бы выбирать, но если бы такое случилось, Ира бы меня поняла. К сожалению, я трудоголик.

Ирина: -- Мужчина самовыражается в работе, но семья все равно необходима. Может быть, не все в этом признаются. Работа не может быть вечной. Приходит момент в жизни мужчины, когда он понимает, что достиг чего-то и должен "отдыхать".

"НЕ ПОМНЮ, КАК ТАРАС РОС, ЗАТО С САНЬКОЙ -- ВСЕ ДО МЕЛОЧЕЙ"

-- Анатолий Павлович, в 40 лет родить ребенка -- тоже своеобразный подвиг...

-- В таком возрасте все по-другому воспринимается. Когда родился первый сын, мне было чуть больше двадцати. Молодой летчик: масса полетов, командировок. Помню, прилетел домой, неделю с Тарасом побыл и снова уехал, год учился в школе испытателей, потом полетел в космос... Не помню, как Тарас рос, зато с Санькой -- все до мелочей. Даже Ира обижалась, что уделяю ей мало времени. Взял отпуск и никуда от малыша не отходил, купал, пеленал, только вот кормить его грудью не мог. Я теперь Тарасу говорю: не надо рано жениться. Нет еще того чувства ответственности.

Ирина: -- Мы сразу планировали завести нескольких детей. Первым появился Санька, теперь ожидаем (предположительно через две недели) второго. Надо же им (улыбаясь, кивает на мужа, потом на сына, грызущего мои батарейки и расписывающего блокнот -- Авт.) девочку подарить!

-- Если будет мальчик, через год Анатолий Павлович снова отправит вас в роддом?

Ирина: -- Кто будет, мы не знаем -- к врачам специально не ходили. Что изменится, если будем раньше знать? А в роддом... Вы, пожалуй, правы.

-- Анатолий Павлович, старший сын Тарас пошел по вашим стопам. Это радует?

-- Он сам принял такое решение, хотя понимал, что военная профессия сейчас денег не приносит. Но сказал: "Хочу!" и поступил в летное училище. Может потому, что вырос на аэродромах? Пока у него получается. Правда, летают мало, проблемы с топливом.

КУДА ДАЛЬШЕ ПО ЭТОЙ ДОРОГЕ? НИКУДА

-- Раньше летчики-испытатели зарабатывали больше?

-- Мы и тогда мало получали, как и космонавты, но больше, чем просто военнослужащие. Скажем, у полковника и космонавта-полковника разница в зарплате -- в два раза. Но о деньгах думали мало. Если здоровье позволяло, шли в летчики, если тесно в этих рамках -- в летчики-испытатели, если и здесь получалось -- прямая дорога в космонавты-испытатели. Куда дальше? Никуда. Можно было еще несколько полетов сделать. Но я пошел другим путем -- поступил в академию генштаба, чтобы каким-то образом влиять на процессы в космической жизни.

-- Вы многого уже добились в жизни. Чего не хватает теперь и что радует больше всего?

-- Не хватает стабильности. Посмотрите, год назад, если бы не было того долларового скачка, я получал бы пенсию 680 долларов. Пенсию! Теперь всего 200 долларов. А счастье... Прихожу домой. Санек бежит встречать, знает, что пришел папа. Это та радость, которой живешь. Это и есть счастье, а больше мне, пожалуй, ничего и не надо.