1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №177 (180) за 16.09.98

СЕДИНА В БОРОДУ -- ДОЧКЕ НА РАДОСТЬ

Все эти истории -- о любви.

Тривиальной, великой, глупой, чистой -- какой хотите. О той, которая приходит вдруг и враз, не спрашивая ничьего согласия и не выясняя мнения родственников.

Она приходит -- и все. И ей плевать на возраст "по паспорту", на седины и характерный для ваших годов радикулит.

Никто не застрахован от любви.

Никто не застрахован от пересудов, усмешек -- в спину или брани -- в лицо...

"Уйти бы, убежать, спрятаться, чтоб не лезли в душу. Не терзали, не мучили, не смотрели с укором: "Дурак ты, дурак... С кем спутался? Молодая, здоровая, красивая -- бросит и сбежит... А ты ребенку жизнь даешь, когда самое время прадедушкой становиться..."

...История любви тем и замечательна, что безоглядно, безрассудно -- да в конце концов -- плевать на паспорт! -- ты делаешь то, что велит тебе сердце. И становишься молодым -- и мужем, и отцом.

"ТЫ УМРЕШЬ, И Я УМРУ..."

О любовном романе бывшего уже главного режиссера театра имени Франко много судачили в богемных киевских кругах.

Публику страшно интересовало: уйдет ли Сергей Смиян от законной жены Валентины Смиян-Березки к некоей молодой особе? Или не рискнет? "Особа" в "пересудном
варианте" выглядела коварной разлучницей, денно и нощно охотившейся за народным артистом Сергеем Константиновичем, его регалиями, пятикомнатной квартирой в центре, а также жаждущей по-быстрому "окольцевать" его, дабы заполучить в спектакле главную роль.

...Ах, сплетницы, злые языки! О, неуемное бабьё! "Особа", которую, кстати, зовут Татьяной, никогда не была артисткой, и роль в спектакле Смияна ей вроде ни к чему.

Двадцать лет назад, когда Сергею Константиновичу было 53, он попал в аварию -- лобовое столкновение машин... И по всем прогнозам врачей должен был умереть. И вот однажды в Лубны -- в палату затрапезной больницы -- примчалась Татьяна.

...Он и теперь -- спустя двадцать лет -- так и не понял: почему? Он и сейчас удивляется. Ведь тогда, в его 53, с Татьяной они были едва знакомы...

-- Конечно, меня тронуло ее внимание... А когда я узнал, какие слова она сказала своей матери, мое сердце дрогнуло... Татьяна сказала: "Если Сергей Константинович умрет, я жить не смогу".

Он носит очки с темными стеклами, и я не могу определить по глазам: что чувствует, что переживает, когда вспоминает тот день и тот час -- двадцать лет назад...

Расставание с первой женой -- известной артисткой Валентиной Смиян-Березкой -- далось тяжко. Не потому, конечно, что артистка -- известная, а потому что -- жена... Сорок с лишним лет были вместе.

-- Семейные сцены, скандалы?..

-- Нет, нет... Мы расстались, сохранив достаточно спокойные отношения, причем -- процесс расставания был очень корректный.

Он говорит: "Я переживал даже не столько из-за оскорбительных мнений, которые считали своим долгом высказать чуть ли не все мои знакомые... "Дурак, что ты, делаешь? У вас разница в возрасте -- 23 года! Ты уже стар заводить новую семью!"... Даже не из-за этого...А потому, что с Валентиной Сергеевной прожил целую жизнь... И -- уйти навсегда, причем сознательно... Вот причина моей боли".

...Когда дочке Татьяны и Сергея Константиновича исполнилось пять лет, он наконец-то решился. Оставил жене и сыну шикарную пятикомнатную квартиру, собрал чемодан. С тем и ушел.

-- У вас есть свой дом?

-- Своего нет. То квартиру снимаем, то -- в "приймах" у тещи... Но это уже не столь важно... Главное, что каждый день я вижу Машку. Ей уже десять лет...

Первое время, когда она только родилась, он метался по свету: так бывает, когда хочешь от себя убежать... Из Киева -- в Хабаровск, потом в Крым... Потом опять Киев... Снова в театр... И постепенно рождалось и крепло чувство, давно забытое: у тебя есть маленький ребенок, а ты -- папа, и у тебя теперь много забот.

...Малышку он забрал из роддома сам, будучи -- официально -- мужем другой женщины и отцом взрослого сына. Нянечки, которые вручили ему младенца, были абсолютно уверены: этот худощавый седовласый человек не отец, а дедушка.

Когда Маша была совсем крошечной, папа вечером прощался с нею так: "Ложись спатки, а я поеду -- машину в гараж поставлю"... И уезжал к первой жене. А когда девочка подросла, стала спрашивать: "Папа, если ты поехал ставить вечером машину в гараж, то почему утром тебя не было дома?"

Обманывать детей -- скверно и грешно. И тогда отец себе сказал: "Все, хватит". И стал жить одной семьей -- вместе с дочкой, женой Татьяной и тещей, которая зятя не столько любит, сколько "терпит".

-- Теща все эти годы -- двадцать лет! -- твердила дочке: "Я против...", она не хотела, чтобы Таня -- незамужняя тогда -- в 39 лет в первый раз рожала.

...Все прошло. Теща стала милейшей бабушкой и водит внучку Машу в школу. Таня стала чаще улыбаться, потому что вышла замуж по любви.

А Сергей Константинович -- он тоже стал, конечно же, другим. И он знает, почему это случилось: "Мы ведь разошлись с первой женой не потому, что ей много лет, а потому что во мне родилось чувство, которое воплотилось в моей Машке".

Он не говорит, он немножко стесняется... Но я знаю, как называется чувство, о котором он думает. И вы тоже знаете.

"ПАПА ВЫКРАЛ МАМУ"

У бывшего главного режиссера оперного театра Владимира Бегмы в этом году был юбилей. Шестьдесят лет стукнуло. Он счастливый папа: сын пошел в первый класс, а Наташка, которой всего-то два с хвостиком, уже пытается читать...

Дети Владимира Владимировича знают семейный секрет, которым охотно поделятся, если их попросят. Они уверены, что "папа выкрал маму из Полтавы".

Наталье Александровне -- 33 года, она действительно несколько лет проработала в Полтаве -- в музыкально-драматическом театре. А вот "выкрал" ли ее суженый -- спросить напрямую неловко. Может, и правда?.. И хорошо бы, если -- правда. Значит, папа любит маму...