1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №92 (593) за 14.06.2000

НАНУЛИ ШЕВАРДНАДЗЕ: "БРАК С ДОЧКОЙ "ВРАГА НАРОДА" МОЕМУ МУЖУ КАРЬЕРЫ НЕ ИСПОРТИЛ"

В Тбилиси состоялась выездная акция международного рейтинга "Золотая фортуна" -- награждение десяти выдающихся деятелей Грузии за вклад в развитие украинско-грузинских отношений. Высших наград удостоены Президент Грузии и его супруга. Эдуарду Шеварднадзе вручили орден Святого князя Владимира и Хрустальный Рог Изобилия. А Нанули Шеварднадзе -- орден Святой Анны и наградной знак "Ярославна" -- золотая брошь, символизирующая женскую целостность активной личности: энергию, жизнь и корону.

Награда чрезвычайно тронула Нанули Ражденовну: оказывается, это первый в ее жизни орден.

-- Мне особенно приятно, что это награда Украины -- страны, с которой нас всегда связывала и связывает дружба и которую я лично очень люблю, -- сказала в ответном слове госпожа Шеварднадзе.

ЗАСТОЛЬЕ КАК ФАКТОР ДОВЕРИЯ И ИСКРЕННОСТИ

После награждения супруга Президента Грузии дала праздничный ужин в честь украинских гостей -- традиционное грузинское застолье с витиевато-бесконечными тостами, знаменитыми национальными блюдами, задушевно-протяжными песнями, морем шуток и вина.

-- Здесь я все оформляла по своему усмотрению, как подсказывало сердце, -- улыбнулась Нанули Ражденовна, -- и старалась не просто так. Хочу положить начало возрождению старинной грузинской традиции -- все переговоры, в том числе и государственной важности, по возможности проводить в неформальной обстановке. Ведь стол, за которым говорится так много хорошего, располагает к доверию и искренности.

И Нанули Ражденова подняла бокал грузинского вина за дружбу между нашими странами и президентами.

"В ТУ НОЧЬ СВЕРШИЛОСЬ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ"

-- Нанули Ражденовна, неспроста политологи иронизируют: мол, супруга президента -- это личный неоплачиваемый госслужащий. Вы же сумели состояться не только в этой должности, но и как творческая личность: журналист, переводчик, общественный деятель.

-- Иначе и не могло быть. По специальности я филолог. С детства зачитывалась русской поэзией и прозой. Восхищалась мелодичностью слога, философской глубиной, образностью. И мне захотелось попытаться передать весь этот колорит на своем родном языке. Как же я могла бросить то, что составляло часть моей жизни? Даже когда родились дети, в перерывах между пеленками, продолжала заниматься переводами. Начинала, так сказать, для души, а впоследствии это стало моей профессией. Со временем моя работа получила признание. Меня дважды выдвигали на звание "заслуженного журналиста", но муж каждый раз "заботился" о том, чтобы меня не было в списке награжденных. (Смеется.) А на третий год перед самым опубликованием списком одна из наших сотрудниц, разволновавшись, выпалила: "Если тебя, Нанули, в списках и на этот раз не окажется -- запишусь на прием к твоему супругу и все ему выскажу!" Со временем все пришло в норму, и каждому стало ясно: для нас обоих главное в жизни -- работать. А еще -- любить.

-- На вопрос, любил ли он, Эдуард Амвросиевич ответил: "Я и сейчас люблю!" А как она начиналась, ваша любовь длиной в полвека?

-- Все решил случай. В 1950 году я отправилась работать вожатой в пионерлагерь. Родителей к тому времени у нас с сестрой и братом уже не было: отца репрессировали, мама умерла от туберкулеза. Эдуард оказался братом жены нашего физрука. До сих пор помню нашу первую встречу. Уже тогда я отметила: какая у этого парня очаровательная улыбка. А когда нас познакомили, с удивлением поймала себя на мысли -- неужели влюбилась? Мы подолгу беседовали о литературе, живописи, театре, и очень долго не позволяли себе перейти на "ты". Меня смущало, что больше говорила я, а он слушал и смотрел на меня нежно-нежно. Тогда я еще не знала, что "мужчины любят глазами, а женщины словами". К концу лагерной смены мы поняли, что наши отношения -- на всю жизнь.

-- И когда эти отношения впервые были проверены на прочность?

-- Тогда же! Я как-то поинтересовалась, где он учится. Он ответил, что в высшей партийной школе. Меня как будто ударили тяжелым предметом по голове. На следующий вечер состоялось наше решающее объяснение: "Ты знаешь, что я не простая сирота, -- начала я, пытаясь удержать слезы, -- мой отец был большим патриотом своей Родины и своей семьи, он был настоящим мужчиной, очень умным и гордым. В одну ночь его как животное увели и расстреляли. И если ты сейчас на мне женишься, твоей партийной карьере -- конец". Несколько минут он обдумывал услышанное, а потом сказал: "К черту карьеру! Карьера -- это ничто по сравнению с любовью".

И я поняла -- в ту ночь свершилось жертвоприношение.

А потом умер Сталин, и брак с дочкой "врага народа" моему мужу, как известно, карьеры не испортил.

"ЗНАКОМСТВО С ЕГО РОДИТЕЛЯМИ ПЕРЕВЕРНУЛО ВСЮ МОЮ ЖИЗНЬ"

-- Хорошо ли вас приняла родня Эдуарда Амвросиевича?

-- До встречи с ним, несмотря на поддержку сестры и брата, я чувствовала себя очень одинокой. Часто приходила на могилу мамы, приносила ее любимые мимозы и подолгу плакала. Знакомство с его родителями перевернуло всю мою жизнь. Как-то по его просьбе я написала им очень романтичное письмо, где была такая фраза: "Я счастлива, что опять у меня есть возможность произнести слова "мама" и "папа". Письмо произвело фурор. Его давали читать всему селу, а его мама прикладывала конверт к сердцу и со слезами на глазах повторяла: "Счастье мое, именно так ты должна нас называть".

И потом, спустя годы, я старалась воспитывать своих детей с такой же теплотой и заботой, как относились его родители ко мне. Дом в селе Мамати, в котором они жили и в котором прошло детство Эдуарда, до сих пор в хорошем состоянии. Односельчане за ним присматривают. А когда гости просят показать дом президента, отвечают: "Вон там, но президента сейчас нет дома".

"МЫ, ГРУЗИНЫ, ПРОГРАММИРУЕМ ДРУГУ ДРУГА НА ПОБЕДУ"

Нанули Ражденовна задумалась. В это время за столом запели "Сулико". Знакомую мелодию подхватили все присутствующие -- кто на грузинском, кто на русском.

- Почему именно "Сулико" стала одной из главных песен Грузии?

-- В Грузии песня -- как молитва: она возвышает, очищает от скверны, успокаивает, дает силы. "Сулико" в этом плане пошла еще дальше. При всей своей романтичности она глубоко патриотична. И смысл ее столь же глубок, как и мелодия. Все слова -- сплошная аллегория. Ведь если вдуматься, это исповедь парня, который не девушку, а свою потерянную Родину ищет. И тоскует, и мается, и сердце его сжимается от любви и тревоги за будущее. "Сулико" очень актуальна именно сейчас. У меня в душе часто звучит ее мелодия.

-- В какие моменты это происходит?

-- В поездках по Грузии. Всюду в глазах людей тревога, печаль и надежда на лучшую жизнь в будущем. Наш комитет старается помочь всем, кто особенно нуждается в поддержке. Распределяем гуманитарную помощь, договариваемся о бесплатном лечении, устраиваем в санатории и отправляем на лечение, как только находим такую возможность. Единственное, чего не можем, это помочь материально.

И тем не менее люди нас понимают, верят нам. И я очень дорожу этой верой. И сама верю -- в лучшую жизнь, в наш народ, в президента -- своего мужа. Вот уже полвека я свидетельница всех его дел. И, думаю, выдержать такие взлеты и падения, которые выпали на его долю, может только человек, которого грузинская земля наделила особой силой. Нашей стране, волей внешних и внутренних обстоятельств, переходный период дался особенно тяжело. Вам, вероятно, известно грузинское приветствие "Гамарджоба!" Оно имеет общий корень со словом "гамарджвела" -- "победа". Выходит, здороваясь, мы ежедневно как бы программируем друг друга на победу. Уверена, мы на нее просто обречены!

-- Жить одновременно с любимым человеком и президентом -- с чем бы вы сравнили ощущения от такой жизни?

-- Жизнь Эдуарда Амвросиевича напоминает мне стремительную горную реку. Я бегу за ее течением, устаю, но, испив из нее живительной влаги, наполнившись некой магической силой, продолжаю идти вперед. Когда река бушует, у меня захватывает дух, возникает стремление помочь, но не всегда хватает сил. Река успокаивается сама. Тогда я какое-то время отдыхаю, набираясь новых сил. Но препятствий на жизненном пути не перечесть, и процесс преодоления вечен. И так всю жизнь. Поэтому, несмотря ни на что, говорю себе: да здравствует бушующая река!