1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №102 (603) за 01.07.2000

"СЕМЬ УБИЙСТВ, ТАК И БЫТЬ, МОИ..."

Дело о 16-ти убийствах еще недавно называлось делом Кондратенко. Теперь это дело Волковича. Кондратенко покончил с собою, видимо, решив, что смерть лучше пожизненного заключения, и его подельник стал теперь главным действующим лицом процесса, который идет в Киевском горсуде с 20 июня.

Владислав Волкович, принимавший самое активное участие во многих убийствах, изменил показания и уверяет, что виновен "только" в семи из них. Понимая, очевидно, что и этого достаточно для пожизненного заключения, Волкович держится довольно нагло. Он не терял самообладания, когда пояснял суду, что убить человека не так-то просто, и поэтому они с Кондратенко сначала "тренировались" на бомжах. Бездомного бродягу, может, и искать не станут.

Узнав о смерти Кондратенко, кое-кто из потерпевших заявил, что теперь, дескать, вину Волковича свалят на самоубийцу, потому что это "кому-то выгодно". Вряд ли. Волкович уже никому не нужен. Ему даже адвоката не наняли, а назначили. С семьей подсудимый давно не общается. Как-то в суд пришла его мать, и только.

Рядом с Волковичем в железной клетке сидит Андрей Тимошин, некогда старший инспектор Киевской спецтаможни. Он тоже обвинен по ст. 93 УК (убийство с отягчающими обстоятельствами), но уверяет, что шел лишь на грабеж, полагая, что человека надо будет лишь оглушить, а его убили.

Неожиданно Тимошину стало угрожать обвинение в организации убийства. Отец погибшего предъявил суду газетное интервью, которое наш коллега Александр Корчинский взял у Кондратенко, когда тот уже сидел под замком. По словам Кондратенко, Тимошин "заказал" жертву, но достаточно ли этого свидетельства, чтобы признать бывшего таможенника инициатором убийства, сказать трудно.

Третьего подсудимого, шофера Сергея Третьяченко, будь на то моя воля, я бы вообще отпустил. Его не взяли под стражу, ограничившись подпиской о невыезде. Вина парня в том, что он попросил приятеля сделать дубликат ключа от служебного автомобиля, на котором Сергей тайно от начальства собирался "грачевать". Зарплата водителя Третьяченко маленькая, а у него двое детишек.

На беду Сергея, приятелем оказался Кондратенко, который распорядился автомобилем по-своему.

Мог ли Сергей не знать, что этот красивый, неплохо образованный (собрал у себя небольшую библиотеку, состоявшую не из одних только детективов), в чем-то даже интеллигентный человек, который не матерился, не пьянствовал, был на самом деле одним из самых страшных убийц, каких знает наше правосудие? Похоже, что Третьяченко и вправду этого не подозревал.

Председательствующий в процессе судья Михаил Вильгушинский проявляет незаурядную выдержку в общении с потерпевшими. Люди, потерявшие детей, родных, хотят выговориться, выложить все, что на душе. Часто они говорят не по делу, но с ними Михаил Иосифович терпелив и деликатен.

Дела об убийствах никогда не бывают простыми. Это -- отнюдь не исключение и окончание его не скоро.