1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №153 (654) за 07.09.2000

ОСНОВАТЕЛЬ МОСКВЫ ПОХОРОНЕН В КИЕВЕ

Помните, какие пышные празднества устроили москвичи в честь 850-летия города? Газеты тогда пестрели экскурсами в историю, репортажами о масштабных народных гуляньях и рассказами о том, что из Москвы к приезду почетных гостей в авральном порядке выпровождают бомжей. В мае того же 97-го Киев отмечал (без помпы, правда) 840-летие со дня смерти и похорон Юрия Долгорукого -- основателя российской столицы. Накануне нынешнего, не юбилейного, но все же дня рождения Москвы, мы сочли своим долгом посетить могилу великого князя киевского.

В церкви Спаса на Берестове, одном из четырех старейших храмов Киева, стоит скромный саркофаг из лабрадора, на котором высечено: "Здесь похоронен Юрий Долгорукий, основатель Москвы". Можно постоять у надгробия, поразмыслить о бренности бытия и судьбе, которая была уготована князю и его праху... никогда здесь не лежавшему. Юрий Долгорукий не был похоронен в этой церкви!

СТАЛИН ПРИКАЗАЛ: "НАЙТИ!"

Поиски последнего пристанища князя были начаты по приказу Сталина. Археологам велели к 800-летию белокаменной найти его останки и торжественно внести их в столицу.

-- Тогда были перерыты все внутренние приделы церкви Спаса на Берестове, -- рассказывает младший научный сотрудник Института археологии НАНУ Владимир Гончар. -- Среди археологов того времени было распространенным заблуждение, что князей хоронили внутри храмов. Академик Герасимов, возглавлявший экспедицию, вряд ли предполагал, что останки Долгорукого нужно искать на прилегающей к храму территории, которая, к тому же, в начале века была практически полностью изучена экспедицией Покрышкина. Герасимов нашел захоронения, но относящиеся не к XII веку, а к более позднему времени. Будучи честным ученым, он не стал утверждать, что это останки Долгорукого (хотя ему и поверили бы). В том же 1947 году исследования были прекращены, в храме Спаса на Берестове установили символический саркофаг, а место захоронения князя осталось загадкой.

С лжезахоронением все ясно -- оно появилось как дань киевлян памяти великого князя. Но где сегодня его останки? Язык не поворачивается сказать: завернутые в ткань и бумагу, обработанные спецраствором, покоятся (спокойно ли им там?) в небольшом деревянном ящике на одном из стеллажей в фондах Института археологии НАН Украины.

КНЯЗЬ НОСИЛ ОБУВЬ 40-ГО РАЗМЕРА И БОЛЕЛ ОСТЕОХОНДРОЗОМ

-- В 1989 году наша экспедиция изучала древний фундамент церкви Спаса на Берестове. В разных местах в нескольких метрах от храма были найдены три саркофага: два шиферных (из пирофилитового овруцкого сланца) и один из плимфы (древнерусского кирпича). Его ранее исследовала экспедиция Покрышкина. Здесь в 1138 году была похоронена сестра Долгорукого Ефимия. Рядом с останками лежала бутылка из-под пива, в которой была записка, оставленная археологами. Ее до сих пор не расшифровали -- чернила обесцветились, а необходимая экспертиза стоит больших денег, -- продолжает Владимир. -- Во втором саркофаге было два скелета -- князя Глеба, сына Долгорукого, и его второй жены. Третий саркофаг был на глубине 1,8 метра под 8-метровым валом, возведенном в конце XVII -- начале XVIII века. Найденные в нем останки лежали под шаром земляного ила, верхняя часть скелета сохранилась на 70%, но череп к тому времени превратился в порошок. Над саркофагом было позднее захоронение (вероятнее всего, какого-то богатого мещанина), и дно погребальной ямы было всего на 20-30 см выше крышки саркофага. Если бы тогда копнули глубже, древняя могила до нашего времени не "дожила" бы. Удивительно, но она оставалась нетронутой больше восьми столетий!

Почти истлевшие кости, найденные в саркофаге, были идентифицированы как останки Юрия Долгорукого. Прежде всего, на место захоронения указывали древнерусские летописи: "...и представися в Киеве князь Гюргий Владимирович... и положиша его у монастыри Святого Спаса". (Заметьте, у монастыря, а не в храме, -- Авт.). Князь не мог быть похоронен в других саркофагах -- в одном был женский скелет, а во втором два.

Из заключения антропологов: "Изучаемые кости принадлежат мужчине пожилого возраста около 60-70 лет (князь умер в 67 лет -- Авт.), довольно слабого телосложения, длиной тела около 159-160 см. Размеры стоп соответствуют размерам обуви около 40, размеры кистей несколько превышали средний стандарт для европейского населения (одна из версий происхождения прозвища Долгорукий, -- Авт.), склонность к повышенному жироотложению исключить нельзя, имеется выраженный остеохондроз шейного, возможно, также верхнего грудного отдела, что могло проявляться в наличии боли в верхних конечностях".

Известно, что Юрий Долгорукий был отравлен на пире у одного из бояр. "При спектральном исследовании костей признаков отравления неорганическим ядом (соединения свинца, цинка, серебра, меди и других) не выявлено", -- гласит заключение судмедэкспертов. По мнению специалистов, Долгорукий был отравлен ядом органического происхождения, следы которого не могли дойти до наших дней.

Наконец, магнитный азимут показал, что саркофаг был установлен именно в мае 1157 года, предположительно 15-20 числа.

А ВЕДЬ КАКОЙ БЫЛ ЧЕЛОВЕК!

В XVIII веке российский историк Тетищев писал: "Сей великий князь был толстый, лицом белый, глаза не вельми велики, нос долгий, накривленный, борода малая, великий любитель жен, сладких писч и пития. (Заметим, что величественный памятник, установленный Долгорукому возле московской мэрии, совсем не соответствует этому описанию, -- Авт.) Более о весельях, нежели о расправе и воинстве прилежал. Но все оное состояло во власти и смотрении вельмож его и любимцев, и хотя несмотря на договор и справедливость многи войны начинал, но сам мало что делал".

А началось все в 1090 году, когда в семье внука Ярослава Мудрого князя Владимира Всеволодовича (Мономаха) родился сын Георгий. В 1113 году после смерти Святополка Владимир стал великим князем киевским, а Юрий был послан князем-посадником в Ростов -- центр Суздальского княжества. Будучи в числе младших из восьми братьев, Юрий понимал, что о возвращении в Киев великим князем он мог только мечтать и, пока между многочисленными мономаховичами шли распри за киевский престол, он усердно утверждал православную веру среди язычников и преуспел в колонизации новых земель, за что и был прозван Долгоруким.

Князь прославился тем, что строил не только храмы, но и города -- Юрьев-Польской, Переяславль-Залесский, Дмитров. Летопись выводит и Москву в число новых суздальских городов, возникших в княжение Долгорукого. Именно сюда он пригласил в 1147 году князя Святослава, о чем свидетельствует первое летописное упоминание о Москве.

К этому времени один за другим ушли в мир иной с киевского престола старшие братья Юрия. Великокняжеский престол занял его племянник Изяслав, по договоренности с которым Юрий, не претендовавший на престол, пустил служить в Киев сына Ростислава с дружиной. Двоюродные братья три года ладили, но когда в 1149 году в одном из походов случилась неудача, приближенные Изяслава обвинили в этом Ростислава, который с позором был отправлен к отцу в Ростов. Долгорукий заявил: "Так и мне нет чести в Русской земле, да и детям моим тоже!" и пошел на стольный град.

Киевляне отказались биться с войском Долгорукого, потребовав решить конфликт мирно. Изяслав покинул город, и жители Киева признали великим князем Юрия Долгорукого. На престоле он был год, пока Изяслав, призвав на помощь венгров и поляков, не занял город. Через два года Долгорукий принудил племянника бежать, но вскоре снова вернулся в Ростов. И только после смерти Изяслава Долгорукий в третий и последний раз в жизни стал великим киевским князем. Все эти годы он не забывал о Москве, первое обустройство которой было завершено к 1156 году.

"И МНОГО ЗЛА СТВОРИСЯ В ТЕЙ ДЕНЬ"

Согласно летописи, "Пил був Гюрьги (Юрий -- Авт.) у осьменника Петрила. В тей день на ночь разболеся и бысть болесть его пять дней, и представися в Киеве князь Гюргий Владимирович месяца мая, в 15, в среду на ночь, а на утро в четверг положиша у монастыри Святого Спаса". Известно, что князей хоронили с большими почестями -- сходились со всех монастырей и храмов игумены и монахи, из дальних городов приезжала родня, многотысячные толпы простых людей оплакивали усопшего... А Юрий Долгорукий был похоронен на следующий после смерти день, может, даже ночью -- тайно. В летописях об этом содержатся весьма скудные сведения, зато подробно описаны погромы, которые устроили киевляне: "И много зла створися в тей день, разграбиша двор его Красный, и другий двор его за Днепром разграбиша, его же звашет сам Раем (резиденция князя называлась "Раем", -- Авт.), и Васильков двор сына его разграбиша, избивахуть суждальцы и по городам и по селам, а товары их грабиша. (Убивали суздальцев, сторонников князя, грабя их имущество, -- Авт.) Говоря: вы нас грабили и разоряли, жен и дочерей наших насиловали, и несть нам братия, но неприятели (Не братья вы нам, а враги, -- Авт.)".

ПОХОРОНИТЬ НЕЛЬЗЯ ИССЛЕДОВАТЬ

В начале 90-х ходили слухи о возможности передачи останков Юрия Долгорукого Москве с дальнейшим их помещением в нововозведенном храме Христа Спасителя. Полушутя-полусерьезно говорилось и о возможности обменять их на фрески Михайловского Златоверхого, находящиеся в Эрмитаже. По словам Владимира Гончара, это невозможно: Ярослав Мудрый, например, тоже основал несколько городов, но его останки никто не делит. Прах должен лежать там, где человек был похоронен. Кроме того, утверждает Владимир, российские ученые ни разу не проявили серьезного интереса к останкам Долгорукого и достаточно скептически отнеслись к их подлинности, хотя три серьезные экспертизы практически ее доказали.

Генетические анализы к останкам Долгорукого неприменимы -- для них нужно найти хоть одного живого Рюриковича. А их род, по мнению некоторых ученых, закончился на Иване Грозном. Археологи надеются, что со временем появятся новые методы исследований. Символический саркофаг по-прежнему стоит в церкви Спаса на Берестове. А саркофаг, в котором был похоронен князь, сейчас законсервирован. Иными словами, его засыпали песком и оставили на прежнем месте, чтобы со временем здесь же и похоронить останки. Результаты исследований археологов за 11 лет, прошедших со времени находки, так и не обнародованы. А над судьбой великого князя киевского до сих пор витает злой рок: могила его в одном месте, надгробие -- в другом, а останки -- в третьем. В деревянном ящике на пыльном стеллаже...