1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №243 (744) за 21.12.2000

"Я ПРОЖИЛА ЗА ТУРЧИНЫМ, КАК ЗА ЗОЛОТОЙ СТЕНОЙ"

По опросу Международной федерации гандбола Зинаида Турчина названа лучшей гандболисткой уходящего столетия....

-- Если бы вы не встретились с Игорем Турчиным, поднялись бы на такие вершины? -- обращаюсь я к Зинаиде Михайловне.

-- Конечно, нет. Но думаю, наша встреча была предопределена судьбой. Не попадись мы ему в ученики, не известно, смог бы он создать суперкоманду, какой мы были в то время. Да и мы без него вряд ли стали бы великими спортсменками. Ну кто мои родители? Простые рабочие, к спорту не имеющие никакого отношения. Мама трудилась на табачной фабрике, папа -- на колбасной. Правда, мы с братом любили спортивные игры. Бельевая веревка во дворе служила волейбольной сеткой, за что не раз получали на орехи от соседей. Тогда в киевских дворах модно было играть в волейбол. А в школе ходили в баскетбольную секцию.

-- А как переключились на гандбол?

-- Турчин пришел к нам в школу с предложением выставить гандбольную команду на первенство города. После Каменец-Подольского пединститута Игорь Евдокимович получил распределение в Киев по специализации "баскетбол". Но тренерских мест нигде не было, и ему предложили вести в одной из ДЮСШ гандбол и настольный теннис. Вот он и начал его осваивать. Ходил в школы, договаривался с учителями физкультуры, чтобы они выставляли команду по гандболу, а потом отбирал нужные ему "экземпляры".

Вот и к нам в школу явился -- молодой, красивый, уверенный в себе. Попросил нашего физрука подобрать ему боевых девчат из 6--7 классов. Ну а боевитее нас с Галькой Манохой (впоследствии Захаровой) в школе не было, поэтому мы и оказались у него на занятиях. Позже я привела к нему весь класс.

-- Чем Турчин вас так увлек?

-- Понимаете, он гениальный тренер. Мне кажется, его талант проявился бы во всем, за что бы он ни взялся. Его воспитанники по настольному теннису были чемпионами Украины. Он очень интересно организовывал занятия. Мы отрывались на них по полной программе: подвижные игры, пионербол, волейбол, баскетбол, а о гандболе узнавали в процессе.

И вот -- первый чемпионат города. Нас повезли на Корчеватое, там была земляная площадка, зоны посыпаны зубным порошком -- все как положено. Игра шла на равных. Мы ни бум-бум, и наши соперники тоже. Когда их тренер взял минутный перерыв (а он в то время правилами не предусматривался, просто тренер гандбол спутал с баскетболом), Игорь Евдокимович кричит нам: бросайте по воротам. Бросили мяч в пустые ворота, и судья его засчитал. Мы выиграли со счетом 1:0. С этой победы началась наша эпопея в гандболе.

"СНАЧАЛА ПРОВОДИМ ЕГО, И ТОЛЬКО ПОТОМ -- ПО ДОМАМ"

-- Тренировались в хороших условиях?

-- Ой, что вы! Поначалу тренировки проходили в нашей 153-й школе. Зал узенький, ворота некуда было ставить. Рисовали их на стенке и по ней лупили мячами. Цирк... Бывало, пропускали тренировки. Когда долго не появлялись, Турчин приходил к нам домой и просил родителей, чтобы те заставляли нас ходить на занятия, потому что чувствовал: из нас обязательно будет толк. И со временем мы увлеклись сами. Нас уже не нужно было заставлять. После школы портфели бросаем, хватаем форму -- и на тренировку. Уже после нее в раздевалке решались все проблемы. Кому сочинения написать, кому "перекатать" геометрию. Постепенно этот коллектив становился нашей семьей... Все мы были влюблены в Турчина, все без исключения. Вся группа провожала его после занятий домой (он жил с мамой на Белорусской). Проводим его, а только потом по домам разбежимся.

-- А как его мама вас воспринимала?

-- Мама у Игоря очень властная женщина была и великолепная хозяйка. В квартире у нее всегда был идеальный порядок и вкусная еда. Турчин был воспитан на этом, поэтому не терпел несобранности, опозданий. У него все должно было быть по высшему классу. Я все это знала и старалась соответствовать его идеалу, я должна была всему научиться, и, тьфу-тьфу, по сей день проблем с этим у меня нет.

У нас было заведено, что на праздники каждый приносил что-то вкусненькое. И похвала Игоря Евдокимовича -- это знак качества.

-- Турчин любил застолье, сам был очень гостеприимным...

-- И к нам в гости ходил. Но не ко всем. Любил ходить ко мне, к Галке и к Бобрусь. У Люды мама была очень хлебосольная. Тетя Соня наготовит первое, второе, третье и зовет Игоря Евдокимовича на обед. Он еще пару человек прихватит, чарочку принесет. Так мы и жили. Родители наши его очень уважали, доверяли ему, знали: куда бы их дети ни поехали, с ними ничего не случится.

-- Спортивная карьера, как правило, отбирает время, и на учебу уже мало кто обращает внимание. А как у вас было?

-- Учеба для нас была святым делом. Игорь говорил: "Каждый из вас прежде всего должен быть человеком, а потом уже спортсменом". И хотя времени действительно оставалось очень мало, мы все хорошо учились. По окончании школы нас приглашали в разные вузы прямо всей командой: в инфиз, в ГВФ... Но мы выбрали Каменец-Подольский пединститут, в котором учился Турчин. Закончили его заочно, вся команда имела высшее образование. Эта традиция в "Спартаке" сохранилась до сих пор, все девочки учатся в вузах.

"ЗIНА, ТА ВIН ЖЕ СТАРИЙ!"

-- Как Игорю Евдокимовичу удалось вас всех организовать? Ведь женский коллективчик -- дело непростое.

-- Да, с нами очень трудно было. У каждой свои фокусы, капризы, слезы, обиды. Но у Игоря все получалось. У него был Божий дар. Он был нам и тренером, и папой, и другом.

-- Как он стал вашим мужем?

-- Любила его вся команда. Мы же с ним встречались тайком. Наши отношения нельзя было афишировать, потому что знали: девчонки меня разорвут на части от ревности. Но скрывать долго нашу любовь не удалось. Однажды мы с Игорем сидели в кафе ботанического сада, ели мороженое, и кто-то нас увидел. Это было все. Прихожу на следующую тренировку, девчонки в раздевалке: шу-шу-шу. Уже чувствую, они против меня что-то затеяли. Боже, а что было на площадке!.. Я стою в центре и должна держать игру в своих руках. Но мячи летят мимо, будто меня здесь нет... Это продолжалось довольно долго.

-- Наверное, пока не поженились?

-- Тогда еще хуже стало. Ведь они надеялись, что он погуляет со мной и бросит. Думали: как можно такую любить -- худая, плоская... Мне было уже 18 лет, мы поехали в Кишинев на чемпионат Союза. Там Игорь сделал мне предложение. По приезде пришел к моим родителям: "Я хочу на Зине жениться". Мама в его присутствии ничего не сказала. А когда ушел, набросилась на меня: "Зіна, та він же старий!". Я ей в ответ: "Мамочка, да все будет нормально". Я от счастья летала на крыльях.

Свадьбу сыграли в "ленинском уголке" в нашем доме, а через два дня уехали на игры. Вот там девчонки уже доставали меня по полной программе. Козни строили еще очень долго. Приходила домой, плакала. Однажды Игорь не выдержал, устроил собрание и пригрозил, что бросит их и уедет со мной в Ашхабат. Так они присмирели, да и взрослеть стали, уже мальчишками на стороне увлекались, появились свои кавалеры, позже мужья, нас оставили в покое.

-- Как женщина вы были счастливы с Игорем?

-- Еще как! Всегда говорила: если бы начать жизнь с начала, я бы повторила все так же. Не жалею ни на миллиграмм, что у меня было так, а не иначе. Боже, как все быстро пролетело, как один день...

-- Но мы-то его помним грозным тренером, требовательным, нетерпеливым, даже деспотичным.

-- Все это внешняя сторона. В душе он был нежным котенком, а дома -- просто лапочкой. Мы все у него сидели на голове. За Игорем как за мужем можно было спрятаться и ни о чем не думать. Я прожила за ним, как за золотой стеной. И не я одна. За его спиной много людей пряталось. Получали блага, о которых можно было только мечтать в советское время, награды, звания, повышения.

"Я ВСЕМ ВСЕ ПРОСТИЛА"

-- Как вы удержались над пропастью проблем, когда Турчина не стало?

-- Когда Игорь умер, я осталась одна под камнепадом. Такое впечатление было, что все недруги, которые не могли достать Турчина при жизни, после его смерти накинулись на меня. Что помогло выстоять? Наверное, дух, который был заложен в меня Игорем. Он нас учил бороться до конца, до победы. Меня поддержала команда, которая была рождена Турчиным... Сейчас все стало на свои места. Добро восторжествовало. Девчонки все вернулись в команду. Я -- президент гандбольного клуба "Спартак" имени Турчина. Нас взяла под свое крыло киевская мэрия... Я всем все простила.

-- В нынешнем "Спартаке" уже нет таких ярких звезд, какие были в вашей команде?

-- Да, сейчас у нас нет ярких центровых, мощной задней линии. Но за счет коллективизма, за счет спартаковского духа они держатся на плаву, побеждают. В клубе живы свои традиции, свои уставы. Хочешь не хочешь -- тебя перемалывает, как в мясорубке. Кто мог прижиться -- оставался, кто нет -- уходил. Не подумайте ничего плохого. Это все здоровые, нормальные отношения. Просто тот, кто к нам попадает, должен выработать прежде всего дух коллективизма, быть патриотом своей команды.

Посмотрите на нашу старшую гвардию. У каждой -- тысячи забот и проблем, но все как одна приходят на матчи, болеют за молодое поколение, поддерживают девчонок как могут. И что интересно -- наши дети между собой тоже дружат, они ведь все выросли у нас на руках.

"ВЫПУСТИ МЕНЯ, Я ТЕБЯ УМОЛЯЮ!"

-- Помнится, Турчин не очень приветствовал рождение детей. Это выбивало игрока на какое-то время, и страдала команда.

-- Так было до тех пор, пока у нас не родилась Наташа. Позже он мне признался, что был равнодушен к детям. Но когда свои появились, совсем по-другому и на чужих стал смотреть. В Наташке он души не чаял, это была любимая доця. Она на него похожа и внешне, и характером. Жаль, мы ее редко видели, приходилось много разъезжать, и с ней были мои родители.

-- Няню не нанимали?

-- О чем вы говорите? Такого в наше время и не было. Мои мама и папа были и няней, и бабушкой, и дедушкой. Я всегда говорила: мои награды -- это их награды. Ведь когда знаешь, что дома все в порядке, думаешь на площадке только об игре. Через два месяца после родов я уже поехала на финал Кубка чемпионов.

-- Разве можно было вам в это время играть?

-- Игорь считал, что нельзя, и держал меня на скамейке запасных. Мы проигрываем 3:0. Толкаю Игоря в бок: "Ну выпусти меня, я тебя умоляю!". Играли мы с венгерками. А они меня панически боялись, уж не знаю, почему. Мой выход всегда их парализовал. Игорь все же выпустил меня на площадку, я уже видела, где у нас не ладится, и взяла инициативу в свои руки. Мы и тот матч выиграли, и Кубок...

-- Гордитесь своими детьми?

-- Очень. Наташе некуда было деться от гандбола. Когда подросла, начала играть, хотя очень любила гимнастику. Вообще это было уникально -- мама с дочкой играют в одной команде, а папа их тренирует. У нас это как-то незаметно прошло. А за рубежом об этом все газеты писали. Куда бы мы ни прилетали, у трапа встречали фотокорреспонденты и телевизионщики.

Наташа -- мастер спорта международного класса, сейчас заведует кафедрой в национальном университете гражданской авиации. И чтобы быть стройной и изящной, ведет группу шейпинга. Сын Миша -- студент института международных отношений, увлекается баскетболом, играет в студенческой команде. Дети нас не подвели. Дай Бог им счастья. Когда детям хорошо, то и родителям спокойно.

ПОРА ПОДЫШАТЬ ОЛИМПИЙСКИМ ВОЗДУХОМ

-- Вы учредили кубок и фонд имени Турчина...

-- Мы хотим возродить тот гандбол, который создал Игорь Евдокимович. Гений Турчина не оценили на родине по достоинству. Да, с ним считались, его боялись, слушались, но поддержать то, что он создал, не захотели.

Когда Игорю сделали операцию в Норвегии, нам пришлось отрабатывать затраты на нее -- восемь месяцев он тренировал норвежскую женскую команду. На тренировки Турчина ходили смотреть, как на спектакль. Зрителей набивался полный зал. Не удивительно, что сейчас норвежки -- лидеры мирового гандбола. Они, как губки, впитывали в себя все, что он говорил. А нам почему-то его гандбол не нужен.

Создание Фонда позволило нам вновь сплотить свои ряды. "Спартак" сейчас играет в самом престижном еврокубке -- Лиге чемпионов. Сборная Украины с серьезными намерениями едет на чемпионат Европы, костяк ее состоит из спартаковок. (Интервью было записано до чемпионата, на котором украинки, напомним, выиграли серебряные медали -- Прим. ред.). Начался новый олимпийский цикл. Пора уже нам подышать олимпийским воздухом.