1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №68 (1116) за 27.03.2002

ТЕАТРАЛЬНЫЙ РОМАН МАРКА БРОВУНА

Этот роман длится уже четверть века. За это время некогда убыточный театр он возродил к жизни и сделал одним из лучших в Украине.

Недавно Марк Матвеевич Бровун, директор и худрук Донецкого академического украинского музыкально-драматического театра имени Артема, отметил свою "серебряную свадьбу" с этим театром -- 25 лет творческой деятельности. Он пришел в коллектив, когда Украина считалась чуть ли не самой нетеатральной республикой СССР, а Донецк был в ней самым нетеатральным городом. Пришел -- и изменил ситуацию, призвав на помощь исторический опыт антрепризы. Для начала пригласил в Донецк звезд московской и киевской сцены. Город тогда первые "живьем" увидел Дурова, Евстигнеева, Мишулина, Муравьеву, Казакова, Калягина, Роговцеву, Ступку, Заклунную -- и повалил в театр вначале из любопытства. А довольный Бровун хитро улыбался. Он-то знал, что таким образом убивает двух зайцев: "столичные штучки" не только гарантировали зрительский интерес -- за ними, вольно или невольно, тянулась и местная труппа. Иногда люди в зале совершенно искренне считали, что вместе с примой на гастроли приехал весь московский или киевский театр.

Затем Донецк запестрел афишами Малого театра, Театра Моссовета, "Ленкома", "Ромэна", МХАТа... А Марк Бровун уверенно шел к своей цели -- он задумал сформировать в театре труппу, не уступающую столичным. И сейчас может считать задачу выполненной.

Актеры за последние годы побывали с гастролями в Польше, в Санкт-Петербурге, Минске, Таллинне, Витебске, Кишиневе, Екатеринбурге, Владикавказе, Краснодаре, Благовещенске, Казани, Сочи... Бровун придумал телепередачу "У камина", куда приглашает заезжих знаменитостей, журнал "Наш театр". А на премьеры артемовцев лишний билетик спрашивают за квартал от входа! Только в прошлом году актеры сыграли 418 спектаклей -- разделим на количество дней в году и позволим себе не согласиться с постулатом о "нетеатральности" Донецка. Впрочем, Марк Бровун не согласился с ним еще четверть века назад.