1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №38 (1383) за 18.02.2003

КУПАТЬСЯ -- ТАК С КРАСОТКАМИ, ТАНЦЕВАТЬ -- ТАК С БАРАНОМ НА ПЛЕЧАХ

Анатолий Хостикоев, совмещавший в этот вечер обязанности юбиляра, исполнителя главной роли и режиссера-постановщика, надеялся прекратить поздравления и закрыть занавес через два часа после начала. Но и через четыре часа, когда занавес, наконец, закрылся и из-за него донеслась "Многая лета" (это франковцы грянули песнь в честь героя).

Все поздравления были изящно вмонтированы в ткань бенефисного спектакля "Кин IV", "ужатого" по такому случаю вдвое. Но сюжет при этом почти не пострадал. А идея наполнить спектакль песнями группы "Битлз" (тоже мысль А.Х.) вдохнула в "Кина" новую жизнь... Оперную приму Валентину Степову Анатолий Георгиевич извлек из-за вешалок и костюмов своей "гримерной". Валентина все пыталась вставить хоть пару слов в вокализ на песню "Yesterday", но в ответ звучало только: "Ч-ч-ч!" -- и как только номер закончился, красавица была немедленно водворена назад, за вешалки...

...Кин и суфлер Соломон (Алексей Петухов) сидят в тюрьме, и тут к ним является... милиционер. Оказывается -- бывший однополчанин Хостикоева, ныне проректор Академии внутренних дел Александр Кривуша. После "короткой благодарственной речи" за все сыгранные Хостикоевым военные роли, от лейтенанта Черныша до генерала Отелло, гость заявил, что в украинских СИЗО содержание намного лучше: "Чтобы народный артист спал на полу на соломе -- еще ни одного такого случая не зафиксировано!" И удалился, скомандовав: "Ефрейтор Соломон, продолжайте спектакль!"

Приехавший из Москвы Алексей Петренко появился на сцене как раз в тот момент, когда лицо юбиляра было тщательно украшено шоколадом -- это Наталья Сумская (строго по пьесе!) празднично отпечатала торт на лице любимого мужа. Так что для дружеского поцелуя Алексей Васильевич с трудом отыскал чистый уголок лба -- туда и чмокнул по-отечески, рассказав, что в Хостикоеве сошлось все лучшее, что есть у осетин и украинцев... И попросил похлопотать перед Богданом Ступкой -- может, примет в труппу? "Я-то попрошу, але не знаю, як у вас з українською мовою", -- "засомневался" Анатолий Георгиевич. "Кістьми ляжу, але вивчу!" -- решительно объявил гость. И они дружно запели "Йшли корови із діброви..."

Ада Роговцева самым нежнейшим тоном объявила: "Толічка! Я так сумую за твоїми обіймами! Я розумію, що ти так обіймав не лише мене..." И только заинтриговав всех как следует и вогнав юбиляра в краску (а ему весь вечер только и намекали, скольких барышень он осиротил, соблазнил искусством и т.п.), Ада Николаевна уточнила, что речь идет о спектакле "Лесная песня". Правда, по ее словам вышло, что Хостикоев "ворвался на сцену Театра Леси Украинки полвека тому назад". Он не выдержал и потребовал все-таки уточнить, что не полвека, а четверть. Ада Николаевна сквозь смех кокетливо объявила: "Коли я рахую -- мене треба вбивати!"

Никто и не пытался вести себя солидно -- как подобает на 50-летии народного артиста. И правительственные телеграммы, и орден "За заслуги" третьей степени -- все это было как-то мимоходом. Даже худрук Ступка (солидный же человек!) подарил корень женьшеня, и посоветовал для лучшего эффекта к корню привязывать. В общем -- форменное безобразие! Франковские актрисы достигли вершин в этом деле (в безобразии, конечно). Картина такая. Король Георг (Алексей Богданович) отправляется мыться в ванну и зазывает с собой Кина. Тут-то и появились дамы. Со словами: "Мені доручено вас привітати й ретельну перевірку влаштувати" -- Людмила Смородина сбросила с себя халат и, оставшись в малиновом корсете и чулочках на подвязках, занырнула в ванну с головой, целясь прямехонько... Короче, виновник торжества жутко всполошился и развеселился.

Накуролесили изрядно. Масла в огонь подлили братья-осетины, которые подарили соплеменнику бурку, папаху и кинжал, заставили героя выпить гигантский рог вина, а потом... вынесли живого барана: сейчас, говорят, проверим, осталось ли в Анатолии что-то от джигита. Женщины уж было намылились хлопнуться в обморок, но Хостикоев поспешил всех успокоить: "Не волнуйтесь, резать не будем!" и... взвалив на плечи огромное животное, пустился в зажигательный кавказский танец. Таки джигит, да!

Наконец, дорвались до родной сцены коллеги по Театру Франко. И поздравили. Коротенько, минут на... ладно, кто им считает? Только очень жалко было смотреть на юбиляра: он буквально корчился от хохота... "Артист -- на 100%, мужчина -- на 100%, муж -- я бы сказал, даже на 300%", -- рассуждал Лесь Заднепровский. Объявив мероприятие "юбилейным вечером памяти группы "Битлз", франковцы вывели на сцену "английскую королеву", которая и произнесла проникновенную речь. Перевод звучал примерно так: "My dear friend Leonid Danilovich" -- "Дорогий Анатолій Георгійович" и Dear Ludmila Nikolaevna" -- "Дорогі дружини ювіляра" Особенно эффектно прозвучала реплика "о-бля-ди, о-бля-да", что в переводе означало "секс-символ Украины"...

Хостикоев закалял зрителя как сталь, из огня -- да в ледяную воду. После такой безудержной веселости перешел к монологу Кина о том, что "актерство нельзя снять с себя как плащ" -- и комок подступил к горлу...