1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №128 (1772) за 11.06.2004

"НАС, КАК ПАЦАНОВ, КИНУЛИ, ХОТЬ В ИНОСТРАННЫЙ ЛЕГИОН ПОДАВАЙСЯ. ТАМ ХОТЬ БУДУ ЗНАТЬ, ЗА ЧТО ВОЮЮ..."

"Почему наши бойцы стремятся покинуть Ирак" -- недельной давности публикация под таким заголовком вызвала у читателей "Сегодня" повышенный интерес. Мы предложили две версии: Уполномоченного Верховной Рады по правам человека, с одной стороны, и Генерального штаба Вооруженных Сил Украины, с другой. Нина Карпачева аргументировала свою позицию тем, что миротворцы расторгают контракты в силу изменившихся условий службы, а именно -- вовлечения в активные боевые действия. Генштаб и Главкомат Сухопутных войск выдвигают более мягкий посыл -- у рядовых-контрактников Алексея Потапенко и Александра Коптелова возникли семейные проблемы, что побудило написать рапорта с требованием досрочной отправки на родину. Продолжим собственное журналистское расследование обстоятельств скандала.

ОТРЕЗВЛЕНИЕ ПРИХОДИТ ПОЗЖЕ

Объективно говоря, право на существование имеют обе точки зрения. Направляя солдат в Ирак, другие "горячие точки", отцы-командиры, военкомы не склонны акцентировать внимание на таких болезненных вещах, как, скажем, риск для жизни и здоровья. Дело добровольное. Обязаловки-принудиловки нет. Непременное условие -- письменное согласие ближайших родственников. Молодые, здоровые, полные сил, энергии, стремления подправить семейный бюджет ребята мало задумываются, с чем предстоит столкнуться на чужбине. Многих охватывает спортивный азарт, дух авантюризма, поиск приключений.

Прибыв на место и осмотревшись, трезвеют -- от жары, неустроенности, подстерегающих на каждом шагу опасностей. Кто-то, собрав волю в кулак, настраивается на преодоление трудностей. У кого-то наступает разочарование, депрессия. Все, как в обычной жизни. Разве что дом далеко...

Четыре месяца назад в Эль-Куте парни 19-го РХБ-батальона, входившие в Ирак через Кувейт, рассказывали мне, каким изнурительным, выматывающим испытанием стал для них 600-километровый марш под белым солнцем пустыни. Выходила из строя, плавясь на 60-градусной жаре, техника, падали в глубокий обморок люди, которым ставили капельницы прямо возле раскаленных машин. Показывали любительскую видеосъемку. Кошмар. Лишь чудом не произошло летальных случаев, аварий. В Самборе, на Львовщине, откуда уходил батальон, такое в страшном сне не могло присниться. Проклинали день, когда согласились подписать контракт, материли на чем свет стоит Хуссейна, США, нашу Верховную Раду, пусть со скрипом, но давшую согласие на участие Украины в антииракской коалиции.

И первые недели пребывания в провинции Васит для бойцов 5-й отдельной механизированной бригады были ужасны. Незнакомая страна, непонятный народ, настороженные, порой открыто враждебные взгляды. Выстрелы из-за угла. Разруха. Нищета. Антисанитария. Обустройство, зачастую с нуля, военных городков и блок-постов. Проблемы с питьевой водой. Быт в походных палатках. Насекомые. Лейшманиоз. Никуда не годные форма и обувь.

Кое-кто не выдержал сурового экзамена. Случайно оказавшиеся в контингенте, излишне уверовавшие в дармовые заработки капитулировали практически сразу. Они не были готовы даже к второстепенным хозяйственным работам, не говоря о задачах куда ответственнее -- напряженных дежурствах на чек-пойнтах, сопровождении грузов, охране зданий, патрулировании в населенных пунктах и на подступах к ним.

Некоторые мотивировали желание уехать в Украину "внезапно" открывшимися семейными обстоятельствами: позвонили домой, узнали, что прихворнула мать, занемог отец, с женой возникли неприятности. Иные убеждались, что статус участника боевых действий в обозримом будущем никому не светит, обещанные миротворцам льготы -- миф. Варианты были разные, тем не менее просьбам шли навстречу, и самых настойчивых отправили на родину. Было таких, по нашим данным, немного, около десятка, но возможность улететь им предоставили.

Гораздо больше оказалось тех, кто с честью перенес все тяготы и лишения. В одном из материалов той иракской командировки я писал: желающих остаться на второй срок насчитывалось около 400 человек -- грубо говоря, каждый четвертый. Люди пообвыклись, обустроились, перетерпели. Руководство же рассудило по-своему: новый комбриг наберет тех, кого хорошо знает по службе в Украине, и это поможет избежать досадных, порой трагических эксцессов (ДТП, самострелов, суицидов, которые, увы, имели место в 5-й омбр). Из "старослужащих" оставили самую малость. Мне называли цифру 40. Бывший Главком Сухопутных войск Петр Шуляк говорил -- 87. Остальных набирали по-новой.

А что в итоге? Ситуация повторилась. Обострившаяся в апреле-мае обстановка в Ираке не минула и провинцию Васит. В Эль-Куте развернулись настоящие бои. Это было уже серьезно, по-взрослому. Нашим миротворцам пришлось смотреть смерти в лицо. В прямом и переносном значениях слова. Гибель, ранения солдат на поверку оказались не столь призрачны, как можно было думать, глядя в экран телевизора. Масла в огонь подливали просьбы родителей: "Сынок, на кого ты семью бросил, подумай хотя бы о нас, возвращайся, не то убьют!"

НЕ ТОЛЬКО ПО СЕМЕЙНЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ

Алексей Потапенко и Александр Коптелов, как выясняется, обратились к Нине Карпачевой из-за медлительности командования, которое, мол, волокитило рассмотрение связанных с разрывом контрактов вопросов. "Семейные обстоятельства" всплыли позже, а сначала оба мотивировали свое решение "изменением условий несения службы".

Но не только эти двое стремились вернуться домой, не дожидаясь плановой августовской ротации. Из кругов, близких к Управлению по вопросам деятельности военных формирований Администрации Президента Украины, "Сегодня" стали известны фамилии написавших рапорта других бойцов 6-й омбр. Это, например, старший сержант Александр Ястремский, младший сержант Алексей Миронов из 62-го отдельного механизированного батальона. Старшина Сергей Кичкурук из 63-го омб. Рядовой роты военной полиции Максим Марченко. У всех поименованных -- непредвиденные семейные обстоятельства.

Есть и подпадающие под статью "состояние здоровья". Дают знать пыльные бури, высокая температура, сухой климат, предрасположенность к разного рода заболеваниям, преимущественно, сердечно-сосудистым. Рапорта от Сергея Лобова из 61-го батальона на момент подготовки этой публикации еще не было, однако не исключается, что сержанту тоже придется расторгнуть контракт.

Карьера отдельных миротворцев изрядно подпорчена дискредитирующими поступками. Командование инициирует досрочную отправку прапорщика Олега Слободяна, старшины Александра Журова, старшего сержанта Александра Богзы из роты военной полиции. Они отличились недисциплинированностью, нарушив "сухой закон". В халатном отношении к обязанностям уличен рядовой узла связи Иван Дорошевич -- объявлено служебное несоответствие.

Как все обстояло в действительности, сейчас устанавливают соответствующие структуры. Но и не доверять собственным каналам информации мы не вправе.

НАМ ВСЕ ЗАДАЧИ НИПОЧЕМ

Статья "Почему наши бойцы стремятся покинуть Ирак" заканчивалась описанием беспрецедентного случая: у Карпачевой искал защиты миротворец, которого, по его словам, за незначительную провинность упекли в металлическую клетку и держали на 56-градусной жаре. Фамилию Нина Ивановна не назвала либо не захотела (сотрудник оборонного отдела привел лишь инициал -- П.). Это сделаем мы.

Как сообщили "Сегодня" источники из военных кругов, Уполномоченному по правам человека звонил младший сержант Анатолий Пивень. За нарушения формы одежды и курение на ходу его дважды задерживал патруль. 3 июня контрактника поместили в "камеру временно задержанных" (что именно представляет она собой, не уточняется). В тот же день "злостный нарушитель" и набрал из базового лагеря "Дельта" киевский номер телефона приемной омбудсмена: 253-22-03, рассказав "о фактах унижения его достоинства".

На вопрос о желании покинуть Ирак, подчиненный Карпачевой получил отрицательный ответ: "Нет, я не хочу уезжать раньше положенного срока. Но не хочу и другого -- чтобы к нам относились по-скотски". Младший сержант утверждает, что закурил в неположенном месте, так как расстроился после телефонного разговора с семьей...

Из официального отчета заместителя командира 6-й омбр по гуманитарным вопросам:

"Морально-психологическое состояние личного состава бригады здоровое, уровень воинской дисциплины удовлетворительный, что позволяет выполнять поставленные задачи по назначению в полном объеме".

В той же камере, куда упрятали Пивня, содержали еще двух миротворцев, проинформировал источник. Им вменялись в вину нарушения формы одежды, отсутствие каких-либо документов и оскорбления военных полицейских. Есть показания свидетелей, утверждавших, что задержанные якобы угрожали сослуживцам физической расправой, бросаясь в них камнями и выкрикивая: "В Украине тебе пуля в спину уготована, других с поезда посбрасывают, а третьи перед Карпачевой на коленях стоять будут..."

ЗА МЕЧТАМИ И ЗА ЗАПАХОМ... ВОЙНЫ

Несколько дней назад в "Сегодня" обратился Владимир Дорошенко, проходивший службу в составе 5-й омбр. После возвращения домой в феврале он узнал, что командование части, призывавшее его из запаса и сулившее золотые горы, в одностороннем порядке и без объяснения каких-либо причин расторгло контракт "в связи с систематическим невыполнением его условий военнослужащим". У 30-летнего Дорошенко прекрасные характеристики, полно благодарностей, он мечтал поступить в юридический вуз. И вот на тебе...

-- Нас не только обманули с присвоением статуса участника боевых действий, -- не скрывает горечи Владимир, -- так еще и элементарно, как пацанов, кинули, использовали и выбросили. Не меня одного -- многих. Теперь хоть во Французский иностранный легион подавайся. И я туда, наверное, отправлюсь. Хоть буду знать, за что воюю...

За что воевали бойцы 5-й, воюют миротворцы 6-й и готовятся -- военные 7-й омбр, ему понятно не до конца. Может, кто объяснит популярно, чтобы без пафоса и доходчиво.

Из интервью "Вашингтон Таймс" вдовы убитого 28 апреля в Ираке Ярослава Злочевского, 19-летней Ирины:

“Муж погиб из-за денег... Я не имею ничего против Америки, однако власть должна была бы сказать правду, что готовят людей к войне... Если хотят -- могут ехать на войну".

МОЖЕТ, ПОВЕЗЕТ ЕЩЕ

Генерал-майор Сергей Безлущенко, бывший командир 5-й омбр:

-- Вы спрашиваете, нужен ли в нашем контингенте в Ираке военный суд, нечто наподобие военного трибунала? Может, нужен, а может, и нет. Дознаватель там есть, военный прокурор тоже. Они принимают решения о возбуждении уголовного дела, правомерности либо неправомерности чьих-либо действий. А суд -- это минимум три человека. Контингент же имеет строго определенное количество личного состава, каждый военнослужащий на счету... В мою бытность комбригом было пять уголовных дел. Все возбуждал я, они расследованы и завершены... Каждое хорошо помню, очень переживал, это были неприятные, острые, болезненные эпизоды... А потом коллектив наладился, все вошло в нормальное русло...

Подполковник Валерий Кузьмин, бывший начальник отдела военно-гражданского сотрудничества 5-й омбр:

-- По возвращению домой я попал на то же место, откуда уезжал в Ирак -- начальником группы оперативного отдела штаба корпуса. Ничего особо радостного в моей жизни не произошло: участником боевых действий, как и остальные, не стал, квартиры не было и нет, пытался устроиться на курсы, чтобы при случае вновь отправиться в одну из миротворческих миссий, -- без результата... Но оптимизма не теряю. А что касается тех, кто, разочаровавшись, стремится быстрее вернуться домой, -- были такие и у нас. Наверное, не очень хорошо представляли, куда и зачем едут...

Майор Сергей Кирилюк, бывший командир роты 5-й омбр:

-- Призывался с должности заместителя начальника штаба механизированного батальона, на нее же и вернулся... На многое теперь смотрю иначе. Психология моя, наверное, изменилась после Ирака. В чем? Вам этого никто не скажет. Мужали люди, более стойкими становились. Я за подчиненными наблюдал, своими глазами видел. А ЧП, которые происходили, в основном, объяснялись собственной недисциплинированностью и нарушениями мер безопасности.

Капитан Андрей Царенко, бывший командир взвода 5 омбр:

-- У меня детей пока нет, а жена поначалу не хотела отпускать. Но я же человек военный. Были и среди нас такие, кто боялся ехать, отказывался. Никто толком не знал, что в Ираке делается, какая там обстановка. А сейчас многие горят желанием попробовать себя в тех условиях... Сам хоть сейчас готов отправиться... Может, когда-нибудь еще повезет...

Вчера стало известно: Потапенко и Коптелова вывезли из Ирака польским самолетом (в Главкомате Сухопутных войск ВСУ информацию подтвердили). Добились-таки своего. Экипаж сделал это в виде одолжения. Американцы своих воинов, расторгнувших контракт, отправляют в Багдад, откуда те добираются по домам своим ходом.