Сергей Корсунский

Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины

Китай, великий и ужасный

мнения

11 Сентября 2018, 09:14

Знаменитое высказывание Артура Шопенгауэра гласит, что истина проходит через три стадии: сначала ее высмеивают, потом ей яростно сопротивляются, и, наконец, принимают как очевидное. Если бы в 70-х кто-то сказал, что Китай станет второй экономикой мира, бросившей вызов самим США, над ним бы посмеялись. В наши дни активное сопротивление глобальным амбициям Поднебесной становится центральным элементом политики Запада. Следует думать, что  уже в ближайшем будущем бессмысленность силового сдерживания, а не сотрудничества с КНР станет для всех очевидной. Когда Трамп советует компании с капитализацией более триллиона долларов (в данном случае – Apple) перенести производство из Китая в США, он не может не понимать, что именно использование дешевой рабочей силы, как  и размещение производственных мощностей в центре региона, где проживает половина населения планеты, стало одной из причин ошеломляющего успеха "яблочников". Если американское государство станет диктовать частным и акционерным компаниям как им вести бизнес, то чем тогда капитализм в США будет отличаться от почившей в веках плановой экономики СССР?

Между тем, Западу действительно есть чего опасаться. Среди пяти крупнейших мировых компаний – производителей смартфонов три – китайские. И если лидер – Samsung – контролирует 22% этого рынка, Apple – 15%, то китайские Huawei, Oppo, Xiaomi – 24%. Капитализация трех китайских интернет-гигантов Baidu, Alibaba, Tencent превысила  триллион долларов. Они входят в десятку мировых лидеров вместе с Amazon, Google/Alphabet, Facebook. В отличие от американских аналогов китайские компании активно и агрессивно инвестируют в регионе АСЕАН, создавая торговые хабы для е-коммерции и платежные системы, конкурирующие с Apple Pay и Google Pay. Колоссальные опасения на Западе вызывает прогресс Китая в области искусственного интеллекта, что, к примеру, находит отражение в атмосфере подозрительности к иностранным, в первую очередь китайским, студентам и исследователям, которые составляют заметный процент среди иностранцев, обучающихся в США. В Вашингтоне пока не нашли адекватного ответа на вопрос как ограничить возможности Китая получать доступ к самым современным технологиям и регулировать рынки услуг в области образования, IT, новых материалов, разработок двойного применения, не нарушив принципы свободы рынка и предпринимательства. Пока американские технологические гиганты весьма неохотно, если вообще идут на сотрудничество с собственным правительством, справедливо полагая, что политическая целесообразность – плохой попутчик для бизнеса. А вот их китайские конкуренты, напротив, имеют огромный опыт взаимодействия с властями, и на этом поле чувствуют себя вполне комфортно. Еще два года назад Барак Обама полагал, что слабый и нестабильный Китай хуже, чем сильный и процветающий. Сегодня администрация Трампа определила КНР как главного соперника на геополитической арене. Если существует вопрос, по которому демократы и республиканцы сегодня едины – это проблема сдерживания Китая. Более того, буквально за последний год число американцев, которые  видят в Китае угрозу своему благосостоянию, утроилось. Полное взаимопонимание по "китайской" проблеме существует также в трансатлантическом измерении, даже не взирая на все противоречия между Европой и США.

Для нынешнего мирового беспорядка особенно небезопасным является тот факт, что на Западе уже открыто говорят не только об экономической и, в какой-то степени, военной угрозе со стороны Китая, но видят в нем и идеологического соперника. Еще в начале 2000-х считалось вполне очевидным, что особая капиталистическая модель экономики КНР значительно "смягчит" коммунистический характер идеологии правящей партии. С тех пор капитализм принес значительные дивиденды для Поднебесной, однако  структура власти не изменилась. Более того, Си Цзиньпин укрепил свое единовластие, подкрепленное тщательно сформированными высшими руководящими органами КПК и Госсовета КНР. Ныне Запад резко критикует политику Пекина в отношении ограничений свободы слова, религиозных меньшинств, внедрения тотального контроля через системы сбора и обработки "big data". В то же время, позиция американских компаний в этом вопросе не является единой. Значительная часть из них  все еще рассматривает Китай как партнера, с которым можно и нужно сотрудничать, игнорируя при этом мнение собственного правительства. Часть – активно переориентируется на американский рынок. Этим летом безработица в США упала до рекордных за последние десятилетия 3,9%. По мнению экспертов, дальнейшее развитие событий будет зависеть от политики администрации Трампа – одних призывов к патриотизму недостаточно, чтобы переносить производство из Китая в США. Именно с этой точки зрения возможность введения пошлин практически на весь китайский экспорт – это шаг, который в Пекине будут рассматривать как крайне недружественный.

Руководство КНР неоднократно заявляло о готовности к переговорам и поиску взаимоприемлемых решений. С целью снятия обвинений в специальном характере китайских инвестиций в рамках концепции "Один пояс – один путь" руководство КНР объявило о формировании наблюдательных экспертных советов с участием авторитетных западных специалистов, которые могли бы принимать участие в разработке механизмов инвестирования в особо крупные проекты, а также привлекать со-инвесторов с Запада. При этом отмечалось, что до сих пор подобные приглашения практически не находили отклика, учитывая, что Китай активно инвестирует в развивающиеся страны, не рассчитывая на быстрый возврат выданных кредитов. Некоторые страны, например, Малайзия, отказываются от китайских инвестиций на том основании, что "не могут себе этого позволить". Однако это не останавливает Пекин.

Одним из регионов "тихого" противостояния США и Китая (в котором эпизодически проявляются также Россия и Турция) является Африка. Учитывая, с одной стороны, огромную потребность континента в развитии инфраструктуры, а с другой -  сложности с кредитованием в условиях множественности рисков, Китай на системной основе осуществляет экономическую экспансию в Африке как часть государственной политики. На состоявшемся в Пекине на прошлой неделе двухдневном саммите Китай-Африка лидеры 53 стран континента подписали Пекинскую декларацию и трехлетний план, предусматривающий инвестиции в размере 60 миллиардов долларов. Си Цзиньпин назвал эту декларацию "инвестицией в общее будущее КНР и Африки". Любопытно, что и региональный соперник Китая – Япония проводит аналогичные мероприятия, и седьмой форум Япония-Африка состоится в августе 2019 года. При этом в конце июля премьер-министр Японии Абе заявил, что его правительство рассматривает возможность приглашения Китая в совместные проекты Японии в Африке. Об этом главы двух правительств будут говорить во время визита Абе в Пекин в октябре. Отношения между двумя историческими соперниками в последнее время вышли на уровень глав правительств, а Си Цзиньпин собирается посетить Токио в следующем году.

В то время, как риторика американских экспертов в отношении Китая становится все более жесткой, а Брюссель, вслед за США, предпринимает ограничительные меры против китайских компаний, в Центральной Европе, Азии и Африке Китай укрепляет свои позиции. Наиболее неопределенными в этом контексте являются отношения КНР с Россией. Демонстративная дружба двух лидеров, совместные военные учения, солидарное голосование в СБ ООН свидетельствуют о стратегическом партнерстве. В то же время есть основания полагать, что в Китае не строят никаких иллюзий относительно долговременных целей Путина в отношениях с Западом. До тех пор, пока именно Россия оставалась главным вызовом для Вашингтона и Брюсселя, эта политика вполне себя оправдывала. Однако буквально на глазах центр негативного внимания США стал смещаться с России на Китай, который, по мнению администрации Трампа, вмешивается в американские выборы, осуществляет хакерские атаки на чувствительные политические и экономические цели в США, занимается промышленным шпионажем, а теперь еще и усложняет ядерное разоружение Северной Кореи. Вполне можно ожидать, что в новых условиях политика Китая будет меняться. Пекин вряд ли отступит от продвижения своих интересов, однако захочет ли "великий и ужасный" Китай ввязываться в открытое противостояние – покажет время. Скорее всего, КНР утроит лоббистские усилия в Вашингтоне, чтобы избежать введения обещанных Трампом пошлин на 200 млрд. китайского экспорта, а также попробует сыграть тонкую игру с Пхеньяном и Багдадом, которые находятся в фокусе внимания Вашингтона. Специальный посланник Си Цзиньпина уже отбыл в КНДР. Вопрос для Пекина заключается в том, удастся ли найти разумный компромисс между тем, чтобы достичь желаемого результата и не выглядеть слабым партнером в противостоянии с США. Если для Трампа на кону ноябрьские выборы, то для Китая – судьба глобальных инициатив и десятков миллиардов долларов, уже инвестированных в транспортную инфраструктуру от Сербии и Греции до Шри Ланки и Пакистана. Лучше бы им договориться.

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...