Александр Левченко

Посол Украины в Хорватии и Боснии и Герцеговине 2010-2017 гг., Советник министра по вопросам временно оккупированных территорий, историк

Как менялось понятие пятой колонны. Размышления очевидца

мнения

1 Сентября 2018, 08:15

Помню, в начале июля 1990-го директор ушел в отпуск, и пришлось его заменять на встрече первого секретаря райкома партии Киева с руководителями сферы образования района. К слову, я тогда уже не первый год работал замдиректора столичной средней школы в центре города.

После определения очередных задач для просвещенцев партийный руководитель обратила внимание, что пятая колонна, которая хочет добиться независимости Украины и тем самим развалить "горячо нами любимый СССР", активизировала свои действия. Поэтому, по ее словам, всем нужно быть повнимательней в своей повседневной работе и в случае проявления сепаратизма (тогда "сепарами" считались другие люди), давать решительный отпор. Большинство зала внутри себя кивнуло головой, но у меня как бы на автомате выскочило вслух: "Идея независимой Украины все-таки неплоха".

Удивленная первый секретарь райкома, до этого возглавлявшая агитацию и пропаганду Киевского горкома, да еще и в качестве секретаря ГК, тоже на автомате ответила: "Сама Украина без СССР не проживет, тут и думать не надо". Меня же опять дернуло за язык: "Думаю, проживет".

В зале повисла мертвая тишина. Было слышно, как летит муха. Все, кто сидел рядом со мной, как бы отодвинулись, хотя физически каждое кресло имело подлокотники и незаметно выпрыгнуть просто невозможно. Первый секретарь стала сверлить меня взглядом, но я довольно спокойно смотрел ей в ответ, не отводя глаз. Пауза затянулась, и тогда районный партийный лидер проявила мудрость и сказала: "Спасибо товарищи, совещание окончено". Все молча стали покидать свои места...

Почему я был спокоен, да потому что в стране шли перемены. Еще в марте того же 1990 года в Конституции СССР была упразднена шестая статья о руководящей и направляющей роли КПСС, а районный партийный лидер не понимала, что ситуация изменилась. В ее трактовке, закон, конечно, для всех, но партноменклатура живет по-своему. Уже через две недели Верховная Рада Украины приняла Декларацию о государственном суверенитете, а еще через неделю я был возле Киевского совета, когда был поднят желто-синий флаг.

С 20-го августа 1991 года я был в Москве на обороне Белого дома (парламент РФ) от мятежных путчистов-партократов, а 24 августа уже от имени защитников Белого дома поздравлял украинских людей, пришедших к Верховной Раде требовать Независимости.
В конце августа 1991 года, после провозглашения Независимости Украины, сам Ленинский райком партии опечатали уже бывшие, в советском понимании, представители пятой колоны, и через полгода здесь разместилось посольство Туркменистана. Если бы я напрочил об этом тогда на совещании первому секретарю, не удивлюсь, что она бы меня попробовала посадить в психушку.

С пылу-жару, в самом конце августа 91-го уже я провожу совещание с директорами учреждений сферы образования того же района Киева в связи с началом нового учебного года. Я был заместителем заведующего районным отделом народного образования – опять же руководитель была в отпуске, и указания приходилось давать мне. Но в конце совещания я проявил инициативу и подчеркнул: "Украина провозгласила Независимость, поэтому прошу лично проконтролировать, чтобы все бюсты, барельефы, картины Ленина были вынесены из учреждений образования". Для большинства руководителей это уже было само собой разумеющееся, но одна из директоров школы возле Крещатика – старый партиец – спрашивает меня: "А что, и бюст Ильича из актового зала тоже выносить?". "Конечно", – с внутренней усмешкой, но с металлом в голосе ответил я.

С флагами ситуация была проще. Красные советские флаги из добротного бархата разошлись мгновенно на новые юбки и одежду. Жили тогда небогато. Помните как в советском фильме 60-х "Республика ШКИД": "А о чем ты мечтаешь?", – спрашивает директор детдома у новоприбывшего беспризорника. А тот: "Да спереть бы вашу красную бархатную скатерку и пошить себе рубаху – вот моя мечта".

Оказалось, что провести декоммунизацию в конце августа 1991 года несложно, нужно было всего лишь посвятить этому какое-то время и желание. Бюсты Ленина быстро убрали, а вот новую достойную жизнь получили далеко не все украинцы. Кто-то пришел на все готовое, пальцем не ударив – получай Независимое Украинское государство, только сделай что-то для его развития. Но некоторые буквально дословно стали трактовать понятие, что благополучие каждой семьи закладывает основы благополучия Украины. Семья, конечно, ячейка общества, но хотелось, чтобы разрыв в уровне жизни этих ячеек был поменьше. А для обеспечения необходимого жизненного уровня населения нужно ох как попотеть, частично во вред личным интересам. Если кто-то к этому не готов – нечего идти во власть, и списывать все только на пятую колону просто не корректно.

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...