Валерий Моисеев

специальный корреспондент Сегодня.ua

Украина сделала кредиторам последнее предупреждение

мнения

20 Мая 2015, 08:00

rd2_7916_02_04_02

Разговоры о необходимости реструктуризации значительной части внешнего госдолга Украины начались в марте. Такая реструктуризация является одним из условий выделения МВФ второго транша кредита. Но и правительство прекрасно понимает, что если не провести ее, то выполнение долговых обязательств в полном объеме – задача для бюджета практически неподъемная. А поскольку перекредитоваться невозможно (нам никто сейчас не даст денег, да еще в таком громадном объеме), то вариантов действий в такой ситуации у Кабмина всего два. Первый – объявление дефолта, а после этого начало переговоров с кредиторами, по результатам которых часть кредиторов могла бы получить часть денег. Второй – начало таких же переговоров с кредиторами и предложение им согласиться с отсрочкой выплат, снижением ставки купонов и списанием части основной суммы долга (причем за счет увеличения количества купонных выплат итоговый доход кредиторов в итоге может оказаться не меньше изначально ожидаемого).

Правительство начало переговоры. Главным визави стал комитет кредиторов, объединяющий пять крупнейших владельцев пакетов еврооблигаций Украины. Состав комитета им самим держится в тайне, известно только, что возглавляет его инвестфирма Franklin Templeton.

На ход переговоров не могут оказывать влияние ни МВФ, ни Мировой банк (закон им запрещает это), но их представители неоднократно заявляли, что поддерживают позицию Украины.

Переговоры идут очень трудно. Камень преткновения – отказ комитета кредиторов пойти на списание части долга, на чем категорически настаивает украинская сторона.

Если рассуждать в понятиях рыночной экономики, то позиция кредиторов понятна – выделяя кредиты и покупая облигации, они согласились с условиями, которые предложил сам заемщик. И теперь хотят, чтобы заемщик исполнил свои обязательства в полном объеме. Но кредитование всегда сопряжено с риском, и чем выше этот риск, тем больше доход получает кредитор. Польстившись на доходы, кредиторы приняли на себя этот уровень риска, и теперь он "выстрелил".

Понятна и позиция украинской власти – она считает, что в выполнении кредитных условий наступил фактически форс-мажор, т.к. правительство и госкомпании-заемщики во многом не могут выполнить свои обязательства не по своей вине, а из-за российской агрессии в Крыму и на Донбассе. "Правительство со своей стороны сделало все возможное, в частности урезало бюджет и соцвыплаты. Внешние кредиторы также сделали все, что могли. Часть средств предоставили МВФ и западные партнеры. Теперь пришло время и для частных кредиторов", – объясняют в Кабмине.

Поэтому решение может быть только компромиссным. Первоначально ожидалось, что оно будет принято до конца мая. В десятых числах мая уже стали называть в качестве даты июнь. А на днях стало понятно, что кредиторов начали готовить к тому, что угроза дефолта становится все более реальной. Сначала Наталья Яресько, министр финансов Украины, в интервью The Financial Times предупредила держателей украинских еврооблигаций, что Киев "рассматривает все варианты" действий в случае отсутствия прогресса на переговорах о реструктуризации долгов. Потом премьер-министр Арсений Яценюк категорично заявил, что возможность полностью обслуживать свои внешние обязательства у Украины в настоящее время отсутствует, поэтому кредиторы должны принять предложение о реструктуризации. В той же The Financial Times (а эту газету читают все кредиторы) появилась авторская колонка экс-министра финансов США Лоуренса Саммерса, в которой он написал: "МВФ и национальная власть должны указать непокорным кредиторам на их безответственное поведение. Если необходимо, Украина должна быть готова объявить дефолт и не выполнять свои обязательства, а международное сообщество должно четко заявить, что оно будет продолжать помогать Киеву. В таком контексте у кредиторов не будет другого выбора, кроме как принять экономическую реальность ситуации". Сюда же можно отнести и уже объявленный технический дефолт "Укрзализныци".

Последние звуки в этой прелюдии дефолта прозвучали 19 мая, когда в середине дня правительство неожиданно предложило депутатам срочно рассмотреть два законопроекта. Депутаты решение приняли быстро, в результате Кабмин и Киевский горсовет получили право временно отказаться выполнять условия по долговым обязательствам, которые были приобретены государством или под государственные гарантии: облигации внешнего госзайма 2005-2013 гг.; еврооблигации госпредприятия "Финансирование инфраструктурных проектов" 2010-2012 гг.; кредиты "Укравтодора" 2005-2011 гг.; кредит предприятия "Конструкторское бюро "Южное" имени М. К. Янгеля" 2011 г.; кредит предприятия "Укрмедпостач" в 2009 г.; заимствования Киевского городского совета в 2005 и 2011 гг.

В перечень не входят долги "Укрэксимбанка", "Ощадбанка" и "Укрзализныци", поскольку изначально говорилось, что они будут вести переговоры с кредиторами самостоятельно, предлагая им только отсрочить выплаты, без списания части основного долга и уменьшения ставки купонов.

Подчеркнем, правительству дано право ввести мораторий (по сути тот же дефолт), но он пока не вводится. Расчет сделан на то, что кредиторы услышат это последнее предупреждение.

Но если Кабмин хочет, чтобы визави его услышали и поняли правильно, то следует быть аккуратными в выражениях. Так в заявлении правительства написано: "В случае атаки недобросовестных кредиторов на Украину этот мораторий защищает активы государства и государственного сектора". Но о какой атаке идет речь? И в чем недобросовестность кредиторов?

А выступая в парламенте, Арсений Яценюк сказал: "…снять долговую нагрузку на бюджет, чтобы наши дети и наши внуки не платили по долгам Виктора Януковича. Со стороны частных кредиторов должны быть сделаны шаги по помощи украинскому народу побороть российскую агрессию, стабилизировать экономическую ситуацию и стать европейской страной с европейским образом жизни". Но долги образовались не только при Януковиче. Правительство не отказывается платить по долгам, сделанным прежней властью (как и принято в мировой практике, даже СССР в итоге рассчитался практически по всем царским долгам). Частные кредиторы никому и ничего не "должны", это правительство должно их убедить, что предлагаемый им вариант – лучший из реально возможных.

Только в этом случае компромисс может быть достигнут.

Автор:

Валерий Моисеев

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...