Виктор Мусияка

профессор права, научный консультант Центра Разумкова

Игры с Конституцией

мнения

17 Апреля 2018, 11:41

Судя по последним  заявлениям президента о его готовности "застолбить" в Преамбуле Конституции незыблемость движения Украины к членству в ЕС и НАТО,  предстоит очередной сеанс "конституционной вивисекции". Более того,  с большой степенью вероятности парламент и президент не преминут использовать оказию для  завершения эпопеи  прощания с конституционными гарантиями депутатской неприкосновенности: не зря же  на днях Конституционный Суд завершает подготовку вывода о конституционности президентского и депутатского законопроектов о внесении изменений в Конституцию на эту тему. Имея в виду малую предсказуемость  развития текущей политической, тем более –  предвыборной ситуации, нельзя исключать попытку реализации полуфантастической сегодня идеи перехода к парламентской форме правления, опять же –  путем внесения соответствующих изменений в Конституцию. Таким образом, президент и другие правящие политические актеры стремятся не только успеть  продемонстрировать своим потенциальным избирателям то, что они люди слова: обещали ликвидировать депутатскую неприкосновенность – ликвидировали. Они готовы предложить народу также конституционно закрепленную перспективу: безальтернативный курс в Европу, возможно, даже, с европейской парламентской системой правления. Конституция в который раз может быть призвана выполнить роль сакрального инструмента легитимизации "обновленного качества" нынешней правящей элиты в стремлении сохраниться у рычагов государственной власти. Как видно – ничего не ново под украинской луной.

Так сложилось, что я участвовал в подготовке и принятии "первородного" текста Конституции Украины в 1996 году. 8 декабря 2004 года мне довелось участвовать и  во внесении изменений в Конституцию, которые сменили президентско-парламентскую форму правления на парламентско-президентскую. Главные рычаги власти в социально-экономической сфере перешли к парламенту и правительству, формируемому парламентом. У президента остались значительные по объему полномочия, прежде всего – в сфере внешней политики и обороны. Однако каждый  последующий глава государства традиционно начинал с демонстрации пренебрежения к Основному Закону, едва ли не  в день инаугурации, заявляя о несовершенстве Конституции и готовности привести ее в надлежащее  состояние. Демонстрируя смесь правового невежества и откровенной фальсификации, "смертным грехом"  редакции Конституции 2004 года все они называли заложенный в ней "дуализм власти". В обновленной под "помаранчевый Майдан" редакции Конституции можно найти несовершенства текста, но "дуализм власти" существует лишь в неудовлетворенном воображении, прежде всего каждого очередного верховного "очильныка" и его ненасытного окружения. Поэтому не удивительно, что идеальной для каждого следующего за Леонидом Кучмой президента в их представлении  виделась Конституция в ее первоначальной редакции, по которой президент был наделен,  кроме других важных полномочий, самым весомым – полномочием формировать правительство. Это – прямой или опосредованный доступ к государственным финансовым потокам и материальным ресурсам. На этой почве развязывались конфликты между президентами и премьер-министрами, парламентами. Всем памятны перипетии взаимоотношений президента Виктора Ющенко с премьер-министром Юлией Тимошенко, что, в конце концов, обусловило приход к власти Виктора Януковича.

Став президентом, Виктор Янукович  немедленно принялся искать "относительно конституционные" способы возврата суперпрезидентских полномочий.  Его окружение  разработало два возможных варианта быстрого возврата  президентских полномочий в первоначальной редакции Конституции: путем референдума или путем отмены т.н. "политической реформы" 2004 года. "Блицкриг" с  принятием закона "О референдуме", проектом которого был предусмотрен соответствующий механизм, не удался, поэтому был задействован второй вариант. Янукович возвратил себе вожделенные полномочия времен президента Кучмы в результате антиконституционного решения Конституционного Суда в 2010 году. Понимая очевидную нелегитимность своего правления, в 2012 году Янукович провозгласил необходимость подготовки новой редакции Основного Закона, который подлежал утверждению на всенародном референдуме.  Для подготовки проекта Конституции им была создана Конституционная ассамблея. Очевидно, что после всех издевательств над Конституцией и конституционным строем государство и его Основной Закон объективно нуждались в основательной ревизии, скорее даже в переучреждении. Только не было доверия к "ревизорам". После пары заседаний Конституционной ассамблеи, стало абсолютно понятно, что она была призвана выполнять роль презентабельного прикрытия подготовки и последующего освящения народной волей закрепления в главном законе государства диктаторской по существу власти президента. Об этом я предостерег на заседании членов ассамблеи и вышел из ее состава.

Дальнейшие важные  события вокруг Конституции связаны с общественно-политическими процессами, происходившими в 2013-2014 годах. Уже мало кто помнит, а кто-то вообще желает об этом  забыть, что 21 февраля 2014 года между лидерами парламентской оппозиции и президентом Януковичем было подписано "Соглашение об урегулировании кризиса в Украине". Им, в частности, было предусмотрено принятие специального закона о возобновлении действия Конституции в редакции 2004 года. После этого до сентября 2014 года предусматривалось проведение конституционной реформы, "уравновешивающей полномочия президента, правительства и парламента". Специальный закон о возобновлении действия Конституции был принят, но Янукович по телевизору из Харькова заявил, что не подпишет ни одного закона, "принятого этой бандой". Этим заявлением он, кстати, по существу дезавуировал названное выше "Соглашение".

Последующие события хорошо известны. После Революции Достоинства пришла новая власть. Россия аннексировала Крым, развязала войну (которая так и  не названа войной) на Донбассе, ультимативно "посоветовав"  Украине изменить Конституцию с тем, чтобы она перешла от унитарности к федеративному устройству государства.  Новоизбранный президент уже в июне 2014 года подал проект изменений в Конституцию, явно свидетельствующий о желании скорейшего перераспределения властных полномочий в "треугольнике власти" в свою пользу. Этим проектом он никого не удивил, хотя многих разочаровал: ничего нового. После досрочных парламентских выборов президент отозвал свой первый проект и в январе 2015 года внес проект изменений в конституцию о ликвидации неприкосновенности депутатов и судей. Но уже в марте 2015 года глава государства, демонстрируя фундаментальный, системный подход к конституционному процессу, создал Конституционную комиссию для подготовки изменений в Конституцию относительно децентрализации, правосудия, прав и свобод человека и гражданина.

Скоро стало ясно, что президенту важны два первых законопроекта. Идея коррекции содержания второго раздела Конституции оказалась блефом, призванным создать впечатление готовности осуществить целостный конституционный процесс, в котором вопрос прав и свобод придавал необходимую привлекательность. Судьба законопроекта относительно децентрализации известна: президент заручился нужным ему, но, потенциально ничтожным решением Конституционного суда о том, какую сессию следует считать следующей очередной и теперь  ждет, когда созреет ситуация для постановки вопроса об окончательном принятии парламентом по нему решения. В тексте проекта остается одиозный пункт 18 Переходных положений, из-за которого погибли люди под парламентом, поскольку над ним довлеют обязательства по Минским договоренностям.

Уже при обсуждении в Конституционной комиссии проекта изменений в Конституцию относительно децентрализации стало очевидным: все предложения и замечания к законопроекту будут попросту проигнорированы. То же происходило и при обсуждении законопроекта о внесении изменений в конституцию относительно правосудия. Было ясно, что от членов Конституционной комиссии требуется лишь одобрение, желательно единогласное, сформулированных и оформленных в недрах президентской администрации положений законопроектов. Явный интерес президентская команда имела лишь к этим двум законопроектам. Показательно, что законопроект, подготовленный рабочей группой во главе с профессором  Владимиром Буткевичем  еще к осени 2016 года до сегодня не заинтересовал "гаранта соблюдения  Конституции Украины, прав и свобод человека и гражданина". Такая же судьба  и у проекта изменений в Конституцию относительно определения статуса  крымско-татарского народа – Конституционная комиссия оказалась на задворках т.н. "конституционного процесса". Свидетельством этого есть не только то, что более двух с половиной лет не было заседаний Конституционной комиссии. Показательно, что президент не посчитал необходимым подать на обсуждение в Конституционную комиссию свой законопроект о ликвидации депутатской неприкосновенности – подал прямо в парламент. Сейчас он опять заявляет, что подаст прямо  в парламент проект изменений в Преамбулу Конституции по закреплению там курса вступления Украины в ЕС и НАТО. Приличия ради, пора поблагодарить членов Конституционной комиссии за посильное участие и прекратить существование этого органа. Или же, не прощаясь, "распустить" ее.

Пока президент не внес предложение по изменению Преамбулы Конституции, обращу внимание на следующее. В Преамбуле Конституции концентрированно отражены нравственные, религиозные и исторические ценности Украинского народа, цель и предназначение Конституции Украины. Она содержит важные политико-правовые положения: определяющие политическую нацию Украинский народ, как граждан Украины всех национальностей; тот факт, что принятие Конституции осуществлено на основе осуществления украинской нацией права на самоопределение; Конституция принята для обеспечения прав и свобод человека и достойных условий его жизни; принимая Конституцию, парламентарии осознают свою ответственность перед Богом, собственной совестью, нынешним и будущими поколениями украинского народа.

В Преамбуле нет щелей, в которые можно поместить даже самые важные сиюминутные пожелания даже субъектов власти, имеющих право инициировать изменения в Конституцию. Вся пафосность текста Преамбулы Конституции, торжественность его изложения обусловлены завершением исторического акта – принятием Конституции – Основного Закона. Пытаться через 21 год прицепить к этому тексту "свой бантик", свидетельство проявления,  очень мягко выражаясь, правового и политического инфантилизма.  Нидерланды дали согласие на нашу ассоциацию с Евросоюзом без перспективы членства. Касательно членства в Альянсе мы сейчас "страна-аспирант". Это означает лишь возможность "вести интенсивные переговоры"  о получении  ПДЧ, в котором "зашита" необходимость выполнения массы экономических, политических, правовых, военных требований. Нам сегодня следует не стремиться убеждать европейцев и Альянс в своей надежности  путем демонстрации сомнительной идеи "застолбить" соответствующий курс прямо в Преамбуле Конституции,  направить нерастраченный энтузиазм на выполнение уже принятых на себя непростых обязательств и по договору об ассоциации, и по сотрудничеству с НАТО. Для обеспечения надлежащего регулирования этого движения достаточно, если это необходимо, внести изменения в уже действующие законы, в которых, кстати, все артикулируемые идеи уже отражены.

В преддверии практически неизбежного голосования в парламенте одного из законопроектов о ликвидации депутатской неприкосновенности, уместно обратить внимание народных депутатов на следующее. Бесполезно на таком этапе призывать их обратиться к истории вопроса, ознакомиться с выводами на этот счет иногда уважаемой парламентариями Венецианской комиссии, а также,  хотя бы с первыми тремя выводами еще  первого состава Конституционного Суда о депутатской неприкосновенности. Парламентариям будет предложено оставить неприкосновенной часть вторую статьи 80 Конституции: "Народные депутаты не несут юридическую ответственность за результаты голосования или выражения в парламенте и его органах, за исключением ответственности за оскорбление или клевету". Дело в том, что такие  виды преступлений были предусмотрены Уголовным кодексом в 1996 году, когда мы принимали Конституцию. Естественно, что ответственность за их совершение была указана и в статье 80 Конституции. Но в 2001 году соответствующие статьи (125, 126) были изъяты из Уголовного кодекса: произошла декриминализация ответственности за такие правонарушения. Вспомните, как эти виды уголовной  ответственности пытались восстановить 16 января 2014 года. Теперь же  защищать честь, достоинство и деловую репутацию можно в цивильном судопроизводстве. Именно это, а не клевета и оскорбление" должно было быть отражено в многострадальной  статье Конституции. В связи с изложенным, голосование за названный законопроект станет рукотворным памятником депутатского (и не только)  профессионального невежества.

Не видно конца попыткам использовать Конституцию на потребу интересам власть предержащих. Мы продолжаем пребывать в постоянно повторяющемся,  трагическом круговороте взаимоотношений гражданина и власти, определяемом избирательными циклами. Очевидно, что конституционный порядок существует только виртуально в тексте Конституции,  реальный же порядок, определяемый т.н. "живой" конституцией, обеспечивает эффективное корпоративное и частное использование присутствия во власти.  Во время предвыборной кампании, которая уже в полном разгаре, идеи изменений в Конституцию или принятия тех или иных законов определяются исключительно исходя из  оценки их пользы в избирательном процессе без оглядки на "заграницу". Поэтому перспективы дальнейшего панаширования Конституции абсолютно реальны.

Действующая сегодня система государственного управления и права далека от самой цели создания государства: обеспечение и защита жизни, здоровья, чести и достоинства людей, обеспечение качества их жизни и устойчивого развития общества. Необходимо быть готовыми пройти довольно продолжительный временной период целеустремленного формирования гражданского общества до стадии осознания им своего места в общественно-государственном устройстве, необходимости (и способности!) подготовки и формирования содержания реального общественного договора с моделированием функционально-структурного каркаса государственного управления и права. Пока же мы пребываем в состоянии "общества-спектакля", в котором одни, как правило, проходимцы-демагоги изрекают как бы правдоподобные истины, другие – масса безмолвных, внимающих зрителей, чтобы не выглядеть дураками и невеждами, принимают изреченное первыми как бы за истину. Безусловно, выдающаяся роль в этом "спектакле" телевидения, по существу – ударной силы медиакратии. Ясно, что пока  огромное  инертно-пассивное большинство, которое боится казаться невежественным, не начнет активно вникать в суть происходящего, познавать суть общественных процессов и потенциал собственной роли в них, состояние взаимоотношений власти и граждан будет лишь усугубляться в своей безысходности.

Не исключено, что позитивный процесс  получит импульс, если президентом будет избран человек, который не только провозгласит, но и осуществит восстановление конституционного порядка. На этой базе может быть подготовлен и осуществлен переход к формированию и последующему утверждению того, что называется общественным договором.  Но это тема другого  разговора.

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...