Сергей Петрик

публицист

Почему Украине стоит "объявить войну" США, пока не напал Путин

мнения

14 Января 2017, 11:05

Когда я в своих колонках нередко привожу образцы польского, чешского или румынского реформаторского опыта, на фоне безуспешного украинского, от читателей иногда слышу, что мы прошли разный исторический путь, и нельзя сравнивать наши страны. Мол, у Украины реформы пойдут как-нибудь по-другому.

Кого у нас не было

Надеюсь еще не один раз подробно рассказать, какой полезный опыт мы могли бы почерпнуть у поляков или чехов. А  сейчас речь пойдет о том, что главное отличие – в том, что в Украине не было и до сих пор нет своего Леха Валенсы, как в Польше, Вацлава Гавела, как в Чехии, и даже жестокого и нелюбимого румынами Иона Илиеску.

В колонке "Гройсман покажет, или Национальные особенности реформ"  от 22 апреля 2016 года я уже писал, что в  своем отчете "25 лет трансформации: посткоммунистическая Европа и МВФ" Международный валютный фонд, изучив 21 страну, определил – невзирая на различные стартовые условия и экономические связи – четыре общих ключевых составляющих успеха реформирования. В обратном порядке это: External support – внешняя финансовая поддержка; Magnet Europe – магнетизм Европы; Smart strategies – умные стратегии; и главное – Great People – великие люди.

И если Запад постоянно поддерживал Украину, и в своем европейском выборе страна окончательно определилась в последние три года, то со стратегиями до сих пор – просто беда. А с великими людьми типа названного в отчете МВФ польского реформатора Лешека Бальцеровича – просто катастрофа.

В отличие от первых посткоммунистических президентов европейских стран, еще Леонид Кравчук начал формировать основу не для рыночных преобразований, а для перераспределения самых ликвидных активов в пользу отдельных лиц. Поэтому до сих пор реформы проводились по рецептам не МВФ и не светлых голов отечественных или зарубежных экономистов, а отечественных олигархов.

По иронии судьбы, в самый день выхода упомянутой колонки Бальцерович был назначен сопредседателем группы советников по поддержке реформ при новом, гройсмановском Кабмине. Чем он занимался все прошедшее с тех пор время, мало известно. Но его брифинг, проведенный 28 октября 2016 года, сразу после обнародования решения Кабмина о повышении минималки до 3200 грн., показал, что к Бальцеровичу не прислушиваются и даже не советуются по самым важным вопросам.

"Неприятный сюрприз был вчера. Лично я и никто из международных организаций не знал о том, что будет принято или разглашено решение об увеличении на 100% минимальной зарплаты", – заявил тогда Лешек Бальцерович. С тех пор о Бальцеровиче совсем не слышно, и у меня такое чувство, что его здесь уже нет.

Кто у нас есть

К сожалению, это не искренне рвущиеся вывести свои государства в ряд передовых европейских стран люди типа бывших диссидентов Валенсы и Гавела. И не бывший номенклатурщик Илиеску, который вовремя понял, что надо проводить реформы "сверху", пусть даже опираясь на армию.

У Илиеску и его окружения, совершившего в 1989 году переворот в Румынии, – а это фактически копия нашего Майдана трехлетней давности, с той лишь разницей, что организаторами и бенефициарами там были номенклатурная и армейская касты, а у нас олигархи – оказалось государственное мышление. Румыны, казнившие чету Чаушеску, понимали: надо спасать страну и таким образом спасаться самим.

Бенефициары Майдана не стали использовать плоды насилия во благо страны именно из-за отсутствия у них государственного мышления. В украинской правящей верхушке большинство решает свои тактические задачи и отличается не только низким уровнем профессионализма, но также и заметным отсутствием патриотических настроений. Вакуум власти заполнен серой массой.

Общенациональной внесистемной оппозиционной силы в Украине также не видно – даже на горизонте.

Коль уж на то пошло, то и самим украинцам безразлично, кто будет у руля – то ли сегодняшние олигархи, то ли их заменят другие – нынешние оппозиционеры. Ни за тех, ни за других украинцы умирать не станут.

Чем грозит американская оккупация

Помню еще с советских времен шутку о том, что хорошо бы "объявить войну США и сдаться в плен".

Как пример в антисоветских разговорах обычно приводилась оккупированная после окончания Второй мировой войны американцами Западная Германия, быстро восставшая из пепла с помощью США. Но если я об этом напомню, опять будут упрекать, что нельзя сравнивать Германию и всегда угнетаемую Украину.

Поэтому приведу  пример Японии, в которой до войны господствовало мелкое крестьянское производство, а вся промышленность была поставлена на военные рельсы (правительство рассчитывало на захват новых территорий, и, соответственно, колониальные поставки сырья, топлива и продовольствия). Она не была сильным игроком на мировом рынке, как и Украина сейчас.

А людям жилось еще хуже. Им не поднимали зарплаты, как у нас в этом году минималку, а сокращали. К началу войны рабочий день официально составлял 14 часов. Действовала карточная система. А война окончательно разрушила Японию.

И хотя местный крупный капитал поначалу пытался саботировать восстановление экономики, рассчитывая на возмещение нанесенных войной потерь, фундамент японского экономического чуда был заложен в 1945-1952 годах, когда 8-я армия США под командованием генерала Дугласа Макартура, оккупировавшая Японию, стала осуществлять свою власть – причем не непосредственно, а через назначенное ею японское правительство.

Оккупационные власти "советовали" в директивной форме. В результате эти "советы" обеспечили Токийский процесс (аналог Нюрнбергского), принятие либеральной конституции, отречение императора от своего "божественного происхождения". И экономические реформы: например, запрет образования промышленных картелей, свободу торговых сделок, а для всех предпринимателей – доступные частные источники финансирования. Государство принудительно выкупало у помещиков земли и продавало их в рассрочку – в результате этой реформы помещичье землевладение было уничтожено, что способствовало развитию товарно-денежных отношений, росту емкости внутреннего рынка и производства сельхозпродукции.

Были реформированы социальные отношения, устранившие произвол предпринимателей и побуждавшие их осваивать новую технику: установлены восьмичасовой рабочий день, оплачиваемые отпуска, социальное страхование.  Бюджетная реформа прекратила субсидирование убыточных предприятий, поставила эмиссию на контроль. Постепенно была остановлена инфляция и снят контроль над ценами. Таким образом, Япония за несколько лет перешла к рыночной экономике, структурной перестройке которой уделялось самое большое внимание: поскольку в стране нет своих природных ресурсов, все силы были брошены на создание современных перерабатывающих отраслей на основе импортозамещающих технологий.

Сейчас, когда говорят и пишут, что Путин может напасть на Украину, стоит задуматься, чья оккупация лучше, если сами с реформами справиться не можем и толкаем страну к пропасти.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...