Виктория Могильная

журналист, общественный деятель, мама 8 детей

Отцы и дети: конфликт нового и вечного, или Давайте жить дружно

мнения

28 Сентября 2016, 08:21

"Нынешняя молодежь привыкла к роскоши, она отличается дурными манерами, презирает авторитеты, не уважает старших, дети спорят со взрослыми, жадно глотают пищу, изводят учителей", – разочарованно вздыхал Сократ в V веке до нашей эры. Однако, слова знаменитого философа, звучащие в радиоэфире XXI века, вызывают скорее противоречивую радость, нежели сочувствие к афинским учителям.

Сократ словно звуками старинной, печальной мелодии исцелил во мне пульсирующую родительскую мигрень. "Ничто не ново под Луной", – подумала я и, театрально вздохнув, решила переключить автомобильное радио на любимую волну. Но вместо желанной музыки едва успела нажать педаль тормоза.

Перегруженную автостраду внезапно остановил невесть откуда появившийся пешеходный переход. Небольшая группа людей, гонимая нетерпеливыми взглядами автомобилистов, начала свой "переход через Альпы". Молодежь плыла подчеркнуто-вальяжно, старость семенила торопливо-услужливо... Одни бросали водителям вызов победителей, другие – терзались виной преступников, похитивших бесценное сокровище – чужое время.

Наблюдая разницу в походке, я честно признавалась Вселенной в желании выскочить из машины и слегка подтолкнуть в спину зарвавшихся юнцов. "А тебе какое дело?" – наверное, вот так, строго, одернула бы меня старшая дочь или сын. Приятно, конечно, мечтать о родственности душ с афинским философом, но скорее постучался в мою дверь тот возраст, когда ворчать и замечать "промахи" молодых уже вполне комильфо. Видимо напрасно, приближаясь к собственному сорокалетию, я тайно надеялась, что в 40 лет жизнь только начинается, что это вовсе не середина пути, а лишь заветная линия старта. И впереди меня ждет увлекательное путешествие с чемоданом умных книг, кроссовок и леденцов.

Ведь, в сорок лет еще отчетливо помнишь в себе ребенка и одновременно гордишься морщинками зрелости. Можешь быть матерью, дочерью и внучкой одновременно. Утирать слезы несчастной любви безусому, но взрослому сыну и параллельно слушать лекцию собственной мамы на тему "Как правильно готовить манную кашу". Спорить с бабушкой о временах ее молодости, где любовь и верность имели совсем другую ценность… И стоило мне только возомнить себя именно таким счастливчиком, который дышит воздухом нескольких поколений сразу, как, бац – пропасть. Я в образе Бабы Яги трясу указательным пальцем и поучаю жизни ни в чем не повинных пешеходов.

Мы часто слышим, как старики ропщут на молодежь, молодежь смеется над стариками. Отцы и дети веками хранят взаимные обиды в соседстве со скелетами из гардероба. Или напротив, реанимируют их на кушетке психоаналитика, чтобы затем снова припрятать в шкаф. Докопаться до причин разногласия между поколениями мечтали не только литературные герои Тургенева, но и среднестатистические родители: возможно ли перекинуть мост понимания между нами? Стоит ли отвечать на вопрос, кто из нас лучше, правильнее, точнее разбирается в смыслах мирозданья, если велик риск услышать в ответ страшный приговор собственного ребенка: мы – чужие?

Лично я верю в то, что мы просто разные. Но моя вера каждый день проходит испытание на прочность, закаляясь в горниле недетских противоборств. Когда мне не хватает слов, чтобы доказать сыну, что татуировка – это пошлость и безвкусица, он только улыбается в ответ и ставит под сомнение изысканность моего маникюра, в частности – целесообразность ромашки, нарисованной на безымянном пальце. Когда я считаю непрактичным покупать ребенку джинсы, порезанные в клочья, и тратить на них больше денег, чем на покупку "целых", вспоминаю, как в 15 лет сама разрезала их на коленях и с замиранием сердца выходила на улицу шокировать консервативные 80-е.

Даже в том, что мы "разные", я начинаю сомневаться, когда захожу поцеловать на ночь восьмилетнюю дочь. Она неумело прячет под одеялом планшет и разница между нами только в том, что мне приходилось в ее возрасте прятать еще и фонарик. Мы одинаково очарованы необъятным пространством, где безнадежные романтики легко соглашаются на риск и не боятся приключений, бескорыстно дружат и приходят на помощь, невзирая на стихии и буйства природы. Разве от того, что моим проводником в этот удивительный мир был Джек Лондон, а у нее это – Чип и Дейл, я выросла человеком другого сорта? И сегодня, блуждая в дебрях социальных сетей, теряю времени меньше, чем "непослушная" молодежь? Наверное, шанс вырасти интересной личностью, появляется не только от чтения хороших книг, секрет "плодородия" этой почвы – сложен и многосоставен.

Генетика вообще странная наука – хватает из океана хромосом какую-то одну, особо приглянувшуюся, и выстреливает ею в наших наследников. И ты вдруг с радостью обнаруживаешь, что дочь старательно штопает пуанты, из которых когда-то выросла ее мама, а сын тайно прогуливает школу с зажатой в руке папиной шайбой, ради лишней тренировки по хоккею. И мы удивляемся и наслаждаемся процессом построения близости между нами, день изо дня разрушая за ненадобностью мосты. Разве не очевидно, как сильно мы с ними похожи? Не только цветом глаз, манерами или походкой...

Возможно, причина наших семейных споров и взаимных претензий в обычном, человеческом страхе. Век скоростных технологий, девятым валом уносит человечество вперед, к неизведанным далям и мы, как саперы на минном поле, повсюду видим опасность в незнакомой нам реальности. Разве язвительных оценок, родительских истерик или обвинительных вердиктов ждут наши взрослые дети? Они и без того глобально растеряны и смущены и остро нуждаются в нашей поддержке среди бушующих волн прогрессивной эпохи.

Грядущее совершеннолетие наших детей – это праздник, правда, всегда немного грустный. Ведь нам придется дарить свободу тому, кто еще вчера не умел самостоятельно держать зубную щетку, а сегодня красит волосы в умопомрачительный цвет. Но по-другому никак не получится произнести единственно правильные слова: "Я в тебя верю!" Я верю также, что успех как взаимного, так и обособленного бытия зависит от нашего таланта уважать друг друга, без попытки переиначить на свой лад "непутевых и дерзких", "отсталых и ворчливых".

Пожалуй, вместо одобрительного кивка в такт сокрушениям древнего философа о молодежи лучше сохраню в моем сердце воспоминания его друга, Ксенофонта, как лучший "рецепт" для нас, взрослых: общества Сократа искали не ради того, чтобы сделаться ораторами, но чтобы стать благородными людьми и хорошо исполнять свои обязанности по отношению к семье, родным, друзьям и Отечеству.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...