Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь
Сделать стартовой
27,25
30,68
УКР

Андрей Николаенко: "Зиму без мира Донбасс не переживет"

Интервью с главой Государственного агентства по восстановлению Донбасса

Андрей Николаенко теперь главный по восстановлению Донбасса. Фото: Михаил Маркив
Андрей Николаенко теперь главный по восстановлению Донбасса. Фото: Михаил Маркив.
Андрей Николаенко: "Зиму без мира Донбасс не переживет" //smm.ollcdn.net/img/article/5572/52_main.jpg //smm.ollcdn.net/img/article/5572/52_tn.jpg Донбасс Интервью с главой Государственного агентства по восстановлению Донбасса

Государственное агентство по восстановению Донбасса появилось в Украине месяц назад. У нового ведомства пока еще нет ни постоянного офиса, ни утвержденного штата, но при этом – уже огромное количество проектов и планов. О том, кто и за какие деньги будет отстраивать разрушенные войной города, что делать дончанам, если они остались без крова и что делать, когда зима близко, "Сегодня" поговорила с главой Агентства Андреем Николаенко, до этого занимавшим пост первого зампредседателья Донецкой облгосадминистрации.

- Андрей Иванович, ваше ведомство было создано совсем недавно, какие перед ним поставлены первоочередные задачи? Какая работа уже начата?

- Вопрос о необходимости создания эффективного органа, который смог бы чуть более оперативно, нежели другие органы власти, реализовывать процесс восстановления Донбасса обсуждался, еще до создания Агентства. В процесс обсуждения были вовлечены наши партнеры, в том числе и международные, которых мы надеемся привлечь к нашей работе, и рассчитываем на их помощь. Подобная практика уже использовалась во время подготовки к Евро-2012. В итоге было создано наше Агентство, которое станет коммуникатором между территориями, донорами и центральной властью.

Фактически, наша работа началась еще до того, как официально появилось Агентство. Собиралась информация о масштабах разрушений, проводились многосторонние консультации. Сейчас мы уже понимаем: нужно разделять проблему на две части. Первое — это то, что нужно делать в первую очередь, а именно восстановление частичного электроснабжения, водоснабжения, снабжения газом, что даст возможность пережить зиму мирному населению/ даст возможность выжить людям в зимних условиях. Второе — большие инфраструктурные проекты — разрушенные мосты, поврежденные дороги, восстановление сельского хозяйства и промышленности, т.д.

Еще одна первоочередная задача — хотя бы минимальное восстановление элементарных условий для жизни в домах для мирных жителей. Колоссальнейшее количество – я даже не смогу назвать точную цифру, – выбитых окон и поврежденных крыш.

- Сотни тысяч?

- Да, это сотни тысяч окон, это сотни тысяч квадратных метров крыш, это сотни, частично или полностью разрушенных в результате прямых попаданий жилых домов. Понятно, что одномоментно все это восстановить невозможно, потому мы должны понять, куда переселить людей, параллельно — все же начать восстановление, поскольку далеко не все переезжают, подать тепло и компенсировать энергетическим компаниям потери. У жителей этого региона, по объективным причинам, сейчас нет возможности оплачивать коммунальные услуги. Объективно — нет возможности.

Убытки компаний жилищно-коммунального хозяйства, которые не прекращали свою работу и постоянно работали по ее возобновлению, уже колоссальные. Например, нужно найти решение, как платить зарплату людям, ведь там работают десятки тысяч людей, как, скажем, в компании "Вода Донбасса". Это – одна из наших тактических задач.

Но стратегическая задача нашего Агентства — это создание детальной, всеобъемлющей программы восстановления Донбасса. Мы планируем сформировать при Агентстве экспертный совет, который будет заниматься этим вопросом. Впоследствии эта программа будет утверждена Кабмином, а, возможно, и принята Верховной Радой — естественно, уже нового созыва — в качестве Закона.

- Получается, что основная функция агентства — координирующая? Между Кабмином, иностранными инвесторами, волонтерами и жителями Донбасса...

- Абсолютно точно. Мы будем основным координатором.

Все, кто сегодня готов помогать восстановлению Донбасса, столкнулись с нехваткой информации о потребностях. Они спрашивают: "Что нужно? Где именно? В каком городе?" Мы, как центральная власть, оценив первоочередные проблемы, степень разрушений в каждом населенном пункте, должны подсказать и госструктурам, и инвесторам, и волонтерам, куда, в первую очередь, следует приложить усилия по восстановлению.

Кстати, сотрудничество с волонтерскими организациями не просто слова. Одно из наших решений – создание общественного совета при Агентстве, в состав которого будут входить и эти организации, а их большое количество. На прошлой неделе я был на официальной встрече в представительстве ООН. Так вот они каждую неделю проводят встречу с волонтерами.

На самом деле, ведь создано два Агентства — одно, наше, которое будет заниматься восстановлением региона, а второе — по делам временных переселенцев. Но наши задачи пересекаются, потому так и важно сотрудничать с волонтерами, которые помогут нам координировать работу.

- А агентство по делам переселенцев уже создано?

- Да. Но пока его никто не возглавил.

- Но ваше-то ведомство уже полностью укомплектовано? Есть штат?

- Нет, к сожалению, нет еще никакого штата!

- Как работаете тогда?

- Я сейчас, кроме того, что провожу многосторонние официальные встречи, я еще параллельно лично занимаюсь всей бюрократической чехардой, например, даже подготовкой положения об Агентстве. К сожалению, оно пока не утверждено. И прежде чем его утвердит Кабмин, его должны согласовать четыре министерства — экономики, финансов, юстиции и регионального развития. Я надеюсь, что до следующего заседания Кабмина, которое будет через неделю, уже, наконец, появится какая-то ясность.

Но при этом, несмотря ни на что — работать нужно, и работать нужно прямо сейчас, некогда раскачиваться и ждать.

- Как бы лично вы, как глава Агентства, а еще совсем недавно первый замгубернатора Донецкой области, оценили бы объем ущерба? Понимаю, что точную цифру сейчас не назовут ни на Банковой, ни в правительстве, но все же...

- Речь идет о миллиардах долларов. Цифра, которая была озвучена для иностранных дипломатов впервые первым вице-премьером — это 11,8 млрд гривен. При сегодняшнем курсе — это составляет чуть меньше миллиарда долларов. Но я уверен, что эта цифра будет намного больше, потому что мы абсолютно не представляем объем разрушений, и не можем их нормально просчитать, особенно на тех территориях, которые пока контролируются "ДНР" и "ЛНР".

Второй момент: в этой цифре не учтены экономические потери предприятий, вне зависимости от форм собственности. Мы пока считали ущерб, нанесенный в основном дорогам, школам, садикам, больницам, домам, по сфере ЖКХ... Но не считали промышленные предприятия. Кто знает, в каком состоянии они окажутся в итоге — шахты, заводы.

Боевики режут работающие предприятия на металлолом! В прямом смысле слова! Они пытаются сейчас обогатиться настолько, насколько смогут. Очевидно, что этой террористической власти не удержаться, да, будет особый статус, да, будут местные выборы, но те, кто придут в итоге к власти, это будут не вчерашние полевые командиры "Бесы", "Абверы" и прочие люди, многих которых мы знаем лишь по позывным. И те, которых уберут со сцены, пытаются, пока они при власти, максимально обогатиться. Похищают людей, требуют за них выкуп, захватывают и после режут на металлолом работающие предприятия, грабят музеи.

То, что сейчас происходит сейчас в Донецке, Луганске и на других, подконтрольных боевикам территориях, это ужасно. И оценить ущерб мы сможем лишь, когда восстановим полный контроль над всей территорией.

Но ведь проблема не только в том, что заводы разграблены. Их простой — это огромные потери для экономики нашей страны. Я прогнозирую колоссальное падение ВВП в целом и стране и еще большее — по Донбассу. Соответственно — это дополнительное напряжение в обществе, которое сможет привести к новым социальным проблемам.

- Гройсман назвал иностранцам сумму в 11 млрд — это уже больше, чем то, что заложено в бюджете на восстановление, – там 8 млрд. Деньги брать откуда? Только резервный фонд?

- Пока мы будем брать деньги резервного фонда. Это все, что касается первоочередных мероприятий по подготовке к зиме. Их должно хватить. Плюс есть ряд институций, в том числе европейских, которые готовы оказать нам помощь, чтобы провести отопительный сезон.

Что касается больших средств, то в конце этого года (пока предварительно) планируется донорская конференция. Даст Бог, мы закончим войну и сможем показать потенциальным донорам общий объем потерь.

Сегодня все ведущие мировые игроки заявили о готовности помочь. На этой неделе у нас работает миссия ООН, Международного банка и ЕС. Это признанный международный механизм, который позволит получить финансирование и из других структур. Нам, Украине, правительству, как потенциальному реципиенту, некоторые зарубежные доноры не доверяют, но работа такой миссии, ее результаты позволят им в дальнейшем принимать положительное решение о финансировании.

- В свое время Сергей Тарута говорил нам в интервью, что филиалы этого агенства могут появиться и в западных странах. Эти планы остались?

- Нет, филиалов в западных странах мы делать не будем. У нас будет два региональных представительства в Донецкой и Луганской областей. Мы пока не знаем, где именно они будут располагаться — зависит от дальнейшего развития ситуации, но очевидно, что они будут находиться именно на тех территориях, которые нуждаются в восстановлении. И работать там будут не политики, а специалисты, те, которые реально будут контролировать процесс по восстановлению, следить, чтобы не завышали сметы, чтобы никто не наживался на чужой беде, чтобы реально выполняли работу и выполняли ее качественно. Денег и так нет, и нельзя допустить, чтобы еще кто-то на этом обогащался. С этим мы будем бороться с первого дня.

Я уже сделал предложение нашим международным партнерам, выделить своих представителей в наш наблюдательный совет, чтобы там были не только волонтеры, но и зарубежные доноры, чтобы они видели, куда и как расходуются их средства.

- Кроме международных организаций какие-то иностранные компании уже изъявили желание помочь?

- Пока могу конкретно назвать компанию Shell. Работая уже раньше в регионе, у нее был запланирован бюджет на развитие социальной инфраструктуры. Но в связи с событиями, которые произошли, компанией было принято решение направить эти деньги на восстановление. Прежде всего — на восстановление экологической инфраструктуры, водоснабжения.

- Что уже восстановлено? Как я понимаю, речь прежде всего идет о Славянске?

- По состоянию на прошлую неделю: из 6225 жилищных объектов, которые либо полностью разрушены, либо сильно пострадали, отстроено 350 домов. Из 86 пострадавших либо разрушенных школ отстроено 35, 51 в процессе, из 41 детского сада — 8, газопроводы – из 856 поврежденных 444 сделали, больше половины, все насосные станции сейчас в процессе возобновления, некоторые запущены. По электроэнергии ситуация постоянно меняется, потому что все время продолжаются работы.

К сожалению, позавчера произошла очень прискорбная ситуация, когда погиб работник ДТЭК, электромонтер. До этого были погибшие среди сотрудников "Воды Донбасса", которые также проводили ремонтные работы. К сожалению, это наша реальность.

Что касается именно Славянска, то там электроснабжение восстановлено полностью, но есть проблемы в районе Краматорска, где еще продолжаются работы по высоковольтным сетям. Водоснабжение — восстановлено, даже по сильно поврежденным насосным станциям работы практически завершены. Что касается жилых домов, то там есть проблемы: на Бульварной, 4 было прямое попадание в дом, и в Николаевке — в 3 дома, и в Семеновке. Там еще очень много работ.

- То, что восстановлено — это за государственный счет?

- Нет, это за счет местных бюджетов и за счет государственных компаний. Скажем, больницу в Красном Лимане полностью за свой счет восстановила "Укразлизныця", школу в Славянске строило управление речных портов. Подключались компании, подключались администрации других регионов — Харьковская, Днепропетровская, Кировоградская, Винницкая. Есть пример, когда небольшой город в Кировоградской области, Александрия, который, при своих проблемах, взял и отдал Славянску 250 тысяч гривен на необходимый ремонт важных объектов. Вся страна этим занималась.

Но мы должны понимать, что у страны нет запаса, нет "жирка". Его съели те, кто, к сожалению, отсутствует в стране. Не просто съели — местами до костей обглодали, и уехали. Собраться и восстановить всей страной один Славянск, один Краматорск или Красный Лиман — можно, но если мы говорим о целой проблеме, то наша страна не сможет обойтись без внешней помощи.

И это четко было заявлено. Это та ситуация, когда не стыдно просить помощь, потому что со времен Второй Мировой войны конфликта такого масштаба на территории Европы не было.

Масштабность этого конфликта еще и в том, что он происходит в чрезвычайно густонаселенном регионе, с очень высокой плотностью населения и огромным количеством промышленного производства — металлургия, химическая промышленность, энергетика. Плюс огромные городски конгломерации — Донецк переходит в Макеевку, Макеевка — в Горловку, все сплетено воедино. И при этом там проходят боевые действия с применением тяжелого вооружения. В этом плане это действительно уникальный конфликт.

К сожалению, как с этим справляться — нет опыта. Люди из ООН, которые работали в Алжире, Судане, Ираке, приезжая сюда, понимают, что в Украине не так, как там. Здесь нельзя просто поставить палатку в пустыне и раздавать гуманитарную помощь. Тут промышленность, железные дороги, линии электропередач, огромное количество специалистов с высшим образованием — и вчера это было, а сегодня не стало. Такие разрушения действительно сравнимы только со Второй Мировой.

- Приближаются холода, но вы сами сказали, что не восстановленных домов очень много. Что делать людям? Та же Семеновка под Славянском — там ни одного целого дома.

- Есть два подхода, они оба сейчас прорабатываются Кабмином: один подход — отстраивать на том месте, где было разрушено другой подход — давать денежную компенсацию, чтобы люди могли либо купить жилье на вторичном рынке, либо начать строиться самостоятельно, либо уехать в другой регион — тем, кто не хочет жить с воспоминаниями о войне. Последних достаточно много.

И, думаю, что именно второй вариант будет в ближайшее время принят.

Но это касается частного сектора. В многоквартирных домах ситуация другая: в случаях, если повреждения настолько сильны, что восстановлению дом не подлежит, будет строиться новый, а жителям до этого момента будет предоставлено временное жилье.

В Семеновке, по той информации, которая есть у меня от мэрии, всем, кто хотел переехать во временное место, такая возможность была предоставлена. Но уехали не все.

- Но завтра же уже -1 ночью!

- Это огромная проблема. Да, в той же Семеновке вернули газ, электричество, водоснабжение, но сами дома никто не успел быстро отстроить, и это не побитый шифер или выбитые стекла, а разрушения более сильного характера.

И, увы, есть информация, что Семеновка — это далеко не самый пострадавший населенный пункт. Есть гораздо более крупные города, которые сегодня находятся под контролем террористов и которые практически полностью разрушены. Что делать с людьми, куда их расселять, что и как восстанавливать — это надо решать с местными советами. Нельзя из Киева это все решить! Сами люди должны понять — хотят они, чтобы их дома отстроили, или хотят куда-то переехать. Нельзя принимать решение за них.

Кстати, одно из приоритетов Агентства — не просто отстраивать как было, но и модернизировать, используя современные технологии.

Это четкая позиция. Более того, это может и стимулом, и катализатором для восстановления рабочих мест в Донбассе. Строительство всегда являлось одним из катализаторов развития. Потому я надеюсь, что мы сможем максимально задействовать и донецкие компании, и донецкий рабочих.

- Но, исходя из того, что вы сказали о разрушенных городах под контролем террористов, нас может ждать страшная проблема — замерзающие люди?

Просто огромная!

Да, там где в городах украинская власть, мы сделаем все, чтобы не было ни одной смерти от переохлаждения.

Но, к большому сожалению, многие люди сами не понимают приближающейся угрозы и не хотят покидать свои полуразрушенные дома. Отстроить их до начала холодов нет возможности.

Мы должны быть реалистичными: если нет возможности отстроить дома, люди должны провести зиму в отапливаемых помещениях, которые власть им должна предоставить бесплатно. Уже принято постановление Кабмина, которое в ближайшее время должно быть опубликовано, предусматривающее компенсацию вынужденным переселенцам для съема жилья – 844 гривны.

- А хватит? Квартиры съемные обойдутся дороже.

- Это на одного человека. Скажем, если в семье трое, то это уже, на минуточку, 2400 гривен. Никто же не говорит, что обязательно снимать квартиру в центре Киева, но если, скажем, переехать из Славянска, Харцызска, Енакиево или Ясиноватой, скажем, в Запорожскую область — в Мелитополь, да и в само Запорожье, или в Кировоградскую или Винницкую области — там вполне можно снять квартиру или частный дом за эти деньги. Все рассчитывалось исходя из средней стоимости аренды квартир, и это не взятые с потолка цифры.

Но мы должны понимать, что проблемы могут быть на той территории, которая пока подконтрольна террористам. Возле буржуек и печек всем не согреться, и если не будет централизованного теплоснабжения, будет большая катастрофа. Поэтому уже сегодня есть робкие попытки с той стороны начать сотрудничество, давайте, мол, вместе что-то пытаться сделать и что-то восстанавливать.

Но это сложный процесс. Киев не хочет сотрудничать с террористами, некоторые из которых вообще не являются гражданами Украины, но почему-то живут теперь в Донецке или Луганске и объявили себя властью.

Но моя позиция: там живут кроме террористов и боевиков и граждане Украины, и мы должны обеспечить их теплом. Это очень тонкий момент, где должна пойти на компромисс, в том числе и киевская власть. Хотя это компромисс будет невозможен, в том числе, без ответных шагов со стороны сепаратистов.

- Задам максимально конкретный вопрос, который сейчас волнует тысячи людей: вот, допустим, я бабушка Маша из Донецка, в мой дом попал снаряд, он почти разрушен, что мне делать? Куда идти? Где получить помощь?

- Если дом разрушен и проживание там невозможно, нужно идти в горисполком, указывать адрес, если есть возможность сфотографировать разрушения — сфотографировать, если уцелели документы — взять их, если не уцелели — ничего страшного, в ЖЭКе потом найдут документы, что человек там проживал, а дом ему принадлежал.

Исполкомы работают даже в тех городах, которые оккупированы. В том числе, в Донецке. Там остаются патриотичные люди, которые несмотря ни на что продолжают помогать и будут искать возможность расселения в других местах. Потом, в соответствии с постановлением Кабинета министров, такие люди в дальнейшем либо получат денежную компенсацию, либо будут проживать во временных местах до постройки жилья, в которое они смогут вселиться. Какую конкретно процедуру утвердит Кабмин — я пока не могу сказать. Денежная компенсация однозначно будет, но что касается строительства — пока комментировать не могу.

- А хоть сроки ясны?

- Постановление подготовлено, но пока находится на согласовании.

- Если же я временный переселенец, то я должен встать на учет...

- Да, нужно встать на учет в органах социальной защиты, указать, откуда он переехал, указать, какое он нашел жилье.

- Сам нашел? Ему не подыскивают?

- Да, пока так. Был вариант, что это будет делать горисполком, у которого будет соответствующая база. Но, думаю, мы к этому со временем придем. Перед властями других регионов поставлена задача, предоставлять информацию для переселенцев. Базы жилья, сдающегося в наем, у них будут.

Плюс предусмотрен инструмент, чтобы выделенные государством на съем жилья деньги, получал непосредственно квартиросдатчик. Это позволит избежать неприятных ситуаций, когда люди будут получать на руки деньги для съема жилья, а потом их пропивать с горя, проигрывать, терять, их будут обворовывать и т.д. Нет, переселенец находит жилье, вместе с его хозяином приходит в службу соцзащиты, заполняет договор, и хозяин получает деньги. При этом квартиросдатчик не будет платить с этих денег налоги, в постановлении указано, что такие средства не являются доходом, а потом не облагаются налогом. Иначе люди будут отказываться. Скажем, если бабушка одна живет в трехкомнатной квартире, она может поселить к себе другую бабушку, из Донецка, но она понимает, что если поселит — лишится субсидии. Эти вопросы тоже прорабатывались.

- А что с предприятиями? Шахтами, заводами? Их придется восстанавливать собственниками? Или государство поможет?

- Частные заводы, шахты — будет восстанавливать собственник. То, что произошло на Донбассе — это форс-мажор, которого никто не мог предвидеть. И задача государства — не восстановить частную шахту, а предоставить ее владельцу возможность получить выгодный кредит, беспроцентный — в Украине, а если нет такой возможности, то помочь найти инвестора в Европе. Искать деньги частник будет сам, но, возможно, этот момент найдет более подробное отражение в программе восстановления Донбасса.

Мы не можем не отстроить жилье, не восстановить школы и садики, не создать рабочие места. Мы не можем не восстановить те высокие зарплаты, которые были на предприятиях Донбасса. Но для этого нужно решить политический аспект — в регионе должен наступить мир.

Американцы и европейцы готовы нам выделить финансирование на льготных условиях, но главный вопрос — насколько сейчас на Донбассе остались люди, готовые работать. Многие уехали и не хотят возвращаться: врачи нашли рабочие места в тех регионах, где раньше врачей не хватало — Сумы, Полтава, Кировоград, Херсон, запад Украины. То же самое — с высококвалифицированными специалистами.

Но при этом шахтеры другую работу найти не смогут, шахты в соседнем регионе не построишь. А уголь стране нужен, и шахты нужно возобновлять. К сожалению, пострадали ведь и многие перспективные угледобывающие предприятия. Когда я последний раз общался с руководством Минтопэнерго, речь шла о цифре в 51 шахту, причем, на 31-й начались процессы по затоплению.

В регионе остановлено 80% промпредприятий. Да, они работают в Краматорске и Артемовске, начинают возрождаться в Славянске, но на оккупированных территориях остановлены полностью. До 90% малых предприятий полностью свернули свою деятельность, многие люди разорились.

Потому сейчас главное — как можно быстрее вернуть мир и определиться со статусом территорий. Чтобы мы смогли оценить ущерб и начать восстановление. Зиму без мира Донбасс не переживет.

Читайте самые важные и интересные новости на наших страницах Facebook, Twitter, Telegram

Вы сейчас просматриваете новость " Андрей Николаенко: "Зиму без мира Донбасс не переживет"". Другие Новости Донбасса смотрите в блоке "Последние новости"

АВТОР:

Вера Холмогорова

Источник:

Сегодня

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Орфографическая ошибка в тексте:
Послать сообщение об ошибке автору?
Сообщение должно содержать не более 250 символов
Выделите некорректный текст мышкой
Спасибо! Сообщение отправлено.
Загрузка...