Старпом "Святой Софии": "Это не пиратство – это рабство"

8 декабря 2010, 18:13

Максим Скичко Максим Скичко

Житель Авдеевки Александр Сорокотягин вернулся домой после кошмара на "Святой Софии"

Вчера в родной Донбасс вернулся старший помощник капитана сухогруза "Святая София" Александр Сорокотягин. Напомним, в начале лета потерпевшее бедствие судно застряло на рейде Порт-Саида у египетских берегов. Обшивка корабля дала трещины, началась течь, и плюс к этому отказал генератор. Экипаж неоднократно подавал сигналы "SOS" и выпускал красные сигнальные ракеты, однако помощи от египетских властей так и не дождался. Полностью обесточенному кораблю с почти затопленным машинным отделением запретили подходить к причалам, пока владельцы судна не погасят задолженность перед портом. И полузатопленная "Святая София" осталась дальше дрейфовать в Средиземном море. На ее борту оставался 21 украинский моряк (и только лишь две недели назад судно отбуксировали к берегам Кипра. — Авт.). Наш земляк до последнего не мог покинуть корабль, так как должен был помогать оставшимся членам экипажа удерживать судно на плаву (в конце августа моряков небольшими группами начали эвакуировать с сухогруза, и сейчас на нем все еще остаются четверо украинцев. — Авт.).

Реклама

Фото: пресс-служба "Сильной Украины"

Автобус из Киева с Александром Сорокотягиным вчера рано утром с нетерпением ожидала вся его семья. Первой навстречу папе помчалась 5-летняя Диана — малышка запрыгнула на руки и крепко его обняла. "Мы почти год не виделись, — поделился с "Сегодня" старпом. — Дочка сильно изменилась, подросла — почти не узнать теперь".

Супруга Елена едва сдерживалась, чтобы не разрыдаться от счастья. Все это время, три с половиной месяца, она общалась с мужем только через день по телефону. Вчерашний звонок со знакомым до боли голосом: "Я на суше" — стал самым долгожданным. "Если честно, перед этим роковым плаванием было какое-то нехорошее предчувствие — фирма не вызывала особого доверия, — рассказала "Сегодня" Елена Сорокотягина. — Но у нас не было другого выхода, решили, что уйдет в плавание на четыре месяца — и все, рассчитается с этого корабля. А вышло все по-другому, рейс, мягко сказать, затянулся", — сокрушается Елена.

Реклама

Моряк с 12-летним стажем признается, что на "Святой Софии" было трудно, но самым тяжелым стало испытание временем — десять месяцев (с начала рейса в феврале и до злополучной аварии у берегов Египта. — Авт.) экипаж ни разу не сходил на землю. "Чем дольше находились на судне, тем психологически становилось сложнее — мы ведь практически не видели людей. Особенно трудно было с августа, когда на корабле нас осталось только пятеро. Просыпаешься — и сразу появляется такое чувство, что всему этому конца не будет уже никогда", — говорит Александр Сорокотягин.

Положение на судне было критическим — в любой момент оно могло пойти на дно. Экипаж спасал "Святую Софию" буквально подручными средствами — затыкали трещины тряпками, разбирали кое-какое корабельное оборудование, чтобы попробовать отремонтировать дизельный генератор.

"Египетская сторона не понимала, что если бы судно ушло на дно, то это могло бы отравить надолго все побережье и Средиземное море. У нас на борту было 4186 тонн ядовитых фосфатных удобрений, — рассказывает старпом. — Вдобавок, судно стояло как раз на выходе из Суэцкого канала, а так как мы были полностью обесточены — несколько раз ночью едва не столкнулись с другими кораблями. Как-то в нас чуть не "въехали" рыбаки, и после этого предложили нам мигающий фонарь, который и стал нашим опознавательным знаком. Правда, взамен нам пришлось отдать рыбакам корабельные швартовые. Арабы ведь просто так ничего не дарят".

В тренде
В Одесской области врач наживался на больных пациентах – подробности (видео)
В тренде
Оставила на детской площадке и ушла: в Мариуполе горе-мать бросила 2-летнего ребенка
В тренде
"Никому не нужна": копы спасли 90-летнюю бабушку, которая пыталась утопиться

Еще одной серьезной проблемой стала продовольственная. На 22 человека экипажа на корабле оказалось лишь немного муки, зато с головой — фасоли. При любой возможности ловили с палубы рыбу. Да и ту достойно приготовить повару было попросту не на чем. "До того как мы получили первую помощь, готовили просто на палубе — разводили костер из аварийных переборок и балок, — вспоминает моряк. — Если честно, сейчас трудно сказать, буду ли вообще теперь есть фасоль, я и до этого ее не очень любил".

Реклама

Фото: пресс-служба "Сильной Украины"

Несмотря на свое кошмарное приключение, Александр Сорокотягин честно признается: немного побудет на суше — и уже совсем скоро может вновь отправиться в новое плавание. "А куда мне деваться, на сегодняшний день у меня пока другой работы нет, а семью ведь кормить нужно", — вздыхает моряк.

Экипаж пойдет в суд за $280 000

Арабы до последнего не оставляли надежд "поживиться" за счет "Святой Софии". По словам Сорокотягина, если бы все моряки покинули корабль, египтяне могли бы неплохо подзаработать. "Если вся команда покидает судно, то, грубо говоря, оно достается первым поднявшимся на борт. И тогда, по негласным правилам, они могли бы найти судовладельца и потребовать выкуп", — объясняет моряк. Примечательно, но экипаж не оставил сухо¬груз, даже несмотря на то, что владелец корабля уже больше года не выплачивал зарплату — по подсчетам моряков, им должны около $280 тысяч. Эти деньги экипаж будет требовать от работодателя через суд.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять