На одесские пляжи в моряки-спасатели берут с близорукостью и плоскостопием

16 Мая 2008, 18:50

"Сегодня" решила на себе проверить, каково же быть спасателем.

Дозор. Пока идешь к "желтому камню", у "двух шаров" может случиться непоправимое, фото А.Лесик
Дозор. Пока идешь к "желтому камню", у "двух шаров" может случиться непоправимое, фото А.Лесик

Спасателей на пляжи начинали набирать в апреле — управление по ЧС опубликовало объявление о том, что любой одессит, возрастом от 21 до 45 лет, обладающий хорошими физическими данными и здоровьем, может получить должность спасателя на одесских пляжах.

Безопасность. Вышки пока пустуют, фото А. ЛесикНесмотря на то, что у меня высокая степень близорукости (-8, а это значит, что вижу я лишь несколько верхних строчек в таблице проверки зрения) и врожденное плоскостопие, желание попробовать свои силы пересилило боязнь быть непринятым. Первым делом я направился в управление по ЧС и заявил о том, что хочу стать спасателем. На вопрос, умею ли я плавать, я ответил утвердительно, после чего мне предложили пройти курс обучения в Морском аварийно-спасательном центре (МКАРЦ), который стоит 125 грн, после чего пообещали устроить на работу. Также от меня потребовали справку о состоянии здоровья, копию паспорта и две фотографии.

Обучаться на спасателей пришло еще 17 человек. Правда, я оказался единственным новичком. Все мужчины, на вид 40—50-ти лет — опытные спасатели. Обучение состояло из трех частей и заняло три часа. Сначала опытный водолаз рассказал, как должен быть оснащен спасательный пост и сам спасатель. Маска, трубка и ласты, "конец Александрова", буй-отметчик, весельная лодка — вот инвентарь спасателя, в обязанности которого, кроме помощи утопающим, входит также ведение вахтенного журнала, розыск пропавших на пляже детей и "работа с общественностью" — с помощью мегафона предупреждать купающихся о том, что нельзя заплывать за буйки.

После водолаза был специалист по безопасности. Он рассказал, что такое водное пространство и прибрежная полоса. Потом появился доктор, который принес манекен женщины, напичканный электропроводами. Двадцать минут лекции, а затем каждый из обучающихся должен был подойти к манекену и через приготовленную доктором разовую салфетку сделать искуственное дыхание. Все "студенты", кроме одного, сработали правильно: электронная женщина "задышала", о чем оповестили замигавшие лампочки. Обучение закончилось, я получил удостоверение матроса-спасателя, так толком и не узнав, как правильно спасать людей в различных ситуациях.

НА ПЛЯЖ. Получив ставку в 1000 грн и распределение на пляж "Ланжерон", вместе с сотрудником управления ЧС Виктором Григорьевичем я отправился по месту службы. По дороге он мне рассказал, как в прошлом году три одесситки — 79, 80 и 81 года — отправились в жару на пляж. Выпив на берегу вина, они решили махнуть до волнореза. По пути самой "молодой" из них стало плохо, но две бабули таки сумели дотащить ее до волнореза и подать сигнал спасателям.

Из разговора с замначальника пляжа "Ланжерон" Любовью Андреевной выяснилось, что я пока — единственный спасатель вместо необходимых 12. В срочном порядке был вызван местный спасатель Олег Остапчук и назначен начальником спасательной станции. На следующий день, придя к 9 утра, я 50 минут прождал прихода Любови Андреевны, которая предложила мне оставить вещи в медпункте и начать работать. "Вдоль берега иди до конца пляжа, потом обратно, — сказала она, — потом отдыхай. Раз пять за день пройдешь и хорошо". И вот я, в джинсовом костюме, туфлях, с плейером на груди отправился осматривать пляж. Никакой униформы, оранжевой жилетки и кепки мне не выдали. Оказалось, что мне одному, близорукому человеку, придется контролировать где-то 1,5 км прибрежной зоны, изрезанной пирсами. Прибывший Олег Остапчук рассказал мне, что ситуация нормализуется, спасателей наберут. "Работа нетрудная, пока один наблюдает, другой поспать может, — сказал он, — а там позже за топчанами и катамаранами будем следить, гривен 70 в день можно будет еще зарабатывать". И, наконец, он рассказал мне о главном правиле спасателя: "Наше дело — смотреть на море и спасать людей, но всегда помни, что на 55% ты должен думать о своей безопасности". По его словам, за прошлый год на "Ланжероне" утонуло два человека.

Весь день я обходил территорию пляжа. 7—8 минут от "двух шаров" до "желтого камня" и столько же обратно. Три спасательные вышки — пустовали.

НА "ЛАНЖЕРОНЕ" УЖЕ СПАСЛИ ДВОИХ

Администрация пляжа "Ланжерон" признает, что спасателей не хватает, небольшая зарплата мало кого привлекает на такую работу. Тем не менее в течение сезона администрация предполагает заполнить все вакантные места.

Как сообщила нам замдиректора КП "Ланжерон" Любовь Калинина, в текущем году создано отдельное коммунальное предприятие спасательной службы. Раньше же каждый пляж должен был обеспечить собственных спасателей. "Пока у нас на пляже два спасателя. Сейчас один отдыхает, другой ходит, патрулирует побережье, — рассказала Любовь Калинина. — Вообще, на нашем пляже предполагается три спасательных поста по 4 человека и начальник службы. Порядок таков: один человек ходит по суше на "Ланжероне" туда-обратно — час, затем полчаса отдыха. Другой находится на вышке. Третий патрулирует в море на лодке. Всего у нас три весельные лодки и одна моторная. Четвертый человек — на подхвате, готов подменить каждого из своих коллег. Люди на посту, разумеется, меняются. Спасатели проходят обязательное обучение и медосмотр".

Замдиректора КП "Ланжерон" признала, что на зарплату 700—900 гривень "чистыми" в месяц заманить на работу настоящего спасателя весьма проблематично. Тем не менее в прошлом году, по словам Любови Калининой, на "Ланжероне" были спасены 19 человек. В текущем — уже двое.

Вы сейчас просматриваете новость "На одесские пляжи в моряки-спасатели берут с близорукостью и плоскостопием". Другие Новости Одессы смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Баклаженко Ростислав

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...