Лада Лузина

писательница

Вторая Пречистая – день рождения Богородицы. О последнем чуде Богоматери в Киеве

мнения

21 Сентября 2016, 10:01

Сегодня – вторая Пречистая, Рождество Богородицы. И "именины" – храмовый праздник Софии Киевской и главной чудотворной иконы-защитницы Киева и всей нашей страны – Богоматери Оранты "Нерушимая стена".

За долгие годы у нее появилось много наследниц. И одна из них родилась в Киеве, материализовавшись на стене храма…

Она и стала легендой  о последнем киевском чуде Богоматери. История самого красивого из киевских храмов XIX века – Владимирского собора началась с Чуда.

В 1885 году  в только-только отстроенный Владимирский собор с белыми, еще нетронутыми кистью стенами, вошли два серьезных мужа – вице-губернатор Баумгартен и профессор искусств Прахов. После продолжительного молчания мужчины принялись недоверчиво экзаменовать друг друга: может ли быть, что оба они видят одно?! На напрестольной стене из пятен мокрой штукатурки явственно прорисовывался образ Божьей Матери с Младенцем.

Белобородый профессор Киевского университета Адриан Викторович Прахов был в Киеве фигурой известной. Непоседливо-деятельный историк, археолог, художественный критик, руководивший в те годы восстановлением Кирилловской церкви и внутренними работами во Владимирском храме, Адриан Прахов немедленно зарисовал от руки божественный образ. Оба свидетеля Чуда составили об этом соответствующий акт. Через несколько дней разговоры о чудесном явлении охватили весь Город и дошли до Митрополита. Церковный глава поспешно призвал профессора к себе и, дослушав рассказ, произнес: "Слухи могут дойти до Синода…а так как пятен уже нет, то не лучше ли во избежание всяких неприятностей, признать что их не было вовсе". Крыть было нечем – стена успела просохнуть. Изображенье Пречистой Девы исчезло… А росписью стен Адриан Прахов предложил заняться своему давнему знакомцу, которому профессор оказывал покровительство еще в Петербурге, когда тот считался молодым начинающим художником.

Сын сельского священника, собиравшийся последовать примеру отца, в 19 лет Виктор Васнецов ушел с предпоследнего курса семинарии и решил поступать в Академию художеств. "Воля твоя, – сказал ему батюшка. – Ты мог бы пойти по спокойному пути нашего рода – получить приход и зажить безбедно. Но раз ты решил пойти по иному пути – мое тебе благословение…". Иной путь – не был усеян ни розами, ни золотом. "Витязь на распутье" и знаменитая ныне васнецовская "Аленушка" – не принесли громогласной славы. И аккурат в это самое время 37-летнего художника начали терзать мрачные мысли о бесперспективности его творческой стези. Но на предложение Прахова Виктор Михайлович ответил категоричным отказом. Художник считал, что вряд ли сможет сказать в церковной живописи что-то новое и значимое. Еще в 1881, после поездки по Украине, он начал работу над легендарными "Богатырями", и возлагал на них большие надежды.

И все же в ту самую ночь несостоявшийся священник почему-то не мог уснуть. Его супруга и дети давно почивали, а он все бродил по дому, стараясь обходить стороной скрипящие половицы, и думал: "Как бы можно так сочинить богоматерь, чтобы ни на кого не была похожа?" Внезапно, словно в ответ на вопрос, перед ним пронеслось воспоминание… Весной жена в первый раз вынесла на воздух их младшего сына – Мишу.

"…еще младенца, и он, увидав плывущие по голубому небу облачка и летающих птичек, от радости вплеснул обеими ручонками, точно хотел захватить, прижать к своему сердцу все, что увидел в первый раз в своей жизни!.. Вот тут и представилось ясно, что так надо сделать. Ведь так просто никто еще не писал!".

Летом 1885 года Васнецов привез эскиз Божьей Матери в Киев и показал заказчику. "Но это ж она!" – побледнел Прахов. Он быстро достал из папки рисунок – Богоматерь с Младенцем, сложившийся из сырых пятен. Изображения так точно совпадали друг с другом, что на несколько минут Васнецов потерял дал речи.

"Это был заказ Божий", – сказал он, помолчав.

14364724_1166129646800755_5435962313611331237_n

Зарисовка А. Прахова. Надпись справа: "Фигура, образовавшаяся из пятен штукатурки на алтарной запрестольной стене

13245217_1166130246800695_3585524284489883569_n

Эскиз Богоматери Васнецова. Иллюстрации из книги А.Макарова "Были и небылицы старого Киева", которую я всячески рекомендую всем любителям киевских чудес"

В конце XIX века история этого киевского чуда становится притчей во языках. "В те дни, да и много спустя, говорили не только в Киеве, но доходила молва и до Питера, о том, как чудесно явилась киевскому вице-губернатору Александру Павловичу Баумгартену и профессору А.В.Прахову богоматерь в абсиде Владимирского собора. Об этом необычайном случае говорилось устно, писалось в письмах, писались об этом брошюры и умело распространялись, где следовало", – пишет в своих воспоминаниях еще один художник Владимирского собора Михаил Нестеров.

Если чудеса средних веков привычно принимали на веру, чудесное появление Богоматери во Владимирском храме вызвало противоречивые порой прямо противоположные чувства – как у современников оного, так и у нынешних историков Киева (так, Макаров принимает чудо, не требуя пояснений, а Кальницкий понимает его как аферу на благо). Глубоко верующий  Нестеров, наотрез отказывается принимать чудо, считая, что таким образом Прахов пытался уговорить Васнецова. Правда в своих воспоминаниях он сам додумывает факты, называя неверно даже дату события.

Автор первой книги о Владимирском соборе Дедлов-Кинг, хоть и посмеивается, что нынче болтают, мол, Прахо­в "чу­де­са стал тво­рить", ограничивается сухим пересказом фактов, о появлении в апсиде человеческой фигуры с очертаниями "Вас­не­цовской "Бо­го­ма­те­ри", при то­м ка­к раз той ве­ли­чи­ны, ка­кая пред­по­ла­га­лась для за­ал­тарна­го изоб­ра­жения.

Возможно, именно Чудо и помогло профессору Прахову убедить комиссию по отделке храма. По первоначальному замыслу в центральной апсиде Владимирского собора должен был поместится образ св князя Владимира-крестителя. Но именно Прахов настоял, чтобы по киевской традиции, надалтарная часть была отдана Богородице – как в древней Софии, в реставрационных работах которой он тоже принимал активное участие.

Богородица Владимирского – пряма наследница Софийской Оранты! Как и у "Нерушимой стены", у Царицы Небесной  синие одежды и красные туфли (точнее сапожки, цвет которых указывает на ее царское звание).

Что же касается Виктора Васнецова, отправляясь в Киев, художник наивно полагал закончить заказ за два-три года, но труд над таким живописным исполином, как Владимирский собор растянулся на одиннадцать лет – четыреста эскизов, 2880 квадратных метром живописи. "Как сообразишь всю работу, которую еще осталось переделать… так падаешь духом, так падаешь…", – писал он.

Никогда и нигде Виктор Михайлович Васнецов не переживал таких мучительных сомнений и страхов, такого ослабления воли, как в Киеве! Сказалось и то, что многие его коллеги считали церковную живопись лишь "повторением задов", а религию – мертвой теорией (истинная Вера была не в моде, и "Демоны" Врубеля – были куда популярней в интеллигентных кругах).

Но в Киеве Васнецову удалось оживить то, что казалось мертвым. Росписи во Владимирском соборе принесли Виктору Михайловичу Васнецову мировую известность и сформировали целое поколение новых творцов. Владимирский собор, над которым работали лучшие художники Империи, в свою очередь, оживил Киев – на десятилетие сделав его своеобразной столицей искусств. "Владимирским собором русские люди той эпохи гордились так, как современники Рафаэля и Микеланджело могли гордиться фресками обоих мастеров в Ватикане", – написал Бенуа. Образ Богоматери из Владимирского разошелся по множеству церквей (и только недавно, путешествуя по Украине, я нашла копии Богоматери Васнецова во многих старых церквях – и в Умани, и в Одессе, и в Тульчине).

"Я поставил свечку Богу", – сказал Васнецов, уезжая из Киева.

Но до его отъезда случилось еще ого чудо. Во время работы на лесах отступив на пару шагов, дабы посмотреть на свое творение, живописец оступился, сорвался и упал на каменный пол с высоты, равной примерно четырем этажам. Встал, отряхнулся, – никаких повреждений, не считая легких ушибов.  Художник поднял взгляд. На него смотрели два карих глаза на кротком лице – Пречистая Дева в напрестольной апсиде

14440976_1166130776800642_5878713527433594700_n

Богоматерь Васнецова

Было ли его счастливое приземление обычной случайностью?

"Это Богоматерь спасла своего мастера", – и по сей день объясняют служители храма.

Случайность ли? Сын Виктора Васнецова – Михаил, послуживший прообразом Владимирского Младенца Христа, стал православным священником. В зрелые годы он жил в Киеве. Затем перебрался в Прагу. Во время Второй Мировой войны его единственный наследник – внук художника и его полный тезка Виктор Михайлович Васнецов был признан погибшим. Долгие годы семья не имела о нем никаких известий.

Лишь много лет спустя им удалось разыскать его, спасшегося чудом, живого и здравствующего… в Городе Киеве, где до сих пор живут все потомки Владимирского "Младенца Христа".

Из "Азбуки Киевских чудес"

 

 

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования