Последние пять дней жизни Бориса Березовского

1 Апреля 2013, 10:55

Российский журнал реконструировал последние дни жизни олигарха

<p>Борис Березовский. Фото AFP</p>
Борис Березовский. Фото AFP

Журнал The New Times опубликовал свою версию того, как Борис Березовский прожил последние 5 дней своей жизни.

В понедельник, 18 марта, олигарх говорил сразу по нескольким телефонам. Звонил зятю, бизнесмену Егору Шуппе: тот собирался в Киев. Через неделю Березовский собирался быть в Израиле — хотел прилететь в первый день еврейской Пасхи — Песаха, 25 марта, и с понедельника договаривался о встречах. Позвонил в Латвию своему партнеру, Михаилу Шейтельману: "Он сказал, что у него возникла идея, которую он хочет со мной обсудить, и попросил прилететь в Израиль. Собирался там пробыть десять дней", — рассказал Шейтельман. — Да, говорил именно о 25 марта: я еще попросил его дать мне знать, если у него планы изменятся. Но он больше не перезвонил". Распорядился заказать билет на 25 марта и своей любовнице, 23-летней Катерине Сабировой, с которой предполагал встретиться прямо в аэропорту Бен-Гурион. Весь понедельник он и занимался грядущей поездкой: гостиница в Эйлате, врачи на Мертвом море, деловые встречи. И уже к вечеру позвонил давнему партнеру, писателю Юлию Дубову, который в последнее время еще и регулировал его отношения с прессой, чтобы тот договорился о беседе с русским Forbes.

Вторник. Видимо, Березовский принял для себя какое-то решение, пишет издание. Во всяком случае, тот же Дубов говорит, что во вторник, 19 марта, в телефонной трубке он услышал того, прежнего Бориса, энергичного, живого, а не "умирающего лебедя", который в прежние недели искал у окружающих сочувствия. О том, что у Березовского депрессия, и не простая, а клиническая, требовавшая медикаментозного лечения, многие из его окружения знали. "Так! Я обо всем с ним договорился, — сказал Березовский Дубову по поводу своей встречи с журналистом русского Forbes. — Мы с ним просто поговорим, не под запись, потому что интервью я не даю. Ты ведь тоже с ним будешь встречаться? Давай так: я с ним договорился на четверг, но если мне что-то не понравится, я тебе позвоню, а ты встретишься с ним после меня", — изложил свой план Березовский. На том и порешили.

Среда. Информации слишком мало, чтобы делать определенные выводы, но кажется, что со среды 20 марта Березовский готовился к своему выходу на российскую публику — объявить, что готов к примирению с Путиным в обмен на разрешение вернуться домой, в Россию. Источники утверждают, что Березовский с разными людьми, из тех, кто уехал из России и кому удалось вернуться, обсуждал, насколько можно верить Кремлю. 

Четверг. Березовский не перезвонил Дубову, но тот уже знал, что встреча с журналистом Ильей Жегулёвым перенеслась на пятницу. "Простуду подхватил", — сказал он Жегулёву. Очевидно, 21 марта Березовский обдумывал информацию, полученную им накануне, давал себе время, прежде чем сделать шаг, который будет трудно отыграть назад: публично сообщить всей российской элите, что готов к капитуляции. Впрочем, возможно, он и звонил кому-то в Москве — пытался узнать, ждать ли ему реакции на свое письмо Путину, и если ждать, то когда.

Пятница. Утром 22 марта Березовский позвонил в Тель-Авив предпринимателю, в прошлом одному из алюминиевых королей России Михаилу Черному, с которым много в последний год общался. Березовский предупредил его, что в понедельник прилетает, просил заказать гостиницу в Эйлате. Что он делал в середине дня — неизвестно. Ближе к вечеру он поехал в Лондон — встречаться с журналистом русского Forbes.

В этом разговоре Березовский не скрывал, что раздавлен. Говорил, что мечтает вернуться на родину, чтомногое понял и переоценил — в частности, у него нет былых иллюзий по поводу Запада и возможностей российской оппозиции. Он заявил, что готов и к какому-то наказанию (отсыл к Ходорковскому), но просит помнить, что ему уже 67 лет и тюрьмы ему не выдержать.

 В районе девяти вечера он был уже у ворот дома, который, к слову, ему не принадлежал. Дом обнесен забором, по периметру через каждые десять метров — камеры наблюдения. Электронные замки на обоих воротах. Вошел, отдал распоряжения охраннику Ави. Пошел к себе в спальню, из которой дверь — в ту самую ванную, где на следующий день его нашли уже неживым.

Суббота. Борис Березовский умер в 9.30 утра 23 марта — таковы данные вскрытия. Охранник-израильтянин, бывший сотрудник Моссада Ави Навама в 10 утра отправился выполнять поручения хозяина, полученные накануне, — получается, что в момент смерти олигарха он был еще дома. Примерно в 15.00 он вернулся и обнаружил телефон Березовского с тремя пропущенными вызовами. Зная, что Борис практически всегда перезванивал своим собеседникам, он побежал искать его по комнатам. Дом был пуст, и лишь ванная комната была заперта изнутри. Выломав дверь, Ави наткнулся на лежащее на полу тело. Пульс не прощупывался, поэтому Ави тут же вызвал скорую, которая, в свою очередь, в 15.23 сообщила о случившемся в полицию округа Тэмз-Вэлли графства Беркшир. Стражи правопорядка приехали почти мгновенно, дом и прилегающая территория были оцеплены.

Новость облетела мир лишь в восемь вечера, когда зять Березовского Егор Шуппе написал на своей странице в Facebook: "Умер Борис Березовский".

В тот же вечер на сайте британской газеты The Guardian появилась информация о том, что Борис Березовский, скорее всего, покончил с собой.

Источник: The New Times

Вы сейчас просматриваете новость "Последние пять дней жизни Бориса Березовского". Другие Мировые новости смотрите в блоке "Последние новости"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования