укр
Олег Волошин
Берега Междуморья
Главная Мировые новости
23 Июня 2011, 07:34  Версия для печати  Отправить другу
×
Сомали: черная дыра Африки (фото) http://www.segodnya.ua/img/article/2542/8_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/2542/8_tn.jpg Мир Корреспонденты "Сегодня" побывали в Могадишо — столице страны пиратов.
Мировое сообщество не в силах справиться с сомалийскими пиратами. Фото AFP
Мировое сообщество не в силах справиться с сомалийскими пиратами. Фото AFP

Сомали: черная дыра Африки (фото)

Корреспонденты "Сегодня" побывали в Могадишо — столице страны пиратов.

Услышав название этой далекой африканской страны, каждый из нас вспоминает о пиратах, которые держат в страхе экипажи всех проходящих через Индийский океан и Аденский залив кораблей. А также историю многострадальной команды украинского грузового судна "Фаина", томившейся в плену у морских разбойников целых шесть месяцев. Но известно ли нам о том, что привело к появлению корсаров XXI века? Знаем ли мы, почему мировое сообщество не в силах справиться с этим явлением?

И, наконец, можем ли мы ответить на вопрос о том, почему в Сомали уже 20 лет идет гражданская война? Корреспонденты "Сегодня" отправились в Могадишо, чтобы попытаться найти ответы на все эти непростые вопросы.

Фотогалерея Страна пиратов: как живут люди в Сомали

СТРАНА, РАСПАВШАЯСЯ НА МНОЖЕСТВО ЛОСКУТКОВ

Столица Кении — Найроби. Вот уже два часа наш таксист петляет вокруг международного аэропорта имени первого президента страны — Джомо Кениата. Пропуская мимо ушей болтовню водителя, мы думаем о том, что офис единственного авиаоператора, который продает билеты в Могадишо, судя по всему, растворился в воздухе. Но вот, закрутив очередную "загогулину", наша машина останавливается рядом с невзрачным 2-этажным зданием с заветной вывеской "African Express Airways". В небольшой комнате с отвалившимися обоями нас встречает молодая темнокожая женщина. С удивлением поглядывая на двух сумасшедших белых, которым, видимо, надоело жить, она приглашает нас присесть на шаткие стулья рядом с потертым канцелярским столом и просит наши паспорта. Увидев, что мы прилетели из Украины, она удивляется еще больше. Судя по всему, граждан нашей страны среди ее клиентов еще не было. Впрочем, лишних вопросов она не задает. Восемьсот сорок "зеленых" — и билеты у нас в кармане.

Позже, уже вернувшись из Сомали в Кению, мы узнали: большинство журналистов‚ освещающих события в этой стране‚ никогда там не бывали. Комфортно устроившись в спокойном Найроби, они получают информацию из расположенного здесь же офиса ООН. И, честно говоря, ничего удивительного в этом нет. Рисковать жизнью в стране, которая по уши увязла в междоусобной войне и разорвалась на множество лоскутков, никому не хочется.

Признанное мировым сообществом Переходное правительство Сомали во главе с президентом Шейхом Шарифом Ахмедом контролирует лишь несколько центральных районов когда-то единого государства. А также 9 из 16 районов Могадишо. В то же время, на Юге хозяйничает радикальная исламистская террористическая организация "Аль-Шабаб". На Севере находится непризнанная Республика Сомалиленд. А на Востоке — самопровозглашенная автономия Пунтленд — вотчина корсаров. Впрочем, последние действуют практически по всей стране (путь им заказан лишь на территорию "Аль-Шабаба"). А для них белые люди — не что иное как очень выгодный товар. Возможности получить выкуп за решивших прогуляться по улицам столицы Сомали иностранцев они не упускают.

СОМАЛИЙЦЫ КРАСЯТ БОРОДЫ ХНОЙ

Рейс "Найроби—Могадишо" подают на посадку в 6 часов утра. К борту мы идем пешком (кенийцы с давних времен недолюбливают своих воинственных соседей и подчеркивают это даже в мелочах). Рядом с нами семенят женщины в разноцветных паранджах (большинство из них лица не закрывают), дети и мужчины в юбках. У стариков бороды выкрашены хной в рыже-красный цвет. Видимо, в знак того, что они достигли возраста мудрости и пользуются уважением в обществе.


Сомалийцы. По росту их легко отличить от других африканцев

Впрочем, даже одетых в европейские джинсы и футболки сомалийцев легко отличить от представителей иных африканских народностей. Высокие, худощавые, тонкокостные мужчины и женщины напоминают стройные деревца. В лицах некоторых из них угадывается арабская кровь. А глядя на других, мы сразу вспоминаем о том, что до 1960 года (именно тогда Сомали получила независимость) на территории этого государства находились британская и итальянская колонии. Как бы ни пытались сегодня европейцы откреститься от истории, "из песни слов не выкинешь". Не говоря уже о том, как тяжело изменить многовековую, въевшуюся в кровь схему отношений: белый — хозяин, а черный — раб.

В самолете мы замечаем троих европейцев. Увидев, что мы летим вместе с сомалийцами экономклассом, они удивленно приподнимают брови. Мол, как же вы можете так низко опускаться?! Впрочем, сказать это вслух они не смеют. На дворе как-никак XXI век. Глядя в иллюминатор, я вспоминаю встречу в Найроби с гражданином Германии, бывшим преподавателем истории в Университете Могадишо профессором Джулианом Бауэром.

— Сомалийцы очень гордый народ, — доказывал он. — В отличие от других африканских народов, они не умеют прощать обиды. Более того. Верят в то, что на территории их государства еще во времена египетских фараонов находилась древняя цивилизация, и они являются ее потомками. Поэтому считают себя лучше других народов. Признаюсь, что я склонен рассматривать эту версию всерьез. Знаете, почему? Я преподавал в университетах многих африканских стран и могу с уверенностью сказать: такого высокого уровня интеллекта и желания учиться, как у сомалийцев, я нигде не видел! Кстати, учебные учреждения в Сомали работают, даже несмотря на затянувшуюся гражданскую войну.

ЛИНИЯ ФРОНТА — РЫНОК БАКАРА

Ожидать взлета нам приходится около получаса. Борт, которым мы летим, несколько лет назад был списан с итальянских авиалиний и куплен сомалийцами за копейки. Теперь они вынуждены постоянно его ремонтировать. Иногда — прямо перед полетом. Других самолетов у них нет.

— Однажды я видел, как с этого борта текла струйка бензина, — рассказал нам один из троих белых спутников. — Не скрою, что испугался…

Неспокойно на душе и у нас. Но, к счастью, полет проходит без происшествий. Спустя два часа мы начинаем снижаться прямо над волнами Индийского океана. Суши не видно, и кажется, что мы вот-вот сядем прямо на воду. Но оказывается, что единственная посадочная полоса протяженностью около 4 км находится в 30—50 метрах от океана!

В сторонке я замечаю подбитый белорусский Ил-76. Около четырех лет назад он привез военных из Уганды в Могадишо и при посадке был расстрелян из гранатомета боевиками "Аль-Шабаб"! Становится не по себе.

Прямо у трапа нас встречает проводник Саид, которого мы наняли по телефону еще в Найроби. Получив визу (она стоит 50 "зеленых"), мы усаживаемся в белый джип — "Тойоту" с аббревиатурой Африканского Союза "AU". И тут наш фотокор неожиданно замечает в стекле машины (прямо у своего виска!) пулевое отверстие. Видимо, автомобиль побывал в переделках… — Здесь не курорт, — заметив наши взгляды, заявляет проводник. — В Могадишо идут боевые действия между поддерживающими Переходное правительство войсками Африканского Союза (в общей сложности, в городе находится контингент из 10 тысяч солдат: 7 тысяч в Могадишо, около 3-х тысяч — на базе ООН) и "Аль-Шабабом". Линия фронта проходит прямо через знаменитый на весь мир рынок Бакара-маркет. Снайперы боевиков обстреливают все вокруг. Даже базу. Прибавьте к этому пиратов…

Аэропорт остается у нас за спиной. Он является частью расположенной на окраинах Могадишо базы ООН. Но к жилым и рабочим помещениям, где останавливаются все приезжающие сюда европейцы, ехать еще около километра. Наш автомобиль минует спрятанные в рыжем кустарнике палатки и пулеметы темнокожих солдат AU из Уганды и Бурунди. Все они вооружены "Калашниковыми". Но удивляет другое. Как эти парни и девушки умудряются жить и нести службу в таких условиях в течение года, а то и двух?! У нас в машине работает кондиционер. А на улице — жара под сорок градусов. Из-за высокой влажности и клубящейся желтой пыли дышать почти невозможно. Ощущение, будто оказался в парной. О том, чтобы провести два-три часа под палящим солнцем, даже подумать страшно!

"ПАДЕНИЕ ЧЕРНОГО ЯСТРЕБА"


Гражданская война. За двадцать лет в Сомали накопилось море военной техники со всего мира

Вдоль дороги я замечаю давно вышедшую из строя военную технику производства СССР: БТР-60, БРДН-2. Смутное напоминание о том, что вплоть до конца 70-х годов Советский Союз активно поддерживал президента этой страны — Мохаммеда Сиад Баре, а в Сомали работали тысячи советских специалистов. Но в 77-м президент развязал войну с дружественной Союзу Эфиопией. Потерпел поражение, и вверг страну в жесточайший экономический кризис. В 1991 году его свергли, а в государстве разгорелась драка за власть между так называемыми полевыми командирами. Проще говоря, лидерами многочисленных племен. И международные силы и были вынуждены ввести сюда миротворцев.

— Прямо перед нами старая американская база, где в 90-е годы были расквартированы 75-й полк оперативно-тактической группы "Рейнджер" и 3-я рота 160-го авиаполка спецопераций "Дельта", — отрывает меня от мыслей Саид. — Сегодня войска AU используют ее лишь для тренировок. Но она знаменита на весь мир благодаря известному американскому фильму "Падение черного ястреба"…


Старая база США. Здесь происходили события, описанные в фильме "Падение черного ястреба"

Кто не знает, в этом фильме рассказывается о том, как в 1993 году командование американского военного контингента разработало спецоперацию по аресту главаря одного из кланов — генерала Мохаммеда Фарах Айдида. В то время в стране царил жуткий голод. А люди Айдида под страхом смерти забирали у мирных жителей продукты питания и "гуманитарку", которые раздавали сотрудники ООН. Но акция с треском провалилась. Спецназ США попал в Могадишо в засаду и восемнадцать военнослужащих погибли. После этого миротворцы покинули Сомали.

— Вернулись они лишь после избрания Переходного правительства в 2009 году, — продолжает Саид. — Хотя здесь, как известно, их поджидал новый враг — возникшее в начале 2000-х движение "Аль-Шабаб".

Впрочем, на расположенном рядом с бывшими американскими казармами базарчике опасности не чувствуется. Проживающие неподалеку сомалийцы продают всякую дребедень: шампунь, карточки пополнения мобильных телефонов, шоколад. Мы останавливаемся, чтобы поговорить с торговцами. Но общаться с журналистами, тем более фотографироваться, они не желают. За десятилетия войны эти люди научились быть осторожными.

БЕЛЫЕ В ГОРОД НЕ ВЫХОДЯТ — ЭТО ОПАСНО

Спустя полчаса мы наконец-то подъезжаем к сердцу базы ООН. Для начала нам необходимо пройти змейку бетонных блоков, "одетых" в "хеско-бастионы" (арматура и мешки с песком), которые выдерживают попадание 120миллиметрового снаряда! Блоки установлены по спирали, чтобы последние 300—100 метров все машины были вынуждены проходить на минимальной скорости. Кроме того, нам приходится миновать несколько железных ворот. И лишь после этого мы оказываемся около блок-поста. Рядом с ним расположен парк все тех же белых "тойот". А также южноафриканских военных машин "Каспер" и "Буффало". Проверив наши документы, военные без лишних вопросов разрешают нам пройти на территорию базы. Видимо, основным пропуском здесь является цвет кожи.


База ООН. Солдаты Африканского Союза и сотрудники ООН в редкие часы отдыха на берегу океана

— Жителям Сомали попасть сюда далеко не просто, — рассказывает Саид. — Даже если у них есть специальные пропуска, их обыскивают. Кроме того, у всех забирают мобильные телефоны. Проще говоря, предпринимают все меры предосторожности.

Да и как иначе? В сентябре боевики из "Аль-Шабаб" украли нашу "тойоту". Террорист-смертник начинил ее взрывчаткой и приехал на базу. Ему удалось пройти первые ворота, после чего он взорвался!

Устроена база на удивление просто. Под ногами — галька. Над головой — небо. Жилые комнаты (проще говоря, покрытые "хеско" и переделанные под гостиницу морские контейнеры) расположены по кругу. Посередине территории (словно насмешка!) — чахлый кустик. А рядом с ним — скамья и стол для курения. Поблизости — столовая.

— Здесь проживают представители компаний, которые работают с ООН по контракту, — отмечает Саид. — Они занимаются поставками "гуманитарки", разминированием, восстановлением Могадишо и аэропорта. Кроме того, обучают работать местную полицию и силы безопасности. А сотрудники ООН, — он взмахивает рукой, — работают и живут вон за тем забором. Условия там такие же, как и здесь.

Заглянув в свои вагончики (там, мы обнаруживаем лишь кровать, стол, стул и кондиционер), мы отправляемся в столовую. На обед собираются все обитатели базы. Около 50 мужчин, с выправкой бывших военных или сотрудников спецслужб. Между собой они практически не общаются — не принято. Многие даже не знают друг друга по имени. Хотя и проводят на базе от нескольких месяцев до года. Единственное развлечение — интернет. Он здесь работает отменно. Кроме того, после 16 часов, когда спадает жара, можно выбраться на берег океана. Но отходить дальше чем на 300 метров от базы и купаться никто не рискует.

— А вдруг снайпер? — вздыхает Саид. — Кстати, в город белые тоже почти не выезжают. Разве что в сопровождении военного конвоя из 10 солдат. Но это случается только при крайней необходимости. Жить-то хотят все! По сути, они здесь как в тюрьме. Но получают за это приличные деньги: от 18 и выше тысяч долларов в месяц.

На нас обитатели базы смотрят с нескрываемым и недобрым любопытством. Напряжение буквально висит в воздухе. Видимо, на контрактников мы совсем не похожи. Впрочем, лишних вопросов нам, к счастью, не задают. И мы этому рады. Тем более что, в отличие от них, собираемся в Могадишо.

В МОГАДИШО ХОДИТ ТРАНСПОРТ, ЕСТЬ ВОДА И ЭЛЕКТРИЧЕСТВО

Этому городу Бог ниспослал множество испытаний. За десятилетия гражданской войны столицу Сомали неоднократно разрушали практически до основания. Но, всем смертям назло, она снова и снова возрождалась. Сегодня в 9 районах, которые находятся под контролем Переходного правительства (напомним, что на территории остальных семи районов хозяйничает "Аль-Шабаб"), многие дома лежат в руинах. Но назвать жизнь здесь совсем уж невыносимой — нельзя. Транспорт (проще говоря, маршрутные такси) — ходит. Вода и электричество, хоть и с перебоями, есть. Работают магазины, рынки и кафе.

А также, больницы, школы и университеты. В целом в 9 районах проживают около 150 тысяч человек.

— Война идет, но жизнь тоже продолжается, — вздыхает 25-летняя Айша. Пару лет назад она окончила экономический факультет местного университета и теперь работает бухгалтером в частной компании. — Вчера в жилой дом, который находится рядом с домом моих родителей, угодила мина. Мой 20-летний брат получил тяжелое ранение в руку. Погибли дети, которые играли неподалеку. Но утром все пошли на работу. Мы привыкли так жить…

Работать обитатели города считают престижным в Телекомуниционной компании (не поверите, но в Могадишо есть интернет и мобильная связь!) А также — при ООН и в неправительственных гуманитарных миссиях. В этих структурах самые высокие зарплаты — от 200 до 400 долларов США. Но везет далеко не всем. Поэтому большинство вынуждены перебиваться на зарплату от 50 до 150 долларов США в месяц. Впрочем, цены на самые необходимые товары и продукты питания здесь невысокие. Ведь налогов не существует!

СОМАЛИЙЦЫ СЧИТАЮТ СЕБЯ ПРИРОЖДЕННЫМИ ТОРГОВЦАМИ

— Мы — прирожденные торговцы, — улыбаются сомалийцы. — Даже в условиях затянувшейся на долгие годы гражданской войны умудряемся продавать в Арабские Эмираты и Саудовскую Аравию верблюжатину и баранину. Из этих стран в наш аэропорт Могадишо каждую неделю прилетают самолеты за мясом.

Помогает людям выжить и порт. Несмотря, на грозных корсаров, сюда приходят суда с различным товаром со всего мира.

А местные обитатели скупают эту продукцию и перепродают в соседние страны. Благо, границы с той же Кенией у Сомали "дырявые".

— Не забывайте, что сомалийцы живут кланами, — рассказывает один из сотрудников ООН. — А это значит, что если у одного из членов племени есть деньги, значит, будут сыты и все остальные. В общей сложности сегодня за рубежом проживают около 3 миллионов сомалийцев. И все они присылают деньги на родину, чтобы поддержать свой клан! Думаю, не ошибусь, предположив, что взнос зарубежных диаспор составляет минимум 50% общего бюджета подконтрольной Переходному правительству территории. Нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что обитатели столицы получают существенные средства от пиратов. Ведь у многих корсаров здесь проживают семьи.

Конечно, банков, которые бы могли осуществлять международные валютные операции, в Могадишо нет. Но местные обитатели вполне довольны своей старой системой передачи средств из рук в руки, от родственника к родственнику, под названием "Хавала". Она же позволяет поменять в Могадишо валюту. Обменщики выставляют мешки с деньгами прямо на улице, и их никто не трогает!

В целом можно сказать, что "рвать жилы" ради куска хлеба и хвататься за тяжелую физическую работу сомалийцы не станут. Даже те, кто бежал с подконтрольной исламистам территории и проживает сейчас едва ли не под открытым небом, в лагерях для беженцев. Кстати, трудиться в Сомали принято только до полудня. После обеда большинство учреждений, компаний и магазинов в городе закрывается. А оставшееся до ночи время многие местные жители коротают при помощи легкого наркотика — миры. Эту "травку" здесь жуют как мужчины, так и женщины.

ЛЮДИ УСТАЛИ ОТ ЖИЗНИ НА ПОРОХОВОЙ БОЧКЕ


Сомалийские обыватели

Впрочем, как бы ни одурманивали себя сомалийцы наркотиками — от жизни на пороховой бочке они невероятно устали.

— Я, например, даже к сестре в соседний район не могу сходить, — жалуется нам 23-летняя Фатима. — Там хозяйничает "Аль-Шабаб", и тем, кто живет на Правительственной территории, путь туда заказан. Да и от шальной пули можно погибнуть.

В начале июня (как раз когда мы были в Сомали) в Могадишо начались народные волнения. Формальным поводом для них стал кризис в Переходном правительстве. Но международные эксперты признают, что на самом деле политические распри просто позволили людям выплеснуть накопившийся негатив.

— Согласно ранее утвержденным на международном уровне договоренностям, мандат Переходного правительства должен был закончиться в 2011 году, — рассказывает местный бизнесмен, просивший не указывать его имени в газете. — А значит, в этом году в Могадишо должны были пройти выборы президента и правительства. Но кланы, которые представляют президент и глава парламента, захотели остаться у власти. Поэтому 9 июня в столице Уганды Кампале президент Шариф Шейх Ахмед и спикер Шариф Хасан Шейх Адан подписали соглашение о продлении своих полномочий на год. А также решили отправить в отставку действующего премьер-министра Мухаммада Абдуллахи Мухаммада и сменить состав Кабина. Теперь девятерых из восемнадцати министров будет назначать парламент. Тогда как ранее всех министров утверждал президент. Но дело в том, что, в отличие от президента и спикера, премьер-министр пользуется огромной популярностью среди простого населения, и люди не хотят, чтобы он уходил.

— Мухаммад Абдуллахи Мухаммад значительно повысил уровень социально-экономической сферы в нашем городе, — отмечает еще один предприниматель. — Кроме того, он смог найти резервы, чтобы регулярно выдавать зарплату полицейским и военным. Благодаря его усилиям люди почувствовали надежду. Поэтому, услышав об его отставке они устроили манифестации в его поддержку. Причем произошло это спонтанно. Насколько мне известно, клан премьер-министра никому из демонстрантов не платил за участие в акции.

Так или нет, но уже 10 июня толпы сомалийцев собрались под стенами базы Организации Объединенных Наций, которая поддержала достигнутые в Кампале договоренности. На просьбы прекратить демонстрацию люди не реагировали. В солдат Африканского Союза, которые охраняют базу, полетели камни и палки. В какой-то момент в толпе манифестантов прозвучали выстрелы. После чего, по непроверенным данным, военные открыли огонь. И якобы один из участников акции был убит. Уже на следующий день акция протеста прошла под стенами отеля "Медина", где ужинали несколько членов парламента. Когда депутаты вышли на улицу демонстранты начали кидать в них камни. А охранники парламентариев открыли огонь и тяжело ранили нескольких человек. Акции протеста в Могадишо продолжаются, и по сей день.

ГЛАВУ МВД ВЗОРВАЛА ПЛЕМЯННИЦА-ТЕРРОРИСТКА

Естественно, сложившейся ситуацией тут же воспользовался "Аль-Шабаб". Накануне нашей командировки произошли два теракта в порту Могадишо. А 10 июня смертница взорвала главу МВД Абди Шакура Шейха Хасана. Пострадали также несколько человек из окружения министра. Позже выяснилось, что девушку впустили в резиденцию министра благодаря тому, что она приходилась ему племянницей! По слухам, последние несколько лет террористка проходила обучение в школе шахидок в Уганде. А теракт совершила в состоянии наркотического дурмана.

Примечательно, что в частных беседах многие сомалийцы признают: на подконтрольных радикальным исламистам территориях порядка больше, чем в районах, которыми управляет Переходное правительство. Уровень жизни там гораздо выше. Преступности нет (по законам Шариата, за обычное воровство могут и руку отрубить!). Налоги с бизнеса — установлены, но они не очень-то и высокие.

— Конечно, бывают и перегибы, — рассказывают жители Могадишо. — Например, радикалы запрещают людям смотреть телевизор. Забирают женщин, если их мужчины в отъезде. А иногда и выгоняют мирных жителей из их домов, если эти дома приглянулись руководителям "Аль-Шабаба". Но такие случаи единичны…

— Вся беда в том, что наше общество является клановым, — вздыхает сомалиец, который уже много лет работает по контракту с ООН. — Когда один род приходит к власти, он тут же приводит за собой всех своих родственников. А люди из других племен, не менее грамотные и образованные, остаются не у дел. Кроме того, в нашем Переходном правительстве процветает коррупция. А также бывают факты растраты предоставленных мировым сообществом крупных сумм денег.

Примечательно, что большинство членов Переходного правительства большую часть своего времени проводят в Найроби (Кения). Там они уже давно купили себе дома и радуются цивилизации, приятному климату и спокойствию. А в Могадишо летают лишь по необходимости. В то же время руководители назначенных Правительством местных администраций не считают возможным проживать в районе, которым управляют. Это слишком опасно. Поэтому перебираются поближе к базе ООН и войскам Африканского Союза.

— На самом деле все эти чиновники ничего не решают, — уверен представитель одной из европейских компаний, которая выиграла тендер ООН на восстановление зданий административных учреждений в Сомали. — Если не хочешь, что бы только что отремонтированный дом сразу взорвали, нужно идти к главам и старейшинам кланов. Они, как и раньше, являются здесь единственным законом. Честно говоря, я не верю, что в этой стране могут произойти изменения к лучшему...

P.S. Продолжение нашего репортажа из Сомали читайте 24 июня. Мы расскажем, кто на самом деле крышует пиратов, а также опубликуем эксклюзивное интервью с одним из корсаров, который рассказал о причинах возникновения пиратства и о расценках в своем бизнесе.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Золотухина Инна
Вы сейчас просматриваете новость "Сомали: черная дыра Африки (фото)". Другие Мировые новости смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: