укр
Сергей Корсунский
Остров благоденствия
Главная Мировые новости
24 Октября 2007, 07:57  Версия для печати  Отправить другу
×
"Мы поняли, что это не спектакль, когда один из боевиков ударил зрителя ногой в лицо" http://www.segodnya.ua/img/article/771/32_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/771/32_tn.jpg Мир Пятая годовщина трагедии. Фальшивые боевики, гей-клуб для террористов и двухчасовая газовая атака. "Сегодня" попыталась разгадать загадки захвата ТЦ на Дубровке.
"Мы поняли, что это не спектакль, когда один из боевиков ударил зрителя ногой в лицо"

"Мы поняли, что это не спектакль, когда один из боевиков ударил зрителя ногой в лицо"

Пятая годовщина трагедии. Фальшивые боевики, гей-клуб для террористов и двухчасовая газовая атака. "Сегодня" попыталась разгадать загадки захвата ТЦ на Дубровке.

58 ЧАСОВ УЖАСА

23 октября 5 лет назад в Москве начался трехдневный ад — пришедшие отдохнуть на мюзикл люди оказались в заложниках. 130 человек из 912 захваченных погибли. Остальные до сих пор не в силах говорить о том, что они пережили в театральном центре "Норд-Ост". Среди узников "Норд-Оста" — 30 украинцев (четверо погибли). Это самая большая группа иностранцев.

В середине представления к ТЦ на Дубровке на нескольких джипах подъехали вооруженные чеченцы — 40 террористов, среди которых вдовы боевиков, погибших в Чечне. Руководили операцией Мовсар Бараев (он пошел воевать сразу после того, как закончил школу, командовал небольшим подраздлением в Чечне в районе селения Алхан-кала) и Абу-Бакар. Среди террористов был араб по имени Ясир, который до этого воевал в Чечне (его любимой фразой была: "Я хочу умереть больше, чем вы — жить"). Требование — прекратить войну в Чечне.

Мужчин-террористов, участвовавших в захвате, в Чечне объявили погибшими за полгода до операции. Об этом сообщили всем рядовым боевикам, которые были очень удивлены, когда живой Мовсар Бараев вдруг появился на телеэкранах. Все террористы приехали в Москву задолго до операции, готовили ее и развлекались, мол, говорили, что жить им осталось недолго. В Чечне ходят слухи, что в планах было захватить другое здание (например, Госдумы), а выбор пал на театр только потому, что настоял некий московский чеченец, координировавший операцию.

Все террористы погибли. Первоначальные цифры — 129 жертв и 41 убитый террорист — возникли из-за ошибки. Крановщик Геннадий Влах решил, что среди заложников находится его сын Рома, и пробрался в здание. Его расстреляли боевики, решив, что тот подослан спецслужбами. Он был кремирован вместе с телами своих палачей. Ошибка выяснилась лишь через полгода. Прах семья так и не получила: в урне захоронили любимую футболку Влаха, пачку чая и две конфеты, поскольку тот любил пить чай со сладким.

По неофициальным данным, глава ФСБ Николай Патрушев и силовики не решались на штурм, надеясь, что боевики сдадутся, а настоял на атаке глава кремлевской администрации Александр Волошин. В пять часов утра 26 октября по канализационным трубам пустили газ. В 5.32 — первый выстрел. Только в 6.50 отряд бойцов занимает позиции за машинами; к входу подтягивается спецназ, врываются внутрь, выстрелы. 7.05 — больше не стреляют, в здании бьют стекла, чтобы запустить свежий воздух, из ТЦ выносят первых жертв. Освобожденные заложники начинают попадать к врачам спустя два с лишним часа после газовой атаки...

ЗАГАДКИ НОРД-ОСТА

За пять лет, прошедших после захвата заложников и штурма здания на Дубровке спецназом ФСБ, которые привели к многочисленным жертвам, официальное следствие особых результатов не дало. Более того, с июня с.г. это следствие вообще приостановлено Мосгорпрокуратурой, в связи с тем, дескать, что не разысканы обвиняемые и нет возможности проводить следственные действия. Этих обвиняемых сейчас двое: чеченские "авторитеты" Герихан Дудаев и Хасан Закаев, они в розыске. Был среди них и названный следствием главным организатором теракта Шамиль Басаев, но он, как известно, убит.

Разуверившиеся во власти родственники погибших и сами пострадавшие в 2003 году создали Региональную общественную организацию содействия защите пострадавших от терактов "Норд-Ост" (РОО "Норд-Ост"). РОО выступила инициатором передачи соответствующих материалов в Европейский суд по правам человека, который сейчас их рассматривает. Иски предъявили потерпевшие к государству Россия. Множество вопросов остались без ответов с момента теракта и проведения спецоперации.

ЗАГАДКА ПЕРВАЯ. Как в Москве оказались незамеченными столько боевиков с оружием, кто виноват, что их "проглядели"? И хотя существуют на сей счет разные версии ("просачивались" по одному, оружие везли в бензобаках автомобилей), власти на этот вопрос так и не ответили. Вариантов два: либо покрывают высокопоставленных бездельников, либо сама власть все держала под контролем.

ЗАГАДКА ВТОРАЯ. Была ли взрывчатка у боевиков настоящей или это были муляжи? И связанный с этим другой вопрос: если взрывчатка была настоящей, почему все же не прозвучал взрыв? Поскольку штаб по ликвидации боевиков расположился всего в 35 метрах от возможного эпицентра, напрашиваются тоже два варианта ответа: это либо вопиющая глупость (во что с трудом верится), либо — знание того, что взрыва не будет...

ЗАГАДКА ТРЕТЬЯ. Почему убили всех до одного боевиков, все 40 человек? Очевидно, либо по халатности исполнителей, либо — чтобы некому было отвечать на "неудобные" вопросы. С этим, кстати, связана до сих пор "гуляющая" версия о том, что живых боевиков на Дубровке вообще не было! А была лишь тщательно продуманная и исполненная операция-провокация российских спецслужб (см. вставку).

ЗАГАДКА ЧЕТВЕРТАЯ. Почему не получила развитие вполне обоснованная версия о том, что боевики попали в помещение "Норд-Оста" из подвала того же здания, где размещался гей-клуб? В РОО отвечают: потому, что в этот клуб захаживали некие VIP-персоны из московского общества, имевшие "мощное правоохранительное прикрытие", их сейчас боятся трогать.

ЗАГАДКА ПЯТАЯ. Почему как будто специально было сделано все, чтобы число погибших заложников было так велико (хотя объявлено, что травили людей неким газом "фентонилом", точный химический состав до сих пор не раскрыт, а на тот момент не был известен врачам антидот, то есть противоядие; по крайней мере 76 потерпевшим вообще не была оказана медпомощь, о чем свидетельствуют акты судмедэкспертов; лишь одного потерпевшего привезли в клинику, где было возможно проведение полноценной токсикологической экспертизы и т.д.). Варианты ответа: либо неспособность предвидеть последствия применения газа и халатность, либо — желание усилить эффект от случившегося и ненависть к "чеченским боевикам" (если все это было заранее задумано спецслужбами).

ЗАГАДКА ШЕСТАЯ. Почему на встречи с боевиками ни разу не послали профессиональных переговорщиков, умеющих "разруливать" подобные ситуации? А в переговоры вступали люди, в основном далекие от антитеррористических проблем (Кобзон, Пугачева, Хакамада и др.). В РОО считают: потому, что власти заранее были настроены только на силовой сценарий разрешения ситуации (что возвращает нас к уже поставленным выше вопросам).

ВЕРСИЯ ИНСЦЕНИРОВКИ

Банду Мовсара Сулейменова (Бараева) российский спецназ якобы уничтожил еще 12 октября 2002 года на Кавказе. И родилась мысль об инсценировке громкого захвата заложников с последующим "уничтожением" боевиков. Это было выгодно как Кремлю (поднять патриотический настрой населения), так и Масхадову с Басаевым (поднимало их авторитет, как организаторов акции). Настоящих чеченских вдов завербовали "втемную" через Басаева (им дали муляжи взрывчатки), а боевиков сыграли внешне похожие на них чекисты в масках. Потому, дескать, и не допускались к ним близко пресса и люди, разбиравшиеся в чеченских проблемах. Впрочем, эта версия не выдерживает критики: если б захват "Норд-Оста" террористами был "подставой" со стороны ФСБ с муляжами взрывчатки, то не использовался бы усыпляющий газ и спецназ бы исценировал красивый захват здания без смерти заложников.

ЗА

Главный аргумент тех, кто считает штурм с жертвами абсолютно оправданным: если идти на поводу террористов, то это будет их провоцировать на новые теракты. Государство должно показать, что оно будет уничтожать террористов не считаясь с жертвами заложников. А значит — их акции бессмысленны. По мнению сторонников этой линии, проблемы у России с терроризмом начались после того как боевиков отпустили живыми из Буденовска в 1995 году да еще и пошли на удовлетворение их требований. Правда, после Дубровки в России было еще несколько крупных терактов, которые "увенчались" захватом школы в Беслане. Однако, после кровавого штурма последней захват заложников в таком масштабе чеченцы больше не практиковали. Жестокая, но логика.

ПРОТИВ

Те, кто осуждает штурм и настаивает на переговорах с захватчиками, считают, что гибель невинных людей ничем оправдать нельзя, ведь в результате отравления боевым газом и последующего штурма на Дубровке погибли 130 человек, а в Беслане — 303. Операция с "Нор-Остом" — настоящий провал, так как не было учтено, что газ может оказаться смертельным для людей со слабым здоровьем. Отсутствие же терактов со стороны чеченцев в последние годы, сторонники данной версии объясняют тем, что убит главный идеолог терактов — Шамиль Басаев. Сейчас сепаратистами командует Доку Умаров, который никогда не был сторонником захвата мирных людей в заложники. Кроме того, в чеченскую диаспору по всей России плотно внедрилось ФСБ. Именно эти факторы, а не кровавые операции спецназа и предотвращают нынче теракты.


ИТАР-ТАСС

Те, кто пять лет назад побывал в чеченском плену на Дубровке, не хотят вспоминать о тех событиях. Слишком много они перенесли унижений, видели смерть и навсегда стали другими.

"РОССИЙСКИЕ СУДЫ УДОВЛЕТВОРИЛИ 41 ИЗ 63 ИСКОВ"

Как рассказал "Сегодня" адвокат пострадавших на Дубровке Игорь Трунов, компенсации выплатили лишь десяти процентам пострадавших, и то жалкие копейки. "Российские суды удовлетворили 41 из 63 исков (из них 19 сирот). Самая маленькая компенсация — 246 рублей (это 10 долларов) ежемесячно до совершеннолетия назначена двум сиротам Фроловым, у которых на Дубровке погибли мать и отец. Наибольшая сумма — 8360 рублей (около 300 долларов) пожизненно Ольге Алякиной, потерявшей мужа-кормильца (он был бизнесменом, и сумма компенсации ничтожно мала по сравнению с тем, какими были его доходы). В общем, в российских судах рассматривался 63 иска, по каждому из которых размеры компенсаций колебались от 500 тысяч до 2 миллионов долларов на общую сумму около 48 миллионов долларов. Иски иностранцев, в частности украинцев, отклонили. Из девяти обратившихся в суды украинцев компенсации добились лишь супруги-пенсионеры Тюкачевы из Ровно, потерявшие сына, который, правда, был гражданином России (им будут выплачивать по 70 долларов ежемесячно). Материальную компенсацию людям возместили лишь частично, а в моральной, которая была основной, суды отказали. 58 пострадавших подали иск в Страсбургский суд по правам человека. В жалобах, направленных в Евросуд, говорится, что в ходе расследования теракта российские власти нарушили 6-ю статью Европейской конвенции по правам человека, гарантирующую право на справедливое судебное разбирательство".

"ЖЕНЩИНЫ, ЧТО НАС ОХРАНЯЛИ, БЫЛИ АГРЕССИВНЕЕ МУЖЧИН"

Людмила Кушко из Киева пробыла в Норд-Осте 56 часов. По ее признанию, только сейчас она начинает возвращаться к жизни. Хотя по-прежнему не чувствует ее вкус. "Меня не трогает ни радость, ни боль", — говорит Людмила Яковлевна даже через пять лет после трагедии.

— Когда все началось, нас охватил шок. Но это был шок, который испытывает человек при просмотре триллера. Никто не сомневался, что это театральное действо. И даже выстрелы чеченцев из автоматов с нашего балкона в потолок мы воспринимали, как невероятный режиссерский замысел, — вспоминает Людмила. — Мы поняли, что это не спектакль только, когда один из боевиков ударил зрителя ногой в лицо в ответ на какое-то его замечание.

В 2002 году Людмила Яковлевна — известный специалист в области молекулярной биологии поехала в Москву на медицинский симпозиум и вечером решила сходить в театр. Тогда она была заведующей одной из диагностических лабораторий столицы. С тех пор в ее карьере ничего не изменилось, только место работы. А вот в душе — все иное. "Это не я. Я менее эмоциональная, более зажатая. У меня страх перед общением с людьми. Хотя всегда куда бы я ни попадала становилась гвоздем, душой компании. Пару лет назад вообще были проблемы в общении — даже по работе. Я просто стала молчаливой, — грустно улыбается моя собеседница. — Краски ушли из жизни, года два ничего не радовало и не огорчало. Сейчас потихоньку возвращаюсь, но ничего не трогает. И не могу сказать, что жизнь приобрела какую-то особую ценность. Не ценна для меня жизнь... Я очнулась в больнице. На шее — синяк, нога ободрана. Капельница. А женщина из Болгарии, что была со мной рядом в театре... жила, как оказалось в соседнем номере... Ее не стало", — Людмила с трудом проглатывает предательский комок.

Людмила отравилась газом, который запустили в театр ФСБшники. Подтверждает, что многим не успевали проводить детоксикацию. "Спасатели, видимо, рассчитывали на то, что бороться придется с огнем — ведь столько взрывчатки кругом было. Потому медикам на скорых не хватало средств и технических возможностей спасать людей от отравления газом", — говорит она.

На балконе, по словам Людмилы, заложников не делили по гендерному признаку, как в портере. Только попросили иностранцев сгруппироваться отдельно от русских. Паспорта не проверяли, так что выдать себя за не русского мог любой, но никто этого не сделал. Людмила надеялась, что таким образом ее — украинку — чеченцы освободят. "Но нас не отпускали, как всех. Я слышала, что двое пытались сбежать, один удачно, второй — нет. Чтобы попить воды и сходить в туалет стояли в общей очереди. Я не видела, чтоб боевики глотали таблетки, не думаю, что они были под воздействием наркотиков. Честно говоря, я и сама от себя такого не ожидала, но, знаете, с пониманием отнеслась к чеченцам. К слову, они все были хорошо одеты: дорогие костюмы, дорогая обувь. Мне понятны их мотивы, другое дело, что не все методы хороши". Наверное, потому Людмила не плакала и не впадала в истерику, как другие. Просто время от времени читала "Отче наш", и мысленно прощалась со взрослой дочерью, которая уже сможет без нее обойтись. "Мне уже не страшно было умирать. Я восприняла ситуацию, как данность. Решила, что, наверное, выполнила свою миссию, — говорит Людмила. — Когда я сказала одному из боевиков, что хочу позвонить московской знакомой и сообщить, что со мной, тот без вопросов дал мобильный телефон. А вот женщины, которые за нами присматривали, были очень агрессивные, злые, мы их раздражали. А мужчины-чеченцы, как ни странно, такого себе не позволяли".

За 56 часов, проведенных между жизнью и смертью, Россия дала киевлянке 3000 долларов, украинская сторона — 300. Психологическая реабилитация, о которой говорили с телеэкранов на деле оказана не была. Уже по возвращении в Киев, по совей инициативе и за свои деньги Людмила посещала психолога.

"МЫ ТРОЕ СУТОК  ПРОБЫЛИ В КАМЕРЕ ПЫТОК"

Житель небольшого городка Красный Луч Луганской области 39-летний Андрей Марченко вместе с мамой Натальей Васильевной пять лет назад оказался на роковом представлении "Норд-ост". 22 октября начинающий луганский предприниматель, владелец ночного клуба приехал в Белокаменную на специализированную выставку. Вечером с мамой они отправились гулять по Москве и по дороге решили отправиться на первый российский мюзикл.

"Я помню все детали, но не хочу ворошить прошлое. Забыть такое невозможно, к сожалению. За плечами моей мамы два года психореабилитации. Я не хочу рассказывать, как на моих глазах умирали люди, не хочу рассказывать о пытках и издевательствах, которые нам пришлось пережить. Сегодня я живу хорошо, давайте лучше поговорим о бизнесе, политике", — переводит разговор Андрей Марченко.

Андрей один из немногих, у кого во время обыска чеченцы не нашли фотоаппарат. Когда террористы отворачивались, он успевал фотографировать происходящее (о судьбе этих снимков Андрей говорить не хочет. Тем не менее слухи ходят самые разные. По одной из версии их сразу же отобрала ФСБ, по другой — Андрей их продал информационному агентству).

Андрей и его мать через трое суток были доставлены вместе с другими заложниками в реанимационное отделение московской больницы № 13. 28 октября утром Наталья Васильевна уже пришла в сознание, а Андрей только в 17 часов.

"Я старался не думать, останемся мы в живых или нет. Мы были не на войне, чтобы сейчас я рассказывал о боевых действиях, как ветеран. Мы трое суток пробыли в камере пыток", — говорит Андрей Марченко.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Авторы: Корчинский Александр , Ионычева Наталия, Волкова Наталия, Харченко Александра
Тэги: истории, мир
Вы сейчас просматриваете новость ""Мы поняли, что это не спектакль, когда один из боевиков ударил зрителя ногой в лицо"". Другие Мировые новости смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: