укр
Сергей Корсунский
Остров благоденствия
Главная Мировые новости
9 Июня 2010, 07:27  Версия для печати  Отправить другу
×
Приднестровье: "Хоть в Украину идти, лишь бы не в Молдову" http://www.segodnya.ua/img/article/2005/54_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/2005/54_tn.jpg Мир Мы побывали в Приднестровье: зарплата в $100, бессменный президент и мечты о России
Вождь пролетариата. Памятники Ленину в Тирасполе стоят возле администрации президента и Дома Советов, где заседает мэрия
Вождь пролетариата. Памятники Ленину в Тирасполе стоят возле администрации президента и Дома Советов, где заседает мэрия

Приднестровье: "Хоть в Украину идти, лишь бы не в Молдову"

Мы побывали в Приднестровье: зарплата в $100, бессменный президент и мечты о России

Во время последней встречи президентов России и Украины, Дмитрия Медведева и Виктора Януковича, появились слухи о том, что главы двух государств обсуждали возможность присоединения к Украине непризнанной Приднестровской Молдавской Республики. В Администрации президента нашей страны эту информацию немедленно опровергли. Более того, назвали ее провокационной. Тем не менее, разговоры об этом в политических кулуарах и нашей страны, и России, и Молдовы, звучат все громче. "Сегодня" решила найти ответ на вопрос о том, возможен ли такой поворот событий хотя бы теоретически и, главное, нужно ли это Украине. Мы отправились непосредственно на место событий — в Приднестровье и Молдову.

СССР И КАПИТАЛИЗМ. Взлетают в воздух разноцветные шары. Стучат по асфальту каблучки 11-классниц. Юные красавицы одеты в коричневые школьные платья времен Советского Союза и белые шелковые переднички. В волосах банты, в руках букеты с цветами. Я приехала в Тирасполь 25-го мая, в день последнего звонка, и меня буквально захлестнуло ощущение того, что время повернуло вспять. Тирасполь (столица Приднестровской Молдавской Республики — так ее называют в Европе) совсем не похож на главный город сепаратистской страны. На его идеально чистых улочках не увидишь подростков с пивом, пьяных компаний. Экс-директор тираспольского "Электромаша", а с 1991 года бессменный президент ПМР 69-летний Игорь Смирнов строго следит за порядком. Видимо, в его понимании он должен соответствовать самым строгим стандартам СССР. Впрочем, как утверждают местные, "социалистическое" впечатление, которое внешне производит ПМР, обманчиво.

— На самом деле в Приднестровье уже давно нет Советского Союза. У нас самый настоящий капитализм, — говорит лидер партии "Прорыв" Дмитрий Соин.

Дмитрий Соин — личность, хорошо известная как в России, так и в Молдове и Украине. Не успев окончить среднюю школу, он отправился на войну с молдаванами. Затем дослужился в министерстве госбезопасности до чина подполковника. А впоследствии решил создать свою общественную организацию "Прорыв", а потом и одноименную партию.

— После приватизации 70—80% промышленного потенциала оказалось в частных руках, — продолжает Дима. — Крупнейшая региональная электростанция Днестровская ГРЭС, предприятие "Молдавкабель" в Бендерах, цементно-шиферный и Молдавский металлургический принадлежат российским и украинским инвесторам. А приднестровцы держат компанию "Шериф". Она владеет коньячным заводом "Квинт" (выпускает знаменитый коньяк "Белый Аист"), заправками, швейной фабрикой, хлебозаводами, предприятиями по разведению осетра и сетью супермаркетов. А также выступает в роли оператора мобильной связи.

ЭКОНОМИКА. Ситуация в экономике непризнанной Республики тяжелая. С одной стороны, в советские времена Приднестровье было высокоразвитым промышленным регионом. Почти вся промышленность Молдавии осталась здесь. При этом, после распада СССР, как ни странно, значительная ее часть выжила (и это несмотря на непризнанный статус Республики и все вытекающие отсюда проблемы с таможнями, заключением договоров и оформлением товаров). И до кризиса, как говорят сами приднестровцы, предприятия работали относительно стабильно и уровень жизни в ПМР был даже выше, чем в собственно Молдове.

С другой стороны, ситуация после начала кризиса резко изменилась. По словам Дмитрия Соина, промышленность ПМР, завязанная полностью на внешние рынки, попросту не перенесла его ударов и теперь работает от заказа до заказа. В результате, сотрудники предприятий месяцами не получают зарплату. Да и госбюджет не пополняют.

В то же время вице-президент Республики Александр Королев считает, что кризис существенно усугубился проблемой непризнанности ПМР.

— Наша главная проблема заключается в том, что мы не можем свободно вывозить свои товары из страны, — говорит он. — По требованию Молдовы, которую поддержал Евросоюз, сначала мы должны отправлять все в Молдову и платить там пошлины и акцизы. В результате, помимо дополнительных налогов, мы несем транспортные расходы. Посмотрите на карту. Нам ближе везти продукцию через Кучурганы (граница с Украиной. — Авт.). А мы делаем крюк через Паланку или север Молдовы. Естественно, из-за неподъемной финансовой нагрузки многие предприятия остановились. Например, металлургический комбинат простаивает вообще. А ГРЭС работает не на полную мощность. Производство не может ждать, когда решится какой-то политический вопрос. Из-за всего этого мы теряем рынки сбыта. А вернуть их обратно потом будет очень сложно.


Ностальгия. В Тирасполе многое даже в мелочах напоминает СССР

ЛЮДИ. Сейчас живется в Республике простому народу несладко. Люди массово едут на заработки в Россию, Украину и Западную Европу. За сутки до встречи с Димой Соиным, под мерный стук колес единственного поезда, который проходит через ПМР ("Москва—Кишинев"), я беседовала с двумя женщинами из Бендер. Они выкроили пару дней, чтобы приехать домой и поздравить своих сына и дочь с окончанием школы.

— В Бендерах я работала в школе — преподавала физику, — рассказывает 45-летняя Елена. — А теперь торгую на рынке в Москве. Нужно кормить сына Егора и стареньких родителей. А зарплата в ПМР не больше 100—120 долларов. Разве на эти деньги проживешь? Почти все мои друзья и соседи выехали на заработки.

— А я по образованию медсестра, — вздыхает 39-летняя Наталья. — Мои родители умерли, и дочка Катя последние три года жила сама. Теперь, после окончания 11-ти классов, я заберу ее в Москву. Будет учиться в техникуме, а в свободное время помогать мне по работе. Мне повезло устроиться домработницей к новым русским. Они пообещали выделить нам с Катюшей флигель в своем особняке.

— А что нам делать? — говорит 38-летний Владимир, родственник моей киевской приятельницы. — Приличная для ПМР заработная плата от 350 до 400 "зеленых" — только в "Шерифе". Я там работал охранником и, в конце концов, не выдержал — ушел. Рабочий день ненормированный — пашешь по 12 часов в сутки без выходных.

Поговаривают, будто негласным владельцем "Шерифа", который контролирует почти все мало-мальски рентабельные отрасли в Приднестровье (те, которые не в руках у россиян или украинцев), является младший сын Смирнова — Олег. А старший Владимир (это уже официальные сведения) возглавляет Таможенный комитет непризнанной Республики.

Малый бизнес, как и везде в СНГ, в Приднестровье не пользуется уважением у государства, а потому развивать его сложно.

— Если работать по "официалу", как ни крути, будешь в минусах, — вздыхает глава профессионального союза предпринимателей ПМР Анатолий Фрунзе. — А если нарушишь закон, окажешься на крючке у МГБ. Судите сами. Для того чтобы начать свой бизнес, нужно взять кредит в банке, еще и застраховать его. В целом получается 25% годовых. При этом, если вы взяли 20 тысяч на открытие торговой точки, то на ремонт помещения, установку оборудования, закупку товара, растаможку, сертификат соответствия и оформление разрешительных до-кументов уйдет не менее 19 штук баксов. А ведь еще надо заплатить огромные налоги и плату за аренду помещения, которая растет день ото дня. Кстати, все владельцы недвижимости у нас — высокопоставленные чиновники, которым удалось скупить ее за копейки. О нашем благополучии они не задумываются.


Лозунги. Власти ПМР поддерживают в людях надежду на объединение с Россией. Но реально ничего для этого не делается

ПОЛИТИКА. В этом году ПМР ожидают парламентские выборы. А за ними и президентские. Пока бесспорным фаворитом выглядит нынешний президент Игорь Смирнов, бессменный лидер Республики. По крайней мере, раньше никто не смог с ним серьезно тягаться. Но вал проблем, с которыми столкнулись приднестровцы (и которые уже давно не решаются), а также глухое недовольство в обществе создают определенную интригу. К власти стремится амбициозный молодняк.

— Игорь Смирнов много хорошего сделал для нашей Республики, — говорит Дмитрий Соин. — По сути, он отец-основатель ПМР. В 1991 году, в очень сложный момент, взял на себя ответственность. Но он не желает ничего менять. А без этого нельзя.

Повторимся, пока никто не верит в проигрыш Смирнова. Но то, что политические ветры перемен уже начинают дуть над республикой — очевидно.


Вице-президент Королев винит кризис

РОССИЯ. Впрочем, вопрос о том, кто станет президентом ПМР, выглядит второстепенным на фоне главного вопроса — что вообще ждет непризнанную Республику. Все приднестровцы (и рядовые, и не очень) категорически против воссоединения с Молдовой. Даже этнические молдаване. Слишком жива еще память о резне в Бендерах 1992 года.

Официальная же линия — Приднестровье хочет войти в состав России. Об этом даже был проведен референдум в 2006 году, на котором большинство проголосовало за вхождение в РФ. Эта идея действительно популярна в обществе и ее постоянно поддерживает руководство ПМР. Вот только никаких практических последствий это не имеет.

— Элиты ПМР ведут системную игру с РФ, — считает Дмитрий Соин. — Только так они могут подпитывать в обществе надежду на решение нашей главной проблемы — статуса непризнанности. Мол, настанет день, и мы станем частью большой и богатой страны. Да и Россия помогает нашей стране. Ежемесячно перечисляет пенсионерам надбавку в $15 (при пенсии в $60, большая часть которой уходит на оплату "коммуналки", это приличная сумма), прощает долги за газ, выделяет бюджетные места в вузах для выпускников школ. Ведь дипломы ПМР нигде не признаются. И, в конце концов, выдает гражданам Республики свои паспорта. Всем известно, что с нашими "корочками" та же проблема, что и с дипломами о высшем образовании. Но когда после референдума 2006 года Игоря Смирнова спросили: так что, теперь входим? Он ответил: нет, это же был только референдум!

— А если бы завтра Россия, пренебрегая международными нормами, предложила вам объединиться, что случилось бы?

— Население вынудило бы власти согласиться. Но все прекрасно понимают, что этого никогда не произойдет. ЕС считает ПМР территорией Молдовы. А Россия нарываться на неприятности не станет.

"Поверьте мне, нынешняя элита ПМР не желает никому отдавать власть, — уверен лидер приднестровских коммунистов (они в ПМР в оппозиции) Олег Харажан. — Они делают вид, что хотят войти в состав России. Но на самом деле никому не позволят управлять страной".

Об этом же говорят нам и другие приднестровские политики. Действительно, зачем к кому-то присоединяться, теряя свою власть? Но есть такой фактор как народ, который смертельно устал от неопределенности непризнанности. И его тоже сбрасывать со счетов нельзя.

ПРИДНЕСТРОВЬЕ РОЖДАЛОСЬ В БОЯХ

Приднестровье до 1940 года входило в состав УССР на правах Молдавской автономии. Остальная часть Молдавии (по правому берегу Днестра, так называемая Бессарабия), до революции входившая в состав Российской империи, была в ходе гражданской войны аннексирована Румынией. В Бухаресте (а сейчас и в независимой Молдове) считается, что молдаване и румыны — это один народ. В 1940 году Сталин, расширяя границы СССР до пределов царской империи, выгнал румын из Бессарабии. Приднестровье тут же было включено в состав новообразованной Молдавской Советской Социалистической Республики. Во время Великой Отечественной Молдавия была оккупирована Румынией (союзницей гитлеровской Германии), но после войны все вернулось на круги своя. Приднестровье мирно существовало в составе советской Молдавии.

Все изменилось в 1990 году, когда в Кишиневе начался "подъем национального самосознания". Молдавские националисты не скрывали, что их цель — соединиться с большой румынской родиной. Русскоязычное Приднестровье отреагировало на это созданием собственных органов самоуправления. Ситуация предельно накалилась после августовского путча 1991 года в Москве, когда стало ясно, что СССР вот-вот распадется. Молдова и Приднестровье объявили себя независимыми государствами: Республикой Молдовой и Приднестровской Молдавской Республикой (ПМР). Мелкие стычки в июне 1992 года переросли в полномасштабную войну. Молдавские силовые структуры атаковали Бендеры — город, находящийся на правом берегу Днестра, но вошедший в ПМР. Общее число жертв с обеих сторон составило сотни людей. С ходу взять Бендеры молдаванам не удалось — приднестровцы оказали жесткое сопротивление, а вскоре получили поддержку от российской 14-й армии во главе с генералом Александром Лебедем.

Вмешательство России заставило молдаван прекратить огонь и пойти на перемирие, которое длится до сих пор. И хотя ПМР не признала ни одна страна мира, она де-факто существует как независимое государство: имеет флаг, герб, гимн и собственную денежную валюту — приднестровский рубль. Есть своя армия, министерство госбезопасности, парламент и президент. Население — 533 тысячи человек. Молдаван, русских и украинцев — примерно по 30%. Соответственно в стране три госязыка.

А ЕСЛИ — В УКРАИНУ?

Приднестровцы тесно связаны с Украиной. Многих кормит пограничная торговля (в том числе и контрабандная) с нашей страной. Многие работают в Украине (прежде всего, в Одессе и в Киеве). Около 50 000 приднестровцев (почти 10%) имеют украинские паспорта. Идея "не присоединиться ли нам к Украине" широко пока в народе не обсуждается. Все еще есть надежда на Россию. Но когда задаешь людям прямой вопрос: как вы относитесь к присоединению ПМР к Украине? — в большинстве случаев реакция положительная. Это воспринимается как решение вопроса непризнанности, которая уже всем порядком надоела.

— По мне, хоть пиратский флаг повесьте, только дайте людям жить! — восклицает Анатолий Фрунзе. — Только в Молдову мы не пойдем. После 1992 года нам с ней не по пути! Но Украина — другое дело. Нельзя же всю жизнь быть непризнанными.

Но власти ПМР от идеи присоединения к Украине не в восторге.

— Да у вас же все время что-то происходит, — резко говорит Александр Королев. — Вот недавно шашками и яйцами у вас бросались прямо в парламенте. Вопрос будущего ПМР нужно решать глобально. Мы, Белоруссия и Украина, должны воссоздать империю вместе с Россией. Посмотрите вокруг. Сегодня весь мир объединяется в империи: США, Китай, Евросоюз. Они понимают: мир любит сильных. И мы, братья-славяне, должны быть такими. Но до тех пор, пока так вопрос не решится, лично я, как гражданин, — сторонник независимости ПМР.

В следующем материале читайте наш репортаж из Кишинева, а также анализ того, при каких обстоятельствах Приднестровье может войти в состав Украины и нужно ли это нам.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Золотухина Инна
Вы сейчас просматриваете новость "Приднестровье: "Хоть в Украину идти, лишь бы не в Молдову"". Другие Мировые новости смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: