укр
Главная Мировые новости
6 Января 2012, 08:30  Версия для печати  Отправить другу
×
Украинские миротворцы в Либерии: $3 тысячи в месяц и без выходных, а каждый вылет – боевой (фото) http://www.segodnya.ua/img/article/2829/34_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/2829/34_tn.jpg Мир "Сегодня" вернулась из Либерии, где накаляются страсти и уже 8 лет служат наши
Миссия. Африка — это возможность подкопить деньжат на жилье: с 1 января оклады наших миротворцев в Либерии повышены в 2,5 раза, скажем, штурман получит $3000 в месяц
Миссия. Африка — это возможность подкопить деньжат на жилье: с 1 января оклады наших миротворцев в Либерии повышены в 2,5 раза, скажем, штурман получит $3000 в месяц

Украинские миротворцы в Либерии: $3 тысячи в месяц и без выходных, а каждый вылет – боевой (фото)

"Сегодня" вернулась из Либерии, где накаляются страсти и уже 8 лет служат наши

Спецкор "Сегодня" побывал в Либерии, далекой западноафриканской стране (от Киева — более 6 тысяч километров), которую называют тлеющей горячей точкой. Тлеющей потому, что слишком хрупок и относителен установившийся здесь после двух гражданских войн мир. А стабильность, поддерживаемая миротворческими силами ООН, куда входят и украинские военные из 56-го отдельного вертолетного отряда, в любой момент может взорваться массовыми беспорядками, гражданским неповиновением, вооруженным конфликтом.

После прошлогодних президентских выборов, на которых победила первая в Африке женщина — глава государства Элен Джонсон Серлиф (ставшая перед этим лауреатом Нобелевской премии мира), ситуация в стране не стала определеннее. При огромных запасах полезных ископаемых, в том числе крупных залежей золота, экономика развивается крайне медленно, являясь лишь сырьевым придатком развитых государств. Жизненный уровень практически не растет. До 80% населения не работает, большинство неграмотны. Демократические преобразования, в основном, декларируются. На этом удручающем фоне все громче слышны голоса оппозиции, призывающей к радикальным мерам по примеру Ливии, Египта, Сирии, других стран. Акции протеста встречают отпор со стороны правоохранительных и силовых структур.

В ноябре прошлого года были закрыты три FM-радиостанции, якобы необъективно освещавшие разгон полицией митинга у штаб-квартиры оппозиционной партии "Конгресс за демократические перемены", в ходе которого полиция применила огнестрельное оружие и слезоточивый газ. Были погибшие и раненые. Митингующие выступали против "политического мошенничества" и фальсификации результатов первого тура выборов в пользу Элен Серлиф. Однако радиостанциям предъявили обвинения в разжигании ненависти к правительству, умышленной дезинформации, призывах к насильственному свержению власти и подстрекательстве.

В конце декабря крупные беспорядки вспыхнули в столице страны — Монровии. Как сообщала "Сегодня" с места событий, волну протеста вызвали действия властей, обещавших выплатить желающим поработать на уборке городских улиц и прилегающих территорий за 11 дней по 2450—2500 либерийских долларов (около $32—35). По либерийским меркам это очень большие деньги — для сравнения: полицейский получает от $70 до $125 в месяц. Отказ властей платить обещанное вызвал огромное недовольство и вывел на улицы тысячи агрессивно настроенных молодых людей. Они забросали камнями главную магистраль города, заблокировав движение, начали громить, переворачивать и жечь автомобили. Были повреждены даже машины с логотипом ООН на борту. Каким-то чудом никто не пострадал...

С логотипом Объединенных Наций на борту. Украинские экипажи летают в Либерии при любых условиях. Фото: А.Клименко

Все это напоминает начало арабских революций, которые также начинались с уличных маршей и акций протеста. Хотя, объективно говоря, терпение простых либерийцев еще не достигло критической точки, а у властей пока хватает ума не доводить события до крайностей.

Но если принять во внимание соседство с бунтарским Кот-д’Ивуаром, где в прошлом году развернулись настоящие кровавые бои, в эпицентре которых оказались и наши вертолетчики (впервые в истории миротворчества им пришлось открыть огонь на поражение, о чем "Сегодня" рассказывала в июле прошлого года в материале "Без права на промах. Как 8 украинцев бойню в Африке остановили"), то становится понятным — в этом регионе Африки довольно опасно, и не стоит недооценивать зыбкую тишину. Просто тишина — кажущаяся, мнимая. А потому присутствие миротворцев из 56-го вертолетного отряда ВСУ, которые, по сути, помогают местным властям удерживать ситуацию под контролем, — мера вынужденная.

"Я ДОМА — В АФРИКЕ!" В конце декабря в отряде завершилась так называемая ротация, то есть замена личного состава отряда: отслужив положенные полгода, 275 наших миротворцев в два приема, с интервалом в полмесяца, вернулись домой, в родные части армейской авиации Сухопутных войск, а их место заняли столько же новых...

Впрочем, они и не новые вовсе — три четверти контингента уже по нескольку раз бывали в горячих точках, и в Африке в том числе. На это и делается ставка: люди прекрасно знают и понимают, что их ждет, никого не приходится водить за руку и учить с нуля. У тех же, кто сюда попадает впервые, тоже появляется шанс вволю полетать, повысить классность, получить очередное звание, в конце концов что-то заработать. Это касается, в первую очередь, вертолетчиков. Именно они главные действующие лица, от которых, по свидетельству руководства Миссий ООН в Либерии и Кот-д’Ивуаре, зависят мир и стабильность на западе Черного континента. Но экипажам нужна и наземная поддержка — инженерно-технических служб, подразделений транспорта, обеспечения, довольствия. Украинцы прилетают в базовый лагерь Робертсфилд, по-свойски заходят в спартанского вида потрепанную жилую комнатку или бытовку из профнастила с прогнившим от влаги полом и в шутку здороваются: "Привет, вот и снова я дома, в Африке!"

ДОСЬЕ НА ОТРЯД: МИ-8 И МИ-24

56-й отдельный вертолетный отряд (ОВО) находится в Либерии уже 8 лет — с января 2004 года. Работает в составе UNMIL — Миссии ООН в этой стране. Численность — 275 человек. На вооружении — восемь военно-транспортных вертолетов Ми-8 и три боевых Ми-24. Основные задачи: перевозка персонала Миссии и прочих VIP-пассажиров, доставка грузов, медицинская эвакуация больных и раненых, наблюдательные, разведывательные полеты, воздушное сопровождение перемещения войск. Общий налет ОВО за эти годы превысил 43 тысячи часов. Перевезли более 175 тысяч пассажиров и 6000 тонн грузов!

НАЛЕТ КОМАНДИРА: 16 ЧАСОВ В УКРАИНЕ, 300 – В ЛИБЕРИИ!

У каждой ротации есть особенности. У той, которая закончилась, их было две: в Либерии проходили президентские выборы, а в соседнем Кот-д’Ивуаре — парламентские. В том, что выборы прошли спокойно, немалая заслуга украинских парней.

— Они внесли значительный вклад в налаживание мирной жизни во время и после выборов, еще раз доказав высокий профессионализм и преданность долгу, — констатирует координатор операций ООН в Либерии датчанка Элен Маргрет Лей, чей срок пребывания здесь скоро заканчивается. — Много задач выполнялись и выполняются благодаря украинским экипажам. Они не только доставляют людей и грузы в самые отдаленные уголки, но и поддерживают безопасность в регионе, за что им огромное спасибо...

Пастухов: "Отряд зарабатывает до $1 млн в месяц"

Сама "тетя Лена", как ее уважительно называют в Либерии, тоже летала. Однажды призналась, что с некоторой боязнью поднимается на борт вертолета и с облегчением покидает его. Что да, то да — военно-транспортные машины лишены привычного для пассажиров гражданских воздушных судов комфорта (шумные, ни мягких кресел, ни удобств), зато неприхотливы и безотказны в Африке...

Командир отряда прошлой ротации полковник Владимир Пастухов также считает, что пред- и поствыборную ситуации в Либерии и Кот-д’Ивуаре удалось удержать под контролем.

— Мы находились в дежурном режиме в различных точках, начиная с 9.00 до 17.00, и экипажи сменяли друг друга, — говорит офицер. — Но в отличие от предыдущей ротации, когда в Кот-д’Ивуаре пришлось применить оружие, в этот раз обошлось без эксцессов...

По словам Пастухова, такова ситуация и сейчас. Но бдительности терять нельзя. Постоянное воздушное патрулирование, разведполеты — норма. И летчики рады, что есть работа.

— За весь 2010-й год в Украине я налетал 16 часов, а здесь за шесть месяцев — более 300! — улыбается Владимир Михайлович. — Восемь летчиков в нашей ротации получили тут 3-й класс. На Родине им для этого понадобилось бы шагать далеко и долго. Возможно, никогда бы эту классность и не получили — летать из-за трудностей с топливом приходится редко. А здесь — пожалуйста, поднимайся в небо, совершенствуйся, набирайся опыта...

Командир рассказал "Сегодня", что не знает ни одной другой войсковой части в ВСУ, которая бы не просила у государства денег на боевую учебу, содержание, пропитание, а зарабатывала их сама.

— Только за полеты в рамках Миссии ООН в Либерии наш отряд ежемесячно зарабатывает минимум 1 миллион долларов США, — считает вслух полковник. — А если взять еще и договоры, которые у меня на столе лежат, за год выходит $18 млн. Колоссальные средства в бюджет Украины. Тут, в Либерии, топлива немеряно — Объединенные Нации на авиакеросине не экономят. И у нас масса задач, которые предстоит выполнять...

Миротворцы хотят, чтобы часть этих заработанных денег шла на жилье военным. В 90-е годы было так: заработали какие-то деньги в бывшей Югославии, и они целевым образом шли на строительство жилья для военных в Бродовском полку. В следующий раз выделяли средства под 20 квартир в Калиновском гарнизоне. Затем — в Херсонском. И люди знали, что рано или поздно могут рассчитывать на свою жилплощадь.

Теперь не так... Тот же майор Руслан Мельник, один из боевых офицеров, прославившийся меткой стрельбой прошлой весной в Кот-д’Ивуаре, по-прежнему бесквартирный. На вопрос "Сегодня" о перспективах офицер невесело отмахнулся: "Сколько таких, как я, в армейской авиации...".

Но Африка — это возможность хотя бы частично подкопить деньжат на свое жилье. Командир новой, 16-й ротации, полковник Петр Плис заверил нас, что с 1 января должностные оклады украинских миротворцев в Либерии повышены в 2,5 раза — это предусмотрено постановлением Кабмина и указом президента: "Летчик-штурман (первичная должность наших вертолетчиков) будет получать $3000 в месяц. У командира Ми-24 — $3200. Прибавка существенная".

— Вот получим на руки, тогда и порадуемся, — говорит Александр С. — Российские гражданские экипажи летают в пять раз меньше, а получают впятеро больше. И посмеиваются. Но в душе где-то и завидуют. Что за летчик, который не летает?..

БЕЗ ВЫХОДНЫХ. ВСЕ ВЫЛЕТЫ БОЕВЫЕ

Срочное задание. Полет на боевое наведение — испытание для профессионалов. Фото: А. Клименко

Как говорят старожилы 56-го ОВО, их задачи не очень-то изменяются в зависимости от того, какая по счету ротация — 1-я, 8-я или 15-я. А самое тяжелое — отрыв от дома, семьи.

— Ни у кого из нас здесь нет своего огорода, дачного участка, личного автомобиля, — все подчинено только службе, — говорит Владимир Пастухов, бывший афганец, чей общий налет составляет 4225 часов (то есть 176 дней в небе!). — Жены, дети, родители очень далеко. Что бы человек ни делал — летал, шоферил, куховарил, охранял — все 24 часа он принадлежит службе. Но есть и свое преимущество — нет времени думать о ерунде, и все направлено на выполнение поставленных задач...

Майор Александр Бала, опытнейший летчик 2-го класса, с которым мы познакомились в Либерии полгода назад, рассказывает, что любой, даже самый заурядный полет в Африке может стать испытанием.

— Как-то выпало участвовать в поисково-спасательной операции — вспоминает командир Ми-8. — Либерийский сухогруз "St. Paul River" из 18 человек больше суток не выходил на связь с портом приписки, породив подозрения, что судно потерпело бедствие, и портовые власти, объявив его без вести пропавшим, обратились в Миссию ООН с просьбой провести срочную воздушную разведку. Было воскресенье, формально — выходной, но мы дежурили в 30-минутной готовности, и с базового лагеря подняли мой экипаж. Шли зигзагообразно, километрах в 20—40 вдоль кромки Атлантического океана. Через 160—180 км заметили пропажу — судно стояло на якоре, как потом оказалось, из-за поломки двигателя. Связи с ним по-прежнему не было...

Экипаж Ми-8 сообщил в оперативный центр воздушных операций "Аэропс", что обнаружил моряков, передал их координаты, а вертолет завис над судном на случай экстренной эвакуации моряков. Бала, кстати, имеет опыт спасательных операций, являясь еще и инструктором, так что может обучать и других. Однако помощь не понадобилась — члены команды знаками показали, что справятся своими силами.

Не сплоховали и в учебных тренировках над океаном, когда отрабатывались действия экипажа по десантированию и эвакуации.

— Сначала шли над водой на малых высотах и десантировали условно потерпевших в специальных гидрокостюмах, ластах, — говорит Александр. — А затем отрабатывали их поиск и подъем на борт, в том числе с помощью мощной лебедки. Одного — на подъем, другого — на спуск, на подъем и на спуск, и так с десяток раз...

Не скрывает, что волновался:

— Полеты над океаном — всегда экзамен. И нет ориентиров, и Ми-8 не оборудован приборами для зависания над объектом, поэтому важна слаженность экипажа. Борттехник, например, становится моими глазами — не вижу, что происходит под вертолетом, и полагаюсь только на его зрение и свой слух...

ЖЕНЩИНЫ. ПОКА ЧТО ИХ НЕТ. БУДУТ?

Джессика. Вот такая местная красотка голосовала на трассе...Фото: А. Клименко

Все 275 человек из нашего отряда — мужчины. Замкомандира отряда полковник Юрий Вербельчук считает: если женщины служат в Вооруженных силах Украины, значит должны быть и в наших миротворческих контингентах за рубежом.

— Опыт ганийского да и других миротворческих подразделений, где служат женщины, показывает, что те успешно справляются со своими обязанностями и ни в чем не уступают мужчинам, — убежден офицер. — Да и требования Миссий ООН уравнивают в правах военнослужащих обоих полов. Я за то, чтобы в мужском коллективе были женщины-военнослужащие. Не одна—две, а 20—30. Это окажет положительное влияние и на службу, и на дисциплину. Не надо бояться. Желающие найдутся. Можно такое подразделение в порядке эксперимента создать и посмотреть, что получится...

Руководитель оперативной группы — начальник штаба-первый заместитель командира 8-го армейского корпуса генерал-майор Руслан Хомчак пока что против смелой идеи. Мол, такого рода эксперименты рискованны, проводить и обкатывать их надо не за границей, а в Украине, иначе и до ЧП недалеко.

— Готов сам возглавить такое подразделение, — горячится внешне спокойный Вербельчук. — И доказать, что это будет правильный шаг.

Кстати, желающих поехать в Африку девушек, действительно, хватает. Одна из них — отчаянная киевлянка Надежда Савченко, более известная как "Пуля". Отслужив в Ираке, она несколько раз поступала в Харьковский институт Воздушных Сил и добилась-таки своего, успешно окончила этот военный вуз, стала летчиком-штурманом Ми-24, освоила несколько типов самолетов и вертолетов. Спит и видит себя в Либерии. Трудностей не боится. Товарищи генералы! Уважьте девичью мечту! "Пуля" обещает не подвести...

Кстати, в Либерии есть на тему женщин армейский фольклор: "Если украинским миротворцам начинают нравиться чернокожие женщины, пора уезжать домой. Если начинают нравиться местные песни — уезжать уже поздно".

ЛИВНИ, ХАРМАТАН ИЗ САХАРЫ, АГАМЫ И ЗМЕИ

Незваная гостья. Двухметровая кобра вторглась на территорию базового лагеря наших миротворцев. Фото из архива

Каждой ротации достаются свои "прелести" природы. Предыдущий состав 56-го отряда сполна ощутил все трудности сезона дождей. Небо неделями было затянуто хмурыми тучами, обвальные ливни шли сутками напролет, колоссальная влажность — белье сохло по три дня! Но ни одного срыва задания, ни одной накладки, задержки в работе наших миротворцев мерзкая погода не вызвала. Выходила из строя техника, но не люди — люди оказывались сильнее металла... Иногда своими наземными силами поломку винтокрылой техники устранить не представляется возможным, и ее отправляют в Украину большегрузными "Русланами" либо вызывают группу ремонтников. Когда мы были в Либерии, одна такая бригада летучей техпомощи из Конотопа уже закончила работу и готовилась убыть через Брюссель домой. По словам инженера-технолога Сергея Лысенко, на одном из вертолетов был обнаружен редкий дефект в системе шасси. "За десять лет моей работы на заводе такая неожиданная поломка случается всего второй раз, а здесь, в Либерии, — впервые, и это не человеческий фактор, — прокомментировал случай Сергей Иванович. — Сказываются условия эксплуатации, большие нагрузки на технику, особенности климата. Мы прибыли сюда, запасшись достаточным количеством спецоборудования, инструментов. И вместе с Юрием Шерепой, Анатолием Федько, Сергеем Поповым сумели устранить дефект. А также убедились, что вертолет будет исправно работать и дальше, поднявшись с экипажем в небо".

Заводчане считают наших миротворцев людьми, которыми может гордиться Украина. "Мы сюда приехали на 17 дней, и то уже начали скучать по родным-близким, а они — на 170 оторваны от дома, и не сетуют, не стонут и на судьбу не жалуются, — говорит Лысенко. — Таких ценить на вес золота надо..."

Сейчас в Либерии сухой сезон. Дождей нет. Солнечно и жарко — до 34—36 градусов. Вода в океане, куда иногда удается вырваться смыть усталость, +18—22. Но на смену ливням пришла другая напасть — харматан. Это сухой пыльный ветер из пустыни Сахара. Он поднимает огромные массы пыли и песка, которые перемещаются в сторону Атлантического океана. Для вертолетчиков и наземного персонала харматан невероятно усложняет работу — принесенная ветром сизая мгла, словно дымка, коварный туман, резко снижает видимость и портит винтокрылую технику.

МНОГО ДРАКОНОВ. В начавшийся Год Дракона у наших миротворцев вольготно чувствуют себя небольшие ящерицы — агамы. Они снуют по всему базовому лагерю, у штаба, в модулях, где живут военные, шустро карабкаются по стенам туалетов.

Почти драконы, только миниатюрные. Африканские агамы чувствуют себя в полной безопасности... Фото: А.Ильченко

К ним уже привыкли и не обращают внимания. Некоторые, похожие на мультяшных, ярко раскрашенных дракончиков, ворочая головой, словно отжимаются на передних лапах. Другие змейкой перебегают дорогу и ускользают в щелях.

РЫЖИКИ ОТ БОРЬКИ. У четвероногих охранников базового лагеря наших миротворцев — двортерьеров Борьки и Жанны — родились пятеро таких же рыжих, как они, щенков. Потомство контингент не обижает, напротив, подкармливает, и малыши ластятся к каждому, кого видят, выпрашивая сладкую косточку из армейской столовой. Прибавление и у сиамских кошек — котята унаследовали голубые глаза и охотничьи повадки.

НАПАСТИ. Термитник у въезда в лагерь вырос за полгода еще больше. Его стараются без нужды не тревожить — насекомые жалят немилосердно, и лучше судьбу не испытывать.

Малярии стало меньше. Медики говорят, было всего несколько случаев, и те в разгар сезона дождей.

А недавно на территорию лагеря заползла... двухметровая кобра. Ее обнаружили под одним из жилых модулей за поеданием жирной лягушки. Змея вмиг стала местной достопримечательностью, рядом с которой перефотографировался весь не задействованный на дежурстве контингент. После чего гостью пустили в расход...

ПУТЬ ДОМОЙ ЛЕГЧЕ И КОРОЧЕ

Если не считать пристальных досмотров и потрошения ручной клади наших миротворцев в либерийском аэропорту Робертсфилд, откуда они улетали домой, в этот раз путь стал легче и короче, чем в предыдущих ротациях.

"Кто знает таблицу умножения?" Подполковник Олег Полищук тестирует монровийских школьников. Фото: А.Ильченко

ООНовские Боинги-757-200, которыми наши возвращались на Родину, спрямили маршрут и не садились на изнурительную дозаправку в Италии, чем сэкономили два-три часа полета, который в итоге занял чуть больше семи часов. Вместо Николаева, чьи отдельные ретивые таможенники донимали прежде украинских военных тотальными "шмонами", теперь выбор был сделан в пользу Одессы, где спецконтроль и проверки проходили цивилизованно, без придирок, с помощью служебных собак.

Несмотря на ненастную погоду и сильный туман, встречали миротворцев очень сердечно — с хлебом-солью, оркестром, почетным караулом. У боевого офицера дрогнул голос: "Первый раз так по-доброму, красиво... Раньше, словно "диких гусей"-наемников, принимали...".

Новый год они праздновали дома, в семейном кругу. И поднимали бокалы с шампанским дважды, с разницей в два часа — по украинскому времени и по либерийскому. А многие загадывали желание снова вернуться в Африку, которая их тоже ждет...

Кстати, еще когда мы были в Либерии, из Киева сообщили о направлении нового миротворческого контингента в другую африканскую страну — Конго. Туда отправятся 200 наших военных во главе с полковником Игорем Яременко и четыре вертолета Ми-24. Подготовка уже завершена, и отряд вот-вот уедет к новому месту службы.

Празднование Нового года у военных всегда проходит со своим "фольклором". Скажем, мы услышали прекрасный тост от вертолетчиков армейской авиации в Либерии: "Высоко-высоко в горах чабан пас стадо баранов. Вдруг из-за облаков вынырнул орел, схватил барашка и вместе с ним взмыл в небо. Чабан вскинул ружье и выстрелил. Орел упал. А его добыча полетела дальше... Так выпьем за то, чтобы орлы не падали, а бараны не летали...".

Редакция "Сегодня" выражает благодарность Департаменту прессы и связей со СМИ Минобороны Украины за содействие в командировке нашего спецкора.

 


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Александр Ильченко
Вы сейчас просматриваете новость "Украинские миротворцы в Либерии: $3 тысячи в месяц и без выходных, а каждый вылет – боевой (фото)". Другие Мировые новости смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: