Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

Откровенный разговор с Диной Рубиной: "Писатели ревниво относятся к славе"

25 мая 2016, 17:25

Школьная Анна

О памятнике себе, муже-украинце и жизни в Израиле

Рубина. Автор 8 романов ("На солнечной стороне улицы", "Синдром Петрушки") и более 30 сборников рассказов.

Рубина. Автор 8 романов ("На солнечной стороне улицы", "Синдром Петрушки") и более 30 сборников рассказов. / Фото: Александр Яремчук

Реклама

В рамках своего тура по украинским городам (Львов, Днепр, Одесса, Харьков) в столице выступила известная писательница Дина Рубина, которая, напомним, в начале 90-х переехала из Москвы в Израиль. В Киеве 62-летняя писательница представила новое издание своей книги "Золотая нить", в котором часть рассказов посвящена Украине. На сцене Дина Ильинична провела более двух часов, отвечая на вопросы читателей и читая отрывки из новых произведений.

ОБ УКРАИНСКИХ КОРНЯХ

"Все мои корни — бабушки, дедушки, мама, папа, — из Украины. Позже я сама не нашла ничего лучше, как выскочить замуж за человека из Винницы. Так что, родившись в Ташкенте, я всегда принадлежала Украине.

Кстати, мой папа был харьковским беспризорником. Он, к сожалению, покинул меня три года назад. Он был художником, профессором. Его картины есть во многих музеях мира, частных коллекциях. Так вот, до конца жизни он продолжал "гекать" и "шокать". Поскольку у него было трудное детство, он знал кучу разных и не всегда пристойных четверостиший, на которых я выросла. Лет с четырех я начала папе позировать. Его любимая фраза была: "Повернешься — убью!".

ОБ ОДЕССЕ

"Я всегда ее любила, но довольно долго лишь по книгам. Стоит ли объяснять, что для литератора значат эти имена — Бабель, Олеша, Паустовский, Ильф и Петров? Покидая в 1990-м Советский Союз, я оплакивала свою несбывшуюся Одессу, так как была уверена, что уже никогда не окажусь на ее легендарных улицах и бульварах. Но, так случилось, что в тяжелом и нищем 1993-м меня — уже из Израиля — пригласили выступить там. И вот, промозглый ноябрь, некогда очаровательные, но обветшавшие особняки, вывернутые лампочки в подъездах, выбитые окна... Первая наша встреча с легендарным городом как-то не заладилась. А может, грустно подумала я, Одессы-то уже и нет? Одесситы разъехались, остались дожди, грязь, уныние и запустение? С такими тяжелыми мыслями я взобралась в вагон пустого для вечернего времени трамвая. И первым делом увидела плакат, на котором была изображена дамочка, перебегающая трамвайные пути. Рисунок был снабжен четверостишием: "Быть может, мечтая о сцене, о славе, Она отступила от уличных правил, Забыв, что подобная неосторожность Буквально отрежет такую возможность!". Замерев от восторга, я опустила взгляд, и на спинке скамьи впереди себя увидела процарапанное: "Все мущины — обманщики и притворщики!", а чуть ниже: "Вы, Розочка, тоже не ангел!".

О ГУБЕРМАНЕ

"Мы с Игорем Губерманом давние-давние друзья и соседи. Он мне часто любит повторять: "Мы с тобой выступальщики. Нам скоро на рынке Маханэ-Иегуда в Иерусалиме парный памятник поставят, как Шиллеру и Гете посреди Веймара. Мы на нем плечом к плечу встанем: в левой руке — книжка, в правой — кошелек, а на постаменте на трех языках золотом будет выбито: "Эти двое честно кормились от своего литературного заработка". Часто с Губерманом оживленно обсуждаем народные приметы — что к добру, а что — нет. Был случай, когда ко мне в ванную залетел голубь, шарахался от стены к стене в ужасе, все вокруг обгадил... "Хорошо, что хоть тебя не потоптал, — озабоченно говорил Игорь. — А то иди потом, доказывай Борису (мужу. — Авт.), что это непорочное зачатие".

О ДРУЗЬЯХ

"Не так давно у нас в гостях были Шендерович с Губерманом. Мы посидели, выпили, было смешно и весело. Я вывела их на балкон, с которого открывался совершенно обалденный вид на Масличную гору, Гефсиманский сад. Привычно приступаю к уже ставшему каноническим рассказу про страшные долги, в которые мы влезли, чтобы купить эту квартиру с видом на Голгофу, и тут Губерман спокойно советует: "Так назови ее Долгофа".

Считаю, что алкоголь — это не выход, а вход в прекрасный мир.

ОБ УКРАИНСКОЙ МУЗЫКЕ

"Музыку слушаю разную, в том числе и украинскую. Кстати, вашу музыку вот уже 32 года чаще всего слышу от собственного мужа — у него потрясающий тенор и полное отсутствие слуха. "Ніч яка місячна" в его исполнении — это ужас какой-то. Но приходится слушать, что делать".

О ТАКСИСТАХ

"Обожаю таксистов и больше всего комплиментов получаю именно от них. В Москве меня недавно спросили: "А ты какой кавказской национальности лицо будешь?", и я поняла, что действительно интересно выгляжу".

О СЛЕЗАХ

"Все писатели — совершенно извращенно-этического и эмоционального строя. Все мы люди ненормальные и сдвинутые. Я очень редко плачу в жизни, но могу расплакаться над книгой или фильмом. А вообще я "крепкий орешек".

ОБ ИЗВЕСТНОСТИ

"Любой писатель очень ревниво относится к приметам своей известности. Для одного — это количество иностранных языков, на которые переведены его книги, для другого — высокие тиражи, для третьего — количество литературных премий. А лично я горжусь записками, которые получаю во время творческих вечеров. У меня уже приличная коллекция! Вот, например, прелестный отклик из зала: "Дорогая Дина Ильинична, если бы вы знали, как вас любят в Московском зоопарке!" А после выхода в свет романа "Белая голубка Кордовы" мне написали: "Какая же вы сволочь, Дина Ильинична, зачем же вы его убили?". Для меня это тоже комплимент и выражение любви читателей. Значит, литературный герой стал для человека реальным и живым. Это не может не радовать".

О ЦЫГАНАХ

"Как-то раз в Израиле после концерта ко мне подошла женщина средних лет. Говорит, что приехала из Томска и что по соседству с ней живет цыганка. И цыганка эта постоянно сидит: выходит на некоторое время на волю, а потом опять садится. Она узнала, что женщина поедет в Израиль на встречу с Диной Рубиной, и попросила: "Ты скажи Дине Рубиной, что если ее вдруг за что-то осудят, пускай просится в нашу, 385-ю, колонию строгого режима. Мы ее не обидим. Она же из наших". Вот тогда-то я и поняла, что такое слава!".

О СПИРТНОМ

"Алкоголь — не выход, а вход в прекрасный мир. Мужество, смелость, благородство — все это признаки первой стадии алкогольного опьянения. И мне кажется, до какой-то степени даже полезно войти в это состояние, когда ты понимаешь, что чего-то стоишь".

О КАРЬЕРЕ

"Женщинам труднее сделать карьеру, ведь у них нет жены, которая их толкает, сидит на голове, учит, как правильно поступить с начальником. Да и вообще именно женщина тащит на себе всю эту жизнь".

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Loading...