Сергей Корсунский

Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины

Внешняя политика новой Турции – цель 2019

26 апреля 2017, 10:58

Референдум 16 апреля 2017 года стал для Турции без преувеличения историческим. Изменение государственного устройства Турецкой республики,  которое вступит в силу с 3 ноября 2019 года,  отныне предопределяет не только логику развития политических процессов внутри страны, но и трансформацию ее внешней политики. Турция – одно из ключевых государств  региона, чья роль в сдерживании исламского фундаментализма с одной стороны и экспансионизма России с другой, является определяющей. В геополитическом контексте внешняя политика Турции формируется исходя в значительной степени из географического фактора, однако не менее важным является и фактор исторический.

Реклама

Еще в XV веке, став, как и Россия, в результате захватнических войн евразийским государством в буквальном смысле этого слова, Османская империя заявила о своих глобальных амбициях и с тех пор на протяжении почти пяти столетий Высокая Порта оставалась одним из центров мировой политики. Во время Первой мировой и войны за независимость Турция могла потерять значительную часть своих территорий, превратиться в федеративное государство или стать типичной теократией Ближнего Востока. Ничего из этого не произошло. Турция нашла свой путь и современная Турецкая республика – это, несомненно, огромный шаг вперед по сравнению с тем слаборазвитым провинциальным государством, которым оно вышло из войны за независимость. Ататюрк осуществил кардинальные реформы практически во всех сферах жизни турецкого общества, однако ни ему, ни последующим лидерам Турции так и не удалось до конца разрешить тот клубок противоречий, которые необходимо принимать во внимание каждый раз, когда речь идет об анализе внутренней или внешней политики этой страны. Ибо однородность турецкого общества обманчива – это сложный симбиоз религиозных, этнических, клановых и региональных факторов, которые часто находятся в противоречии и даже в конфликте. Турция – это, по меткому высказыванию Р. Т. Эрдогана, самая западная часть Востока и самая восточная часть Запада. Эта страна контролирует морские и сухопутные торговые пути из Черного в Средиземное море и на Ближний Восток, оказывает огромное влияние на культуру и экономику стран тюркского мира, является единственным демократическим государством с преимущественно мусульманским населением. В последнее время Турция вновь проходит период радикальных трансформаций, невиданных со времен основания Турецкой республики. Изменение государственного устройства Турции является ее внутренним делом, однако внутриполитические процессы неизбежно находят отражение и во внешней политике. Для Украины Турция не просто дружественная страна, это стратегический партнер, и поэтому важно понимать, какие факторы влияют на формирование ее внешней политики на современном этапе.

Турция – одно из ключевых государств  региона, чья роль в сдерживании исламского фундаментализма с одной стороны и экспансионизма России с другой, является определяющей

По единодушному мнению аналитиков, внешняя политика Турции на современном этапе определяется одним человеком – это президент Эрдоган, а ее конкретное наполнение в значительной степени связано с обстоятельствами неудавшегося переворота 15 июля 2016 года и успешным для правящей партии референдумом 16 апреля 2017. По меткому замечанию одного из опытнейших западных тюркологов, Эрдоган "находится во главе государственной власти так долго, что сам стал государством". Это не означает, что, перефразируя известное изречение Людовика XIV, государство – это Эрдоган, но то, что Эрдоган – это и есть турецкое государство, не вызывает сомнений. Бессменный лидер правящей партии, премьер-министр, а затем и президент  Турецкой республики обладает колоссальным политическим чутьем и еще ни разу не проиграл на выборах. Он, и только он определяет внешнеполитический курс страны, и география его визитов говорит о многом. Так, после провозглашения победы на референдуме было объявлено о первоочередных визитах Эрдогана за границу: в мае он посетит Индию, Россию, Китай, США, а также саммит НАТО. В Индии это будет участие в бизнес-форуме (в течение  2017 года экспорт из Турции в Индию вырос на 70%, а количество индийских туристов за последние пять лет удвоилось) и переговоры на высшем уровне о заключения всеобъемлющего торгового соглашения. В Россию Эрдоган прилетит 3 мая, где встретится в Сочи с В. Путиным, и это станет уже второй встречей в верхах за последние два месяца. Официально объявлено, что предметом обсуждения будут вопросы по урегулированию конфликта в Сирии, а также торгово-экономическое сотрудничество. Дело в том, что, несмотря на потепление двусторонних отношений, Россия до сих пор не отменила запрет на импорт ряда турецких товаров, в том числе на продукцию сельского хозяйства, а также все еще не восстановила действие  безвизового режима. В то же время Турция не только не сворачивала безвизовый режим с Россией, но и решила в одностороннем порядке продлить срок пребывания в стране для российских туристов с 60 до 90 дней. Трудно объяснимыми являются также заявления членов правительства ТР  о "заключительной стадии" переговоров о закупках Турцией российских комплексов ПВО С-400, и  о том, что "НАТО должно понять" потребности Турции в современных комплексах ПВО, которые "НАТО не смогло Турции предоставить". При этом еще ни разу не было объяснено, от авиации и ракет какой страны собираются защищаться турки в случае осуществления такой сделки. Визит президента ТР в Сочи является особенно показательным с точки зрения внешнеполитических приоритетов ТР еще и потому, что Путин и Эрдоган должны увидеться в мае на саммите "Один пояс – Один путь" в Китае, а затем, в июле, на гамбургской встрече "двадцатки". По мнению экспертов, на саммите в Пекине пройдут также переговоры о возможном членстве Турции в Шанхайской организации сотрудничества. Разумеется, на саммите НАТО Путина не будет, зато там возможна встреча Эрдогана с Д. Трампом. Однако Эрдогана встреча с президентом США "на полях" саммита не устраивает и за десять дней до Брюсселя он посетит США с двухдневным визитом. Примечательно, что в расписании президента Турции нет ни одного двустороннего визита в страны ЕС, хотя именно Европейский Союз является ключевым торговым партнером Турции и основным инвестором турецкой экономики. Во время кампании в связи с референдумом Эрдоган обещал поставить на всенародное голосование не только вопрос об изменениях в конституцию, но и о взаимоотношениях с ЕС, и остается неясным, намеревается ли он выполнить свое обещание. При этом в турецких СМИ, как про-правительственных, так и оппозиционных, можно встретить вполне серьезные рассуждения о цивилизованном "разводе" Турции с ЕС по примеру Brexit. Ожидается, что во время визита в Брюссель Эрдоган встретится не только с партнерами по блоку, но и с руководством Еврокомиссии. Ожидается, что именно в ходе этих контактов и будет определена новая повестка дня  отношений Турция-ЕС. На кону судьба переговоров про членство, безвизовый режим для Турции и три миллиона сирийских беженцев, на содержание которых Турция уже потратила 15 млрд. долларов.

В расписании президента Турции нет ни одного двустороннего визита в страны ЕС, хотя именно Европейский Союз является ключевым торговым партнером Турции и основным инвестором турецкой экономики

Для внешней политики Турции  всегда были характерны прагматизм, бескомпромиссное отстаивание национальных интересов, поиск собственных путей решения наиболее актуальных проблем. На протяжении последних месяцев контекст внешнеполитических контактов Турции на всех уровнях в значительной степени определялся неудавшимся переворотом 15 июля 2016 года. Так, одним из основных в диалоге с США (наряду с требованием прекратить поддержку некоторых курдских формирований) стал вопрос о выдаче предполагаемого организатора переворота исламского проповедника Ф. Гюлена, а во взаимоотношениях с другими странами – требования о закрытии "гюленовских" школ и университетов. Однако, начиная с 17 апреля 2017 года на повестке дня появился новый приоритет – следующие выборы парламента и президента, которые должны пройти в 2019 году уже с учетом принятых на референдуме поправок к Конституции. Эрдоган безусловно понимает, что в стране, разделенной буквально пополам, где даже среди его электората наблюдается раскол, ближайшие два года должны пройти под знаком побед, поскольку потенциал поиска внешних и внутренних врагов для мобилизации патриотично настроенных избирателей себя исчерпал. Это означает, что необходимо найти взаимопонимание с курдами, а значит – урегулировать ситуацию на севере Сирии;  добиться прекращения терактов, а значит – активизировать действия против ИГИЛ; улучшить экономическую ситуацию, а значит – содействовать наращиванию экспорта, увеличению количества иностранных туристов (которых теперь надо искать вне Европы, поскольку количество туристов из Германии, Нидерландов и Британии резко сократилось) и подрядов для турецких строительных компаний; наконец, продолжить политику "бескомпромиссных взаимоотношений с ЕС", принесшую Эрдогану голоса турок-репатриантов в Германии, Франции, Нидерландах и Бельгии, одновременно не разрывая  довольно прочных связей с Брюсселем.

Турция стремится к оптимальному внешнеполитическому балансу, который позволит и государству в целом, и его руководству достигнуть целей-2019

Очевидно, именно европейский вектор внешней политики Турции будет пребывать некоторое время в наиболее неопределенном состоянии, поскольку разорвать связи с основным торговым партнером и инвестором Эрдоган не может, но и демонстрировать "слабость" постоянно выслушивая критику в связи с нарушением прав человека, свободы СМИ и преследованием политических оппонентов невозможно. Скорее всего, Турция изберет  тактику ожидания результатов выборов во Франции и Германии, отдав на время инициативу европейцам. Тем временем будут предприняты демонстративные шаги сближения с Россией и крупнейшими государствами Азии, прежде всего Индией и Китаем, которые, возможно, принесут политические и экономические дивиденды уже в ближайшее время. Турция осуществила реальные проекты по созданию прямого транспортного коридора из Азии в Европу (в частности, построен грузопассажирский тоннель под Босфором и третий мост через пролив), и реально стала ключевым звеном возрождаемого Китаем "великого шелкового пути". Маневрируя между Западом и Востоком, Турция стремится к оптимальному внешнеполитическому балансу, который позволит и государству в целом, и его руководству достигнуть целей-2019.  Украине важно не упустить момент, когда обновленная Турция окончательно определится с новыми приоритетами. Наша страна входила в их число с 2003 года. 2019 год – это очень скоро.

Реклама

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...
Хочешь быть в курсе последних событий?
Подпишись на уведомления. Показываем только срочные и важные новости.
Хочу быть в курсе
Я еще подумаю
Пожалуйста, снимите блокировку сообщений в браузере!

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять