Яна Викторова

жительница Луганска

Жизнь на Донбассе: Не верьте, что тут все хорошо

мнения

11 Марта 2016, 13:17

Меня занимает вопрос – хорошо здесь или нет. Да-да, вопрос сам по себе не особо интеллектуальный и не лучший. Но я думаю об этом. Думаю, потому что об этом довольно часто говорят. Тема возникает ниоткуда и уходит в никуда. Приведет собеседник десяток доводов в тишину аудитории и замолкает до следующих контраргументов.

Мы все здесь играем в игру "Убеди меня, что мне здесь хорошо". Об этом особенно охотно говорят те, кто вернулся домой. Неважно, откуда вернулся – из Украины или России, важно, что домой. Кстати, дом – один из тех козырных аргументов, против которого крыть просто нечем. Я спросила у подруги, которая, заперев здесь свою квартиру, выбралась семейством в Россию, как долго они собираются жить на съеме. "А ведь это не худший вариант – снимать жилье", – парировала подруга. Спустя полгода она начала писать о том, что живут они за счет траншей ее отца, работающего на севере, а такие положительные моменты, как молодежный коллектив и веселые корпоративы, никак не компенсируют микроскопической зарплаты, которую задерживают на два месяца при ежемесячном обороте предприятия в миллион рублей. И жить просто не на что. И музеи есть в городе, и кинотеатры рядом, но ни что это просто нет денег… В общем, дом – это то веское хорошее, из-за чего чаша весов резко падает вниз. Нет против этого довода ничего такой же весовой категории. Свои вещи. Свои запахи. Свое! Даже требующее ремонта и обновления. Даже надоевшее, даже не современное. Но свое!

Семья. О, да. Это то, ради чего можно преодолеть все, буквально все. Можно пережить и вытерпеть массу трудностей, зная, что это ради близких и им это пойдет на пользу. И нет, наверное, семьи, на которой бы ни отразилось все происходящее. Мои соседи живут в разлуке почти два года. Когда это все только начиналось, это было даже как-то естественно. Он на подконтрольной Украине территории зарабатывает пенсию. Она здесь охраняет их дом, воспитывает детей. Видятся дважды в год – на Новый год и летом. Снимают квартиру на неделю в Рубежном, съезжаются как на море. А между делом – Скайп, телефон, передачки оттуда сюда. Но два года! Оба знают ради чего все это, но сколько это может еще продолжаться? Примеры можно пачками приводить. Мужчины выезжают, жены остаются. Мужчины содержат жен и детей. Жены терпят. И те, и другие скучают. Для чего? Для чего все эти искусственные, вынужденные трудности? Семьи распадаются, не все готовы проходить огонь, воду и медные трубы.

Работа. Вот здесь как бы не тужился собеседник в аргументах, ничего не получится. Зарплаты повально низкие. Если раньше мы могли гордиться предприятием, любить коллектив, ждать обучения или чего-то еще, то сейчас все это похоже на призрак прошлого. Если предприятие осталось, оно корчится в конвульсиях, от коллектива остались или пассивные терпилы, или вернувшиеся. Если повезет, можно занять должность за счнт выехавших. Но с новыми обязанностями и при старой зарплате, счастье не долгое обычно.

Тетя получила украинскую пенсию. Всю задолженность с июля 2014 года. Сказать, чтобы стала счастливее, я не могу. На что тратит? На еду. Ест и боится, что не за горами то время, когда снова начнется голодный квест с местной пенсией в две тысячи рублей. Еще сходила в больницу. Узнала, что слепа на один глаз, но к этому она была готова. Изумилась ценам на лекарства. Нищий миллионер, который стал покупать себе еду и перестал бредить едой днем и ночью.

- Яна, у вас там что-то наладилось? Продукты стали дешевле?
- Да… Килька теперь по 80 рублей за кило. Не жалей, что уехала!
- Для "республики" это прорыв – тюлька подешевела.

Если вам говорят, что у нас здесь все хорошо, не верьте. Хотя, наверное, каждый видит то, что хочет видеть.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...