Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

Экономика Донбасса не сможет существовать без Украины – эксперт

12 июня 2014, 11:27

Арсений Беркан

Юрий Макогон считает, что государства типа «ДНР», «ЛНР» или «Новороссия» – нежизнеспособны экономически

Юрий Макогон. Фото: zavantag.com

Юрий Макогон. Фото: zavantag.com

Убыточность Донбасса – миф, но существование "Донецкой народной республики" приведет регион к краху. Об этом в интервью "Сегодня" заявил заслуженный деятель науки и техники Украины, директор Регионального филиала Национального института стратегических исследований в г. Донецке, доктор экономических наук, профессор Юрий Макогон.

– Юрий Владимирович, так называемая "ДНР" декларирует самодостаточность Донецкого региона. Но насколько велики возможности Донбасса в самостоятельном плавании?

– Увы, идея независимого ни от кого государства типа "ДНР", "ЛНР" или "Новороссия" – нежизнеспособна и нереальна в экономическом смысле. Мы ведь экспортоориентированные по своей структуре экономики. Более 80% нашей продукции идет на вывоз, причем не за пределы области, а за пределы страны. Есть продукция, из отрасли машиностроения, которая вообще в Украину не попадает, а полностью уходит за рубеж.

А тут "ДНР" объявляет свою независимость. Мир уже заявил, что не признал это "новообразование". Что ждет экспортоориентированное государство, которое не признано никем? Явно ничего хорошего. Интересно, что по этому поводу – как будем жить? Ни одного внятного заявления от "руководства" "Донецкой народной республики" не поступало.

– Помнится, в декларациях говорилось о том, что Донбасс в состоянии сам себя обеспечить. Действительно ли это так?

– Давайте рассмотрим структуру нашего производства. У нас есть металлургия, угольная промышленность, машиностроение – то, что приносит наибольший доход. Кстати, во многом благодаря этим отраслям Донбасс дает больше половины валового продукта Украины. Но речь о другом.

Возьмем для примера Новокраматорский машиностроительный завод. Его еще называют "завод заводов", это уникальнейшее предприятие, аналогов которого не было и нет в мире. Посмотрим на ассортимент продукции. Вот портовые краны. Допустим, мы можем поставить несколько штук в Мариупольский порт. Возьмем печи-ковши для металлургии – их можно поставить на наши четыре метзавода в Донецке, Мариуполе и Енакиево. Но все эти машины нужно менять один раз в несколько десятков лет. Производство прокатных станов – за 23 года в Украине мы не заменили ни одного прокатного стана. Проходческие комбайны, дуговые сталеплавильные печи – они не нужны Украине в таком количестве, в котором их может выпускать НКМЗ. Тогда что, закрывать завод? А людей куда, 15 тысяч человек? И это только один пример из сотен.

– А что касательно гордости региона, наших шахт?

Реклама

– У нас есть три категории шахт. Первая: закрытые шахты, которые, тем не менее, надо обслуживать – откачивать воду, проводить вентиляцию, чтобы под землей не скапливался взрывоопасный газ метан. Работники таких шахт, не добыв ни одного килограмма угля, все равно получают зарплату из центрального бюджета страны. Кто им будет платить в "ДНР"?
Далее – государственные шахты, которые добывают уголь с высокой себестоимостью, но он нам необходим, раз уж мы боремся за свою энергонезависимость за счет производства электроэнергии не с помощью газа, а угля. Да, уголь надо добывать, потом доплачивать из государственного кармана разницу между себестоимостью и отпускной ценой…

– Из-за этого появился миф об убыточности Донецкой области?

– Убыточна не область, а отрасль. Угольная отрасль, которая, кстати, находится на территории как Донецкой, так и Луганской, Днепропетровской, Львовской и Волынской областей. А все грехи несправедливо вешают только на Донбасс. И если мы решим отделяться от всех и вся, то нас попросту заблокируют в плане торговли. Россия сможет взять на себя максимум половину оборота, Китай, допустим, подключится – но на этом все. Весь остальной мир попросту откажется от нас, они нас заменят без проблем. Мы же сами Турции, Индии и Китаю помогли создать металлургические заводы. Они и восполнят пробелы в поставках. К слову, именно в Донецке в 1961 году впервые в мире была разработана технология непрерывной разливки стали, на нашем Донецком металлургическом заводе. И японцы купили у нас эту разработку, и перевели на нее 85% своих предприятий, а мы, авторы, всего лишь 15%.

– Получается, экономика региона никак не может существовать без внешних связей и в состоянии разобщенности с другими регионами Украины?

– Не может! Вообще, Донбасс – уникальный регион исторически и геологически. Здесь есть все вещества таблицы Менделеева. Сам Дмитрий Иванович, когда был здесь, сказал о Донбассе: "Здесь возможность доказана делом". Ведь более уникального места по расположению полезных ископаемых, подъездных путей, водных объектов, необходимых для металлургии, коксохимии, машиностроения, как заключили международные эксперты, нет в мире.

И все думают, что все останется по-прежнему, когда мы отделимся. Но мы же связаны с перевозками руды из Кривого Рога, из Керчи, а она теперь, по сути, – Россия. Мы связаны единой энергосистемой, системой железных дорог, Черноморской автодорогой – это транспортное кольцо вокруг Азово-Черноморского бассейна, которое идет из Турции через Болгарию, Румынию, Молдову, Украину, Россию, Грузию и снова замыкается в Турции.

– Многие сравнивают ситуацию в Донбассе с Крымом и его особенностями экономики.

– Я бы не стал применять к Донбассу кальку с Крыма. Крым – это геополитическое место на карте, контролирующее Черное море, а для России – еще и Средиземное море. Там был Черноморский флот. А у нас ничего нет. И когда у нас прервалась нормальная жизнь, многие приверженцы задумались и оказались потерянными для "ДНР". Остались радикалы да инициаторы этого дела. Действительно, железная дорога не работает, автотранспорт не работает, аэропорт закрыт, порт частично парализован. У нас же предприятия без железной дороги – как организм без кровеносных сосудов.

Реклама

– И каким вы видите выход из сложившейся ситуации с наименьшими потерями?

– В первую очередь, надо прекращать боевые действия. Затем – назначение правительства, местные выборы, переговоры между центром и регионами о передачи части полномочий регионам. Затем страна должна договориться со всеми своими соседями. Нам нужны оба вектора – и восточный, и западный, Россия и Европа. Они не противоречат друг другу, а по продукции дополняют друг друга. Мы же не везем нефть и газ из Европы, а из России не везем автомобили и электронику. Так что надо успокаивать народ, начать нормальную жизнь внутри страны, потом выстроить внешнеэкономические связи. На этой уйдет весь 2014 год. По моим оценкам, он будет хуже на 30% чем 2013 год, который, в свою очередь, был хуже 2012-го года, который был хуже 2011-го. Чтобы полностью выйти из политического кризиса, понадобится весь 2015 год. И только в 2016 году мы вернемся к точке, когда начался раздор в Украине, а еще через 2-3 года можем выйти на докризисный период до 2008 года.

– На какие отрасли пришелся основной удар политического, а теперь уже и военного противостояния в Донбассе?

– Досталось всем. Пострадали и крупный, и малый бизнес, хотя последний занимал нишу всего в 10% в общей картине экономики, но он был отдушиной в плане трудоустройства, хотя там и зарплаты в конвертах, и теневая экономика имела место. Подверглись атаке туристические услуги в Донецкой области, затем пострадала сфера услуг – кафе и рестораны. Кто-то попал в зону обстрела, куда-то пришли неизвестные с оружием и ограбили. Поэтому владельцы магазинов закрылись, задраили окна и ушли. Рухнул гостиничный бизнес, который получил после Евро-2012 большое развитие в Донецке. Строительство, транспорт – все это стало опасным занятием.

– Правильно ли мы понимаем, что катастрофа в малом бизнесе может обернуться увеличением количества безработных в регионе?

– Безусловно! В области средний показатель безработицы был 5-6%, думаю, сейчас он увеличится в 2-3 раза. Особенно тяжелое положение в малых городах, в монополисах, где есть одно градообразующее предприятие – и оно закрылось. Например, это огнеупорные заводы в Пантелеймоновке, Красноармейске, Очеретино. Лето, конечно, скрадывает безработицу – у всех есть свои "шесть соток", огороды, где можно заниматься делом. Раньше еще были отпуска и курортные сезоны – теперь их нет. Например, Святогорск отдал свои пансионаты для проживания беженцев из Славянска. Так что осенью мы увидим всплеск безработицы и падение валового продукта на треть. Такого у нас не было никогда, даже в 2008 году мы так не падали.

– И чем завершатся столь мрачные перспективы?

– До конца года нам по-любому будет очень тяжело. Если ситуация продолжится, то нас ждет дефолт. Поддержать нас смогут только транши зарубежных друзей. Но их придется рано или поздно отдавать. Да, Польше и Греции в свое время долги списали, но Греция была членом Евросоюза, а Польша – форпост западного мира на востоке. Нам долги никто списывать не будет, мы просто никому не нужны.

Все подробности в спецтеме Противостояние на Донбассе

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Loading...