По святым местам: чем живут валаамские старцы

7 Октября 2015, 08:46

На Валааме запретили отшельничество, лечат трудом, а на стук бесов отвечают молитвой

<p>Никольский скит первым встречает паломников и туристов, «метеором» с материка можно доехать за 1,5 часа.</p>
Никольский скит первым встречает паломников и туристов, «метеором» с материка можно доехать за 1,5 часа.

Каждый паломник, доплыв до Северного Афона, желает не только приложиться к святыням, а мечтает (осторожно и в глубине души!) найти хотя бы одного валаамского старца, чтобы спросить — когда же его жизнь наладится. Книги "Валаамские старцы" раскупаются здесь как горячие пирожки. Монахи этим стереотипам улыбаются, но развенчивать не спешат, сказано ведь: каждому дано будет по вере его. Потому, когда мы спросили пресс-секретаря владыки Панкратия Михаила Шишкова о старцах, тот лишь сказал: "Бог даст — увидим. Запланировать, как Валаам себя покажет, мало кому удавалось". 

17_03

Табу. Есть и закрытые скиты.

9_16

В скиту Всех Святых — безмолвие.

ДЕНЬ МОНАХА. Скитов на Валааме 12. Более всего жизнь кипит в центре — "усадьбе" с центральными храмами и паломническими гостиницами. Там живет половина братии — около 50 монахов и послушников, остальные же распределены по ближним и дальним скитам. Дальними называются те, куда нужно плыть на лодке. Они же считаются более уединенными, молитвенными, со строгим уставом. В Валаамском монастыре службы начинаются в 5 утра и в 5 вечера и длятся по 5 часов. Новичка сразу на скит не отправят. "Духовный опыт нужен, иначе гордыня и осуждение так накроет, что по водам без молитвы побежишь", — шутили монахи. Это означает, что послушник должен пройти сначала общежительный образ жизни в центральной усадьбе, а лишь после того, как духовно окрепнет, сможет по благословению духовника пойти на скит. Есть скиты, закрытые для женщин, как, например, Всесвятский или Предтеченский. Дозвониться до скитских монахов, чтобы предупредить о встрече с журналистами, так же сложно, как и достучаться до Небес. Вот и получалось, что большинство наших встреч были, как мы думали, случайными. Это потом уже наш проводник Михаил процитировал Анатоля Франса: случай — псевдоним Бога, когда Он не хочет подписываться своим именем.

13_11

Даже животные тут особенные.

САМ СЕБЕ НАЧАЛЬНИК. Примером такой случайности для меня стал Коневский скит, где живет всего один монах, он же и скитоначальник. Вместо отца Орефы мы застали лишь толпу паломников в храме, прикладывающихся к Коневской иконе Божией матери. "Его сложно застать", — объяснил Михаил. Пока мы любовались озером и фотографировались на его фоне, наш сталкер поведал дивную историю о том, как здесь на берегу семь лет отшельничал игумен Дамаскин. Здесь ему иногда являлся бес с растрепанными волосами, выходящий из озера. После того как Иоанн Дамаскин принял дела обители, то запретил монахам вести отшельническую жизнь, потому что тяжелое это дело. Не каждый выдержит, а игумент ведь в ответе за всех. "Один старец молился о том, чтобы Бог ему показал мир невидимый, — пояснил Михаил. — И когда Бог ему на насколько секунд приоткрыл завесу, вокруг все кишело бесами, тот упал на колени и взмолился: "Боже, никогда мне больше этого не показывай!!" "Одна барышня у нас искупалась в Игуменском озере, — рассказала нам одна экскурсовод. — Так ее как схватила судорога — еле довезли до Воскресенского скита, где батюшка отслужил молебен, ножки покропил. Только после этого судорога прошла". Расстроились мы, что отца Орефу не застали, и поехали дальше. Через час, уже на другом скиту, Михаил вдруг тихо говорит: "Включай диктофон". Смотрим, у лоточка с квасом стоит сухонький монах с рюкзачком. "Отче, тут журналисты из Украины приехали, могли бы с ними пообщаться?" — говорит ему Михаил. Монах с улыбкой подошел к нам, благословил и говорит: "Как-то летчики одни сфотографировались у нашего озера, а потом смотрят на фото — над их головами в облачке морды разные, глаза, уши — все как у бесов полагается". "Ой, а мы тоже сфотографировались!" — испугалась я. "Нет, вас бесы, скорее всего, не тронут, а вот к ним пришли "поздороваться", — с той же улыбкой ответил монах. — Бесы вообще вокруг моего дома ходят, но внутрь не заходят. Потому что в скиту у нас — прекрасный иконостас, сильные иконы. Бесы боятся лика Божией Матери. У вас тоже должны быть с собой иконочки — тогда бесы к вам не приблизятся. Знаете, например, почему монахам нельзя компьютером пользоваться? Взял я по молодости как-то компьютер, сначала один, потом с экраном побольше. Включаю, а оттуда писк такой, и бес сразу — ррраз на меня! Я давай в компьютере этом всякое разное искать. Я уже и не монах вовсе с этим "добром". Что делать, это ж беда! Беру я два эти компьютера, закинул в Ладогу, — и все, снова нормальным монахом стал. Вымолил у Господа покаяние, а сейчас даже не тянет. Вот у кого компьютер как послушание – и тех бесы караулят, без молитвы им работать никак нельзя". "Как вам не страшно на скиту одному?" — спрашиваю. "Страшно, особенно по ночам, — говорит скитоначальник. — Но Господь дал простое и сильное оружие против бесов – молитва "Господи помилуй!", от которой те сразу врассыпную. Крутятся у храма, а зайти не могут, пока молитва живая есть. Второе оружие есть. Когда бесы только видят, что вы пальцы сложили, чтобы крестное знамение на себя положить, они сразу скорость увеличивают – рраз! – и нет их. Святые отцы говорят: кто с верой крест накладывает на себя, то из его пальцев огонь невидимый идет и бесов этих опаляет. Ну ладно, мой автобус пришел, пора".

7_26

На Святом. Скитоначальник и монах делятся мудростью.

11_16

Пещера. Здесь 11 лет молился прп Свирский.

ХМЕЛЬНАЯ ВОДА. Заходя в Валаамскую бухту, паломники на катере первым делом видят скит св. Николая Чудотворца. Прежде сюда лишь по воде можно было добраться. Здесь была таможня, где суда проверяли на наличие алкоголя, табака и другой контрабанды. Но народ умудрялся провозить "зеленого змия", привязывали ящики ко дну лодок. Только бутылки часто разбивались, да и таможня тоже не дремлет. Потому монахи в шутку говорят, что у Никольского до сих пор вода хмельная, хоть таможни давно нет. Благодаря советскому периоду к скиту подвели мосты. Здесь селили душевнобольных инвалидов, чтоб охранять было удобно — ведь по воде не убежишь. А мостики построили, чтобы врачи могли к ним ходить. Экскурсии в советское время туда не водили, просто корабликом паломников вокруг возили. Так там был один пациент забавный. Он ждал кораблик, выбегал на вершину горки, и грозил кулаком". Теперь на скиту множество паломников, действует храм Николаю Чудотворцу, можно приложиться к частице мощей святителя Николая.

19_02

У озера. Тут иногда бесов видят.

4_63

Скитоначальник отец Орефа.

ДЕНЬ БЕЗМОЛВИЯ. На следующее утро мы узнали, что одной из коллег всю ночь в окошко стучали, спать не давали, она была уверена, что это бесы. Я даже расстроилась: почему ко мне не стучали?! Давай ее расспрашивать: как стучали, что говорили. Только у коллеги в глазах такой страх был, что я спрашивать перестала. (Ночью пожалела о своих словах. Потому что спать так и не смогла. Бесы не стучали, но я знала, что они возле меня и молилась со страху. Так я поняла, что на Валааме нужно всегда думать что говорить, и уж тем более что просить сгоряча). В этот день мы хотели три скита посетить. Сначала решили "захватить" скит Во имя всех Святых. Михаил предупредил — женщинам на Всесвятский "входить не благословляется". Мало того! У закрытых ворот нас ждала табличка: "Сегодня в скиту день безмолвия. Скит закрыт для посетителей. Простите". Нам оставалось помечтать, чтобы себе на рабочий стол такую табличку поставить: "Сегодня у меня в отделе день безмолвия. Простите, главный редактор". Что такое день безмолвия, нам рассказал монах следующего скита — Смоленского. "В этот день монахи сидят в кельях и молятся, — рассказал монах Викторин. — На Всесвятском хоть ворота есть — можно тогда день безмолвия устраивать. У нас такой радости нет – ворот нет, а туристы каждый день ходят. Потому с безмолвием пока не складывается". В Смоленском скиту есть особый чин — поминовение усопших во время Блокады. Монах вычитывает каждый день по 8 тысяч имен из книги жертв блокадного Ленинграда. "Здесь прежде иеромонах Ефрем был, который с 1917 по 1940 год служил заупокойные литургии по жертвам Первой мировой войны, поминал до 8 тысяч имен в день! — рассказал монах. — В храме у него стояло два гроба — летний и зимний, в которых он спал. Хотел здесь упокоиться, но умер в 1947 году уже на Новом Валааме в Финляндии".

12_16

Скитоначальник. Вынес нам частицу мощей св. Николая.

2_116

Часовня. Валаамской иконы Божией Матери.

"НЕ ДУМАЙТЕ". Когда же мы рассказали о том, что нашей коллеге всю ночь в окошко бесы стучали, монах не удивился: "Да тут часто бывает, молишься, а сзади вдруг железка упадет, либо постучат в окно или в дверь. Мне, как прибыл сюда, три месяца кто-то в келью стучался. Место такое, Валаам. Надо просто не обращать внимания". — "А бесы всех пугают или впечатлительных?". — "Даже скитоначальника Ефрема бесы пугали! Как-то он слышит — карета подъехала к храму. Карета! Чтобы вы понимали — на Смоленский дорог не было — только по воде можно переправиться. Удивился батюшка, вышел и увидел следы от колес!!! Что делать? Стал молиться. Бесы огнем попаляются, но не подходят. А вот если не молиться, то сложнее" — "Почему на Валааме стучат, а в миру не стучат?" — "Еще как стучат! Только в миру их столько, что на общем фоне не слышно. Отцы ведь говорили: в миру как в аду, а в монастыре — как в миру. Нынешний человек сейчас совершенно не владеет своим разумом. Вот вы можете не думать?". — "Нет". — "Вот! А надо бы научиться быть хозяином своего разума, не думать помыслами, а жить чистым сердцем. Тогда будет мир в душе".

5_46

Смоленский скит. До 1940 года эта территория была финской.

1_118

Чин. Каждый день здесь читают заупокойную за блокадников.

ДАЛЬНИЙ СКИТ. До дальнего скита Александра Свирского на острове Святом плыли почти час. Именно с этого острова и началась жизнь Валаамского монастыря. Здесь же находится поклонный крест и пещерка, в которой подвизался Александр Свирский и провел 11 лет в молчании, и могила, которую он сам вырыл в память смертную. "Преподобные Сергий и Герман именно сюда пришли и подвизались, потому скит еще называют Старый Валаам, — говорит скитоначальник отец Власий. — Скиты существуют для молитвенного уединения. Многие прибывают сюда с горячим желанием стать монахом, рвутся на скиты, но не могут удержаться". Мы сознались, что ищем старцев. "Да у нас не то, что старцев, стариков нет! — отвечает иеродиакон Дамиан. — Ведь чтобы старцем стать, нужно лет 40 в монастыре прожить. А Валаам 25 лет, как открыли. Молодые мы. Иоанн Крестьянкин хорошо сказал: Почему ищут старца и духовника? Потому что хотят найти в нем духовный жезл. А Господь этот жезл забирает, чтобы мы больше смотрели на Небо, обращались к Богу. Только в монастыре действует правило: просить ничего нельзя и отказываться ни от чего нельзя. Выпрошенное — выброшенное. Святые отцы так говорили: если увидишь смиренного, кроткого человека, он будет выше тех, кто творит чудеса. Найдете смиренного человека — вот вам и старец. Кто смирен сердцем, тот и чудеса творит. Наши духовные наставники сейчас — скорби и болезни. И нужно каждой скорби в ножки поклониться. Она и есть наш духовный наставник, она наш учитель".

16_04

Купель крещения на Владимирском.

3_84

Иконописец. У Валаама есть свои мастера.

10_17

Визит. Так монахи приезжают друг к другу в гости.

18_01

Библиотекарь отец Аверкий.

6_37

Монах Викторин со Смоленского.

14_06

Дальний Ильинский скит.

МЫСЛИ МОНАХОВ О ВОЙНЕ И МИРЕ

"Мир так "заинформирован", что человеку легко запутаться, а бесу это и надо, — говорит монах Викторин из Смоленского скита. — Нас, как кукол, дергают за нитки. Нитки — это помыслы. Война идет, потому что мир увлекают помыслами. И мы становимся в позу собаки. Нам постоянно пытаются опустить разум на уровень гениталий. В этой области сидит еще и гнев, потому и возникают войны, насилие и блуд. Ум надо держать в сердце. Выйти из войны — встать из позы собаки".

"Это еще не та война, которой всех пугают, — уверен отец Дамиан со Святого острова. — Косма Италийский говорил, что все начнется с "шести миль". Будет спор между Грецией и Турцией из-за морской территории. После 1990 года греки увеличили свою зону на 12 миль, и в 1996 году чуть война не случилась. Но Господь послал землетрясение. В этом году турецкие истребители 20 раз нарушали воздушное пространство Греции. Паисий Афонский говорил тоже, что с вопроса о шестимильной зоне начнется война в Европе. Турки нападут на греков, мы вмешаемся. Война дойдет до Иерусалима и погибнут 600 млн. Остановлена война будет гласом с Неба, после чего расцвет православия будет невиданный. Люди будут сами ходить и спрашивать о Христе. Ведь сказано в Откровениях — перед концом света будет проповедь. Вот это и будет проповедь".

ФЕРМА: ОТ СЫРОДЕЛАНЬЯ ДО ПОКАЯНИЯ

Монастырская ферма расположена в таком хитром месте, которого не видно ни со стороны дороги, ни со стороны озера. Место это было выбрано еще в конце XIX века игуменом Ионафаном II. Уже тогда здесь выстроили паровую машину, которая приводила в действие водопровод, взбивала масло, молола картофельную муку, резала солому на корм скоту. К дому был пристроен ледяной погреб для хранения молочных продуктов, а от погреба к пристани были проведены рельсы для доставки грузов. Также на ферме есть рыборазводный завод — монахи занимались разведением таких рыб, как сиг и палия, и в мае выпускали около 40 тысяч мальков в Монастырскую бухту. Валаамские монахи сами обеспечивают себя молочными продуктами, а здешний коровник оборудован новыми технологиями. У каждой из 75 коровок есть свой "бокс" с подведением труб для подачи воды и дойки. Свежее молоко по трубам попадает в специальный огромный бак, где проходит обработку. Кроме того, валаамцы занялись изготовлением сыра, для чего специально ездили учиться в Италию. "У нас есть "пещера", которую называем венский погреб, — говорит помощник начальника фермы Владимир. — Здесь мы храним твердый сыр. Сейчас идет процесс его созревания, видите, он весь покрыт плесенью. Потом мы его моем, счищаем. Сыры наши выстаивают в среднем от полугода до года. Каждая сырная головка подписана — когда и кем сделана, чтобы отслеживать технологические тонкости. Мы ведь начинающие сыровары, всего достигаем путем проб и ошибок. Сейчас у нас несколько сортов — монастико и моцарелла. Сыры наши ни с какими не спутаешь. Потому что молоко наших коровок — сладкое, на Валааме даже травы и ягоды другого вкуса". Кстати, на территории фермы монахи разбили настоящий ботанический сад. Тут плодоносят карликовые груши и яблони, которым 150 лет! Даже сакура цветет.

4_64

Венский погреб. Так на ферме хранят сыр монастико и моцареллу.

11_17

Выстаивание. Бывает до 1 года.

5_47

Новейшее оборудование. Каждая подключена к общей системе дойки.

ФЕРМЕРЫ. Кроме сельского хозяйства, на ферме проходят трудотерапию зависимые люди — наркоманы и алкоголики. Кто-то сам приезжает, кого-то привозят близкие. "Новичку мы даем послушание, как правило, в трапезной: помыть посуду, мусор убрать, и смотрим, как человек себя ведет, разговариваем с ним, — объясняет трудник Владимир. — У нас тут домашняя обстановка, как в семье, что очень важно для зависимого человека. Если человек хочет исправить свою жизнь — с ним происходят поразительные изменения на Валааме. Ведь почему человек становится зависимым? Потому что у него внутри беда какая-то. Страсти "помогают" человеку попасть в искушение. А сюда он приезжает, чтобы получить исцеление от боли и страсти. Ведь алкоголь, наркотики — заменитель благодати, который использует дьявол. Для этого кому-то требуются месяцы, а кому-то годы. Надо признать, что падения бывают у каждого. Только мы учим, что путь к исцелению состоит из падений, это нормально. Но чтобы исцелиться, нужно понять, что падение не страшно — страшно не захотеть снова вставать".

3_85

Курятник. На ферме зависимые люди проходят трудотерапию.

10_18

Трудник. Изготовление творога.

1_119

Сыр. Так выглядит вначале.

ВОЛОНТЕРЫ: ПИОНЕРСКИЙ ЛАГЕРЬ, НО ДЛЯ ДУШИ

На Валаам можно попасть не только паломником или туристом, а и волонтером. Валаамский волонтер — это человек, который готов работать за еду и проживание в работном доме. Работный дом — это общежитие, не отремонтированное, с комнатами по девять человек, общей кухней и санузлом. Условия оставляют желать лучшего, да и работу предлагать могут самую разную — от прополки грядок до чистки туалетов и уборки навоза. Но желающих предостаточно. Заездов всего восемь, в каждом — по 50 человек. Желающие регистрируются на сайте и заполняют анкеты за три-четыре месяца, а то и полгода!

"Сюда приезжают люди из разных стран и разных вероисповеданий, — рассказывает иеромонах Аверкий, в числе послушаний которого — работа с волонтерами. — Люди не могут понять, почему их сюда тянет. Ведь душа всегда ищет своего Творца. Суть — потрудиться во славу Божию и помолиться, почувствовать монастырскую атмосферу, когда все соединены вместе, а в нынешнее время, когда все разрозненны, это необходимо". Отец Аверкий уже 20 лет в монастыре. Говорит, что попал на Валаам случайно, приехал поработать в качестве строителя. Он даже не был православным, увлекался восточной философией, а теперь жизни без монастыря не представляет.

8_21

Из Испании и Германии: "Скучаем разве что только по вилкам".

Нам удалось также пообщаться с волонтером, которая уже 5 лет ездит на Валаам каждый год. Светлане Николаевне 72 года. "Я честно указала в анкете возраст и что у меня есть проблемы со здоровьем, но прошу работу соответственно моему возрасту, — рассказала нам пенсионерка. — Я была и туристом, и паломником, но быть волонтером гораздо интересней. Волонтер более свободен, и может жить на Валааме 21 день! Мы первый день пололи свеклу, потом морковь, потом собирали огурцы, петрушку, потом яблоки. Нам ведь в молодости запрещали говорить о церкви, мы догоняем то, что было упущено".

Режим дня у волонтеров — в 8.30 завтрак, с 9 до 12.30 — работа на полях, потом обед и после двух снова послушание до ужина. "Смысл не в работе, а в месте, — говорят ребята. — Каждый приезжает со своими вопросами, а уезжает с ответами. Тут как пионерском лагере, но только для души".

9_17

Светлана. Каждые 5 лет здесь.

Есть среди волонтеров и иностранцы. "Валаам сделал меня более храброй, — делится Лили из Германии. — Мысль о том, что я пережила Валаам, будет помогать мне легче справляться с трудностями. Ведь здесь нужно строго следовать расписанию и условия проживания, как в армии". "А я скучаю по вилкам, — шутит лютеранка Натали из Испании. — Тут ведь только ложками едят, но пища очень вкусная. Первые дни я думала — никогда больше не приеду. Теперь очень полюбила это место. Валаам помог понять, что многие трудности в моей жизни на самом деле — пустяк. Например, я очень переживала об экзаменах. Теперь отношусь к ним проще, и думаю, даже буду лучше учиться".

6_38

Выходной. В путешествиях.

Автор:

Анастасия Белоусова

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...