укр
Сергей Корсунский
Остров благоденствия
Главная Последние новости Украины
18 Июля 2013, 08:43  Версия для печати  Отправить другу
×
Анхар Кочнева: "Хочу выкупить дом, где меня держали в плену" (фото) http://www.segodnya.ua/img/article/4487/49_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/4487/49_tn.jpg Украина Освобожденная в прошлом году из сирийского плена украинка рассказала, почему вернулась в горячую точку, чем сегодня живет эта страна и когда закончится война, а также о том, что из здания, где ее продержали 153 дня, хочет сделать свою дачу.

Анхар Кочнева: "Хочу выкупить дом, где меня держали в плену" (фото)

Освобожденная в прошлом году из сирийского плена украинка рассказала, почему вернулась в горячую точку, чем сегодня живет эта страна и когда закончится война, а также о том, что из здания, где ее продержали 153 дня, хочет сделать свою дачу.

— Анхар, после освобождения из плена вы вновь живете и работаете в Сирии. Почему вы там, а не на Украине, где нет похищений и нет войны?

— Я вернулась туда, где мой дом, где все мои вещи. В страну, которую давно и сознательно выбрала в качестве места проживания. К сожалению, похищения, убийства и нападения случаются везде. В той же Москве это не редкость.  На Украине я не живу с 1991 года. То есть, вся моя взрослая жизнь прошла не в этой стране. У меня там нет ничего. Кроме нескольких родственников. Но ведь это не повод для того, чтобы жить именно в этой стране? У меня есть родственники и дочь в России. А в Сирии я востребована, тут  у меня много возможностей для самореализации: я же по основной своей профессии профессионал турбизнеса. А эту отрасль в Сирии придется восстанавливать. А еще у меня тут колоссальное количество знакомых. Ну и многие, кого я не знаю, подходят на улице, узнавая, говорят всякие хорошие слова в мою поддержку. Я же не могу бросить всех этих людей просто потому, что я испугалась чего-то? Тем более, что бояться я действительно не умею. Страх парализует волю, не дает действовать. Мне просто нравится жить тут. Тут я могу себе позволить жить в куда более комфортных условиях, чем в СНГ. Качество жизни тут выше: мой доход тут гораздо выше дохода среднего сирийца, в том числе и из-за недавнего резкого падения курса национальной сирийской валюты.

— Кто обеспечивает сейчас вашу охрану?

— Когда я работаю в горячих точках, меня сопровождают военные. Они заботятся о моей безопасности. Рядом с моим домом есть сразу несколько блок-постов, так что даже если злоумышленник в этот район проберется, живым и незамеченным ему отсюда точно не уйти.

— Где вы сейчас работаете, и в чем состоит эта работа? Вы снова выезжаете на фронт?

— Чаще этот самый "фронт" к нам приходит. Вот, например, 8 апреля я смотрела очередную квартиру, чтобы ее арендовать. Вдруг в 200 метрах произошел теракт. Фотоаппарат я ношу с собой. Вышла из дома и туда, где горело и откуда выносили пострадавших… У меня большинство репортажей именно про теракты было. Я сняла последствия около 25 терактов. Когда я бываю в местах, близких к зоне боевых действий, меня сопровождают военные. Они говорят, куда можно ходить, где нельзя стоять, откуда категорически нельзя высовываться, потому что, скажем, коридор вот этой школы, по которой мы бродим, простреливается из соседнего здания. Военные там каждый день туда-сюда ходят, все движения и позиции выверенные. Если не нарушать предписаний, то все закончится хорошо. А вот самый настоящий бой я впервые снимала 26 сентября прошлого года. Тогда  в центре Дамаска произошел двойной теракт и бандитам удалось занять пустовавшее здание Генштаба. Мы с группой российских телевизионщиков и их сопровождающим 4 часа сидели под шквальным огнем метрах в 60 от захваченного террористами здания. Я сняла 15-минутный фильм о том, что происходило на площади во время штурма и то, что мы обнаружили в освобожденном здании: там были трупы нескольких бандитов, на которых были "пояса смертников",  одному из убитых на вид было лет 20-25 от силы.. Совсем еще пацан. Двое наших коллег пострадали из-за того, что полезли в самое пекло: журналист иранского канала был убит, журналист иранского арабоязычного канала ранен.

Хотя я уже, наверное, достаточно опытный военный корреспондент. Я не стремлюсь снимать перестрелки. Ну, что там интересного (по сути, одно и тоже)? Корреспонденты-мужчины, на мой взгляд, перебарщивают с таким видеорядом. Танк? Круто! Пушка? Тоже хорошо… А я лучше покажу валяющиеся на земле фотографии, с которых на меня смотрит чья-то жизнь, от которой почти ничего не осталось. Я сниму засохшую клумбу и валяющуюся на месте теракта детскую игрушку. Я поеду снимать освобожденный аэродром, на котором сниму маленьких щенят: их мать убили бандиты, а солдаты регулярной армии, вернувшись, спасли от смерти и теперь подкармливают малышей. Когда я была в плену, я писала в своем дневнике о том, что бандиты убивали собак и птиц. Я никогда не видела, чтобы этим же занимались солдаты правительственной армии. По-моему, это достаточно важно.  Для меня важно показывать то, что не показывают другие. Полные студенческие  кафе, пустые полки аптек (в Алеппо уничтожены предприятия, производившие копеечные лекарства), многолюдные улицы и рынки, ремонтирующиеся улицы, строящиеся дома, детей, которые носятся по улицам одни до 2 часов ночи… Именно это – жизнь сегодняшней Сирии. А не стреляющие танки.

— Не рискуете ли вы снова попасть в плен? Ведь второго шанса на побег может не быть.

— Мы ходим под Богом. Если придет предначертанный последний момент, не спасут ни толстые стены, ни бронированный автомобиль. А если еще не время, то и разорвавшийся рядом снаряд не причинит вреда (как было 26 января) и мимо вражеских постов пройдешь незамеченным: кто-то будет спать, кто-то не обратит внимания на идущую по дороге тебя. Сейчас район, где я была в плену, полностью освобожден.  Я сама снова как бы прошла весь этот путь. И уже могла спокойно анализировать, где там могли потенциально быть блок-посты.  Насчитала минимум 4. Сопровождавший меня военный сказал, что мне нереально повезло. А еще меня могла случайно застрелить армия, приняв за вражеского бойца. Они же иногда переодеваются в женскую одежду, чтобы усыпить бдительность военных…

— Часто ли гибнут сейчас в Сирии журналисты?

— Всего в Сирии за последние два с лишним  года погибло 33 журналиста. В основном, это сирийские граждане. Многие попадают в плен. Кого-то умудряются освободить, кто-то сбегает, как я. 

— Правда, что вы рассматриваете возможность получить сирийское гражданство? Какую страну вы считаете вашей родиной?

— Родина моя – уже не существующий СССР. Я – советский ребенок. А что касается сирийского гражданства, то это все проделки падких до сенсаций коллег: когда меня спросили на пресс-конференции, приняла бы я сирийское гражданство, если бы мне это предложили, я ответила, что это было бы очень приятно. На следующий день несколько изданий вышли с "утками", что я якобы планирую получить сирийское гражданство. Это при том, что я в ответе на тот самый вопрос ответила, что мне вполне комфортно с гражданством Украины.

— Побывав в селении, где вас держали в плену, какие чувства испытали?

— Наверное, для женщины каждое место, где она прожила какую-то часть жизни, в какой-то мере тоже – ее дом. Я ходила по знакомому для меня дому. Я прожила в нем почти три месяца. В доме был пожар. Не осталось мебели в комнате, где я жила. Стены обгорели, оплавились циновки. Все перевернуто.  Это – часть моей жизни. Не самая счастливая, но – часть. Чувства щемящие, правда. Я ведь и до этого и после видела много таких домов сгоревших. Но этот дом особенный. Я в нем жила! Он немножко мой.  Знаете, есть шальная мысль – выкупить этот домик. Он недорого стоит. И устроить там дачу.  Ведь это же и будет настоящая победа над смертью?

— Правда ли, что один из лидеров похитивших вас боевиков убит – как и многие из тех, кто принимал участие в похищении?

— Да, глава группировки, которая меня похитила, убит 31 мая. Те двое, кто меня охранял и от кого я убежала, были убиты "Джибхат Нусрой" (похитившая Кочневу группировка, часть "Аль-Каиды". — Авт.),  насколько я знаю. Один из охранявших меня бандитов (который стрелял у меня над головой, отгоняя меня в мороз от теплой печки)  был убит через 5 дней после моего побега. Остальные, вроде бы, пока живы. Тот отряд, который меня отобрал у непосредственных похитителей и держал у себя оставшиеся 151 день,  за эти 4 месяца понес много потерь. Кстати, я видела всего в нескольких метрах от меня того самого Абу Саккара, который на видео занимался людоедством.  Слава Богу, что я не у него была, а у другого человека.  Наверное, это меня и спасло. А попади я к этому самому Абу Саккару??

— Какова сейчас ситуация в Сирии и ее крупнейших городах – Дамаске и Алеппо? Что изменилось после контрнаступления сирийской армии, и каковы ваши прогнозы – скоро ли закончится война?

— В Дамаске обычная жизнь. Иногда бандиты из пригородов стреляют в нашу сторону из гранатометов, тогда гибнут люди. Три дня назад попали из миномета в выходивших из мечети людей. Погибло 4. Ранено 15. Это недалеко от моего дома было.  Иногда что-то минируют. После взрыва тоже гибнут люди. То есть, город живет обычной жизнью, но ему пытаются мешать.

Алеппо находится недалеко от турецкой границы. Из Турции приходит большое количество бандитов и оружия. Поэтому воевать там сложнее, чем в Дамаске. Заводы и фабрики Алеппо и области разграблены. Оборудование многих вывезено. Привезти продовольствие и предметы первой необходимости в город сложно: бандиты нападают на везущий в город гуманитарные грузы транспорт. По телевизору показывают, как люди в Алеппо жалуются на то, что у них во много раз поднялись цены, многих продуктов нет в продаже, за большинством товаров приходится стоять в очереди, что само по себе для Сирии – дикость. Город блокирован. Как, видимо,  считают на Западе, в интересах самого населения города. Потому что умирающие от голода люди уже будут согласны принять любую  "демократию" и "свободу" от чего угодно. В Дамаске перелом очевиден. Именно поэтому наши дома сейчас каждый день обстреливают: военные говорят, что бандиты так делают перед отступлением. Стараются как можно больше снарядов выпустить по городу, чтобы потом при отступлении не тащить на себе боеприпасы. Я уверена, что война закончится тогда, когда прекратится ее финансирование Западом и странами Залива. Пока у них есть деньги на разрушение Сирии, противостояние будет продолжаться.

— Стороны конфликта способны заключить мирное соглашение или единственный вариант развития событий — "война до победного конца"?

— Пока Запад и страны Залива настаивают на том, чтобы переговоров не было, их и не будет. Те, кто тут воюет против армии, они далеко не сами по себе. "Музыку" заказывает тот, кто оплачивает эту войну. Рано или поздно поток денег иссякнет. Я слышала еще когда была в плену: проблемы с финансированием уже начались… В некоторых местах бывшие бандиты сдаются целыми отрядами. В стране предусмотрено несколько степеней амнистии. Государство дает им шанс вернуться к прежней нормальной жизни и смягчает наказание за содеянное.

— Почему начался сирийский конфликт? За время пребывания в плену вы поневоле общались с теми, кто воюет на стороне боевиков. Что это за люди, почему они выступили против правительства, и есть ли надежда, что они перестанут видеть врагов в тех, кто воюет на другой стороне – как и наоборот?

— Люди там разные. Есть и случайно попавшие в эту мясорубку, которые стали преступниками и боятся вернуться обратно, совершенно справедливо опасаясь возмездия. Есть те, у кого вся семья такая, ему просто некуда деваться было – пошел за всеми. Есть те, кто пошел убивать и грабить.  Есть те,  кто в результате провокаций со стороны предателей в армии и полиции был вынужден перейти на ту сторону, ибо своими глазами видел что-то, что не оставило выбора. Например, соседи пошли на демонстрацию против коррупции и человек пошел. А в него кто-то выстрелил. Как ему доказать, что это было сделано специально с целью провоцирования конфликта? Почему конфликт начался? Потому что кое-кому он кровь из носа был необходим. Ситуацию раскачивали долго. Тунисско-египетский вариант с использованием соц-сетей не прошел.  Устроили провокацию в Дераа. Пролили кровь с обеих сторон.  Как только ситуация в Дераа начала налаживаться после погромов и беспорядков, устроили погромы в Беньясе.  Поджигали старательно и в разных местах. В итоге, действительно, заполыхало. Но не везде, а там, где население дало себя в это втянуть. Например, рядом с Дераа находится городок Сувейда. Там тишина и благодать. Почему? Потому что народ дал понять, что не даст себя втянуть. Тех, кто подбивал людей к беспорядкам, нещадно отмутузили. Больше эмиссары от "революции" не приходили.

— Интернет переполнен видео, где запечатлены зверства участников сирийского конфликта. Чем вызвано такое ожесточение?

— Ну, есть просто больные люди. Есть садисты, которые сами заплатят любые деньги тому, кто даст им пострелять по живым мишеням.  Есть те, кто специально приехал сюда убивать сирийцев.

— Какую роль играет в этой войне фактор внешнего вмешательства? Возможно ли военное вторжение в Сирию – бомбардировки по ливанскому сценарию, или сухопутная операция?

— Год назад вариант с использованием иностранного вторжения был вполне реален. Но после того, как широко разрекламированный "Вулкан в Дамаске" захлебнулся собственным  пеплом, планы были пересмотрены: Запад любит блиц-криги. А в Сирии им и не пахнет. Несмотря на некоторое количество предателей на разных уровнях, страна изо всех сил сопротивляется разрушению государства. Своими солдатами Запад рисковать не будет. А с сирийскими бандитами и иностранными наемниками армия более-менее справляется. Ведь у них год назад на что был расчет? На пресловутый план Аннана: чтобы из населенных пунктов была выведена защищавшая эти населенные пункты армия. Оставшиеся без охраны поселки тут же были захвачены вооруженными боевиками. Вот их-то уже год армия и "выкуривает". С разрушениями. С жертвами. Кому это было нужно? Зачем Сирии был навязан этот план? 

— Конфликт в Сирии часто представляют межрелигиозным конфликтом, где правительство президента Асада поддерживают шииты Ирана и Ливана, а боевикам-суннитам помогают единоверцы из Турции и других арабских стран.

— Это попытка манипуляции общественным мнением. От взрывов при терактах гибнут люди всех вероисповеданий. В том числе, и сунниты, и христиане.  И в армии служат люди всех вероисповеданий. В Сирии до недавних пор вообще было не принято уточнять, какого вероисповедания соседи или друзья. Страна была абсолютно светская, тут свыше десятка различных конфессий. Но кому-то жизненно необходимо стравить друг с другом соседей. Все эти сказки о том, что в той же армии "засилье алавитов" (последователи эзотерического ответвления шиитского направления ислама, смесь ислама, христианства и доисламских восточных верований. — Авт.): так туда нищие алавиты не имевшие земли, отдавали своих мальчишек с единственной целью — в армии кормили, и там дети имели шанс выжить.  Более зажиточные сунниты учили детей на юристов, врачей и т.п. А нищим семьям из горных деревень прибрежной зоны была одна дорога: в армию. И кто теперь виноват, что вчерашние мальчишки доросли до генералов? Или другой миф: о том, что в правительстве одни алавиты. Ну, да: достаточно посмотреть конфессиональный состав что нынешнего Кабинета Министров, что предыдущих. Около 80% — сунниты. И это – упрямый факт. Который старательно извращается с целью манипуляций.  В результате этих манипуляций шиитское меньшинство подвергается геноциду со стороны тех, чьим сознанием манипулируют. К примеру, если бы я была сирийской шииткой, то шансов выжить в плену без уплаты выкупа у меня бы не было.  Но при всем при этом, нападениям подвергаются и сунниты, поддерживающие государство. Достаточно вспомнить ряд убитых бандитами мусульманских деятелей, в том числе, уважаемого в стране и за ее пределами шейха Рамадана Бути, которого вместе с другими молящимися взорвали прямо в мечети.

— В соцсетях рассказывают, что в Сирии якобы воюют выходцы из стран бывшего СССР – в том числе, россияне и украинцы. Правда ли это?

— А вы почитайте соцсети. Какой там ужас творится. Все эти новоявленные Абдуллахи и Абдеррахманы из Крыма, большинство из которых на самом деле имеют славянские имена, но попали под влияние ваххабитов. Им промывают мозг, зомбируют, заставляют верить в то, чего нет. Три дня назад разоблачила одного промывателя мозга: опубликовал фото —  якобы "армия Асада прошлась по Хомсу". "Фото" оказалось… кадром из фильма "Пианист". Человек знающий моментально обнаружит подделку, даже если не видел фильма. На "фото" следы фотошопа. Да и домов таких в Хомсе нет. Там другая застройка. Это знает любой, кто хотя бы раз был в этом городе и в Сирии вообще. Все дома были без балконов. Что не характерно для Сирии: летом мы тут все на балконах ночи просиживаем, когда жара спадает. Нет тут жизни без балконов! А в "обстрелянном  из танка" доме, у которого половину снесло взрывами,  целые оконные рамы. А они вылетают первыми от взрывной волны! Вчера моя подруга разоблачила другую ложь: была опубликована старая фотография из Чечни и написано, что на ней – дети из Сирии. И такое мы находим в соцсетях каждый день.  Фото из школы, где размещены беженцы: для них готовят еду. Подпись: "Армия Асада обжирается, в то время, когда люди в Алеппо голодают". И плевать, что военные готовят еду для голодных беженцев. И плевать, что именно бандиты блокировали Алеппо и не пропускают грузовики с продуктами. Под каждой фотографией кучи комментариев доморощенных "мусульман", не постигших самой сути ислама: это религия мира и толерантности. В соцсетях собираются деньги "на джихад" и вербуются потенциальные бандиты. Почему этим никто не занимается?

— Много ли граждан Украины остается сейчас в Сирии?

— На большей территории Сирии все более-менее нормально. Опасности практически никакой нет. Зачем при таком раскладе людям бросать свои дома, работу, близких и эвакуироваться? Кто их там будет поить-кормить? Как будут учиться в украинских школах дети, несколько лет проучившиеся на арабском языке?  Люди знают, что с этими проблемами они останутся один на один. 

— На днях СМИ сообщили о том, что правительственные войска якобы нанесли удар по всемирно известному памятнику истории и архитектуры – замку Крак де Шевалье. Как Вы можете это прокомментировать? Вообще, насколько сильно пострадали от этой войны памятники Алеппо, Дамаска, Хомса, Пальмиры?

— Только что звонила в Хомс другу-журналисту. Он занят восстановлением своего кафе, около которого несколько дней назад взорвали заминированный автомобиль (погибло четыре человека, десятки ранены), поэтому сам сейчас выехать в район замка не может. Но он выяснял ситуацию. Ему сказали, что существенного ущерба замку не нанесено, все башни целы. На данный момент наибольший ущерб нанесен памятникам истории, находящимся в Алеппо: сгорели и частично разрушены средневековые рынки, пострадала Крепость, большие разрушения в Омейядской мечети Алеппо (таких мечетей в мире всего три: в Алеппо, Дамаске и в Тунисе), уничтожено несколько захоронений религиозных и политических деятелей прошлого,  пострадало множество церквей и мечетей. Чудом не повлек за собой глобальных разрушений обстрел одного из важных мест паломничества как христиан, так и мусульман – православного монастыря Саеднайской Богоматери, в который в январе 2012 года  был выпущен снаряд из гранатомета, пробивший стену. Но в целом практически все, что на данный момент так или иначе пострадало, восстановимо. Не восстановимо другое. Не столь глобальное с точки зрения туриста, но бесценное с точки зрения ученых.  Я имею в виду деятельность "черных археологов". Ради того, чтобы достать из-под земли какую-то вещь на продажу (естественно, в разы дешевле ее подлинной стоимости) они разрушают культурные слои, не давая настоящим археологам их изучить.

— Сколько человек погибло в стране с начала войны?

— По прикидкам боевиков – больше 100 000. Кстати, есть их сайт, я его изучала, нашла несколько знакомых персонажей.  В том числе того, кто меня захватил в плен. Убитый боевик на сайте значится как "жертва режима", в разделе "причина смерти" стоит "перестрелка с армией".  По нашим неофициальным прикидкам, учитывая как гражданских лиц, так и военнослужащих, с "нашей" стороны количество убитых уже перевалило за 300 000 человек. Этих людей нет в статистике ООН и в отчетах Рами Абдуррахмана – владельца лондонской закусочной, который периодически выдает какие-то цифры, называя себя центром по правам человека в Сирии.

— Как отнеслись в Сирии к восстанию против правительства Эрдогана, которое вспыхнуло в Турции?

— В конце апреля–начале мая я была приглашена в Турцию для участия в конференции Всемирного Совета мира.  Уже тогда было понятно, что все дойдет до открытых столкновений. По возвращению в Дамаск я и бывший там же на конференции от сирийского отделения Всемирного совета мира Адель Омар выступали по телевидению. Мы первыми сказали во всеуслышание, что турецкий народ – не враг сирийского, а еще одна жертва политики Эрдогана (премьер-министра Турции. — Авт.). Ну а примерно через месяц "грянул" парк Гези. Особенно смешно было сирийцам слушать заявления Эрдогана о том, что якобы Турция стала жертвой иностранного заговора.

— Что Вы думаете о недавних событиях в Египте, где в результате восстания и переворота сместили правительство исламистского президента Мурси? На улицах Каира, о достопримечательностях которого вы написали книгу, гибнут десятки людей. Как это скажется на туристической отрасли Египта, где привыкли отдыхать многие граждане Украины?

— Тут все зависит от того, как далеко у них все зайдет. Есть основания полагать, что далеко. Потому что сильный Египет не нужен так же, как не нужна была сильная Сирия. Мы еще два с половиной года назад во время событий в Тунисе предполагали, что будут расшатывать Египет. Думали, что для дестабилизации страны в Судане построят плотину, которая уменьшит количество попадающей в Египет воды и поставит страну на колени из-за глобального голода. Голодный человек может перейти грань и начать убивать ради куска хлеба. Мы тогда и предположить не могли, что в стране произойдет военный переворот: думали, все будет происходить  куда медленнее. Не угадали. Но про плотину в Судане информация есть: ее будут строить.  Так что, если даже сейчас египтянам удастся прийти к консенсусу, будущее, увы, видится в достаточно мрачных тонах. Во время Мурси из тюрем было выпущено около 600 приговоренных к смерти глав террористических и радикальных группировок. Если и ехать в Египет, то сейчас. Пока ситуация не стала действительно опасной для туристов. Сейчас туристические зоны контролируются армией; те, кто находится внутри этих зон, в безопасности. Туда просто так египтянам не попасть: я много раз ездила в Каир на рейсовых автобусах и видела, как тех, кто не смог аргументировано и документировано доказать, что имеет право въехать в туристическую зону, снимали с автобуса до выяснения обстоятельств.

— Можно ли ездить в Каир?

— Можно. Но лучше  прилетать туда самолетом, не в составе большой группы и иметь местного сопровождающего. В Каире очень много других интересных памятников. А Гиза вообще административно совсем не Каир и от нее до Тахрира  несколько километров.

Что будет с Египтом дальше – пока не совсем понятно. Но, скорее всего, ничего хорошего не будет.

 

Плен, побег и возвращение

Имя: Анхар Кочнева

Ро­дила­сь в 1972 году в Одессе (Украина)

Анхар Кочнева долгое время прожила в Сирии, где занималась журналистикой и турбизнесом. Она получила широкую известность после начала здесь гражданской войны в 2011 году. 10 октября 2012 года, во время поездки по стране, Анхар, которая освещала конфликт для ряда иностранных СМИ, была похищена боевиками одной из исламистских группировок. Через несколько дней она прислала своему бывшему мужу сообщение с просьбой обратиться в МИД: "Меня похитили бандиты… Я там, где боевые действия…"

По словам Анхар, в плену ее хорошо кормили, но иногда пытались запугивать — например, стреляли над головой только за попытку погреться у печки. Похитители объявили Кочневу "российской шпионкой" и потребовали $50 млн, угрожая в противном случае казнить пленную. Кроме того, они рассматривали возможность обменять Кочневу на одного из арестованных сирийским правительством.

Анхар провела в плену у боевиков 153 дня и сумела сбежать. Через несколько дней Анхар прилетела в Киев, где ее встретили родственники, а затем вновь уехала в Дамаск. 


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Андрей Манчук
Вы сейчас просматриваете новость "Анхар Кочнева: "Хочу выкупить дом, где меня держали в плену" (фото)". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: