Доктор Фанни Каплан и друг Антона Чехова

25 Марта 2009, 16:05

У легендарного офтальмолога Леонида Гиршмана глаза лечила вся империя.

Святой человек. Горожане носили на руках, бандиты провожали домой
Святой человек. Горожане носили на руках, бандиты провожали домой

170 лет назад в Латвии родился гений офтальмологии Леонард Гиршман, которого Антон Чехов называл святым человеком. Сам писатель несколько раз бывал в гостях у него и наблюдал нескончаемые очереди больных возле дома врача. Профессор не отказывал никому и ввел в практику консультировать людей даже после того, как рабочий день в больнице заканчивался. Известным стало выражение Леонарда Леопольдовича (сегодня это девиз больницы имени ученого в Харькове): "У врача нет последнего часа работы, есть последний пациент".

О святом человеке знали далеко за пределами огромной Российской империи, к нему на прием приезжали не только из самых отдаленных ее концов: Сибири, Дальнего Востока, но и из Турции, Польши. В огромной, 20-килограммовой книге регистраций с картонными страницами сохранилась память о тысячах больных, принятых офтальмологом. Существует легенда, что есть среди этих записей и имя знаменитой террористки Фанни Каплан, которая, как известно, страдала близорукостью. Лечить прогрессирующую болезнь Каплан решила у Гиршмана. Здесь ей была сделана операция.

Фото:. А. Пасюта
Суперкнига. В 20 килограммах — миллионы пациентов

"Леонард Леопольдович родился в Латвии, позже семья перебралась на юг, в Харьков. Здесь он окончил Харьковскую гимназию с отличием и поступил на медицинский факультет Харьковского университета, который тоже окончил на отлично" — гласит официальная биография ученого. Чтобы продолжить образование, Гиршман вынужден был покинуть родной город и уехать в Германию, учиться в престижном университете Европы. "Гейдельбергский университет считался центром науки в то время, и нужно было иметь необыкновенные способности и ум, чтобы там учиться. Гиршман смог покорить эту вершину, рассказывает заведующий третьим отделением офтальмологической клиники Игорь Денисов.

— Здесь он учился спасать людям зрение. В это время офтальмология из маленького, запущенного отдела хирургии развилась в самостоятельную науку, ставшую на высоту точных наук. Хорошо показав себя в работе, Гиршман получил приглашение работать в Америке. Но ученый принял другое решение и вернулся в Харьков".

За несколько лет практики Гиршману удалось стать одним из самых известных харьковчан. В клинике до начала 90-х годов прошлого века работала медсестра, которая рассказывала удивительные истории о своем современнике. Он никогда не пользовался книжными штампами, всегда, ставя диагноз и назначая лечение, учитывал рост пациента, телосложение и строение лица. Такая щепетильность в начале XX века, когда только-только осваивали самые простые операции, а зубы в деревнях ходили рвать к кузнецу, многими коллегами высмеивалась. "Он привез прибор, так называемое глазное зеркало, благодаря которому офтальмологи смогли заглянуть внутрь глаза, — говорит главврач клиники Михаил Ковтун. — О его профессионализме говорит такой факт: операция по извлечению катаракты занимала 1—2 минуты".

"Самое главное, чего мне удалось добиться, — приучить наших людей лечиться у врачей и обращаться за помощью в больницу!" — говорил о своей работе Гиршман. В 1905 году, после того, как прошли студенческие волнения против царского режима и многих выгнали из университета, профессор оставил родной университет. Тогда же у него созрело решение оставить и город просто потому, что возможности заниматься любимым делом у него уже не было, практиковаться было негде. Общественность стала на защиту профессора, был дан призыв жертвовать деньги на строительство новой клиники.

НАСЧИТАЛИ МИЛЛИОН. В 1919 году в совершенно бесконтрольном Харькове шастали банды разбойников, нападая на людей на улицах средь бела дня. Однажды такая банда остановила повозку, в которой ехал врач, и стала требовать деньги. Но когда молодчики узнали имя жертвы, не только отказались от награбленного, но и с почестями проводили профессора домой. Авторитет Гиршмана имел влияние и на советскую власть: здание больницы сначала хотели отобрать, но один из министров не позволил этого сделать. Юбилей Гиршмана в 1919 году превратился в общегородской праздник, сохранились сведения, что студенты организовали в честь профессора факельное шествие по городу. Поздравляя Гиршмана, коллеги решили узнать, сколько людей он принял. За час досчитались до миллиона пациентов.

Ни один из потомков Гиршмана не пошел по его стопам. Среди его наследников — юристы и инженеры. Сейчас они живут во Франции, в Париже. Иногда на родину знаменитого деда, в Харьков, приезжает его внук Жорж (Георгий) Гиршман. Несколько лет назад он привез в дар городской библиотеке книгу Антона Чехова с дарственной надписью семье Гиршман. Внук рассказал, что его отец, которому книга Чехова перешла от отца, сына Леонарда Гиршмана, всегда мечтал вернуть ее на Родину. Сейчас в Париже живут и старшая сестра Георгия Александровича и его сын Олег — единственный прямой потомок Леонарда Леопольдовича.

ДЕНЬГИ ДЛЯ БОЛЬНИЦЫ СОБИРАЛА ВСЯ СТРАНА. "Глазная больница Гиршмана — уникальный случай, когда заведение названо по имени врача при жизни, — говорит Игорь Денисов. — На следующий день после открытия работа была полностью развернута. Стационарное отделение больницы, имевшее всего 10 коек, было перегружено". Одновременно собирались средства для строительства нового здания больницы. "Стройка больницы была народной. В ней принимала участие интеллигенция — собственным трудом и денежными средствами. Многие губернские земства юго-восточной России приняли участие денежными ассигнованиями. Среди пожертвований, наряду со многими тысячами рублей от общественных организаций, были и 2 рубля, присланные двумя рабочими с далекой туркестанской железной дороги.

Сбор средств на постройку здания больницы носил совершенно необычный характер. Комитетом по сбору средств были отвергнуты мероприятия, предпринимаемые благотворительными организациями для сбора пожертвований, т.е. устройство концертов, лотерей и балов с благотворительными буфетами. Городскими властями в самой лучшей, нагорной части Харькова, был отведен участок земли в 1000 кв. саженей". В новом здании больницы было развернуто 65 коек, причем ввиду большого количества больных по настоянию профессора Гиршмана почти половина коек предоставлялась больным бесплатно. В 1914 году, после начала Первой империалистической войны в больнице открыт госпиталь на 25 коек для воинов с ранениями глаз.

Александр Пасюта

Вы сейчас просматриваете новость "Доктор Фанни Каплан и друг Антона Чехова". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования