укр
Олег Волошин
Берега Междуморья
Главная Последние новости Украины
20 Января 2010, 07:59  Версия для печати  Отправить другу
×
Из Украины сбегает по 6 тысяч ученых в год http://www.segodnya.ua/img/article/1852/58_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/1852/58_tn.jpg Украина На Западе они изучают слух у мух и не хотят возвращаться.
Питер Сурай. Устроился хорошо — в Британии у него дом и хорошая зарплата, но поначалу было тяжело. Фото из личного архива
Питер Сурай. Устроился хорошо — в Британии у него дом и хорошая зарплата, но поначалу было тяжело. Фото из личного архива

Из Украины сбегает по 6 тысяч ученых в год

На Западе они изучают слух у мух и не хотят возвращаться.

В последние годы украинские ученые стали реже уезжать на Запад. Если в начале 90-х страна ежегодно недосчитывалась 20—50 тысяч научных работников, то в последние несколько лет — 2—6 тысяч (всего с 1991 года количество ученых в Украине, по данным Госкомстата, сократилось втрое — с 295 до 94 тыс.). "За годы независимости от нас уехали десятки тысяч ученых. Точно никто не считал. Но сейчас такого массового оттока нет — в мире кризис, работу найти сложно, к тому же сегодня можно и здесь работать по грантам", — говорит Игорь Марков, завсектором этносоциальных исследований Института народоведения НАНУ.

7 ТЫСЯЧ НА ОПЫТЫ. Ученые подтверждают, что в 90-е их коллеги массово уезжали в США, Германию или Францию. Теперь едут в основном аспиранты. Зачастую те, у кого в Киеве нет жилья. "Ведь можно и здесь, работая по гранту, получать дополнительные $500 к зарплате и как-то жить. Но если надо снимать жилье и содержать семью, этих денег мало", — говорит химик Ирина. Впрочем, проблема не только в зарплатах: "Наша специальность связана с космической физикой, никаких перспектив для себя в Украине мы с мужем не видим, поэтому и уехали в аспирантуру в Карлов университет (Чехия). Хотя деньги тоже важны — чешские ученые зарабатывают по 800 евро", — говорит Марина, которая живет с мужем-ученым в Праге.

"Около 80% толковых выпускников вузов по таким предметам, как математика, физика, химия, стараются уехать за границу. В Украине очень слабая приборная база. Когда я писал диплом, полгода потратил на то, чтобы сделать прибор — надо было отследить, как свет влияет на мышей", — рассказал нам аспирант-физик Анатолий Стеценко. "Опыты приходится оплачивать из своего кармана. Я занимаюсь исследованиями в области искусственного оплодотворения, реактивы очень дорогие. Одно антитело стоит 7 тыс. грн. А без этого диссертацию не напишешь, поэтому я работаю на четырех работах: преподаю в университете, гимназии, кружке и даю частные уроки", — говорит аспирант-биолог Ирина Винниченко.

Есть и такие, кто едет просто из интереса. "Мне было интересно поучиться за границей. Мы разрабатываем новые вещества против рака", — рассказала нам Анна Калайда, выпускница химфака университета им. Шевченко, которая работает в Бонне (Германия).

ВЕРНУТЬСЯ? В Академии наук не видят трагедии в том, что ученые уезжают. "Там они набираются знаний, а затем часто возвращаются. Но проблемы у нас есть. С одной стороны, Украина входит в число 50 стран-лидеров по уровню НИИ, качеству образования. При этом наша наука крайне плохо финансируется: нам дают 0,3% ВВП, тогда как необходимо в пять раз больше, — говорит Владимир Семиноженко, член президиума НАНУ. — В Украине 20—30 ведущих научных центров, на модернизацию каждого необходимо потратить $3—4 млн. Если подождать еще 5 лет, то украинской науки просто не будет".

ПИТЕР СУРАЙ: В ВЕЛИКОБРИТАНИИ БИОХИМИК ОБОГАЩАЕТ ЯЙЦА

Уроженец Сумской области 53-летний Питер Сурай уехал за границу 15 лет назад (женат на украинке, двое детей). К тому времени он уже был доктором наук. Сегодня он почетный профессор эволюционной биологии университета Глазго (Шотландия). Всю жизнь биохимик проводит исследования в области птицеводства. "Благодаря моим разработкам сегодня в Украине производят куриные яйца, обогащенные селеном. Еще в Украине я задумался над ролью витаминов и антиоксидантов в питании человека. И сам разработал новый метод анализа витамина Е. В Великобритании я продолжил свои исследования. На этот раз, изучая состав куриных яиц, пришел к выводу: есть возможность обогатить яйца сразу несколькими важными антиоксидантами, включая витамин Е, селен и каротиноиды", — рассказывает он.

Ученый проводил испытания на людях. "Было отобрано 40 добровольцев из числа работников колледжа, и в течение 8 недель одна половина ежедневно съедала по одному обычному яйцу, а другая — по одному обогащенному. Перед испытанием у всех участников эксперимента была взята кровь на анализ, и эта же процедура повторилась через 8 недель. Далее был проведен скрупулезный биохимический анализ крови и доказано, что потребление обогащенных яиц действительно повышало концентрацию антиоксидантов в крови, что подтверждало благотворное влияние яиц на здоровье человека", — поясняет он.

Его разработки высоко оценили в научном мире. В 2000 году в Монреале (Канада) он получил премию Всемирной ассоциации по птицеводству. Сегодня у Сурая свой дом, приличная зарплата, правда, сколько получает — не говорит, и любимая работа. Былые испытания он вспоминает с улыбкой. "Когда я получил грант и оказался в Шотландии, меня бросили в лабораторию к обычным аспирантам. За границей не важны ваши регалии, своими знаниями надо доказать, что ты чего-то стоишь. На работе приходилось дневать и ночевать, за что коллеги по эволюционной биологии прозвали меня Привидением лаборатории", — шутит он.

Как признается ученый, первый год он еле сводил концы с концами. "Стипендия была 477 фунтов, из которых 400 я платил за жилье. В эту сумму входили завтрак и ужин, а вот на ланч денег не было. Обходился сосиской с кусочком хлеба, оставшимися от завтрака. Но эти трудности не имеют значения, если есть возможность заниматься любимым делом", — говорит он.

ЛЕНА РЯБИНИНА: ИЗУЧАЕТ СЛУХ У МУХ


Лену кормят дрозофилы

"Я живу в Англии более 4 лет. Работаю в Институте уха в Лондоне. Мы исследуем слух: хотим найти молекулы, которые отвечают за восприятие звука. В опытах использую мушек-дрозофил", — рассказывает 27-летняя Лена Рябинина (не замужем, без детей). Она покинула Украину студенткой. "Учась в КПИ на физтехе, писала в западные университеты, спрашивала, не могу ли я работать над кандидатской диссертацией у них. Мне удалось уехать в университет Суссекса". Лена говорит, что в Лондоне ей хорошо: "Платят неплохо, хватает и на путешествия — была в Европе, США, Австралии и Новой Зеландии. Вернусь ли в Украину, пока не знаю".

ОЛЬГА: УЕХАЛА ИЗ-ЗА МАЙДАНА

Киевлянка Ольга (ей за 30, детей нет, не замужем, родители остались в Украине) уже 4 года живет в Марселе (Франция): "Работаю в Национальном центре научных исследований. Изучаю эмбриогенез — развитие организма на ранних стадиях. Ищу принципы образования белковых кластеров ("сборища" белков в 10—100 и более штук) в мембранах клеток. Эмбрионы, где нарушено образование кластеров, умирают. Во взрослом же организме нарушение ведет к возникновению рака. Моя задача — предсказать поведение белков, вычислить размеры кластеров, скорости их образования, время жизни. Что это даст — непредсказуемо. Возможно, мы лучше поймем возникновение патологий".

Покинуть Украину ее побудило отсутствие денег и... "оранжевая революция": "Я тогда работала инженером на полставки в одном из институтов Академии наук, получала около 100 евро. Организация находилась в центре, и каждый день я дважды ходила через Майдан. Меня это движение напугало. Во всем этом было какое-то безумие". Она хотела стабильности, а не революций. По словам женщины, разница в уровне жизни ученых в Украине и Франции огромна: "Здесь, окончив аспирантуру, можно рассчитывать на 1800—2500 евро в месяц. А снимать квартиру в Марселе стоит 400—700 евро с комуслугами". Ольга говорит, что в Украину возвращаться не хочет: "Там нет перспектив".

ЕЛЕНА ИВАШИНА: В АМЕРИКЕ ИЗУЧАЮ СМЕРТЬ КЛЕТОК


Мнение. Лена говорит: в Украине нет ни приборов, ни специалистов

27-летняя биофизик Елена Ивашина родом из Харцызска Донецкой области. Девушка всегда хотела заниматься наукой. "Меня привлекала биология, но отец, инженер по образованию, настоял на том, чтобы я поступила на факультет физики Киевского национального университета. Уже будучи за границей, я нашла свою специализацию — на стыке физики и биологии", — рассказывает ученый.

Первый раз украинка попала в США семь лет назад по программе обмена студентов, она показала высокие результаты в учебе и закончила бакалаврат по физике в университете штата Мэн. Сегодня Елена пишет докторскую при Вашингтонском университете в Сент-Луисе, на которую ушло пять лет работы. В итоге она получит звание профессора по молекулярной биофизике.

"Я сейчас работаю научным ассистентом при медицинской школе своего университета и занимаюсь исследованиями в области программной клеточной смерти. Это очень важное направление в науке, так как имеет отношение к раковым заболеваниям, предотвращению смерти сердечных мышц после сердечного приступа", — поясняет она.

Несмотря на плотный график работы, Елена признается, что получает немного. "В университете мне платят стипендию, которая по размеру подобна зарплате учителя начальных классов в США. Он обусловлен минимальным прожиточным минимумом в Сент-Луисе. Хотя университет мне ежемесячно оплачивает проездной на автобус и метро", — говорит она. Для сравнения: прожиточный минимум в США составляет чуть больше $10 тысяч в год, то есть $833 в месяц. Выживать в чужой стране ей помогает муж-американец, он — компьютерщик. Они познакомились несколько лет назад, когда она впервые приехала в США. Детей у них пока нет.

Елена планирует продолжить учебу и работу в Германии, после чего вернуться в США: "Ведь здесь я реально могу найти работу профессора в любом американском университете, на физическом или биологическом факультетах, а также в каком-нибудь научно-исследовательском центре".

О возвращении в Украину речи нет. Елена с горечью отмечает, что на родине нет возможностей профессионально заниматься наукой. "Многие инструменты, которые необходимы ученым для исследований, стоят сотни тысяч долларов. Это и микроскопы, и установки для молекулярной биологии. В Украине нет такого оборудования не только из-за отсутствия финансирования, но и по причине недостатка квалифицированных ученых. Правительства же западных стран ежегодно тратят миллиарды на развитие науки. Поэтому сейчас в США и Европе имеется широкая научно-исследовательская база. Чтобы построить подобную базу в Украине, понадобится не одно десятилетие", — добавляет она.

ЧЕБАНОВ: В УКРАИНЕ ЕСТЬ СЕРЬЕЗНАЯ НАУКА


Трудится здесь. Работы полно, но результаты уходят на Запад

35-летний кандидат химнаук Валентин Чебанов считает, что успешную карьеру ученого можно сделать и на родине. Крепко стоит на ногах и Институт монокристаллов НАН, в котором он работает: "Институт занимается любопытными проектами. Одно из направлений, которое у всех на слуху, — нанотехнологии. Мы задействованы в области медико-биологических исследований и создаем зонды, которые могут внедряться в живые клетки, с их помощью можем отслеживать, как существует клетка".

Тот факт, что Институт монокристаллов вносит серьезный вклад в развитие мировой науки, подтверждает его участие в строительстве Большого андронного коллайдера: "Наши ребята ездили в Швейцарию и участвовали в монтаже оборудования. Буквально с отвертками в руках монтировали БАК. На тех участках, где они участвовали в сборке, аварий не произошло".

Один из основных предметов исследований комплекса — кристаллические материалы. "Исследования ведутся в области создания прозрачной брони. По сути, речь идет о разработке специальных пуленепробиваемых стекол. Наша задача — разработать такое покрытие из искусственного сапфира. Очень трудно вырастить один кристалл для большого стекла, чтобы он выглядел как единое целое", — отмечает ученый. По словам Чебанова, ежегодно их институт получает 20—30 международных грантов: "Размеры разные — от 150 тыс. евро, а в среднем наш институт выигрывает гранты по 250—300 тыс. евро". 10% от гранта перечисляется в институт, остальное получают сотрудники. Размер заработков не называет, но говорит, что на жизнь хватает: "К сожалению, 90% изобретений мы продаем за границу. Беда нашей науки в том, что в Украине нет серьезных структур, которые бы доводили научные разработки до коммерческого использования".

ХЕГАЙ: В ГЕРМАНИИ УЛУЧШАЕТ ТОМОГРАФ


Алекс Хегай. Молодые ученые хотят совместить науку и бизнес

24-летний харьковчанин Александр Хегай благодаря успешным выступлениям на олимпиадах по физике без труда поступил на физический факультет КНУ им. Шевченко: "Я всегда хотел учиться в Германии. Правда, в немецкой школе учатся не 10 лет, как у нас, а 12. Поэтому проучился два курса в Шевченко, заодно подтянул немецкий. Подавал документы в разные вузы. И в 2005-м меня приняли в один из ведущих вузов страны — Мюнхенский технический университет".

Украинец не стал подавать документы на получение стипендии, а предпочел идти работать в лаборатории. Занятость 20 часов в неделю позволяла зарабатывать порядка 850 евро в месяц. Этих денег хватало и на жизнь, и на оплату учебы — 500—600 евро за семестр. "Когда пришло время писать диплом, начал работать в научном центре международного концерна "Дженерал Электрик" — лидера по производству медоборудования", — рассказал нам Саша. Он успешно защитил диплом на тему "Магнитно-резонансная томография" (МРТ) и готовится к докторской.

"Мои исследования касаются новой методики МРТ. Безвредная субстанция вводится подкожно или внутривенно в организм человека и позволяет наблюдать реакции в различных органах. С помощью этого метода можно будет, например, на более ранней стадии диагностировать рак. Методика потребует разработки нового медицинского оборудования". Уровень своего нынешнего дохода Хегай не скрывает. "Сейчас зарабатываю около 3300 евро в месяц "грязными" (налоги "съедают" 40% зарплаты). Это средний заработок в Германии для людей с высшим образованием. В будущем планирую объединить свои интересы в науке и бизнесе. Степень доктора позволит получить место топ-менеджера в компании, занимающейся научными разработками, или открыть свое дело в сфере инновационных технологий".

"НАУКА — НЕ ДЛЯ ЗАРАБОТКА"

Доктор химических наук Марина Буланова уже больше 30 лет работает в киевском Институте проблем материаловедения НАН. Она — потомственный ученый. "Мой отец создавал материалы, которыми покрывали тело ракеты, чтобы она не разрушалась при полете от воздействия температур. Я исследую, как состав материала влияет на его свойства. Уже больше 10 лет работаю с титановыми сплавами. Мы нашли составы, которые могут до 100 часов работать при температурах до 800 градусов — это могло бы пригодиться в авиапромышленности. Правда, использовались ли на практике результаты нашей работы, не знаю. Главное — мы получаем научные знания, которые может использовать любой". По ее словам, на Западе и наших ученых, и наши исследования ценят: "Минимум раз в год меня приглашают за рубеж. Конечно, лаборатории у них лучше, оснащены современными приборами. Мы же плавим сплавы в печке конца 50-х годов. Многое оборудование делаем сами".

По словам ученого, в молодости она думала уехать за границу, но теперь поздно: семья, дети. "К тому же здесь можно получать гранты — до $500 в месяц. Многие мои коллеги дополнительно преподают в вузах на полставки плюс ученые получают надбавки. Живут, конечно, небогато. Но вообще наука — это не способ заработка, это, скорее, диагноз".


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Авторы: Коновалова Христина, Рафал Анастасия
Вы сейчас просматриваете новость "Из Украины сбегает по 6 тысяч ученых в год". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: