укр
Віталій Квітка
Свято імені нас
Главная Последние новости Украины
27 Ноября 2007, 17:50  Версия для печати  Отправить другу
×
Как писатели поделили Украину: кровавая битва под Луганском, осада Ровно и атака на Подол http://www.segodnya.ua/img/article/828/42_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/828/42_tn.jpg Украина Украинские писатели уже опубликовали сценарии того, что ждет нашу страну, если она перестанет существовать как единое целое.
Фото vgirfo.kharkov.ua
Фото vgirfo.kharkov.ua

Как писатели поделили Украину: кровавая битва под Луганском, осада Ровно и атака на Подол

Украинские писатели уже опубликовали сценарии того, что ждет нашу страну, если она перестанет существовать как единое целое.

Пока наши политики пугают друг друга и населения угрозой раскола Украины, писатели уже вовсю о нем пишут в своих художественных произведениях. Так, недавно в Интернете на сайте "Искусство войны" опубликован роман "Эпоха мертворожденных" луганского писателя Глеба Боброва, который ранее стал известен своими произведениями на афганскую тематику. В 2008 году он выйдет в одном из московских издательств. Но Бобров отнюдь не пионер на этом поприще. У него имеются предшественники — в частности, известный украинский писатель из Ровно Александр Ирванец, который написал роман "Рівне/Ровно (Стіна)", и журналист-преподаватель Киево-Могилянской академии Дмитрий Губенко, из-под пера которого вышла повесть "Сходославия". Там также события развиваются на фоне противостояния двух Украин. Интересно, что благодаря вышеупомянутому произведению господин Ирванец выдвинут на литературную премию "Ангелус", которую учредил совет польского города Вроцлав для писателей Центральной и Восточной Европы.

Два последних произведения написаны задолго до знаменитого съезда "сепаратистов" в Северодонецке и проникнуты так называемой "западноукраинской сепаратисткой идеей" — дескать, отделившись от "русифицированной" Восточной Украины, ее западная часть заживет припеваючи. Эту же идею лет 6—7 назад активно пропагандировали политологи Олег Хавич, Дмитрий Кублицкий и Влодко Костырко, этой теме были посвящено несколько номеров львовского альманаха "Ї". В то время Донбасс мог в этом смысле похвастаться разве что компьютерной игрой, созданной известным донецким журналистом и политологом (ныне покойным) Дмитрием Корниловым на основе игры "Цивилизация", где между собой сражаются Донецкая республика и Украина.

Но вернемся к литературе. "Сегодня" решила поинтересоваться у писателей-"раскольников", зачем они писали свои книги и насколько считают возможной реализацию описанных в них сценариев.

ДВЕ ЧАСТИ СТРАНЫ ХОТЯТ ТОЛЬКО "СВОИХ" ПОЛИТИКОВ. Президент Киевского международного института социологии, профессор Валерий Хмелько проблему "раскола Украины" изучает с 1994 года, когда во втором туре президентских выборов впервые обнаружилась противоположность предпочтений в двух частях Украины разных кандидатов. Тогда часть центра (без Черниговской, Сумской, Полтавской и Кировоградской областей) и запад отдали голоса Кравчуку, агитировавшему за "розбудову держави", а юго-восток — Кучме, выступавшему за решение социально-экономических проблем через сотрудничество с Россией и за предоставление официального статуса русскому языку.

"После президентских выборов-94 мы обнаружили связь между пропорцией в регионах голосов за Кравчука и Кучму и пропорцией украиноязычных и русскоязычных украинцев, — заявил профессор Хмелько "Сегодня". — Но причины различия между регионами в предпочтениях разных языков были выяснены позднее, когда мы выявили значительную распространенность в Украине двойной (украинско-русской) этнической самоидентификации. Наши исследования показали, что считают себя по национальности только украинцами около 61% избирателей, только русскими — около 9%, отчасти русскими, отчасти украинцами — около 25%. В тех регионах, где преобладают моноэтнические украинцы, большинство отдает предпочтение оранжевым, а там, где моноэтнические украинцы в меньшинстве — сине-белым. В социально-экономических и политико-правовых ориентациях между жителями разных регионов нет существенных различий. Людей волнуют в основном экономические и социальные проблемы, но решение этих проблем они склонны доверять только "своим" политикам".

По словам социолога, преодолеть поляризацию страны сможет лишь та политическая сила, которая найдет компромиссное решение расхождений в национально-политических ориентациях жителей двух частей Украины.

ЭПОХА МЕРТВОРОЖДЕННЫХ. Время действия романа "Эпоха мертворожденных" необозначено. Оно происходит на фоне раскола Европейского Союза на "младоевропейцев" во главе с Польшей и под покровительством Америки, и на "старую Европу". В это время в Крыму происходят этнические столкновения между татарами и славянским населением. Полуостров отделяется от Украины, после чего о своей независимости объявляют Харьковская, Донецкая и Луганская области, объединяющиеся в Восточную конфедерацию (ВК), а также Закарпатская, Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская области, объединяющиеся в Республику Галиция. Вся оставшиеся области Украины входят в ЦУР (Центрально—Украинскую Республику). Последняя начинает войну с Восточной конфедерацией. На ее стороне воюют галичане и контингенты "младоевропейцев". Войска ЦУРа с их помощью разрезают ВК пополам. Луганск пал, Донецк еще держится, а беженцы с этой территории переходят в Россию. Они снова вооружаются, формируют мощную армию и начинают отвоевывать свою землю...

Глеб Бобров: "Этим романом я хочу предостеречь Украину от раскола".

— Как у Вас возникла идея романа "Эпоха мертворожденных"?

— Идея романа возникла в самый разгар "помаранчевой революции". В те дни я, в качестве координатора общественных приемных В.Ф.Януковича по Луганской области, работал, что называется – на самом пике народного нерва. К нам в приемную в день обращалось свыше ста человек, да по остальным трем десяткам приемных – еще тысячи. В те дни достаточно было одной автоматной очереди, что бы крайний сценарий обрел свою устрашающую реальность. Это был бесценный опыт и именно в те дни, реально ощущая живое "предчувствие гражданской войны" (прямо по Сальвадору Дали) ко мне пришел замысел смоделировать, как это может быть и что будет со всеми нами – со страной и ее гражданами. И выдать это в виде предупреждения. Опыт одной лично пропаханной на пузе гражданской войны — афганской — у меня за спиной был. Другое дело, что задеты чьи-то национальные чувства, но это уже не ко мне. Моя работа художника — нарисовать сценарий возможного кошмара — выполнена. Теперь дело за обществом — не дать этому сценарию воплотиться в жизнь.

— Как вы считаете, насколько возможно развитие в Украине такого сценария (раскол и боевые действия) событий, который описан Вами? Что необходимо для того, чтобы его не было? Вообще, как по Вашему мнению преодолеть раскол Украины?

— Украину все воспринимают, почему-то, как суверенное и независимое государство, но при этом полностью игнорируется тот факт, что наша страна находится на самом острие самого крупного в истории человечества геополитического конфликта. С одной стороны – Западная цивилизация, во главе с США упорно и методично продолжающая свой многовековой крестовый поход "на Восток". С другой — Российская цивилизация не менее упорно пытающаяся собраться и поднимающаяся с колен. Украина здесь лишь пешка и при первой необходимости ее тупо принесут в жертву. Ради примера, представьте, что, допустим, в Гондурасе к власти пришло маоистское правительство со всеми атрибутами любви к Поднебесной – китайскими военными базами, китайскими правовыми институтами и прочее. Сколько Штаты будут терпеть этот китайский зоопарк под своим боком? Или другой сценарий – РФ сейчас крайне не выгодна любая нестабильность на западных границах. Полыхнет здесь — России, однозначно, мало не покажется. Чем не вариант подножки правонаследнице рухнувшего Союза?

— Считаете ли Вы, что на территории Украины под этнонимом "украинец" существуют два разных народа или во всяком случае процесс образования этих народов уже начался? Если да, то в последнем случае, чем он вызван?

— Это не отдельные народы, это классический микс, характерный для территорий окраин, приграничья. Было такое русское слово "украины". Теперь оно стало самоназванием для государства. От него, позже, произошло и название этноса – "украинцы". Перетрусите нетленного светоча украинской идеи – Т.Г.Шевченко и вы ни разу, ни в одном его тексте не встретите слова "украинец". Не встретите потому, что при его жизни этого термина не существовало. Теперь же конечно – идет лавинообразное обработка населения. Особенно детей. Посмотрите учебники. Посмотрите учебные программы. Национальная идея насаждается и носителей ее становиться с каждым годом все больше и больше. Краеугольным камнем здесь идет очень точное определение Л.Кучмы: "Украина не Россия". Вот эта отстройка от собственных корней и есть на сегодня – непреодолимый украинский парадокс: с одной стороны, это — единственный шанс сохранить страну и в то же время, он же — прямой путь к ее развалу. Ибо есть огромный пласт граждан Украины — ровно половина страны — грубо говоря, весь юго-восток, который никогда не смириться с этой несправедливостью, не согласиться и не поддастся на кардинальную смену культурной, мировоззренческой и геополитической ориентации. Демонстрируемое сегодня властью, попытки упорного игнорирования и призрения к мнения половины (!) сограждан и есть прямой путь к реализации описанного в "Эпохе мертворожденных" сценария. Более варварский, белее безответственный подход к будущему собственной страны и собственного народа демонстрируют лишь откровенные агрессоры на оккупированных территориях.

РІВНЕ/РОВНО (СТІНА). Действие романа "Рівне/Ровно (Стіна)" происходит в 200... году. Где-то — то ли в Харькове, то ли в Донецке — прокоммунистические силы провозглашают создание Социалистической Республики Украины (сокращенно СРУ), армия которой при поддержке российских войск захватывает большую часть Украины (ее правительство успевает эвакуироваться из Киева во Львов). Свободные от оккупации западноукраинские области образуют Западно-Украинскую Республику. Ровенская область также оккупирована. Однако благодаря тому, что на ее территории на Тучинском полигоне проходили военные маневры с участием НАТО, Западное Ровно удается защитить, там образуется анклав, который на постоянной основе защищают всего лишь 200 поляков и немцев, и который связан с ЗУРом Клеванским коридором. Эта часть города расцветает, так как на его территории найдены залежи урана (!). Меняется архитектурный и культурный облик "Захидного Ривне": строится масса гостиниц по типу "Хилтон", на берегу местных прудов строятся уютные кафе и ресторанчики, а европейские туристы, прежде чем посетить ЗУР, непременно начинают экскурсию с посещения этого анклава. А вот другая часть города, как и вся СРУ, стонут под властью коммунистического режима. Продукты и даже такси в СРУ только по талонам, более менее пристойную пищу и спиртные напитки (в частности пиво "Львовское премиум") можно купить только в коммерческих магазинах, джинсов в СРУ нет вообще, самые классные сигареты — "Космос", самые крутые тачки — это "Москвичи" и "Волги". Только партноменклатура пользуется привилегиями. Одна из них (кроме доступа к "Хенесси" и тонику) — получение квартир с видом на "Захидне Ривно".

Александр Ирванец: "Тех, кто живет на Юго-Востоке, я не признаю украинцами".

— Как возникла идея написания романа?

— Роман этот писался достаточно долго. Его идея пришла ко мне в 1995 году (закончен в 1999-м), когда я впервые получил стипендию за границей. Приехал в Германию, причем Западную — в Штутгарт, и уже оттуда прибыл в Берлин, где живет мой товарищ Олаф Мюнцберг. Он немецкий профессор и писатель. Олаф показал мне тогда два Берлина. Хотя Германия к этому времени была и объединенной, но восточная и западная части этого города отличались и архитектурой, и атмосферой. Очевидно, тогда я бессознательно, а может и сознательно подумал: вот такое что-нибудь перенести на нашу почву. Я взял свой родной город Ровно (по-украински его название теперь звучит как "Ривне". — Авт. ), выделил из него западное Ровно, провел по карте карандашом, где бы могла проходить стена. Это было начало, потом я написал примерно тридцать страниц текста, еще будучи в Германии, и понял, что нужно возвращаться в Ровно и там его писать. Так и сделал.

— А какие-то тогдашние украинские реалии дали ли вам основание написать этот роман?

— В Украине эти реалии лежат прямо на ладони. Каждый из нас хочет, чтобы ему платили, как на Западе, при этом работать хотят, как на Востоке. Каждый хочет, чтобы тротуары были чистыми, без мусора, трамваи ходили по расписанию и так далее, но каждый из нас мало что делает для этого — все мусорят, плюют, а водитель трамвая пренебрегает расписанием. Нужно было взять эти факты и свести их все вместе, что я и сделал.

— Насколько, по-вашему, возможен раскол Украины и ведение каких-то боевых действий между двумя частями Украины?

— Меня часто спрашивают, почему я не напишу продолжения. Отвечаю — потому что продолжения нет. Все замерло, все застыло на все той же точке. Все так же поделено. Дальше продолжает существовать "Західне Ривне" и "Восточное Ровно", но так же продолжает существовать разделеленным на западную и восточную часть любой украинский город — и Житомир, и Винница, и даже Харьков. Насколько возможен сценарий, о котором вы спрашивали? Украинцы — это не тот народ, который пойдет воевать. Я лично из шкурных интересов, может, и хотел бы этого. Если бы это произошло, то мой роман вышел бы миллионным тиражом, и я сразу обеспечил бы свои материальные потребности, но я, в принципе, знаю, что этого не произойдет.

— Как, по вашему мнению, можно преодолеть раскол Украины, если вы считаете, что он существует?

— Нужно сделать нормальную границу, в частности на востоке, установить визовый режим с Россией, и у нас будет нормальный безвизовый режим с Европой. Тогда к нам не будут сотнями и тысячами ехать индийские, вьетнамские, китайские мигранты. Тогда мы станем, нормальной, единой державой. Это же и рецепт от внутреннего раскола. Улучшение границы будет способствовать унитаризации государства.

— Считаете ли вы, что под этномимом "украинец" существуют два разных народа?

— Для меня украинец — это тот, кто говорит по-украински, думает по-украински, любит Украину. Вы можете себе представить, что эти слова дословно бы сказал какой-нибудь Янукович, Колесников, Ахметов, Азаров, Бойко? Я не слышал этого. Этих и тех, кто живет на Юго-Востоке, я не признаю украинцами. Они, конечно, граждане Украины, и, к сожалению, как и я, имеют ее паспорта. Из-за этого я не могу ездить в Европу без визы, так как они могут ездить в Россию без визы.

СХОДОСЛАВИЯ. Повесть Губенко "Сходославия" была издана политологом Олесем Донием (сегодня он депутат Верховной Рады, фракция НУНС) в своем журнале "Молода Україна", N5, 2003г. События в ней разворачиваются в 1991г. и в 2001г. Сразу после путча (ГКЧП в Москве) в Киеве объявлено о создании Украинской республики, которая провозглашает свою независимость. Однако российские демократы во главе с Ельциным терпят поражение в столице СССР, после чего на востоке Украины (в Донецке, Харькове, Луганске, Сумах, Крыму) происходит восстание прокоммунистических сил. В Харькове провозглашена Федеративная республика Украина. Ее армия начинает наступление на УР и доходит до Днепра, где ситуация и стабилизируется. Столица УР теперь в Западном Киеве, а ФРУ — в Восточном. Уровень жизни в УР в 10 раз выше, чем в ФРУ. В последней дефицит всего чего можно и репрессии против украинского языка. В 2001 году начинается новая война. Вначале войска ФРУ наступают на западный Киев, высаживают десант на Подоле, однако, наступление проваливается, войска Украинской республики доходят почти до границ с Россией, но российские войска откидывают их обратно к Днепру.

Дмитрий Губенко: "Ни про какой раскол сегодня я бы не писал".

— Как у вас возникла идея повести "Сходославия"? Что вы ею хотели сказать читателю?

— Эта повесть – проба пера. Она была написана еще в студенческом возрасте, когда я учился на бакалаврате в Киево-Могилянской академии. Над "Сходославией" я работал с 1999 по 2001 годы. Собственно повесть была написана как исторический эксперимент (есть такой жанр, как "альтернативная история"). Просто я хотел поэкспериментировать, чем бы могла закончиться ситуация во время распада Советского Союза в 1991 году, если бы она пошла по югославскому сценарию.

— Насколько возможно, хотя бы примерно, такое развитие ситуации в Украине, которое вы описали?

— Считаю, что это маловероятно, а фактически – просто невероятно. Если посмотреть на мой текст, развитие событий начинается в 1991 году, и они коренным образом отличаются от сегодняшней ситуации. Тогда происходил развал одной системы и строительство совершенно иной. Сейчас же Украина является стабильным государством... К сожалению, некоторые украинские политики в борьбе за власть используют региональные различия, которые существуют в нашей стране, натравливая жителей одних областей на других. У меня нет никакого желания содействовать этим опасным политическим играм, поэтому ни про какой раскол сегодня я бы не писал.

— По Вашему мнению, вообще есть раскол Украины или это все выдумки политиков и политологов?

— Раскола Украины нет хотя бы потому, что нет такой разделительной линии как, например, языковая граница между Фландрией и Валлонией в Бельгии, которая делила бы нашу страну на разные, абсолютно отличные, противоположные части. Да, есть достаточно высокий уровень регионализации, т.е. существуют регионы с разными языковыми, политическими предпочтениями, мировоззренческими убеждениями, но такого раскола "а ля берлинская стена" я не вижу.

— Считаете ли вы, что под этнонимом "украинец" существуют две разные нации или во всяком случае идет процесс их образования?

— Нет, этноним "украинец" не имеет двух подвидов, потому что у всех региональных групп остается одна основа. Можно говорить, что есть русскоязычные и украиноязычные украинцы, однако оснований говорить, что это разные этнические общности, я не вижу. Сейчас идет процесс глубокой регионализации, люди объединяются не по этническому принципу. Если посмотреть на обитателей Донбасса, которые имеют всем известные предпочтения, то к ним принадлежат не только этнические русские, евреи или татары, но и этнические украинцы, которые проживают на этой территории. Точно также и в Галичине.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Чаленко Александр
Вы сейчас просматриваете новость "Как писатели поделили Украину: кровавая битва под Луганском, осада Ровно и атака на Подол". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: