укр
Олег Волошин
Берега Междуморья
Главная Последние новости Украины
12 Апреля 2007, 07:44  Версия для печати  Отправить другу
×
Как Терешкова проспорила коньяк, и почему хвастунов не пускали в космос http://www.segodnya.ua/img/article/496/64_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/496/64_tn.jpg Украина Истории первых космонавтов от их харьковского учителя
Как Терешкова проспорила коньяк, и почему хвастунов не пускали в космос

Как Терешкова проспорила коньяк, и почему хвастунов не пускали в космос

Истории первых космонавтов от их харьковского учителя

МАРС ПОДОЖДЕТ
Сегодня исполняется 46 лет с тех пор, как человек впервые полетел в космос и благополучно вернулся на Землю. Излишне напоминать, что первым стал 27-летний старший лейтенант советских Военно-Воздушных Сил Юрий Гагарин, опередив всего на 24 дня американских астронавтов. Тогдашнее руководство СССР во главе с Никитой Хрущевым ликовало: мы утерли нос янки! После 108 минут пребывания в безвоздушном пространстве Гагарин приземлился майором, минуя капитанское звание, и Героем Советского Союза. И только Главный конструктор ракет Сергей Королев знал: шансы на благополучное возвращение космонавта с орбиты немногим превышают 50%. Гагарин, действительно, чуть было не сгорел из-за нечетко сработавшей системы отделения спускаемого аппарата. Малоизвестен и тот факт, что американцы, использовавшие идеи создателя фашистских ракет "ФАУ" Вернера фон Брауна, опережали СССР в подготовке первого пилотируемого полета в космос, но Браун в последний момент отложил запуск именно из-за того, что риск гибели астронавта при спуске был слишком велик.

Однако историю не переписать. Хотя, заметим, впоследствии американцы в свою очередь утерли нос "советам", первыми высадившись на Луне. Казалось, что не за горами освоение не только Луны, но и Марса. Увы, пилотируемые полеты к другим планетам уже 20 лет как прекращены — люди занялись освоением "ближнего" космоса, построив на земной орбите несколько обитаемых космических станций (КС). И здесь американцы, вроде бы, первые: они раньше всех создали возвращаемые космические "шаттлы". Однако две страшные катастрофы с ними (в 1987 г. при взлете взорвался "Челленджер", погибли 7 астронавтов, в 2003-м при спуске вспыхнула "Колумбия" — еще 7 смертей) заставила США обратиться за помощью к России, которая по-прежнему отправляет на КС старые добрые одноразовые "Союзы".

Сегодня мы воспринимаем полеты на орбиту как что-то обыденное. Многие люди мечтают стать космическими туристами, а трое, имеющие хорошее здоровье и "лишних" $20 млн, уже ими стали. Предприимчивые американцы разработали "эконом-вариант" суборбитальных полетов: взлет на высоту 100 км, несколько минут невесомости и посадка обойдутся всего в $250 тыс. Уже стоит очередь желающих. Космос все больше коммерциализируется. А Луна и Марс — подождут.

ПАРТИЯ ПРИКАЗАЛА

В СССР полеты космонавтов освещались по принципу известной песенки "все хорошо прекрасная маркиза". Что и породило убеждение о легкости полетов в космос: слетал, увешал грудь орденами и получил все мыслимые и немыслимые блага. А уж как они доставались (прямо скажем, весьма небольшие на самом деле — обставленная мебелью квартира да машина "Волга") и какую цену за это платили, не было в СМИ ни слова.
Шел 1969 г. Советская пилотируемая космонавтика топталась на месте и от ЦК КПСС поступило указание: к 100-летию со дня рождения Ленина (22 апреля 1970 г.) подготовить и провести длительный показушный полет, побив рекорд американцев — 16 суток. Перспективную программу испытания новой системы сближения и стыковки для лунных кораблей "Контакт" отложили (как оказалось, навсегда), а экипажи, готовящиеся к полетам по ней, были перетасованы, как карточные валеты. Из них создали новые, которым в короткий срок предстояло подготовиться к длительному полету при отсутствии методики и опыта. В декабре 1969 г. были сформированы три экипажа: Андриян Николаев и Виталий Севастьянов, Анатолий Филипченко и Георгий Гречко и "медэкипаж" — врач и летчик Василий Лазарев и врач Владимир Яздовский. На тренировках "пахали" до седьмого пота и все же Николаев и Севастьянов стартовали на "Союзе-9" только 1 июня 1970 г. Еще никто в мире не летал в космосе почти 20 суток, поэтому бытовой отсек корабля оснастили контейнерами с водой и соками на 55 л, запасами пищи в тубах, банках и пакетах, системой сбора отходов жизнедеятельности.

ЦЕНА РЕКОРДНОГО ПОЛЕТА.

19 июня космонавты совершили посадку. Севастьянов вспоминает: "Когда приземлились, нам было очень тяжело. Андрияна вытащили на руках, я вылез сам и сел на обрез люка, но спуститься не могу. Андриян сидит и утирает лицо землей, а по пыльным щекам стекают слезы. Встать мы не могли, на носилках нас занесли в вертолет. Андрияна положили на лавку, меня на пол. Летим. И вдруг врачи к Андрияну кинулись и что-то суетятся. Я на четвереньках подполз, глянул — а он без сознания. Еле откачали. Так нас на носилках и вынесли из вертолета в Караганде".

Оказалось, что после 18-суточного полета космонавты находились в тяжелейшем состоянии. Сердце каждого уменьшилось в объеме на 20%, обхват бедра — на 7,5 см, голени — на 3,5 см. Они испытывали сильные мышечные боли, к вечеру первых земных суток у них была высокая температура и очень частый пульс. Их немедленно доставили в профилакторий Звездного городка, поломав традицию встречи героев космоса во Внуково: не встречать же торжественно их, лежащих на носилках. Период острой адаптации к земным условиям, когда даже чайную ложку поднять было тяжело, продолжался более двух суток. Но, даже после шести суток реабилитации, космонавты не могли самостоятельно ходить, хотя в конце концов вернулись к нормальной жизни. По результатам их полета был разработан комплекс для поддержания мышечного тонуса людей на орбите: бегущая дорожка, велоэргометр, нагрузочные костюмы "Пингвин", вакуумная установка "Чибис". Эти средства оказались эффективными. Например, уже в 1990-е годы космонавт Валентин Поляков провел на орбите 437 суток, но, благодаря регулярным занятиям физкультурой, чувствовал себя после приземления хорошо.

МОЙ ВАСЯ ТАК И НЕ БЫЛ НА ЛУНЕ

Почему СССР так и не высадился на Луну, ведь США к середине 1960-х проиграли русским в космосе все, что только могли? Причины — нехватка у нас денег и непримиримое соперничество между Главным конструктором ракет Сергеем Королевым и создателем ракетных двигателей Валентином Глушко. Миллиарды рублей с 1961 по 1964 гг. ушли на то, чтобы сократить отставание СССР от США по числу ядерных боеголовок с 20:1 до 9:1. Популярная тогда песня-шлягер о русском Васе, который обязательно будет первым человеком на Луне, получила реальное наполнение в виде финансовых вливаний в создание суперракеты Н-1 для доставки советской экспедиции на Луну лишь в 1964 г. Увы, Глушко отказался делать для нее устаревшие, по его мнению, керосиново-кислородные двигатели, настаивая на более мощных, но экологически опасных, работающих на смертельно ядовитом спецтопливе — гептиле. Даже всесильный Хрущев не смог его примирить с Королевым. Последний был вынужден заказывать двигатели на другом предприятии, оборудование которого позволяло производить их только маломощными. В итоге лишь на 1-й ступени таких двигателей было установлено 30. Попробуйте синхронизировать их работу безошибочно, например, при отказе одного или нескольких из них. Это и стало тем осиновым колом, который был вогнан в проект "Земля —Луна".
В итоге уже после смерти Королева четыре пуска ракеты Н-1 (с 1969 по 1975 гг.) были неудачными, ракеты взрывались вскоре после старта. Американцы к тому времени побывали на Луне, фактор престижа для СССР оказался утрачен. Новый советский лидер Леонид Брежнев решил сосредоточить силы и деньги на новом проекте — околоземных космических станциях. Которые, кстати, могли нести на борту лазерное и другое оружие, угрожавшее всему миру.

В РЕЖИМЕ СЕКРЕТНОСТИ
Для Бориса Егорова 12 апреля — особенный день. 45 лет назад ему, тогда майору авиации, летчику-истребителю, пришлось выполнять сверхсекретное задание командования ВВС: Борис Петрович готовил к полетам отряд советских космонавтов. Среди его подопечных были и настоящие звезды: Гагарин, Титов, Леонов, Терешкова, а также люди, которым так и не суждено было полететь в космос.

Сегодня 80-летний полковник в отставке Борис Егоров видит своих бывших учеников только по телевизору и читает о них в газетах. На память о нескольких месяцах, проведенных вместе, у него остались только фото и воспоминания. А тогда, в 1962 году, будущих космонавтов готовили под Москвой, на крупнейшем в стране аэродроме "Чкаловский". Борису Петровичу предстояло обучить тонкостям летного дела 15 мужчин и 5 женщин. Одним из главных правил для обитателей "Чкаловского" было соблюдение режима секретности: вход и перемещение по территории строго по пропускам, меньше лишних вопросов к будущим космонавтам со стороны тренеров и врачей и, конечно, никакой информации постороннему уху. "Из нашего отряда двоих ребят исключили за то, что в ресторане начали распространяться, кто они такие и к чему их готовят — а ведь это было строжайше запрещено!" — вспоминает он.

ЖЕСТОКИЕ ИСПЫТАНИЯ

Каждый член звездного отряда находился под пристальным вниманием врачей — они буквально толпами каждый раз подбегали к заходившему на посадку самолету, чтобы тут же "взять в оборот" будущего космонавта: пульс, давление, расспросы об ощущениях. "Я всегда сопровождал своих ребят в полете — на всякий случай, мы ведь делали сложные фигуры пилотажа, — говорит Борис Егоров. — Далеко не все нормально переносили эти сумасшедшие перегрузки, бывало, что в воздухе не со всем справлялись. Но я никогда об этом никому не говорил и сейчас рассказывать об этом не хочу... Да и сами испытания, которые для ребят придумывали, часто были неоправданно жесткими: в космосе нет тех перегрузок, которым их подвергали на земле в центрифуге". Не менее важной была и психологическая подготовка членов отряда: прежде всего будущих покорителей звезд учили переносить одиночество. Мужская часть отряда космонавтов жила там же, в "Чкаловском": в доме №9 всем им — и семейным, и холостым — выделили по роскошной трехкомнатной квартире. Девчата же обитали в Звездном. Тренеры, врачи, техники, обслуживающий персонал аэродрома жили отдельно, в гостинице. Питались жители "Чкаловского" все в одной столовой. Меню отличалось от стандартов советского общепита: в рационе обязательно присутствовали высококалорийные продукты — мясо, яйца, шоколад. Но, в общем, ничего особенного для "звездной публики" повара не готовили — ни устриц, ни ананасов, ни икры ложками в городке не ели.

ЛЮДИ ОТ БОГА

Все двадцать членов отряда были одержимы желанием полететь в космос, вспоминает Егоров: "Из девчонок лучше всех переносила нагрузки Таня Кузнецова — ее уже тогда можно было хоть на Луну отправлять, я был уверен, что первой женщиной в космосе будет именно она. Валя Терешкова всегда стремилась быть лидером, во всем хотела быть первой. Из мужчин самым выносливым был Быковский, его всегда отправляли первым на все эксперименты — хотя с виду ни за что не скажешь, что он в группе сильнейший. Леонова я знал еще курсантом Чугуевского летного училища, поэтому, когда он меня в "Чкаловском" увидел, очень обрадовался. Весельчак, балагур, он всегда таким был. Очень рисовать любил — и в Чугуеве все стенгазеты рисовал, и в "Чкаловском", как только выдавалась свободная минута, — он уже с карандашом, что-то рисует. Мы не раз в гостях бывали друг у друга, какое-то время отношения поддерживали. Вообще же, все ребята были, что называется, людьми от Бога — все выкладывались по полной, все старались. И характеристики я им примерно одинаковые написал — летную подготовку все тогда прошли успешно".

ГАГАРИНУ ЗАПРЕЩАЛИ ЛЕТАТЬ

На занятиях в "Чкаловском" Гагарин появлялся тогда только изредка — после полета в космос все его время занимали поездки, интервью, выступления. Но звездной болезни у него не было и в помине — наоборот, он запомнился как жизнерадостный, добродушный и улыбчивый парень. "Когда я работал с отрядом, Юра как раз был в Японии, и к нам приезжал иногда, — вспоминает Егоров. — Но летать ему тогда врачи не разрешали: после первого космического полета у Юры развился гайморит, и перегрузки ему были долгое время противопоказаны".

ТЕРЕШКОВА ПРОСПОРИЛА КОНЬЯК

"Как-то после полетов мы ехали с товарищами в Черемушки, на футбол, — рассказывает Борис Егоров. — Я болел тогда за московское "Торпедо". И вдруг Валя Терешкова говорит: "Борис Петрович! А спорим, "Торпедо" проиграет!" Я говорю: "Спорим. На что?" Она мне: "На коньяк!" Тот матч "Торпедо" выиграло. Через несколько дней встречаю в электричке по дороге в Москву Валю Пономареву, она к мужу и сыну ехала. Валя мне рассказала, что Терешкова дала ей деньги, чтобы та купила для меня коньяк. Я сразу начал отказываться: скажи, мол, пусть она эти деньги лучше матери в Ярославль отошлет. Но Терешкова мне все-таки потом через сослуживцев передала этот коньяк, в коробке из-под обуви, перевязанной ленточкой. Я не хотел брать, но тут подошел Николаев, испытатель, Герой Советского Союза: "Борис Петрович, я к тебе вечером зайду в гостиницу". Так мы с ним вечером и выпили этот коньяк. Тогда я от него впервые и услышал, что именно Терешкова полетит в космос — он по каким-то секретным каналам узнал. Сказал мне тогда: "Ты знаешь, с кем спорить"… О том, что Валентина полетела, я услышал по радио, на пляже в Алуште. Если честно, немного удивился: она не была самой сильной в группе. Но зато была комсоргом, и это, очевидно, сыграло решающую роль".

ВРЕДНЫЙ КОСМОС

Негативное воздействие на окружающую среду ракетная техника начала оказывать с 30-х гг. ХХ века. При испытаниях ракетных двигателей на полигоне "Пенемюнде" (Германия) слышали громкий шум и наблюдали отсветы пламени от работающих ракетных двигателей на расстоянии 50 км в соседней Швеции. На испытательном стенде для прожига ракетных двигателей в Санта-Сюзанна (Калифорния, США) для охлаждения конструкций стенда (иначе его металл расплавился бы от температуры газовой струи — более 4000 С) в поток газа работающего двигателя вводилось более 1850 тонн воды в мин. А ведь двигатель работал 6—8 мин. Вода после этого была так загрязнена, что ее дальнейшее использование становилось невозможным. Ударная волна, возникающая при работе ракетных двигателей полигона "Байконур" (Казахстан), распространялась на десятки километров, пугая людей и зверей.

В 1950 г. в СССР был разработан один из самых эффективных, но и наиболее токсичных компонентов ракетного топлива — гептил, а в США — его аналог димазин. Ныне в качестве перспективного топлива рассматриваются еще более токсичные бороводороды. Ежегодно на сушу и в океан из космоса выпадает около 400 фрагментов ракетно-космической техники, в том числе крупные, например, ракетные ступени, топливные баки с остатками ядовитого горючего.

Ракеты наносят вред даже другим планетам. Пролитое там топливо при посадках или падениях взлетных ступеней, в течение сотен лет будет представлять опасность для любого живого существа. А энергетические ядерные установки, установленные на борту отдельных космических аппаратов, способны распылить на поверхности планет, комет или астероидов радиоактивное вещество на площади примерно 10 х 200 км.
К счастью общий вред от ракет составляет всего 0,001% от всех земных выбросов.

Александр Панченко, Наталья Гончарова

×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Тэги: Украина
Вы сейчас просматриваете новость "Как Терешкова проспорила коньяк, и почему хвастунов не пускали в космос". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: