укр
Сергей Корсунский
Остров благоденствия
Главная Последние новости Украины
14 Июня 2007, 08:30  Версия для печати  Отправить другу
×
Мельниченко однажды пришлось убить... Кучму! http://www.segodnya.ua/img/article/577/64_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/577/64_tn.jpg Украина Экс-охранник президента верил Кучме, "строил" его генералов, чтобы лучше охраняли президента, потом пришло разочарование, и в 1998 он начал его "писать".
Фото М. Койфмана
Фото М. Койфмана

Мельниченко однажды пришлось убить... Кучму!

Экс-охранник президента верил Кучме, "строил" его генералов, чтобы лучше охраняли президента, потом пришло разочарование, и в 1998 он начал его "писать".

Майор Николай Мельниченко остается одной из самых загадочных фигур современной украинской истории. Человек, чьи записи семь лет назад повернули развитие Украины и открыли период глобальных потрясений, до сих пор вызывает огромное число вопросов. Что им двигало --- патриотизм, авантюризм, деньги? Кто за ним стоял? Как именно он записывал Кучму?

Что скрывает еще неопубликованная полностью "фонотека" майора?
Прежде всего, на эти вопросы традиционно не давал четкого ответа сам Мельниченко. Однако, в разговоре с корреспондентом "Сегодня" майор проявил неожиданную открытость, весьма подробно описав многие детали своей биографии и кассетного скандала.

Факты, предоставленные Николаем, мы сопоставляли с фактами журналистского расследования. Итак, наша газета начинает цикл публикаций. Первая из них касается весьма примечательного жизненного пути будущего отца "кассетного скандала" от отрочества до начала записей в кабинете Кучмы.

МЕЧТАЛ БЫТЬ ОФИЦЕРОМ. Николай родился в Василькове под Киевом. Военное училище, находившееся в этом городке, уже в детстве повлияло на выбор его профессии. "Помню, когда мне было четыре или пять лет, сижу я на заборе, мимо меня проходит курсант, мой сосед Валик Рогов (сейчас он полковник запаса, живет в Василькове).

У него на погонах вижу букву "К".
Спрашиваю: "Валик, ты --- капитан?". Он смеется: "Да". Впечатление у меня осталось от этого разговора надолго.

Вообще мы, мальчишки, росшие в Василькове, мечтали быть офицерами. Из моего класса практически 90% поступали в военные училища.

Правда не все поступили", --- вспоминает Николай. Уже ближе к окончанию восьмого класса он решил поступать в Киевское суворовское училище, однако не успевает вовремя собрать необходимые документы, поэтому реализацию мечты пришлось отложить на целых два года.

КВИРТУ: ПРОВАЛ. Закончив школу на пятерки и четверки, Мельниченко в 1984 году подает документы в КВИРТУ (Киевское высшее инженерное радиотехническое училище ПВО). "Это было одним из лучших военных училищ в Советском Союзе. Оно выпускало военных инженеров---радиоэлектронщиков.

Кстати, народные депутаты Николай Лисин, Николай Злочевский, Александр Третьяков – выпускники этого ВУЗа. В 80-е туда был бешеный конкурс, по-моему, больший, чем в Киевский университет. Но я хотел учиться именно там. КВИРТУ – это была моя мечта", --- пояснил нам свой выбор Николай. Однако первая попытка с поступлением не удалась. Он заваливает экзамены, не написав сочинение по русскому языку. Уже осенью он уходит в армию.

ВОЙСКА КГБ. Как выяснила "Сегодня", попасть в престижные войска КГУ Николаю помог влиятельный дядя. Наличие такового не отрицает и сам Мельниченко: "У меня был дядя, который служил в вооруженных силах --- полковник Коржелецкий Петр Иванович". Этот дядя и обратился в военкомат, попросив направить племянника в "нормальные" войска, чтобы тот на самом деле смог пройти нормальную школу.

Это сыграло свою роль в том, что Мельниченко потом направили на службу в войска КГБ СССР, в 9-е управление, которое в то время занималось охраной Генерального секретаря ЦК КПСС – сначала Константина Черненко, а потом Михаила Горбачева.

Его служба проходила под Москвой в городе Чехове, где был расположен центральный командный пункт (войсковая часть 01181Д). Он находился под землей на глубине более 200 метров. КП был предназначен для того, чтобы в случае ядерной войны сохранить жизнь более 5 тысячам людей, которые могли прожить в автономных условиях более 5 лет.

Там были кабинеты, специальные подвесные комнаты, коридоры, корректоры.... Если бы американская ракета "земля--воздух" попала бы туда, то ничего с этим командным пунктом не случилось. Именно из-за службы в этой части и пошли позже слухи, что Мельниченко служил в охране Горбачева. Через 1,5 года службы он снова подает документы в КВИРТУ и поступает. Однако судьба распоряжается иначе. Из-за самоволки, в которую будущий майор на радостях пошел с товарищами после поступления, его из КВИРТУ отчисляют.

В КВИРТУ С ТРЕТЬЕГО РАЗА. Осенью 1986 года он, дослужившись до звания старшего сержанта, демобилизуется и по возвращении в Васильков устраивается на местный асфальтный завод. Параллельно учится на подготовительном факультете Киевского инженерно-строительного института и с третьей попытки в возрасте 21 года его мечта все же осуществляется – он попадает в КВИРТУ. По его настоянию с ним поступает и его родной старший брат (он служил в Хабаровске, дембельнулся старшиной).

Сергей был старше Николая на год. Они попадают на один курс и, естественно, в одну группу. В училище Мельниченко делает карьеру, насколько ее возможно сделать курсанту. Сначала его назначают замкомвзвода (в подчинении 30 человек), а потом старшиной курса (уже 200). "В отсутствие офицеров я выполнял их обязанности --- мог, например, разрешить уйти в увольнение", --- говорит Мельниченко.

СТРАСТЬ К ПАЯНИЮ. Рассказывая о годах службы в армии, учебы в училище и работы в президентской охране Мельниченко часто употребляет глагол "паять". "У меня была тяга – что-то паять...", --- так он указывает на то, что нравится ему в занятиях техникой. В армии он "паял" цветомузыку, в училище – самостоятельно по схеме собрал компьютер "Синклер", который потом подарил брату жены, на службе в охране президента "паял" сигнализацию "Рубеж", которую использовали в аэропорту "Борисполь" и на президентской даче в Конча-Заспе. Однако, подслушивающих устройств до 1998 года "паять" ему не приходилось.

ПРЕЗИДЕНТСКИЙ ОХРАННИК. Еще на 3 курсе смышленым курсантом-паяльщиком заинтересовалось КГБ. Тогда во всех военных училищах комитет отбирал для службы у себя толковых курсантов. Мельниченко проходит собеседование в особом отделе, сдает необходимые тесты и проходит медкомиссию. По окончании училища в 1992 году он устраивается в бывшее 9 управление КГБ, ныне -- Управление государственной охраны Украины (сейчас им командует Валерий Гелетей).

"Сначала я попадаю в подразделение подполковника Гаранина, который в то время отвечал за техническое состояние комендатур охраны. В мои функции входило то, что я должен был паять, ремонтировать сигнализацию, радиостанции. Их катастрофически не хватало. Нужно было показывать, что ты инженер, который, действительно, может что-то сделать.  Мы с коллегами Александром Поганяйло, Николаем Ищенко, Эдуардом Василенко тогда на свои деньги покупали транзисторы и микросхемы.

Потому что не было финансирования. Покупали и паяли", --- рассказывает Мельниченко.
Позже уже при Кучме его обязанности несколько изменились. "Я служил в оперативно-техническом подразделении охраны президента УГО. Оно было одним из самых ключевых в системе охраны.

В наши функции входило не допустить отравления, взрыва, прослушки, действий снайпера в отношении президента, мы отвечали за трассу от Конча---Заспы до резиденции главы государства. В том числе я лично занимался ее безопасностью, и знаю все изгибы и те места в ней, куда можно и какую взрывчатку заложить, чтобы остановить кортеж и его расстрелять.

 Знал я слабые точки и во многих театрах. Я обеспечивал безопасность также и ряда объектов, в том числе и дворца культуры "Украина" и оперного театра", --- рассказывает майор.

Начало 90-х в Украине – это время упадка экономики, нищеты, разгула коррупции и практически безнаказанной деятельности криминальных группировок. Все это, по словам Мельниченко, породило у него ненависть к режиму президента Леонида Кравчука и политическую симпатию к его сопернику премьеру Леониду Кучме, который обещал бороться с коррупцией.

КУЧМА – КУМИР. "Сегодня" удалось найти интересный факт – в 1994 году, работая в охране Кравчука, Мельниченко участвует в собирании подписных листов в пользу кандидата в президенты Кучмы. Николай в нашем разговоре это не отрицал, даже уточнил, что об этом офицеров УГО просил начальник охраны Леонида Даниловича, Владимир Ляшко.

"Мы ставили свои подписи в подписных листах, указав номера своих служебных удостоверений. У нас даже в мыслях не было, что Кравчук может нас за это уволить. Кучма тогда публично пообещал разобраться с коррупцией, поэтому мы на это купились, в том числе и я", --- вспоминает он о том времени. Именно вера в Кучму, в его миссию объясняет служебное рвение Мельниченко, которым характеризовались первые 2 года его службы в охране Леонида Даниловича. Вот некоторые характерные случаи.

СТРОИЛ ГЕНЕРАЛОВ.  Один из бывших коллег, который в силу того, что в данное время охраняет одного из высших государственных лиц, пожелал остаться неназванным рассказывает:
"Однажды Мельниченко, чтобы доказать, что на одну из крымских резиденций (9-я дача) могут, если захотят, проникнуть посторонние через неохраняемый туннель, пришлось .... убить Кучму. Правда, условно. Мы должны были отследить слабые места в защите президента, которые позволяли проникнуть через них и имитировать покушение на президента.

Для противодействия, говорило начальство, у нас есть первое кольцо охраны, на втором кольце у нас то-то. Мельниченко потребовал: "Дайте план дачи. Покажите, где коммуникации… Вот здесь... Это что? Это котельная...".

Котельная находилась за территорией дачи, за периметром забора. От нее шла теплотрасса. Это туннель в высоту 2 метра и идет прямо в дом. Мельниченко спрашивает --- что там? Отвечают – там все нормально, там решетка. Настаивает –– там сигнализация есть? Говорят – есть. Мельниченко не верит. По службе никому нельзя доверять, нужно проверять все самому.

Сигнализации там не оказалось", --- рассказывает коллега Мельниченко. Тогда Николай, сначала по телефону, докладывает об этом полковнику Борису Мовчану, а потом по приезду в Киев пишет рапорт, в котором требует поставить на решетке сигнализацию или выставить пост. По этому поводу даже собирают совещание, на котором генералы и полковники возмущаются рапортом Мельниченко и среди них генерал Шепель, будущий начальник УГО (с 1999 года). Мол, как это так какой-то старлей учит генералов, как президентов охранять.

В итоге – рекомендации проигнорированы.
Тогда Мельниченко возвращается в Крым, берет с собой в свидетели нас, двух офицеров. Мы проникли в дом (Кучма там уже был) – условно сломали замок на решетке, прошли в дом и "убили" Кучму. После этого, когда ребята доложили Мовчану, в спецслужбах поняли, что все это реально можно сделать. Непорядок был устранен – в это место сигнализация была поставлена".

РАЗОЧАРОВАНИЕ В КУЧМЕ. Два года спустя после того, как Кучма "воцарился" в своем кресле, как нам рассказывает Мельниченко, он стал понимать, что президент не был тем человеком, которым он себе его представлял. "Ко мне неоднократно обращались знакомые и друзья, помочь отстоять от разворовывания или от захвата то или иное предприятие.

Я пытался помочь им, обращался в СБУ. Но мне откровенно говорили, что за "приватизацией" вот этого предприятия стоит тот или иной человек, близкий к Кучме, поэтому нечего заниматься этими вопросами", – вспоминает те дни майор.
Еще майор утверждает, что Кучма его оскорблял лично.

"Однажды в командировке мое время дежурить возле двери Кучмы было утром с 6 до 7. На 6-45 к Кучме должен был прийти его парикмахер Олег Глинский. Он наращивал Кучме волосы на полысевшей голове (за это потом Олегу Леонид Данилович дал квартиру в доме на углу Институтской и Садовой). Я вошел в номер к Глинскому, разбудил его и вернулся обратно к двери.

Прошло минут 20, а Олег все не идет. Тут выходит разгневанный Кучма, спрашивает, где он. Оказывается, я должен был не просто разбудить Олега, а и доставить его к Кучме. И тут президент, начал на меня кричать матом. Я был поражен. Так не должен себя вести глава государства", --- говорит Николай.

Все эти наблюдения за Кучмой и его семьей привели, по словам Мельниченко, к длительной депрессии, которая в свою очередь поубавила его рвение по службе, что стало замечаться начальством. Он даже собирался увольняться. Но...
"Однажды я пришел с работы, лег на диван, где спали жена и дочь (мы все втроем тогда спали) и за всю ночь так и не смог уснуть. Все думал, почему же есть такая несправедливость в этом мире, где одни за счет других имеют все. И именно тогда мне пришла мысль в голову, что Кучму надо останавливать".

ДЕЙСТВОВАЛ ОДИН. Существует несколько версий, как Мельниченко делал свои записи. Некоторые говорят о стационарной системе прослушки, которая существовала в здании президентской администрации с советских времен, когда там находился ЦК КПУ. Другие говорят о группе Мельниченко, в которую входили Александр Евко, Владимир Савченко, Павел Потеряйко, Алексей Нестеренко, и которой руководили какая-то из иностранных спецслужб.

Мельниченко все отрицает и настаивает на том, что все делала самостоятельно и "писал" Кучму около двух лет. К этому моменту, в силу своих служебных обязанностей, он уже имел непосредственный доступ в президентский кабинет. Для "протоколирования" разговоров ему пришлось серьезно подготовится.
"Говорят, была группа Мельниченко, что он не мог записывать один.

Это чепуха, --- утверждает Мельниченко. --- Если б у меня была группа, ее члены должны были со мной работать в УГОУ. Но, мой кум Саша Евко служил в управлении СБУ по Киеву и области. Володя Савченко занимался торговлей и вообще никогда не служил в органах. Он закончил торгово-экономический институт. Работал некоторое время фотографом, занимался продажами, по-моему, менеджером был. Как он мог мне помогать?

Относительно Леши Нестеренко. Я с ним познакомился, если не ошибаюсь, в середине 2000 года. Мы водку пьянствовали. Офицеры собирались в кафе возле метро "Арсенальная" (по ул. Московской). С Пашей Потеряйко мы познакомились в 1992 году. Я поступил в УГО, а он там уже служил, в том числе он также был в охране кандидата в президенты Евгения Марчука".

ИНСТРУКЦИЯ БЕЗОПАСНОСТИ. По "идеологии" охраны, в кабинет Президента в целях безопасности никогда не мог зайти один человек. Для работы составлялась соответствующая инструкция, которая отшлифовывалась путем практического применения. И именно Мельниченко на практике проверял, как она работает и даже давал свои практические советы, как она должна была обезопасить президентский кабинет от того, чтобы туда никто не мог зайти один, и тем самым иметь возможность поставить жучок или какое-то другое средство прослушки. Все должны были заходить в кабинет, когда Кучма отсутствовал только в сопровождении офицеров охраны, которых там должно быть минимум один.

Мельниченко все эти два года, когда вел записи, был единственным, кто входил каждое утро (с 7 до 8 часов) в это помещение для того, чтобы вместе с еще почти десятком работников разных служб (например, уборщицей и так далее) готовить кабинет к рабочему дню. Остальные офицеры, которые сопровождали его, менялись сутки через двое или трое.

"Таким образом, попросту технически Ш7Ќ Ш7Ќ озможноKЄKЄсо мной каждый день действовал кто-то из предполагаемых помощников, потому что в таком случае мы должны будем предположить, что я завербовал почти всех офицеров своего отдела УГО. Это в силу работы внутренней безопасности сделать было попросту невозможно", --- уверяет майор.

ЗАЩИТА. В функции подразделения, где служил Мельниченко, входила и обязанность обезопасить кабинет от прослушки. А прослушивать можно было, как признает сам Мельниченко, и с помощью лазерного луча. Интересно, что до 2000 года, по его словам, на окнах Кучмы не было вибродатчиков. На окнах просто висели жалюзи, а на стеклах была пуленепробивная пленка.

Теоретически Президента можно было подслушать с помощью жучков или вмонтировав устройство, например, в телевизор. Информация будет излучаться по эфиру или по проводам. Чтобы не было излучения по эфиру, для этого существует служба радиоконтроля "Р". Чтобы информация не уходила по проводам, нужно поставить фильтры, которые пропускают все частоты кроме 50 герц. Они были установлены в кабинете.

ПРОЦЕСС. Как рассказал нам сам Мельниченко, в первый раз он прослушал Кучму с помощью обыкновенного кассетного диктофона, обрезав ленту так, чтобы не было слышно щелчка, когда пленка, прокрутилась до конца. Позже он стал использовать цифровые диктофоны. Утром он вместе с коллегой и техническими работниками входил в кабинет. Все начинали заниматься своими делами.

Николай, например, делал замеры радиации и осматривал мебель. Он отвлекал внимание своего сослуживца, просив его что-то проверить, и в эту секунду включал, а потом закладывал диктофон под диван (кладя его на пол). Конструкция дивана не позволяла видеть записывающее устройство со стороны. При этом он забирал диктофон, который лежал там с предыдущего утра. Все это отражено и на пленках, на которых есть запись буквально нескольких секунд его разговоров с теми, кто находился в этот момент в кабинете.

Продолжение следует.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Чаленко Александр
Тэги: Украина
Вы сейчас просматриваете новость "Мельниченко однажды пришлось убить... Кучму!". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: