укр
Олег Волошин
Берега Междуморья
Главная Последние новости Украины
5 Сентября 2014, 08:00  Версия для печати  Отправить другу
×
Поездка в зону АТО: Волонтеры с гитарами и меняющий окраску Славянск (фото) http://www.segodnya.ua/img/article/5495/74_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/5495/74_tn.jpg Украина В зоне боевых действий не советуют ходить в траву и шутят про зимние пейзажи
<p>Поездка начинается с шутки, а заканчивается молчанием.</p>
Поездка начинается с шутки, а заканчивается молчанием.

Поездка в зону АТО: Волонтеры с гитарами и меняющий окраску Славянск (фото)

В зоне боевых действий не советуют ходить в траву и шутят про зимние пейзажи

— Журналисты есть?

— Две тушки журналистов на месте!

— Барды спакованы? Священник тут?

— Да!

— Все, мы готовы ехать!

С этого начинается поездка в зону АТО с волонтерами. С шутки. И это пока даже не черный юмор. Корреспондент "Сегодня" побывал в Славянске, пообщался с волонтерами, военными, местными жителями и узнал, как это — находиться ТАМ: в 5—10 км от фронта.

ТАМ все по-другому. Волонтеры отвозят на фронт оружие и еду с водой, поют военным песни у костра по ночам, обещают уйти в партизаны, а после войны — вернуться и навести порядок в Киеве. А военные освящают себе четки, танцуют под попсу и кормят дам.

ВОЛОНТЕРЫ: ИНОГДА УХОДЯТ НА ФРОНТ

Первое, что понимаешь, знакомясь с группой волонтеров, — что они тоже бывают разные. Те, с которыми я ездила, больше похожи на группу военных партизан. У них достаточно оружия, они постоянно сотрудничают с военными, да и не только с ними, ночуют на полигонах и не боятся попасть под обстрел. "Я в свое время был на войне в Израиле. После этого не так сложно все воспринимается. Помню, у нас была база между двумя холмами. Мы сидели и наблюдали: побежали люди с оружием в одну сторону. Побежали в другую. И непонятно — свои-не свои, — рассказывает "Сегодня" Роман. — Тут тоже бывает сложно. Например, выходим в лесу на группу людей с оружием, которые сидят и жарят шашлыки. Было 5 минут напряженного молчания, потом мы позвонили в Генштаб, узнали, могут ли тут наши быть еще и на шашлыках, и мы присоединились к их посиделкам у костра. А могли ведь и пострелять друг друга. Война...".

"Я в какой-то момент понял, что самое важное в этой стране происходит здесь, — рассказывает гитарист Святослав. — Бросил высокооплачиваемую работу и стал ездить сюда. Хочется помочь хоть чем-то. Поедешь один раз, и понимаешь, что еще вернешься. Очень сложно сидеть в Киеве, когда здесь за нашу страну умирают люди".
Часть волонтеров, по словам руководителя группы Руслана, со временем уходит на фронт.

"Работает еще и эйфория. Вот они уехали только что на фронт. Им пришлось вернуться — там стреляли (в Дебальцево в этот день было жарко, но волонтеры успели — ушли на машине из-под обстрела. — Авт.), но они захотят обратно! Это адреналин: они напоминают мне мальчишек, которым подарили рогатки — надо же опробовать их немедленно". "А вот Оля (19-летняя девушка-волонтер) ездит с нами, как мне кажется, чтобы найти себе мужа, — шутит волонтер Роман. — Вечно гуляет по Славянску, приходится ее ловить".

olya_i_ruslan

Оля и Руслан. Ездят в зону боевых действий уже не первый месяц.

СЛАВЯНСК: "ПОМОГЛО ОТКЛЮЧЕНИЕ ТЕЛЕКА"

В Славянске мы просидели весь день — пока ребята-волонтеры отвозили еду и воду на фронт. Журналистов без конвоя стараются не выпускать даже за пределы военной базы, которая находится в здании бывшего колледжа. В городе довольно безопасно, тут же успокаивают волонтеры, но это не отменяет возможных нападений и грабежей. "Сепараты, которые в отчаянии прячутся в лесах, тоже хотят есть, — рассказывает Игорь. — Вот недавно был случай: ночью пришли 10 человек с оружием, разнесли кафе, забрали продукты и воду и ушли обратно в леса. "Партизанят"...

Местные жители, по словам еще одного волонтера, во мнениях разделились: "Когда мы сюда только приехали, большинство поддерживали сепаратов. Сейчас примерно 60% — за Украину, 20% — за сепаратистов, а остальным — по барабану. Но чем дольше мы здесь (военные и волонтеры. — Авт.), тем отчетливее они понимают, что мы не враги, и поддерживают нас. Подходят и спрашивают, когда же все закончится. Очень сильно помогло отключение российских каналов по телеку: сразу адекватность в глазах начала появляться".
Действительно, к военным на базе подходит женщина — спрашивает, можно ли снять антенну со здания бывшего клуба колледжа. "Мы закрываем магазин, — рассказывает "Сегодня" жительница Славянска, представившаяся Светланой. — Окна все побили ночью, торговли нет. Магазин наш в здании клуба, мы теперь технику выносим, а антенна от телевизора на крыше". На вопрос, не планирует ли она уезжать из города, Светлана говорит: "Нет-нет, остаемся здесь, просто без работы".

А город потихоньку окрашивается в сине-желтые цвета, рассказывает волонтер Ольга, только что вернувшаяся с прогулки по городу (ее возил знакомый военный на машине): "Бордюры красят, заборы... Ленин стоит, но его завернули в наш флаг. Теперь и он — за Украину".

slavyansk_01

Военная база. Местные жители живут по соседству с военными.

"Вытащил оружие — сразу стреляй"

Оружие в зону АТО можно брать, но только легальное, предупреждает руководивший поездкой нашей группы Руслан. На блокпостах, особенно на выезде из Харькова в сторону зоны АТО, и на въезде обратно можно застрять на час только из-за того, что у человека не хватает документов (например, журналист взял удостоверение, а паспорт — нет). А вот наличие нелегального оружия — серьезное нарушение и повод развернуть вас обратно.

Второй совет от Руслана: брать оружие, только если вы сможете стрелять в критической ситуации: "Вытащишь пистолет, начнешь им размахивать — и тебя убьют. Вытащил — стреляй, а если может дрогнуть рука — не бери с собой пистолет. Ведь уже в момент, когда ты тянешься к карману, человек готов тебя убить". При этом, по словам волонтеров, пригодиться в боевой ситуации может даже обычный пневмат, не требующий разрешения: "Если выстрелить в лоб с трех метров, даже самый сильный мужик упадет — от шока. Можно выстрелить в область шеи или несколько раз в затылок, или приложить прикладом... Это может спасти тебе жизнь".

Также стоит обзавестить бронежилетом и каской, и постоянно двигаться: "в человека, который постоянно в движении, попасть сложнее. А вот закурившая на холмике тушка журналиста — отличная мишень".

ШУТКИ И ПОЛИТИКА: "ЕЩЕ УВИДИМ ЗИМНИЕ ПЕЙЗАЖИ"

В зоне АТО шутят намного больше, чем в мирной части страны. Но юмор здесь специфический.

Тут не перекинешься картинками с котятами по Сети и не почитаешь юмористические сайты. На военной базе и, тем более, на территориях батальонов, нет круглосуточного доступа к интернету. Кроме того, и военные, и волонтеры сразу предупреждают: лучше и не пытаться выйти в Сеть через телефон. "Тут все прослушивается, перечитывается, расшифровывается. Любые скинутые в Сеть фотографии, помогающие определить наше местоположение, — прекрасная находка для врага", — говорит Руслан. Потому новости люди получают обрывчато и разрозненно, чаще всего — звоня родным. Причем солдат учат говорить близким: "Мама, я в порядке", вместо — "Я в Дебальцево, тут тихо". По тем же причинам.

"Что, наступает Южный Фронт? Будут брать Мариуполь? Россия признала нападение на Украину? Что говорят официально? Что власть, Европа, США?" — спрашивают при мне по телефону.

От родных узнают о том, что военные РФ, по версии РФ, просто... "заблудились в лесах Луганщины". "Ага, грибы собирали. В ЛЕСАХ ЛУГАНЩИНЫ. У меня один вопрос: где на Луганщине леса?" — с усмешкой задает риторический вопрос один из военных. Второй подхватывает: "Европа, как всегда, будет "сильно шокирована...". Закроет еще один завод, покачает головой. А США даст нам еще немного тепловизоров".

Здесь, у фронта, быстрого окончания войны не ждут. "Я думаю, мы еще увидим зимние пейзажи. И, наверное, даже весенние", — говорит один из волонтеров. "Если все будет плохо — начнется партизанская война, — объясняет Руслан. — Южный фронт, не Южный — вон ребят ОУН-УПА до 54-го года Сталин не мог изловить. Потому партизанская война — это очень надолго". "Когда все закончится, мы вернемся в Киев, — заверяет меня Святослав. — И, в первую очередь, потрясем Минобороны. Будет переворот, будут расстрелы. Потому что пока тут ребят рвет на куски, они там делят власть".

orujie_konvoira_01

Оружие. Конвоира снимать нельзя.

Но не все так пессимистичны. "Одно поколение чиновников погоним в шею, второе, третье — и рано или поздно появятся те, для кого деньги — не главное, — говорит Роман. Но тут же спрашивает. — Вот как ты думаешь, попади мы в Раду, нас бы тоже купили? Мы бы изменились?"

"Возможно", — качает головой Руслан.

Но это — о политике, а хочется вернуться к юмору.

К журналистам моя группа волонтеров относится снисходительно. "Мы, если обе двери автобуса открыты, стараемся стать полукругом, и чтобы у кого-то было оружие, — смеется Роман. — Не успеешь оглянуться, а журналист уже побежал в кусты — погулять, или, простите, в туалет. И даже не думает, что мы еще растяжки не проверили, а ведь в кустах могут быть мины... Потом его тушку по частям, в мешочке, домой везти. Потому мы даже садим их всегда рядом — чтобы нам было легче за ними уследить".

roman

Роман. Верит, что деньги — не все.

Свои истории про безалаберных представителей журналистской братии есть и у Романа: "Везли мы как-то за собой целый автобус ваших коллег. Останавливают нас "менты". Чуем — не наши... Выходим к ним. И что, вы думаете, делают эти красавцы: весь автобус открывает шторочки, припадает к окнам — и делает "щелк, щелк, щелк"... Обстановка резко перестала быть томной".

ВОЕННЫЕ: МУЖЕСТВО И СЕНТИМЕНТАЛЬНОСТЬ

Военная база в Славянске находится в здании бывшего колледжа. Сами мобилизированные живут на втором этаже, и в здании бывшего клуба — напротив колледжа. На этаже есть также небольшая кухонька и душ. "На третьем этаже у нас "Беркут", — тихо рассказывают нам сами солдаты. — К ним лучше не подниматься, там все забаррикадировано. И вообще — могут застрелить". Как объяснили мне волонтеры, военных, а тем более "Беркут", лучше не фотографировать. "Самое малое — заставят стереть все фото. Но могут и камеру разбить, и даже пристрелить. Например, у нас есть военные из Луганской области. Для них самое страшное — что их лица появятся в СМИ. У многих в зоне АТО — родные. А было как минимум два нам известных случая, когда приходили, вырезали семьи и сжигали дома. Потому их можно понять".

osvyshaut_chetki

Освящают четки. Чтобы помолиться, военные убрали со стола нарды.

Только поднявшись на второй этаж за священником, я понимаю, зачем он с нами поехал. Военные при виде него и журналистов быстро убирают со стола нарды и тарелки с едой. Вместо них выкладывают четки. Священник проводит обряд, освящая четки. Парни молятся: за себя, за ушедших на фронт, за Украину. На всякий случай священник освящает... лбы журналистов. Мы непонимающе снимаем процесс. Позже ребята приглашают меня и волонтера Олю поесть. В этот момент ты понимаешь, что им здесь одиноко. Парни садят нас, выдают еду — гречку с тушенкой, салат, кофе с молоком и просят только об одном: "Посидите с нами немного". А сами включают довольно слезливую музыку и начинают под нее танцевать и дурачиться. "Понимаешь, это Инь и Янь, — поясняет мне Руслан. — Чем мужественнее им нужно быть в бою, тем сентиментальнее они становятся, когда возвращаются в мирную жизнь. Им можно дарить игрушки — они будут благодарны. В обычной мирной жизни есть некий баланс, а тут — одни контрасты".

По словам волонтеров, психологическое состояние молодых солдат — тяжелое. "Я не понимаю, зачем на войну отправляют 18—19-летних сопляков, — говорит мне Роман. "После первых боев у них истерики, кошмары, агрессия, они бьют кулаками в стены. Особенно когда видят, как их товарища только что разорвало на куски... А ведь есть еще такое правило: надо собрать куски тела в мешок. Пусть не в первый и не во второй бой, но с третьего — придется привыкнуть".

bivshi_klub

Тут был клуб. Военную базу оборудовали в зданиях бывшего колледжа.

Роман рассказывает, что ребят приходится реабилитировать: "Помню, была у меня группа парней таких. Я попросил через официальные каналы прислать мне девочек-психологов. Я сам психолог по образованию, но мужикам разговорами никак не помогу. И что вы думаете: прислали 18-летних девочек, парни начали с ними разговаривать. Через час у меня, кроме группы истерящих мальчиков, была группа рыдающих девочек: у них попросту крыша поехала. Пришлось искать своих знакомых психологов, взрослых баб с дипломами соответствующими. Они приехали и помогли".

Прямо на территории военной базы расположен жилой дом. Между военными и мирно гуляющими местными жителями с колясками — только конвоир с автоматом. "На самой базе безопасно, — заверяет Роман. Мы тут ходим без броников, в жару — вообще полуголые. Хотя есть у нас тут один персонаж, вот он бронежилет не снимает. Ходит по базе, как Терминатор". "В Киеве у меня 4 месяца нет горячей воды. А сюда раз в неделю приехал, помылся — как курорт, только с градами", — шутит Руслан.

ubop_zap

Опечатанная дверь. Сюда не стоит ломиться любопытным.

С собой — спальник, жгут и две иглы

По словам Руслана, для поездки в зону боевых действий волонтеру или журналисту необходим походный набор. При этом нужно минимизировать занимаемое вами и вашими вещами место в автобусе — так можно привезти военным больше запасов еды и воды. "У нас бывают ночевки в лесу, на полигоне. Потому нужно купить рюкзак на 50—60 литров, спальник, каремат (его можно обрезать под себя, так он занимает меньше места), фонарь, складной нож с отверткой и плоскогубцами, — перечисляет Руслан. — Нужна аптечка с индивидуальным набором лекарств — каждый сам знает свои болезни. У меня, например, гастрит, потому свои лекарства я ношу с собой".

Еды и воды у волонтеров, как правило, хватает. Есть у них и стандартный набор лекарств, и даже реанимационный набор. Денег много не нужно — нужна сумма, необходимая, чтобы несколько раз взять кофе и хотдог на стоянках. "Также советую взять медицинскую иглу с нитью и обычную иголку с нитками — зашивать приходится и кожу, и одежду. Понадобится и жгут. Обязательно нужна теплая одежда: сейчас — куртка, свитер, теплые штаны. И удобная обувь", — говорит Руслан.

Телефоны, по словам волонтеров, стоит брать самые дешевые — популярные смартфоны могут не пережить один обстрел.

Читайте также:
Солдатские матери Украины обратились к матерям военнослужащих РФ с призывом остановить войну
В зоне АТО погибли 837 военных – СНБО
Бойцы волынского "Свитязя", сражавшиеся под Иловайском, вернулись домой


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник: "Сегодня"
Автор: Александра Захарова
Все новости по теме Противостояние на Донбассе .
Вы сейчас просматриваете новость "Поездка в зону АТО: Волонтеры с гитарами и меняющий окраску Славянск (фото)". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: