укр
Віталій Квітка
Свято імені нас
Тетяна Острікова
Чому ревуть ФОПи, якщо 3200?..
Главная Последние новости Украины
14 Ноября 2008, 19:54  Версия для печати  Отправить другу
×
Заложник нигерийских повстанцев: "Кличко освободил меня из плена" http://www.segodnya.ua/img/article/1400/82_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/1400/82_tn.jpg Украина Валерий Драпов пробыл 63 дня в заложниках у нигерийских пиратов: пообщался с колдуном, попробовал мясо обезьян, и получил от боевиков сотню патронов на удачу

Заложник нигерийских повстанцев: "Кличко освободил меня из плена"

Валерий Драпов пробыл 63 дня в заложниках у нигерийских пиратов: пообщался с колдуном, попробовал мясо обезьян, и получил от боевиков сотню патронов на удачу

Особо невезучим днем этого года для Валерия Драпова стал вторник 9 сентября. Вместе с командой британского судна "H/T Blue Ocean" он оказался в заложниках у боевиков MENDа (Movement Emancipation Niger`s Delta) – "Движения за освобождение дельты Нигера". В новостях официальные источники сообщали, что причина захвата остается неизвестной. Уже дома – в Севастополе, после счастливого завершения этой драматической истории, Валерий пояснил "Сегодня", что мотив нападения не совсем ясным был и для самих боевиков.

- Мы ведь в тот день вообще никуда выходить не планировали, – рассказывает моряк. – Сидели, баклуши били. И тут распоряжение – надо сменить экипаж на "Коммандере", который обслуживает нефтяные платформы "Шелла", и забросить им запасы топлива, воды и провианта. Думали часов за 12 обернемся. На борту кроме нашего экипажа – 13 человек (англичанин 60-летний капитан Роберт Хьюз, я – старший механик и 11 нигерийцев) еще 13 человек смены (три водолаза – один англичанин и два белых парня из ЮАР и нигерийцы остальные). Мы были уверены, что покинули зону риска- вышли из дельты реки, удалились от берега миль на 15 и расслабились. Автоматные очереди я услышал у себя в каюте – где-то в 21.15, стемнело уже. По суете на палубе понял – мы попали под расклад! И попали всерьез – стало ясно, когда один из этих клоунов начал палить с мостика по палубе – пули пробивали потолок у меня в каюте, осколки летели в голову и руки. Я подумал: "Надо выходить, иначе пристрелят вот так по глупости, не специально". Разложили нас лицом вниз, руки на затылке – белых отдельно, черных отдельно. Пока мы лежали под стволами, другие бойцы пошли по каютам – тащили всё, что им было интересно. Мой рундук прошили очередью, когда замок сбивали – там на вешалке рубашка висела, а в кармане очки оставались – пулей разбили и стекло, и оправу титановую. Позже, когда нас на лодках в лагерь сепаратистов привезли, я узнал от бойцов, что они совсем на другой пароход охотились. Но у них уже заканчивалось топливо, и тут подвернулись мы. Как говорят англичане: оказались не в то время, и не в том месте. Тогда я и предположить не мог, что задержусь у них на 63 дня.

"У ПОВСТАНЦЕВ ЕСТЬ ОРУЖИЕ ДАЖЕ ИЗ КИТАЯ"

Первую неделю Валеру вместе с товарищами по несчастью каждую ночь перевозили из лагеря в лагерь. Базы повстанцев затеряны на многокилометровых просторах джунглей, разрезанных мелкими речками. Сориентироваться там непросто даже аборигенам. А для поисковых групп обнаружить заложников вообще представлялось делом безнадежным.

- Ребята они незлобные, но совершенно непредсказуемые, – с юмором о своих злоключениях рассказывает стармех. – Молодые пацаны беспрерывно курят марихуану, курят по страшному. Количество выкуренной человеком марихуаны за день нашего миллионера разорило бы. На поднос высыпают гору травы – подходи, бери сколько надо забить. Обычный европеец от такого количества травы упал бы и умер, а они же при этом еще весь день двигаются, что-то делают. Трава местного посева, но они говорят, что индийского происхождения. Перемкнуть в такой голове может в любой момент по непонятной для нас причине – так что напряжение сохранялось.

По славам повстанцев мятежного штата Риверз – цели у них самые благородные: добиться контроля над добычей нефти и перераспределения прибыли в пользу местного населения. Сейчас там на промыслах работают все ведущие западные нефтяные компании с разрешения центральной власти Нигерии. До обитателей дельты реки Нигер деньги доходят только в качестве социальных пособий, массы нищенствуют по этому и поддерживают боевиков. Пиратство – это бизнес, который помогает добывать средства для борьбы MENDа. За людей с "Blue Ocean" сепаратисты поначалу запросили у компании-судовладельца 25 млн. долларов.

- Это не стихийная кучка отморозков , – говорит Валерий, – а отлаженная организация с хорошим менеджментом. Их боссы достаточно образованные люди и понимают, чего они хотят. Бойцы как-то хвастались, что у них армия численностью не меньше 10 тысяч стволов. Вооружены все в основном автоматами Калашникова – разных стран производства – есть и наши, и Китай, и Румыния. Видел я бельгийское и английское стрелковое оружие, наши РПГ, которые они называют "ар-пи-джи". Проходящие корабли они атакуют на моторных лодках "Yamaha" с двигателями по 75 лошадиных сил. Скорость у них до 60 км/ч. Для сравнения наш пароход шел максимум 20 км/ч. Правительственным войскам с "милитанс", как называют сепаратистов там, справиться очень сложно – атаковать можно со стороны океана на катерах с пулемётами, а в джунглях бесполезно, там благодать для партизанщины. По лагерям часто наносят удары с вертолетов. Мы разок попали под обстрел правительственных подразделений – это караул: огонь с воздуха! Не очень-то мне понравилось, и потом мы просто молились, чтобы избежать такой помощи. Вся надежда была на наших переговорщиков – представителей компании "Hydrodive". Я очень благодарен Майку Вуду – английскому джентельмену с большой буквы, который всё это время был в контакте с сепаратистами и оставался в Нигерии. Он очень колоритный дядька, весь в морских татуировках, который до нюансов знает как вести переговоры с пиратами. Кстати, компания "Hydrodive" была готова с первого дня заплатить за нас деньги – но этого делать нельзя было, расценили бы как пособничество мировому терроризму. Майка даже арестовали местные власти за попытку передать для нас через сепаратистов – продукты и лекарства. Ситуация непростая и я могу только посочувствовать моим друзьям – Роберту Хьюзу и Мэтту МакГвайеру, которые там до сих пор остаются. MENDу денег мало – ставка уже снижена до миллиона долларов, за свободу англичан они просят, чтобы Великобритания прекратила поддерживать и вооружать правительственную армию Нигерии. Это уже политические требования, и они вряд ли сейчас выполнимы.

ВАЛЕРИЙ — МОРЯК ПОТОМСТВЕННЫЙ. ЕГО ОТЕЦ — КАПИТАН

63 дня Ирина Драпова вместе с 13-летним сыном Антоном и маленькой 9-месячной дочуркой Олесей ждали возвращения Валерия. Что она пережила в душе – большинству из нас приходиться только догадываться. О себе и своих чувствах сейчас она рассказывает сдержанно, пытаясь даже шутить.

- Впервые после захвата он позвонил домой через месяц, – вспоминает Ирина. – Как-то уговорил хозяина деревни, чтобы ему предоставили такую возможность. Пытался говорить, что все с ним нормально, скоро приедет. А на сам деле он же и сам не знал, когда отпустят – те пираты только и твердили: "скоро, очень скоро". Тогда было очень страшно за него. Это он сейчас всё весело рассказывает, как будто побывал в Диснейленде. Но чем это "приключение для всех нас могло обернуться – даже думать не хочу┘ Но я верила. Всё закончилась Ия не хочу даже мысленно к этому возвращаться. Ночью в воскресенье на 10-е он позвонил, сухо как-то без эмоций сказал: "Меня освободили". Это был его второй звонок за 63 дня. И я даже не поняла сразу – может быть это мне приснилось. А утром он уже позвонил со своего номера и в привычной для меня, веселой манере сказал: "Приезжаю, встречайте". Тогда я только точно была уверена, что это правда и с Валеркой всё в порядке, если чувство юмора сохранил. Он же такой шутник у нас, неисправимый оптимист! И когда я его в Симферополе увидела – чуть растерялась: стоит человек с глазами Валеркиными, но с длинной бородой, как у путешественника Конюхова, будто постарел лет на 20. Дома пару снимков на память сделали и заставили его сбрить поскорее, за праздничным столом сидел уже – в привычном облике.

Валера говорит, что был очень растроган встречей. Кроме близких севастопольских родственников – на двух машинах в аэропорт Симферополя приехала еще и его родня из Ростова.

- Представляете, приехали просто встретить, обняться! – впервые за время беседы дает себя расчувствоваться Валера – Честно, даже слёзы навернулись. Передайте им большую благодарность за это. И обязательно нашим работникам посольства в Нигерии – Юле Рыжих, Олегу, как могли они поддерживали, чем смогли выручили. От них же пожелание всем нашим морякам – если работаете у тех берегов, обязательно дозвонитесь в посольство сразу же, поставьте их в известность, кто вы и где вы. Не дай Бог, конечно, но в экстренных случаях, это большая польза всем – и моряку, и его родным, и возможность для оперативной работы дипломатов.

После этой истории Валерий Драпов не собирается ничего менять в своей морской карьере – таких специалистов как он единицы, поэтому всегда востребован в серьезных европейских компаниях. Он потомственный моряк – отец его до сих пор капитанов на кораблях ходит, и брат-двойняшка Андрей – тоже классный судовой механик. Сын Антон пока с морем не определился.

- Уже в январе у меня рейс, – серьезно говорит Валерий, человек с отменным чувстовми юмора и невероятным запасом позитивной энергии, – В Африку пойду, а вот конкретно – к берегам Нигерии – еще хорошо подумаю. Но скорее всего это будет спокойная Европа. Я ведь с 1987 года в море, был везде, кроме Антарктиды. Разный опыт у меня был, но в заложниках побывал впервые.

Ирина с удивлением узнает новость о планах Валеры, для проформы вычитывает его, говорит, что так скоро не отпустит – но в принципе возражать против командировок не будет: "Он же моряк по крови, что он будет делать на берегу?!"

"ИМ ДАЮТ КОКАИН — И ОНИ ВЕРЯТ, ЧТО СТАЛИ ПУЛЕНЕПРОБЕВАЕМЫМИ"

За время плена Валерий не раз общался с местным колдуном и наблюдал за странными культовыми обрядами аборигенов. Колдун был достаточно орбразованным человеком – мог говорить на английском, испанском, французском языках, но с белыми, по свои соображениям, изъяснялся только на племенном диалекте. Тут уже Чиф выступал толмачем – с местного на английский переводил. Колдун человек уже пожилой, но жена у него была молодая красотка – по их канонам. И чтобы белые глаз на его красоту не положили, как-то примчался к ним с особым ритуалом.

- Забежал к нам в домик без предупреждения, – вспоминает Валера, – застал врасплох. На голове у него красно-белый колпак, обмотан простыней вокруг талии, за пояс какие-то листья засунуты, лицо и ноги вымазаны мелом. Пошипел по своему и вышел. Не то чтобы напугал, но удивил крепко┘ Потом были в шоке от его утреннего ритуала. Он выбегал из своего домика, кашляя, взявшись за горло руками – мы с ребятами думали: "Ну, всё, капец мужику, подавился наверное рыбной костью". Он убегал за деревню в какую-то хижину, где валялись вёсла, стрелы, луки и горела лучина. И потом возвращался как ни в чем не бывало. На второе утро повторилось тоже самое – и нам стало ясно, это неслучайно. А когда утро для него так начиналось каждый день несколько недель подряд – сомнейни уже не было, что это какой-то значимый ритуал. Чиф нам даже не объяснил его, сказал: "Так надо!". Они к своим богам – джу-джу – очень трепетно относятся. Воины – молодые пацаны, там мало кто доживает до 30-35 лет – перед тем как идти на бой с правительственными подразделениями или на захват судов, собираются на обряд. Раздеваются, обмазываются грязью, повязывают белые и красные ленточки на голову и руки. После этого бойцы считают себя пуленепробиваемыми. По их рассказам, перед боем им дают еще и кокаин – чтоб вообще сомнений не было, что пули будут отлетать от тела. Умереть они не боятся, и особой трагедии из смерти никто там не делает. Наоборот, путь воина, смерть в бою – в особом почёте. Ко всем, что там вокруг нужно относиться внимательно – наш парень из ЮАР сорвал как-то ленточку с дерева, скандал чбыл такой, что его чуть не пристрелили. Дерево оказалось священным!

Забавной для Валерия показалось местная традиция, когда воины перед общением дарили ему патрон от Калашникова. Это означала, что пуля твоя – этой пулей воин тебя не убьёт. Таких презентов у нашего моряка за время плена набралось больше сотни. Когда Валера рассказывал об этом его сын – 13-летний Антон наивно поинтересовался: " А что ж ты папа, домой патронов не прихватил". На что папа резонно ответил: "А кто же меня с ними в самолет пустил!".

"НИГЕРИЙЦЫ САМИ НЕДОЕДАЛИ, НО НАС КОРМИЛИ"

Как раз во время пленения Валеры проходил бой между Виталием Кличко и нигерийцем Самюэлем Питером. Репортаж он с товарищами и Чифом слушал по радио у колдуна. Чиф спросил о вероятном исходе – и моряк поставил 80 процентов на досрочную победу Виталия Кличко.

- Я даже загадал для себя: победит Кличко – и для меня всё закончиться хорошо, – говорит Валера. – Так и вышло.

- И что мне теперь надо Кличко благодарственную телеграмму отправить? – смеется жена моряка Ирина, на долю которой выпало тяжелое время тревожного ожидания.

Жить стало "веселее", когда Валеру с двумя англичанами и троих непростых нигерийцев из лагеря боевиков перевезли в рыбацкую деревню под покровительство семьи Чифа – старший из трех братьев. В деревушке не далеко от океана местных было всего 12 человек и шесть хижин.

- Парней из ЮАР через десять дней освободили – там дело очень интересное, но я не могу о нем говорить, – извиняется Валера. – Потом через три недели освободили всех нигерийцев. А нас шестеро осталось – трое белых и три нигерийца (один из них – представитель нашей компании, который в частности, отвечал и за организацию на пароходе борьбы с терроризмом. Еще один – служащий бюро американского регистра. И третий – простой повар. Его с нами оставили, как человека заботящегося о нас. Но в основном еду готовили женщины деревушки, хотя он тоже иногда помогал им). Отношение к нам было очень хорошим – Чиф взял нас под свою защиту и даже пару раз ругался с боевиками, когда те пытались нас куда-то снова перевезти: "Этих не дам увести, они уйдут из деревни, если только освободятся". В авторитете там Чиф – уважают его. Бывало так, что они сами не доедали – но нас кормили, как минимум два раза в день. И я честно, будь у меня такая возможность, отблагодарил бы семью Чифа – буквально возместил бы им материальные издержки за мое содержание! В нашем домике было два матраса – на одном мы спали белые, на другом – нигерийцы. Придумали что-то вроде балдахина из сетки, чтобы москиты не заедали ночью. С продукатми там не так уж катастрофично – по деревням разъезжает бот-маркет, местные закупают товары. У нас даже была возможность пиво заказывать и сигареты. Я еще на пароходе успел в носок двести долларов спрятать – из тех денег что дома взял, и загадал даже – пока не истрачу тут – свободы не увижу. Было достаточно времени передумать обо всем, за что мне это выпало┘ Англичане вели себя стойко, а вот нигерийцы плакали не раз, скулили. Даже приходилось прикрикивать на них, чтоб спать не мешали. Но серьезно с ними не сорились – так размежевались: мы отдельно, они отдельно.

Валера, как механик экстра-класса, починил в деревне всё, что было выведено из строя. Запустил генератор, перебрал двигатели для лодок. Говорит, что сами работу искали, потому что без дела сидеть было тоскливо.

- Ну, в генераторе мы сами были заинтересованы, – поясняет моряк, – Это же свет, телевизор. У них, правда, антенны нет, они по ди-ви-ди плееру фильмы смотрят. И нам всё свои нигерийские комедии подсовывали – смешного для нас там не много, нео смотреть от нечего делать приходилось. При этом у них полная коробка нормальных дисков была – с ограбленных судов. Из голливудских фильмов – "Анаконда" у них в почете, вместе с ними и мы несколько раз его смотрели. И потом мы надеялись от генератора зарядить мобильные телефон. Мне же чудом удалось свой прихватить с парохода. На камеру я даже несколько снимков в деревне сделал. Потом я шахматную доску сделал. Вместо фигур – ракушки и пивные пробки. Сначала трудно было запомнить, какая пробка "конь", а какая "ферзь", но потом привыкли и даже продумывали комбинации на несколько ходов вперед.

Остросюжетным развлечением для пленников была охота за обезьянами. Правда, охотился только Чиф, они его лишь вызывали – когда замечали на пальмах капуцинов. По слвоам Валерия, для Чифа это был трепетный ритуал – он всегдла переодевался в особую одежду: специальные кроссовки, штаны, зеленая бейсболка с развернутым козырьком к затылку и дробовик. По другим случаям эту одежду он никогда не одевал. Пояснял свои действия тем, что обезьяны очень хитры и их застрелить можно только обойдя с тыла.

- За всё время, что я там был, Чиф отстрелил обезьян 15. – рассказывает Валера. – Если подстрелит, мы уже знаем – на ужин у нас будет свежее мясо. Но обезьян они готовят не снимая шкуры, просто обжигают как курицу, потом либо поджариваю, либо варят с похлебкой как суп. Естественно, обожженная шкуру привносит свой "аромат", но мясо есть можно – я думаю, что оно по вкусу похоже на человечину, но я человечину конечно же никогда не пробывал, только догадываюсь. На свинину это непохоже, жестче – скорее говядина. А еще пару раз была антилопа – но то покупали в другой деревне, это жесткая говядина. Другое дело буш-пиг – дикий кабан., вот вкусное мясо! А так в основном рыба и корнеплоды. Воду мы собирали в пластиковые бутылки – после дождя. Такч то особого дискомфорта не было, кроме той мысли,ч то всё может закончиться для нас и наших родных весьма печально.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Львовски Майк
Вы сейчас просматриваете новость "Заложник нигерийских повстанцев: "Кличко освободил меня из плена"". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: