укр
Главная Последние новости Украины
22 Февраля 2008, 08:00  Версия для печати  Отправить другу
×
Завтра 90 лет непобедимой и легендарной! Исповеди семи поколений солдат http://www.segodnya.ua/img/article/953/48_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/953/48_tn.jpg Украина В 40-е годы ушивали галифе, в 80-х появилась дедовщина и салагам стали "простреливать скворечник", а в 2000-х вообще начали стесняться ходить в военной форме.

Завтра 90 лет непобедимой и легендарной! Исповеди семи поколений солдат

В 40-е годы ушивали галифе, в 80-х появилась дедовщина и салагам стали "простреливать скворечник", а в 2000-х вообще начали стесняться ходить в военной форме.

Завтра — 90 лет со дня создания "несокрушимой и легендарной" Красной Армии, сейчас этот праздник у нас называют "День защитника Отечества". Армия — это не только марши и боевые стрельбы, но еще и повседневный быт. Что изменилось за 90 лет для солдата, спросили мы у служивших срочную в разные годы: от военных до наших дней? Главная перемена — отношение к армии. В 40—70-е годы не понюхавших пороха считали людьми второго сорта. В 80-е (Афганистан!) и особенно в 90-е появились лазейки, многие врачи и военкоматовские работники брали мзду за то, чтобы признать призывника негодным к службе по состоянию здоровья. В украинскую армию сейчас идут ради карьеры (служба в милиции, охранных структурах) или те, кто не смог "закосить". Дисциплина упала, а количество увольнений и отпусков, наоборот, возросло. Исчезают "дембельские" альбомы, а в цивильной одежде не только ходят в увольнения, но и уезжают на дембель.

1. Чем вас кормили на завтрак, в обед, в ужин?

2. Как называли в ваше время солдат в зависимости от срока службы?

3. В чем выражалась дедовщина: пол в казарме мыть, за сигаретами "деду" бегать или были и настоящие издевательства: типа "дембельского поезда" и побоев?

4. Как наказывали солдат за дисциплинарные проступки официально и неофициально?

5. Были ли при ношении формы поблажки для "дедов": расстегнутый воротничок, ушитые брюки, ослабленный ремень и т. д.?

6. Походы в самовольные отлучки: как часто, попадались ли, как за это наказывали?

7. Как относились в ваше время к тем, кто по каким-то причинам не хотел служить (косил от армии)?

8. Какими были в ваше время дембельские альбомы и были ли они вообще?

40-е годы

Валентин Анастасиев, генерал-лейтенант

1. Несмотря на то что шел 1943 год, кормили нас в учебном полку в Иркутске хорошо. На завтрак — каша или картошка с тушенкой, масло, хлеб, чай. Обед — суп или борщ, второе, компот. Ужин — рыба жареная, чай. На фронте могли и сутки ничего не есть, если кухню разбомбили. Обычно привозили раз в сутки под утро термос с каким-то варевом. Помню, однажды хозяйка-украинка сварила нам на целый взвод кастрюлю борща.

2—3. Даже слова "дедовщина" не слыхали, поэтому и прозвищ не было. Ну, разве молодых солдат называли "салагами".

4. Наказывали только по уставу, в основном давали наряды на кухню: чистка картошки, мытье посуды. разжигание котлов. Я однажды получил трое суток гауптвахты за то, что не отобрал несколько краюх хлеба у женщин, выпекавших его для солдат.

5. Галифе немного ушивали, но воротнички всегда были застегнуты, ремень затянут. На фронте — да, воротнички расстегивали. Я носил не сапоги, а ботинки с обмотками, так что шика особого не было.

6. К нам почти никто не приезжал. Мать, правда, навестила несколько раз, разрешали гостинцы передать, часок поговорить с ней возле КПП и все. Какие в войну увольнительные? После победы отпускали, но за опоздание наказывали строго: наряды вне очереди, лишали на месяц увольнений, могли и на гауптвахту упечь.

7. Служили все поголовно, сказаться больным было невозможно. Один только у нас лежал в психбольнице, комиссовали, потом подлечили и через полгода снова его призвали. Не служившие по болезни считались у девушек второсортными. Говорили даже девчонки: мол, возьмут тебя в армию, будем дружить.

8. Дембельские альбомы не из чего было делать. Да и у меня за всю войну всего одна фотография была.

50-е годы

Геннадий Понамарев, полковник

1. Хорошо кормили. На завтрак каша с мясом, масло, чай. На флоте, где я начинал службу, первое давали даже дважды: в обед и ужин, плюс вечерний чай был с белым хлебом и двумя кусками колотого рафинада. А по средам оркестр части играл обедающим играл классическую музыку.

2—3. На флоте только молодых называли "салагами", а матросов 5-го года службы — "годок", их уважали, давали, например, лучший кусок мяса за обедом. А так все были на равных, дедовщина появилась намного позже, в начале 70-х.

4. Наказывали как положено по уставу: нарядами на работу, гауптвахтой.

5. Кто отслужил больше года, делал пряжку ремня плоской или сгибал почти вдвое эмблему на пилотке, но заставляли разгибать. А за расстегнутый воротничок — сразу наряд вне очереди.

6. У нас в училище увольнений почти не было, поэтому в самоволки ходили часто, в основном ночью к девушкам, прямо в форме через забор. И за все время, пока я учился, никого не поймали, моряки — народ смышленый. Один как-то сам крепко выпил, не смог через забор перелезть. Так он "на автопилоте" разделся, форму сложил, как по уставу положено и заснул под забором. Дежурный по части увидел, посмеялся: вот мол, какой аккуратный. Перенесли его на койку, а когда протрезвел, на гауптвахту, конечно, отправили. Когда приезжали родные, отпускали даже до трех суток, но командир должен был знать, где ты находишься.

7. "Косить" от армии — такого понятия не было, считалось позорным, что парень не служил. В селах девчата за такого даже замуж не выходили, ущербный, мол. Поэтому шли служить все, даже с пороком сердца и плоскостопием.

8. Альбомы (не дембельские, а памятные), делали по стандартному образцу: покупали в магазине альбом и клеили фото, подписывали их. Перед увольнением в запас фото проверяли, чтобы не было снимков на фоне боевой техники, в расстегнутой военной форме.

60-е годы

Юрий Чубарь, подполковник

1. Я получал курсантский паек, куда дополнительно входил сыр, белый хлеб, сахар. Сейчас солдат кормят хуже, чем нас.

2. Не было прозвищ, разве что "салага" для молодого солдата.

3. У нас даже бывшие зэки служили, но дедовщины не помню. Конечно, полы в казарме мыли в основном молодые, однако портянок старослужащим никто не стирал. И первогодков не избивали.

4. Перед строем объявляли наряды вне очереди.

5. Брюки в "дудочки" не зашивали, моды такой не было. За незатянутый как следует ремень старшина давал столько нарядов, сколько раз мог его перекрутить. Дембеля под погоны на парадной форме картон вставляли, чтобы прямые были, на это смотрели сквозь пальцы.

6. Девушки к нам сами на свидания ходили. Один солдат, правда, раз убежал в соседнее село к зазнобе, к утру вернулся. Его на 5 суток в наряд кочегаром поставили. Если приезжали родные или невеста, могли на сутки отпустить.

7. Над юношей, не отслужившим в армии, смеялись: больной мол, неполноценный. Девчата замуж за таких не хотели.

8. Альбомы делали — с красивыми обложками из бархата, фото от начала службы до дембеля собирали. Фотоаппараты хранились в каптерке, особый отдел следил, чтобы не было снимков на фоне боевой техники.

70-е года

Григорий Салай, сержант-танкист

1. Кормежка была ужасной, особенно в учебке: помню алюминиевый таз, до половины заполненный чем-то красным. Попробуешь — перловая каша, в ней куски сала со щетиной, все залито смесью комбижира и томатной пасты. Тушенку давали редко, рыбу часто, жареную или вареную. Масла почти не видел, утром кусочек граммов десять, едва хватало на один бутерброд тонким слоем.

2. Называли традиционно: духи, молодые, фазаны, деды и дембеля.

3. Первое проявление дедовщины выразилось в том, что я (сержант, после полугода учебки!) проснулся утром в новой части в одном исподнем. Все новое обмундирование, кроме портянок, забрали себе "дедушки". Был скандал, но ни формы, ни виновных не нашли. Т. к. я служил сержантом, меня не обижали, но, если высовывал во сне ноги через прутья кровати, могли "велосипед" сделать: между пальцами ног воткнуть кусочки бумаги и поджечь. А вообще дедовщина была умеренной, молодых в основном гоняли на самые тяжелые работы, но не избивали.

4. Вернувшись из отпуска, я привез друзьям "контрабанду": водку, закрашенную компотом и закатанную в литровые банки. Вечером мы ее выпили, а утром обнаружили нашего батальонного писаря не слишком трезвым и отправили на гауптвахту в город за 40 км. Но к вечеру вернули: некому было писать документы. Позже командиры устроили гауптвахту прямо в части: виновные спали на голом полу, а днем работали — копали траншеи под прокладку кабелей.

5. Особым шиком считалось носить не форменную куртку, а гимнастерку времен войны, которая надевалась через голову.

6. Я служил на китайской границе, поэтому в увольнения практически не отпускали, родным тоже запрещено было приезжать. Пока границу не оборудовали инженерными сооружениями, мы ходили в самоволку в китайскую деревню — за рисовой и женьшеневой водкой и к китаянкам.

7. Неслужившие не пользовались уважением у девушек, поэтому от армии никто не "косил", освобождали только действительно больных: с плоскостопием, сильной близорукостью.

8. Дембельские альбомы были красивые: обтягивали шинельным сукном, бархатом, который воровали в клубе, обрезая шторы. Делали красивые подкладки под значки — в виде звезды, ракеты, танка.

80-е годы

Игорь Чоботько, матрос, Северный флот

1. Из еды больше всего заполнились макароны по-флотски, мы их называли "макароны по-скотски", потому что качество мяса было отвратное. Остальное меню стандартное: каши, борщ, чай, компот, хлеб, масло. Самым плохим был ужин: мало и невкусно, в основном капуста или каша с рыбой, к тому же мы ужинали в 18.30, поэтому к отбою жутко хотелось есть.

2. До полугода назывались "духи бестелесные", до года — "караси", потом "рыбы", до 2,5-х лет — "годки", кто служил больше — деды, ну а после приказа "гражданские".

3. Наша часть была худшей на флоте, вроде стройбата, ее называли "банда Кузькина", по имени командира. Поэтому и дедовщина самая суровая. Достаточно сказать, что едва я туда прибыл, отслужив два года в другом месте, два типа кавказской национальности с золотыми зубами при мне начали обсуждать, кто заберет мою шинель, а кто — новую шапку. Пришлось "объяснить", что я не молодой, а почти дед. Молодых "чмурили" страшно, но без особой фантазии, в основном заставляли делать самую тяжелую работу, отбирали теплые вещи, зимой — даже матрасы, требовали покупать еду и сигареты, за невыполнение били. Двое не выдержали издевательств, зимой сбежали в тундру. Одного нашли через двое суток живым, второй замерз и его съели росомахи.

4. В наряды мы и так ходили через день, поэтому с нарушителями командиры обычно просили "разобраться" старослужащих. А это — дополнительные тяжелые работы и побои.

5. Деды щеголяли в "торпедированных" (расклешенных) от стандартных 30 см до 40 с лишним см брюках-клеш и "отгондонненных", то есть ушитых бескозырках.

6. В самовольные отлучки, как и в увольнения, ходить особо некуда было, в отпуска не отпускали, родные тоже не приезжали, т. к. часть была режимной. Единственная радость немногих матросов — редкие романы с неверными офицерскими женами, мужья которых уходили в дальнее плавание.

7. Тех кто "косил" от армии, считали либо хворыми либо "хитрой сволочью", хотя и служить особо никто не рвался.

8. Дембельские альбомы делали шикарными: со стихами, основная суть которых — какие молодцы солдаты и какие гов...ки те, кто не служил в армии и с картинками, изображавшими "дембеля" с медалями, которого ждут пышногрудые девушки. Другой сюжет — дрожащие перед солдатом-героем в ожидании возмездия неверная подруга и ее хилый неотслуживший "женишок".

90-е годы

Владислав Петренко, сержант, войска связи

1. Кормили плохо, в основном бигусом — это тушеная капуста с мясом. Но нам его вороватые прапорщики заменяли кусками сала.

2. Я служил 2 года, поэтому называли традиционно: "дух", "молодой", "черпак", "дед", "дембель".

3. В учебной части у нас была "уставщина" — сержанты приказывали маршировать строем, отжиматься, подтягиваться без меры. Потом в строевой части "деды" заставляли за ночь выстирать детским мылом портянки пяти-шести человекам, высушить, прогладить и положить "дедушке" на табурет. Или в 3 часа ночи картошку ему поджарить на плитке "шмель". Тех, кто не успевал (отказываться просто боялись), — избивали. В основном "простреливали скворечник" — с размаху били кулаком в грудь, чтобы следов не было.

4. Нарушителей мордовали нарядами на кухню — при этом несколько дней подряд спали по 3—4 часа, хуже наказания не бывает. Нередко практиковалось 5—6 часов строевой подготовки или гауптвахта, где человек мог полдня ползать по-пластунски, маршировать, копать яму.

5. "Деды" ходили с расстегнутыми воротничками. Сделает замечание офицер — застегнешься, отвернулся — расстегнешься, за это не наказывали. У сапог голенища делали гармошкой или обрезали, брюки ушивали, шапку уменьшали, чтобы только на макушке держалась. После года службы "деды" разрешали купить кожаный ремень, а до того носили только дерматиновый.

6. В самоволку мы ходили в гражданской одежде, несколько комплектов ее было в каптерке, на это командиры закрывали глаза. В основном, поесть по-человечески, домой позвонить или с девушкой погулять. Одного даже в "гражданке" патруль вычислил, дали ему 10 суток гауптвахты. В отпуск мало кто ездил, но если приезжали родные или девушка, могли отпустить на 2 суток. А увольнительные — каждую субботу или воскресенье.

7. Тех, кто не служил, — считали неполноценными или слишком хитрыми, но осуждения это не вызывало.

8. Дембельские альбомы как раз переживали расцвет. Во всем взводе пропадали зубные щетки, которыми для красоты разбрызгивали краску на страницах, вычисляли тех, кто красиво писал и рисовал, освобождали их от всех работ. 90% возвращались со службы с альбомами, но лично я не делал.

2000-е годы

Николай Федоренко, рядовой-связист, 2002—2003 гг.

1. Кормили хорошо, я даже не съедал всю порцию. На завтрак давали кашу с мясом, масло, компот. В обед — суп или борщ, второе, вечером — рыбное блюдо.

2. Молодых называли "караси", кто отслужил 4 месяца — тот "череп", после 8-го месяца — "дед".

3. Молодые солдаты за свои деньги покупали "дедушкам" сигареты, кто из них не курил — конфеты. Понятно, что на работы по уборке территории, погрузку-разгрузку в первую очередь шли молодые. Портянки старослужащим никто не стирал, ведь большинство ходили в носках. Нас "деды" не били, потому что регулярно проводили осмотры — нет ли ссадин на теле, поэтому они боялись. А вот храпунов били по голове подушкой. Но были и хорошие традиции: за месяц до приказа многие "деды" отдавали свое масло молодым. Но тот, кто не мог ответить, сколько дней осталось "деду" служить, покупал ему сигареты.

4. Наряды вне очереди за проступки давали мало, в основном нарушителей командиры заставляли бегать кросс в ОЗК (резиновом комбинезоне химзащиты) и противогазах.

5. Старослужащие ушивали брюки, иногда обрезали голенища у сапог. Воротнички, конечно, не застегивали, да и ремень, если не в строю, сильно не затягивали.

6. В самоволки на 1—2 часа ходили даже в форме, т. к. патрулей практически не было, а на более длительное время — в гражданской одежде. Однажды наш солдат ушел в увольнение, поехал за 100 км домой, загулял, так за ним командир на машине ездил. Потом наказали за него всех, запретив увольнения на месяц. В увольнение почти все ходили в гражданской одежде, у каждого она была. Если приезжали родные — прямо на территории части был дом для свиданий, можно было день-два пожить с ними. Каждому был положен обязательный отпуск — 20 дней.

7. К тем, кто не хочет служить, считаю, отношение окружающих нормальное. Многие люди не желают терять время "на погоны", да и дедовщины боятся.

8. Дембельский альбом у нас почти никто не делал, в том числе и я. А те, кто хотел, просто покупали стандартный альбом и клеили туда фото.

КРАСНОАРМЕЙЦЕВ УЧИЛИ НЕ ГАДИТЬ МИМО УНИТАЗА

Красная Армия не только называлась рабоче-крестьянской, но в 20-е годы была такой по сути, поэтому пришедших из глухой деревни или маленького городка солдат их командирам приходилось учить прежде всего не тому, как обращаться с оружием, а самым простым вещам: бережному отношению к имуществу, личной гигиене, умению жить в коллективе. В чудом сохранившейся до наших дней красноармейской книжке, составленной политуправлением Киевского военного округа и датированной 1922-м годом, которую выдавали каждому солдату, мы прочли:

— Красноармеец, табуреты, шкафчики, столы сделаны с большим трудом и пользуйся ими по назначению, сломаешь или уничтожишь, новых тебе не дадут; береги свою койку, их мало, новой не получишь; осторожно обращайся с керосиновыми лампами, не бей стекол, иначе будешь в темноте;

— На пол окурков не бросай и не плюй, пыль, особенно табачная, вредна для дыхания и глаз, а плевками разносишь заразу. Надо плевать и окурки бросать в плевательницы; держи писсуары в чистоте и не бросай окурков, иначе засоришь трубы.

Есть даже инструкция, как ходить в клозет, судя по подробностям изложения, написанная для людей, которые первый раз увидели это чудо цивилизации. "Пользуйся в отхожих местах стульчаками, — соблюдай чистоту — помни, что иначе другой товарищ, пользующийся после тебя, запачкает себе сапоги и разнесет нечистоты по всей казарме, а вместе с этим и возможные болезни. Не бросай в стульчаки, от которых идут трубы, никакого твердого мусора, а то засоришь трубы, прочистка которых трудна и неприятна для рабочих, а для казны дорога".


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Авторы: Александр Панченко, Андрей Мазур, Панащук Сергей, Лазаренко Александр
Вы сейчас просматриваете новость "Завтра 90 лет непобедимой и легендарной! Исповеди семи поколений солдат". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: