укр
Олег Волошин
Берега Междуморья
Главная Последние новости Украины
21 Апреля 2011, 07:52  Версия для печати  Отправить другу
×
Женщинам из Припяти запрещали рожать (фото) http://www.segodnya.ua/img/article/2462/64_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/2462/64_tn.jpg Украина Чернобыльские роженицы — о том, как после аварии на ЧАЭС их заставляли идти на аборт, а сбежавших ловила милиция.
Припятчанки с детьми. В 1986 году жили в санатории под Киевом, как одна большая и дружная семья, не давая друг другу раскиснуть. Фото из семейного архива
Припятчанки с детьми. В 1986 году жили в санатории под Киевом, как одна большая и дружная семья, не давая друг другу раскиснуть. Фото из семейного архива

Женщинам из Припяти запрещали рожать (фото)

Чернобыльские роженицы — о том, как после аварии на ЧАЭС их заставляли идти на аборт, а сбежавших ловила милиция.

Более полутысячи беременных женщин были эвакуированы из Припяти и близлежащих сел. Накануне 25-летней годовщины трагедии мы узнали, как сложилась их жизнь. Увы, далеко не все их истории заканчиваются счастливо. Врачи настоятельно рекомендовали делать аборты даже тем, кого едва коснулась радиация. Даже киевлянкам говорили, что они рискуют родить ребенка с патологиями. У одной из припятчанок хотели вызвать искусственные роды, не спросив на то разрешения, а для надежности заперли ее на ключ в палате — она бежала в окно. Больше сотни из этих женщин эвакуировали в Ворзель (Киевская область). Около года они жили как одна большая семья в санатории "Украина" (см. фото). "Но знаете, как это возвращаться одной из роддома? Мужья были не с нами, а на ликвидации аварии в Чернобыле", — вспоминает Татьяна Лукина, ныне киевлянка. Что же касается "чернобыльских детей", то многих радиация сделала инвалидами.

ТАТЬЯНА: "Я БЫЛА ПЕРВОЙ РОЖЕНИЦЕЙ ИЗ ПРИПЯТИ"

Таня. С дочками Наташей и Аленкой, рожденной после аварии. Из семейного архива

В апреле 1986-го Татьяна Лукина была на шестом месяце беременности: "Из окна нашего дома в Припяти была видна школа, где училась моя дочка. По утрам дети делали зарядку, но 26-го они вышли всего на несколько минут, и их потом буквально бегом вернули в школу. Через час позвонила школьная медсестра: "Ваша Наташа отравилась", хотя дочь с утра ела свежие блинчики. Муж в этот день должен был работать, но вскоре он вернулся. Сказал, что на станции авария, по городу уже моют дороги пеной и ходят люди в химзащитных костюмах. Я, как политрук сандружины, должна была понять, что произошла серьезная авария, но подобные мысли не пришли в голову. Нам с соседкой хватило ума отправиться на крышу — смотрели на разваленный реактор, над которым вился дымок. В городе паники не было, детки раздетые играли в песочницах, люди шли на рынок, стояли в очередях за дефицитом, который "выкинули" накануне майских праздников".

Вскоре дочь Татьяны отпустили домой. Рвота не прекращалась. "Скорую" я вызвала в 10 утра, но врач приехал только в 11 вечера. Даже заходить не стал: "Я был на атомной, я очень "грязный". Дал дочке успокоительное и сказал пить воду с несколькими каплями йода.

Рядом с нами жил водитель председателя горисполкома. Он спешно посадил жену и детей в машину, что случилось, не объяснял, просто проронил: "Если есть возможность — уезжайте".

Но на следующий день все дороги были перекрыты — уезжать самостоятельно запрещалось: чтобы не было паники и распространения радиации. 27 апреля в 16.00 Татьяну и ее дочь сначала отправили в больницу пгт Полесское, затем в санаторий "Украина" в Ворзеле: "В один корпус поселили семейных, в другой — беременных и рожениц. Мой муж остался в Припяти ликвидатором. Мы все вместе держались друг за друга, у многих были истерики от пережитого. Одну из беременных бросил муж, испугался радиации и сбежал без оглядки, а ей рожать через месяц. Мы сначала с животами, потом с грудными детьми ездили по министерствам, выбивали коляски, пеленки, одеяла, учебники для детей постарше, тогда ведь был дефицит, ничего нельзя было купить".

У Татьяны не прекращалась рвота, и ее отправили в НИИ ПАГ. "Я была их первой пациенткой из Припяти, и... это был ужас! Раздели догола в предбаннике, заставили мыться под холодной водой. Врачи все "запакованные": маски, рукава, заправленные в перчатки, защитные очки. И фразы: "Осторожно, женщина облучена!", "Это та женщина из Припяти!" — с болью рассказывает Татьяна. — Я плакала: "Я не облучу вас, у меня небольшая доза", но из моей палаты медсестры буквально вылетали. Наутро я была в истерике, просила, чтобы перевели в любую другую больницу. Меня перевели в областную, и там было уже совсем другое отношение".

Лукина: в день годовщины Чернобыля ляжет на операцию

Проблемы со здоровьем были не только у Татьяны. Дочь Наташу также отправили в больницу с лейкопенией, и несколько дней мама не знала, где она: "Когда ее, наконец, привели ко мне, Наташа плакала: "Мама, они у меня забрали спортивный костюм, который вы мне подарили! Они хотят мне волосы обрезать, я не даю". Дочке оставили косички, решили, что незачем ребенку дополнительный стресс, и ей каждый день мыли "фонящие" волосы".

В санатории была машина, но она не всегда могла забрать женщин, которые ездили из лечебницы в Киев рожать. "Представьте, как это ужасно — когда тебя никто не встречает из роддома. Я ехала одна. В халате и тапочках, с дочкой на руках. Села в электричку, и тут контролеры. А у меня ни копейки денег, показываю им справки, что меня эвакуировали из Припяти. А они: "Что это вы в таком виде по Киеву ходите?" За меня вступились парни, предлагают заплатить штраф, но контролер не унимается: "Выходите из вагона!" Благо мои защитники нашли старшего контролера, и мне разрешили ехать дальше, — с дрожью в голосе говорит Татьяна. — Ничего, прорвались! Дочь родилась здоровой, но в этом году мне сделали две операции по онкологии, и 26-го апреля, как раз на годовщину, предстоит третья. Вот такое совпадение. Теперь, когда я перенесла столько... Когда об эвакуированных даже не вспоминают, хочется сказать нашему президенту и премьер-министру: "Отправьте меня в Припять, и я буду тихо умирать с этим городом. Потому что на пенсию в 1090 грн. я не проживу".   

"АБОРТЫ — БЕЗ ПЕРЕРЫВА"

"В больнице, куда меня эвакуировали, сразу сказали: "У вас есть возможность убрать ребенка. Подумайте!" — вспоминает Татьяна Лукина. — Мне сложно говорить о том, что тогда было... Гинекологи делали аборты круглосуточно за простынями, которые висели в коридоре. Крики, плач. Врачи пили спирт, то ли от усталости, то ли чтобы забыться. Делать аборты убеждали всех, особенно тех, у кого был маленький срок: "Вы понимаете, что было облучение? Зачем вам обрекать ребенка?". Моя соседка из Припяти была на четвертом месяце, послушалась... Не может себе этого простить — у нее больше не может быть детей. Я тогда отказалась делать аборт, слишком долгожданным был этот ребенок, и родила здоровую дочку. В этом году Аленке — 25".

МАРИНА: "ТЕПЕРЬ У МОЕГО АРТЕМКИ ПРИСТУПЫ"

Марина. Сынишка Артем родился крепышом Из семейного альбома

"В ту ночь я была дежурной по общежитию, меня разбудили ночью и сказали, что на АЭС авария. Я встала, поднялась на 9-й этаж посмотреть, что же там? Чтобы лучше видеть, открыла окно, посмотрела, как красиво летят искры, — вспоминает киевлянка Марина Владимировна. — К обеду пошли разговоры об аварии, те, кто работал на станции, рассказывали своим родным, те — друзьям, но официально ничего не говорили. Я пошла на почту дать телеграмму родным, но рядом с телеграфисткой сидел "товарищ", и из 20 слов о том, что у нас беда, осталось только 2. Вечером сказали, что будут эвакуировать, сказали — на три дня, но оказалось — на всю жизнь".

Марина отправилась к родным мужа в Винницкую область. После приезда пошла в больницу узнать, все ли в порядке — женщина была на 5-м месяце беременности. "Зашли в отделение, сказали, что из Припяти, и нас тут же вытолкали в предбанник: "Не надо, не надо заходить". Принесли дозиметры — зашкаливают. Дали мужу мыло, отправили нас в санпропускник. Опять меряют радиацию — фонит, и опять отправляют мыться. Так продолжалось раз 5—6, наконец, все чистое, но подносят прибор к моему животу — и вновь зашкаливает. Отправили в палату, — вспоминает Марина. — Зашли два врача, пошептались-пошептались: "Ложись". Принесли капельницу, поставили. Я, доверчивая, даже не спросила, что там. Думала: "Они же доктора, что-то против облучения". Но пока лекарство выкапалось, ребенок в животе крутился и вертелся, он прямо чуть не вылетел оттуда. Просто жуть была". Через время к Марине вновь пришли врачи: "Готовься". На недоуменные вопросы пояснили: "Операционная готовится, простерилизуемся и начнем. Готовься. Как куда? Будем вызывать роды".

Врачи ушли, заперев женщину в палате. "Муж ходит под окнами нервничает. Я думаю: "Мне 25 лет, это мой первый ребенок, которого мы давно ждали. Пять месяцев... Ну уже все же сформировано, не будет третьего глаза или четырех рук! Чего меня пугают?". Муж бросил мне мою "фонящую" одежду. И мы бегом домой. Но проходит время, и мы видим, как милиция едет к дому родни, понимаем, что они приехали за мной. Закрылись, переждали, пока они уедут, решили бежать к другим родственникам. Но им позвонил участковый: "Пусть не прячутся, мы их ночью с постели снимем, у нас приказ доставить сбежавшую". Тогда мы позвонили в местную больницу и попросили, чтобы положили в нее", — вспоминает Марина.

Несколько дней женщина пролежала в районной больнице. Лечение заключалось в том, что ей давали молоко и сироп шиповника. "Говорю: "Я же и дома могу такое пить?" И меня отпустили, вернулась только на роды. Все прошло нормально, родился крупный мальчик, но... Все равно нас Чернобыль достал, — вздыхает женщина. — Физически Артем нормальный, но лет с 5—6 начали замечать, что он быстро устает, не переносит жару, шум. В школе это стало еще более явно. В 10—11 лет он стал терять сознание. Специалисты сказали, что у ребенка радиационное поражение мозга. Потом у него начались приступы, похожие на эпилепсию. Сидим ежедневно на таблетках, врачи говорят, что пока это неизлечимо, придется с этим жить".

Артем несколько лет назад окончил университет, он — документовед, но устроиться на работу не может: "Скажешь "эпилепсия" — и все".

ВАЛЯ: "Я РОЖАЛА 26 АПРЕЛЯ"

Валентина и Света. В 1986-м их эвакуировали в Чернобыль. Из семейного альбома

"Нас было 5—6 женщин, кто рожали прямо перед взрывом. Я — 26 апреля в 11.45, и моя дочка Света — последний ребенок, родившийся в Припяти", — рассказывает киевлянка Валентина Алексеенко. В момент, когда произошла катастрофа, родильный дом был закрыт на ремонт, и роженицы лежали в общей больнице.

Теперь сама мама. Последний человек, родившийся в Припяти. Из семейного альбома

"Врачи рассказывали, что произошла авария, что привезли облученных. Позже мы из окон увидели людей с траурными повязками, плачущих женщин. Уже после обеда нас эвакуировали в Чернобыль. Но мы не знали, не понимали, насколько это опасно. Выходили на улицу, гуляли, смотрели, как летят вертолеты. Из-за эвакуации у меня пропало молоко, и девочку кормила моя соседка по палате".

Бабушка. Воспитывает уже двоих внуков от двух дочерей. Из семейного альбома

В прошлом году у Валентины появилась внучка. "Врачи говорят — здоровая, но на дочке Чернобыль сказался, у нее больная щитовидка, аллергия", — вздыхает Валентина.

НИНА: "ЧЕРНОБЫЛЬ ИСКАЛЕЧИЛ СЫНА"

"Уже потом я узнала, что для ребенка не опасна радиация, если ему или около месяца, или больше пяти. А я была на четвертом. Мой мальчик только формировался, когда я попала под облучение, — рассказывает экс-припятчанка Нина. — 26-го мы ехали с мужем по окружной дороге на велосипедах, а там стояли пожарные машины. Там страшная грязь была. Но тогда все молчали... А на душе было неспокойно, снилось, что я теряю своего ребенка. Было страшно... Потом я успокоилась, когда родила, доктора говорили: "Здоров". Но в полгода заметила, что Виталик слабо на ножки становится. Поставили диагноз: ДЦП. К трем годам начало руки стягивать, ножки выкручивать, теперь у него глаукома обоих глаз. Уверена, что все его беды из-за радиации. В 1988-м я родила ребенка, и он, в отличие от брата, здоров".

СТРАШНАЯ НАХОДКА: ПОСЛЕДНИЕ "ЖИТЕЛИ" ПРИПЯТИ

2011. Сейчас в больнице царит абсолютный хаос. Фото: А. Яремчук

"В 1988-м надо было привозить в Припять радиоактивную воду из могильника для исследований, но не в чем. Я попросила снять сигнализацию с больницы, — вспоминает Наталья Манзурова, сотрудник засекреченной научно-исследовательской станции ПО "Маяк". — Мы залезли в окно первого этажа, так как дверь была закрыта на замок, стали искать емкость. На одном этаже я увидела обыкновенный бидон, в котором в деревнях перевозят молоко. Открыла его и увидела четыре мумии маленьких детей. Они были коричневого, почти шоколадного цвета. Ручки и ножки согнуты, глаза закрыты. Наверное, перед эвакуацией каким-то беременным женщинам на последних месяцах стало плохо, им сделали кесарево сечение. А малышей положили, надеюсь, уже мертвыми, в бидон и в суете забыли. Позже около больницы мы вырыли могилку и захоронили их, положив на поверхность валявшийся металлический лист — для памяти. Это были последние "жители" города Припять".

Фотогалерея: Заброшенные больницы в Припяти

"МЫ НЕ ЗНАЕМ ВСЕХ СЮРПРИЗОВ ЧАЭС"

Профессор НИИ ПАГ. Валентина Дашкевич:

"С 1986 года НИИ ПАГ занимается изучением влияния радиации на ход беременности. Специалисты института принимали роды у женщин, эвакуированных из Припяти. Но и спустя 25 лет врачи осторожны в своих заключениях, особенно в разговоре о мутациях. "Сейчас наметилась тенденция к увеличению патологий на генном уровне. Но мы не можем связать это напрямую с радиацией. На такие процессы влияет 2—3 фактора, экология, стрессы и пр., — говорит Валентина Дашкевич, профессор Института педиатрии, акушерства и гинекологии. — Но 25 лет не такой уж большой срок, и мы можем не знать всех "сюрпризов", которые преподнес нам апрель 1986-го".


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Влад Абрамов
Вы сейчас просматриваете новость "Женщинам из Припяти запрещали рожать (фото)". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: