Беженец из Африки Алан Хатунгимана стал водителем тролейбуса из-за того, что зимой в нем тепло

12 Июля 2007, 11:53

В Виннице он – единственный шофер с высшим образованием.

Фото Н.Головай
Фото Н.Головай

По отзывам коллег Алан Хатунгимана, беженец из Африканской республики Бурунди, галанетен, интеллигентен, прост. Вот он одалживает у кондукторши цветастый зонтик и мчится по дождю от троллейбуса к диспетчерской, где его жду я. Сколько времени живет в Украине? Восемнадцать. Украинский язык понимает, но говорит только на русском. Отказывается от чая. Поговорить – и в путь, сегодня по девятому маршруту, до полуночи. Он – водитель троллейбуса. Лучший в Виннице и единственный среди шоферов города, кто заканчивал вуз.
- Самое неприятное в моей работе – дождь. Сыро, неуютно. Если чего-то забарахлит, приходится выбегать из кабины, устранять неполадку. Намокнешь, промерзнешь. Это плохо. А так – все хорошо, – признается мой собеседник. – Люблю свою работу за теплую кабину. В ней всегда тепло, как на моей родине.

ИНЖЕНЕР ИЗ ИНСТИТУТА

Вообще-то Алан немногословен. Но есть темы, на которые он таки может говорить долго. Это отсутствие достойного жилья и работы по специальности.
- У меня диплом инженера высоковольтных линий. Могу проектировать эти линии, строить, ремонтировать. Я обращался во все предприятия, где могу быть полезным. Хотя бы простым электриком. Но везде отвечают: "У нас самих сокращение. Специалисты нужны только с опытом работы по 20 лет". Мол, оставьте данные, конечно, будет какое-то место для таких без стажа, мы вам позвоним. Но до сих пор никто не позвал, – вздыхает водитель.

КОРОЛЬ БЕНЗОКОЛОНКИ

Когда Алан приехал из Африки учиться в Винницкий политехнический университет, то считал, что ему повезло. В Африке высшее образование дает возможность ни в чем не иметь нужды, были неплохие перспективы. После учебы в Виннице возвращаться на родину не хотелось. Хотя экономика независимой Украины к этому времени как раз изрядно развалилась и с работой даже для виннитчан стало туго. Все же это было лучше, чем вернутся в родную республику Бурунди, где началась гражданская война.

\Со временем Алан нашел работу на стройке, а потом и на заправке. Иностранец без какого-либо официального статуса дрожал за свою работу больше украинских коллег. И был на порядок испольнительнее и приветлевее их. Хозяева заправки работника любили. Но работник не любил свою работу. Ведь там приходилось стоять на улице с утра и до вечера в любую погоду. Для Алана, привыкшего к африканскому климату, зимой становилось совсем невмоготу. И однажды пришел в центр занятости, чтобы ему нашли работу в тепле.

АЛАН-СТЕПАН

- Одна прекрасная женщина в агенстве, которой теперь я очень благодарен, предложила попробовать работать на троллейбусе, – вспоминает Алан. – Не получится – уйдешь. А я водил автомобиль еще у себя на родине, и тоже здесь в Украине еще при Союзе сдал на права, в электрике плюс еще ж понимаю. Три месяца учебы на троллейбусника – и на линию. Скоро год как работаю.
Поначалу было трудновато. Но коллеги выручали. Не было такого, чтоб хоть раз отказали в совете или помощи. Да и сейчас – чуть что, спрашивают: "Степан, помощь нужна?". Коллеги адаптировали африканское имя Алан, и вышло украинское Степан.

ЛУЧШЕ БЕЖЕНЦЕМ

Семь лет назад Алан-Степан получил статус беженца. Это приравнивает его в правах к гражданину Украины. Он только не может участвовать в выборах. Как беженец он имеет право на бесплатное медицинское обслуживание и государственное жилье. Но, говорит, что ничего этого нет. Когда заболел один из его друзей-беженцев, Алан повез его по скорой в больницу. Врач осмотрел, говорит: "Нужна операция. Сделаем бесплатно, но медикаменты купите". Сумма оказалась не по карману, друг собрал вещи и ушел из клиники. Правда, приступ прошел почему-то сам по себе, теперь только изредка прихватывает боль.
Но при всем этом возвращаться на родину Алан не хочет.

Родители его давно умерли, а два брата и сестра оставили родные места и долгое время с семьями скитались по стране. Ныне они живут там же и так же бедно.
- Хотелось бы им помочь, – улыбается Алан. – Но я нищ. Что у меня есть? Эта работа и койка в общежитии автопарка, где в комнате кроме меня еще два водителя троллейбусов живут. Мало комфорта, конечно: кто-то радио хочет слушать громко, кому-то поздно нужен свет. И ничего плохого как бы в этом нет, плохо что каждый из нас не может заработать на достойное жилье.
Получает Алан всего 800 гривен в месяц. Притом для такой зарплаты он набирает побольше поездок аж на трех маршрутах. В очередь на квартиру не становится, уверен, что пустая затея.

\- Хотя вот слышал беженцам в Одессе власти отдали полуразрушенный дом, они его отстроили и начали жить по-человечески. Все вместе, а то ведь разбросаны кто где. Винницкие полсотни беженцев время от времени встречаются пообщаться, вместе попеть, день рождения отметить, сыграть в футбол, – Алан дотрагивается к четкам-колечку на левой руке. – Иногда и молимся вместе.
Он говорит, что его троллейбус, как транспорт, многие водители автомобилей не уважают, каждый ездит как хочет, создают аварийные ситуации. Его друзья все как один работают на рынке и зарабатывают гораздо больше, чем Алан.
- Многие считают, что моя работа непрестижна. Но мне нравится, – говорит он.


КОНДУКТОРА ЗОВУТ ЕГО "СВОЙ ПАРЕНЬ"

Очень воспитанный этот водитель, – заверяет Анна Завгородняя, начальник винницкого маршрута номер девять. – У нас в трамвайно-троллейбусном управлении сколько я помню, а работаю я 26 лет, не было ни одного иностранца. Это первый. С кондукторами ладит, с пассажирами тактичный.
Жалоб на Алана за год него не было ни одной в то время, как есть в депо украинские водители, которыми пассажиры довольны не всегда. Некоторые пассажиры даже специально дожидаются именно троллейбус Алана. Он кому комплимент отвесит, а со скандалистами разговаривают исключительно любезно.

- Мы зовем его "свой парень", – хвастали мне кондукторши. – С ним так приятно. В отличие от других водителей он не делает мину "я начальник – а ты лишь кондуктор". Общается с нами на равных.
Правда, не все так добры к самому Алану. Вот на днях не продали ему телефон в кредит.
- Я же работаю, и справка у меня официальная есть. Но со мной как-то неприязно пообщались и отказали – рассказывает Алан. – Пришлось окольными путями, через друзей-украинцев трубку в кредит заполучить. Они взяли кредит на себя.

Иногда беженцев не считают за граждан. Вот телефон в кредит в магазине дать не захотели. Связь нужна, – Алан не престает посылать свои резюме в предприятия, где могут понадобиться инженеры или хотя бы электрики. Пусть не высоковольтных, а обычных линий. А пока бороздит троллейбусные маршруты – без дела сидеть тоже не дело.

"В ЖЕНЫ УКРАИНКУ НЕ ВОЗЬМУ"

Личная жизнь Алана для посторонних табу. Мол, да, есть ребенок, живет не с ним. Да, был женат на украинских женщинах, два раза. Но семейная жизнь с ними не сложилась. Почему? Говорит, убедился, что лучше, чем его соотечественницы, его никто еще не понимал. А больше ничего.
- Больше никаких браков с вашими девушками, ни за что не женюсь на украинке – грустно резюмировал он.
Но Алан жених завидный. Ну много ли наших мужчин на кухне возле плиты стоят? А Алан умеет готовить украинский борщ. Те, кто пробовал, утверждают, что отменный.

Вы сейчас просматриваете новость "Беженец из Африки Алан Хатунгимана стал водителем тролейбуса из-за того, что зимой в нем тепло". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Головай Наталья

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...