Дело Вячеслава Чорновила: спустя почти 20 лет смерть главы Народного Руха оставляет вопросы

26 Марта 2018, 17:00

Следователь рассказал о версии ДТП, выживший в катастрофе – о важном свидетеле

Лидер "Руха". Имел шансы получить значительную поддержку как возможный кандидат в президенты
Лидер "Руха". Имел шансы получить значительную поддержку как возможный кандидат в президенты

В воскресенье была годовщина гибели Вячеслава Чорновила. Ночью 25 марта 1999-го известный политик, глава Народного Руха возвращался в Киев из Кировограда (ныне Кропивницкий). Тойота "Королла", в которой он находился вместе со своим пресс-секретарем Дмитрием Понамарчуком, врезалась в перегородивший дорогу Борисполь — Золотоноша груженый КамАЗ. По данным следствия, Чорновил и Павлов погибли сразу. Понамарчук был сильно травмирован, но остался в живых.

Смерть харизматичного и неугодного многим лидера "Руха" взбудоражила общественность. В МВД сочли ее результатом обычного ДТП, о чем заявляли министр Юрий Кравченко и его заместитель по следствию Петр Коляда. Активисты-руховцы, напротив, считали случившееся умышленным убийством, политической расправой за инакомыслие и терактом.

Возбужденное по факту уголовное дело быстро расследовали и закрыли. Владимира Куделю, водителя КамАЗа, признали виновным, но амнистировали. Два года спустя следствие возобновили, вскоре снова свернув. Этот процесс повторялся еще не раз. Внезапно умер экспедитор Иван Шолом, в момент аварии находившийся в кабине с Куделей. Эксгумация выявила в организме важного, ничем не болевшего свидетеля, которому было чуть за сорок, следы отравления тяжелыми металлами. Дело Чорновила попадало в прокуратуру, милицию, архив, опять возвращалось правоохранителям, обрастая новыми слухами, которые не подтверждались и не опровергались. Но 10 лет назад замгенпрокурора Николай Голомша впервые на официальном уровне заявил, что глава Руха погиб в результате спланированной акции. Затем депутаты Иван Стойко и Ярослав Кендзёр сообщили, что после аварии Вячеслав Максимович и Павлов были живы, и их якобы добивали кастетами...

Бесследно исчезали вещдоки. Менялись оперативно-следственные бригады. Назначались новые экспертизы. Однако окончательного вердикта, что это было — теракт или заурядное ДТП, не дал и Бориспольский горрайонный суд, куда попало дело. Его в очередной раз возобновили, но никаких подвижек озвучено не было.

На сегодняшний день мы так и не знаем всей правды о событиях 19-летней давности. Это подтвердили и участники приуроченных к скорбной дате мероприятий, которые прошли в минувшие выходные в столице и других городах. "Сегодня" предоставляет возможность высказаться всем, кто так или иначе способен пролить свет на трагедию.

Пастушенко: "Это ДТП, остальное — от лукавого"

Первым следователем, которому было поручено вести дело, стал Николай Пастушенко. В его адрес раздавалось немало упреков в недобросовестном расследовании, попытках подогнать все под выдвинутую руководителями МВД версию о рядовом ДТП, говорили также о давлении начальства. Мы переадресовали эти упреки Пастушенко, заодно выяснив, остались ли у него сомнения в причинах гибели Чорновила.

— Я немало проработал в розыске и следствии, опыта не занимать, поэтому говорю сразу — это не убийство, не теракт, а дорожно-транспортное происшествие, виновником которого стал Павлов, — сказал Пастушенко. — К ДТП привели несоблюдение им правил дорожного движения, самоуверенность и невнимательность. Остальное — конспирология, попытки представить ДТП как-то иначе — от лукавого... Никто никого не добивал и кастетами — эксперты констатировали, что Чорновил и Павлов погибли в момент столкновения "Тойоты" с КамАЗом. Автомобиль с Удовенко, который двигался за "Тойотой", на месте происшествия был буквально через минуту после трагедии, если не меньше. Там никто никого не успел бы добить, даже если бы очень хотел... И охранник Удовенко говорил, что впереди идущая машина постоянно была в их поле зрения. У меня насчет причин гибели Чорновила сомнений не было и нет. Один из свидетелей дал показания, что незадолго до ДТП глава "Руха" хотел уволить своего водителя, и как раз за лихачество, но не успел...

То, что руководство якобы оказывало на него давление, Пастушенко отрицает:

— Не сильно-то на меня надавишь, начальство это знало, не вмешивалось, не диктовало, что надо и не надо делать, — добавляет экс-следователь. — Был, правда, в первые дни после случившегося момент, когда поступило указание предъявить Куделе обвинение, избрав меру пресечения в виде содержания под стражей. Но я отказался: оснований для этого на то время не было, а нарушать закон меня не учили. Ведь следователь — процессуальное лицо, и отвечать пришлось бы не кому-то, а мне...

От кого конкретно поступило указание, Пастушенко не уточнил — дело, мол, давнее, немало воды утекло.

863192

Владимир Куделя (водитель). На заседаниях суда был очень немногословен

Пискун: "Кто-то его заказал"

У экс-генпрокурора Святослава Пискуна своя версия, и он придерживается мнения, что Чорновил стал жертвой заказного убийства.

— Каждый раз, возвращаясь к этому делу, мы старались максимально объективно и всесторонне отработать все, что в таких случаях необходимо — от составления плана следственно-оперативных мероприятий, проведения координационных совещаний до выполнения поручений и контроля за ними, — говорит трижды бывший генеральный прокурор, ныне возглавляющий Союз юристов Украины. — Нужно было действовать очень осторожно. Настораживало, что начали погибать свидетели. Были серьезные подозрения, что КамАЗ ждал автомобиль с Чорновилом. И стоял так, что избежать столкновения было невозможно. Водитель грузовика должен был видеть "Тойоту". Судя по тормозному пути, ее скорость была не такой уж и большой — около 115—120 км в час, значит автомобиль был вполне управляемым. И технически исправным... Считаю, это было преступление. Кто заказал, не знаю. Но кто-то же заказал...

Из переписки с прокуратурой

ЗАПРОС "СЕГОДНЯ":

"Просим предоставить сведения о ходе расследования уголовного дела №142/05-0607 по факту гибели в ДТП Чорновила В. М., начиная с 25.03.1999 и по настоящее время, конкретизировав, сколько раз оно прекращалось и открывалось, по каким причинам, в каком состоянии находится сейчас, кому поручено, поставлена ли, по мнению руководства Генпрокуратуры, окончательная точка, какова реакция ГПУ на коллективное обращение народных депутатов, рассматривались ли варианты переквалификации на статью 112 ("Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля") и/или 115-2 ("Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах двух лиц") УК Украины".

ОТВЕТ ГПУ:

"...Уголовное дело №142/05-0607 по факту гибели Чорновила В. М. до 16.11.2010 находилось в производстве следователей Генпрокуратуры, после чего было направлено в Главное управление МВД Украины в Киеве для дальнейшего расследования.

В настоящее время досудебное расследование по уголовному производству №42014100000000483 осуществляется Главным следственным управлением Национальной полиции Украины по ч. 3 ст. 215 УК Украины по факту ДТП.

Процессуальное руководство досудебным расследованием осуществляется сотрудниками Генпрокуратуры. В настоящий момент экспертами Харьковского областного бюро судебно-медицинской экспертизы и Харьковского НИИ судэкспертиз проводится комплексная комиссионная судебно-медицинская, медико-криминалистическая и автотехническая экспертиза, имеющая существенное значение для установления фактических обстоятельств, исследуемых в данном уголовном производстве.

Досудебное расследование продолжается. Проводятся следственные действия, направленные на установление обстоятельств (Внимание! — Авт.) совершения преступления и лиц, причастных к его совершению, по результатам которых будет принято решение согласно требований ст. 283—284 УПК Украины...

Другие запрашиваемые вами сведения, касающиеся досудебного расследования, в данное время относятся к информации с ограниченным доступом и предоставить их не представляется возможным..."

Дмитрий Понамарчук: "Сделано все, чтобы убийство не раскрыли"

Выживший в ту роковую ночь пресс-секретарь главы "Руха" рассказал, что перестал делиться информацией со следствием, и сообщил о еще одном свидетеле, которого хочет найти

863193

Пресс-секретарь. Травмы после ДТП дают знать о себе и сейчас

Находившийся на заднем сидении в машине Чорновила его пресс-секретарь Дмитрий Понамарчук также считает, что речь идет об умышленном убийстве. Хорошо срежиссированном, профессионально организованном, хладнокровно исполненном и грамотно зачищенном, чтобы не осталось ни следов, ни улик и об истории побыстрее забыли. Мол, расследование специально волокитили, стараясь спустить на тормозах и предать забвению.

— Возобновленное дело уже не будет расследовано ГПУ, так как она передает полномочия следствия новому органу — Государственному бюро расследований. А там пока что только один глава. ГБР только-только создается, набирается штат, проводится конкурс на замещение должностей. Хотя бюро должно было приступить к работе еще в конце позапрошлого года. Но если и заработает, то вряд ли займется делом Чорновила — на повестке дня будут уголовные производства в отношении высших чиновников прежней и нынешней власти, для чего этот орган и задумывался. Так что прогноз мой неутешительный...

— Предыдущее интервью мы записывали к 10-й годовщине гибели Вячеслава Максимовича. Оно называлось "Уже не сомневаюсь, что это было "идеальное" убийство". Надо понимать, своего мнения вы не изменили.

— За это время оно еще более окрепло.

— А есть что-то, о чем вы раньше не говорили, а сейчас можете поделиться в пользу своей версии?

— Вот понимаете, есть! И я отвечу, почему об этом не говорил раньше. Всем, что знал, делился со следователями — одним, затем другим, третьим. Реакция была такая: спасибо, мы это зафиксировали — и все. Никаких дальнейших действий — проверок, перепроверок, уточнений — не было. Информация, которую доводил до их сведения, словно проваливалась в никуда — ей не давали ход. Вообще никакого движения не было. На каком-то этапе я понял, что дело просто валят, никто не заинтересован в раскрытии преступления. И перестал делиться тем, что знал, помнил, что со временем всплывало, накладываясь одно на другое...

— Приведите что-то конкретное из этого смыслового ряда.

— Ну вот хотя бы прослушка. Перед поездкой в Кировоград Вячеслав Максимович несколько раз сказал, причем отчетливо, членораздельно: "В четверг едем в Черкассы". Я удивился: "Какие Черкассы? Кировоград!" На что Чорновил ответил: "Дмитро, так надо!" То есть он наверняка знал, ну или определенно догадывался, что его слушают, следят за ним, и как бы сообщал "слухачам-топтунам", что едет не в Кировоград...

— Пускал по ложному следу?

— Да, ориентируя их на Черкассы.

— Но если его пасли, отслеживая перемещения, то не составляло большого труда и вычислить, куда он в итоге отправился вместо Черкасс.

— Верно. Тем не менее так было. По моим предположениям, наружное наблюдение за Чорновилом началось еще в январе того же 1999 года, продолжалось весь февраль и велось по 25 марта включительно, завершившись его смертью.

— Об этом вы тоже не говорили следствию?

— Повторяю, все, что говорил, затиралось. По сказанному мною ничего не делалось. И я прекратил делиться. Перестал верить.

— А что еще сообщите нам из ранее не сказанного?

— Ну, вот такой нюанс: практически все следователи по данному делу (их было пять или шесть, точно не помню) пошли резко вверх, получив высокие звания, заслужив неслабые должности. На мой взгляд, это было некое поощрение за их безделье или видимость работы. Они великолепно справились с поставленной задачей — максимально заволокитить расследование, запутать его, по возможности уничтожить вещдоки и благополучно похоронить дело. Что, в общем, им и удалось. А раз удалось, значит, награды нашли своих "героев".

— Это спорный момент. Люди работали, получали очередные звания, росли по службе...

— Может быть, правы вы. А может, я.

— Суд тоже не пришел к какому-либо однозначному выводу...

— Все заявления Владимира Кудели так и лежат мертвым грузом в том суде. Никого не интересовало, почему водитель КамАЗа ничего не помнит. У него амнезия? Альцгеймера? Склероз? Убил — и не помнит... Суд не исследовал то, о чем много говорилось — удары кастетами. Следы есть, эксперт Ермаков убежден, что они от ударов кастетом или чем-то похожим, а в деле это не отражено. Ну как? Массу вопросов оставляют обе эксгумации тела Чорновила. На первую не позвали его сына, сестру. При эксгумации был поврежден череп Вячеслава Максимовича...

— Как это?

— Случайно или умышленно — череп раскололся. Только и этот факт никого не насторожил.

— Ничего мы больше не упустили?

— Был свидетель, которого Геннадий Удовенко сразу после случившегося просил вызвать скорую. Человек проезжал мимо, остановился, чтобы узнать, нужна ли помощь. У Геннадия Иосифовича мобильного не было, он попросил его позвонить. Тот вызвал. И уехал. Но в деле не фигурирует. А мог бы дать показания. Его вообще никто не искал. Сейчас живет во Франции. Мне обещали его найти… Тайна гибели Вячеслава Чорновила и сегодня — за семью печатями. А те, кто мог ее раскрыть, не у дел либо не заинтересованы в поиске истины. Но память не предают..

Вы сейчас просматриваете новость "Дело Вячеслава Чорновила: спустя почти 20 лет смерть главы Народного Руха оставляет вопросы". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Александр Ильченко

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...