И Путин, и Трамп пытаются раскачать нынешний мировой порядок: интервью с Лилией Шевцовой

16 Августа 2018, 07:36

Задача Белого дома – удовлетворить недовольных законодателей и успокоить общественное мнение, которое требует ограничить любвеобильность Трампа в отношении Путина

"Все основные европейские политические силы  заинтересованы в том, чтобы вернуть РФ в европейский контекст безопасности. Фото: facebook.com/ShevtsovaLilia
"Все основные европейские политические силы заинтересованы в том, чтобы вернуть РФ в европейский контекст безопасности. Фото: facebook.com/ShevtsovaLilia

Чем больше американский президент Дональд Трамп пытается подружиться со своим российским коллегой Владимиром Путиным, считая, что личная химия поможет решить дела геополитического масштаба, тем больше это вызывает сопротивление внутри самих Штатов. Последний саммит в Хельсинки 16 июля наделал столько шума, что его последствия что США, то сама Россия будут расхлебывать еще очень долго.

Вначале этого месяца в Госдепе заявили, что уже 22 августа вступят в силу новые антироссийские санкции за использование химоружия в британском Солсбери. Они ограничат финансирование продажи оружия и экспорт товаров и технологий сферы национальной безопасности (электроника, компьютеры, датчики и лазеры, телекоммуникации, оборудование для добычи нефти и газа и т.д.). Но, по мнению шести сенаторов, как с Республиканской, так и с Демократической партии, этого недостаточно. Они зарегистрировали в Конгрессе свой законопроект об "антироссийских санкциях из ада". Документ, среди прочего, запрещает резидентам США участвовать в операциях с новым госдолгом РФ, выпущенным через 180 дней после вступления закона в силу, и предлагает заморозить собственность в США одного или нескольких финансовых институтов, в частности российских банков ВЭБ, Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк и Промсвязьбанк, а также Банк Москвы.

По мнению российского политолога, доктора исторических наук и исследователя Chatham House Лилии Шевцовой, чем больше Трамп хочет дружить с Россией, тем больнее для России будут американские санкции, которые должны наказать его за эту странную для американцев дружбу. "Уйдет Трамп, но жесть останется надолго. Что бы мы ни делали, будет плохо. Попытаемся дружить с Америкой – американцы будут нас подозревать в злых намерениях. Если, конечно, Россия не скажет: "Mea Culpa!" Но у России нет привычки признавать вину и оправдываться. Попытаемся отвечать Америке (а чем мы можем ответить?) – станет еще хуже, ибо Россия не может противостоять самой развитой и богатой цивилизации, которая пришла в бешенство", – написала Лилия Шевцова в своем Facebook.

В блиц-интервью для сайта "Сегодня" Лилия Шевцова рассказала, что на самом деле стоит за санкциями Госдепа по "делу Скрипалей", каковы шансы на принятие "адского закона" авторства сразу шести сенаторов и насколько Америка в целом горит желанием "затянуть удавку на российской либо путинской шее".

- Пожалуй, начнем с самого главного вопроса в повестке дня американо-российских отношений – новых американских санкций. Конгресс США, наконец, обнародовал текст законопроекта "об адских санкциях". Вы верите в его принятие?

- Вопрос о санкциях в отношении России стал одной из самых популярных нынче тем – и в России, и на Западе. Основная трактовка всего пакета санкций, который включает несколько санкционных блоков, которые были одобрены в течение последних лет ЕС и США, -  умеренно пессимистическая. Россия нашла способ обходить санкции, причем, сотрудничая со своими западными партнерами. Словом, сегодня можно сказать, что Россия адаптировалась к ограничительному режиму функционирования. Самая болезненная мера для России – закрытие возможностей финансирования на внешних рынках и каналов получения новейших технологий, оказалась не столь страшной. Москва нашла способ решить эту проблему.

Что касается последних санкционных мер со стороны США, то здесь оснований для  беспокойства у России гораздо больше. Давайте рассмотрим, что собой представляют американские санкции и насколько Америка горит желанием реально затянуть удавку на российской либо путинской шее.

Во-первых, основной американский пакет санкций – Combating America’s Adversaries Through Sanctions Act (CAATSA), одобренный Конгрессом и подписанный Трампом в августе 2017 года, до сих пор оказывается расплывчатым и не имеет жесткого механизма осуществления. Этот механизм должен был выработать Белый Дом. Но он не спешил это делать. То, что представил Госдеп в качестве механизма осуществления санкций,  вызывает критику у законодателей. И понятно почему.

Политика американской администрации – тормозить по возможности все  ограничительные меры в отношении России. Основным инициатором усиления санкционного давления на Россию является Конгресс. Причем, там есть ядро  законодателей, которые сделали антироссийские санкции своей профессией. Среди них  Кардин, Маккейн, Коркер, Рубио, Менендес. В настоящее время в Конгрессе находится на рассмотрении целая куча законопроектов по санкциям в отношении России. Что естественно распыляет внимание и осложняет их принятие. Среди них наиболее жесткие и проработанные – это DETER Act (the Act to Defend Elections from Threats by Establishing "Redlines"), разработанный  сенаторами ван Холленом и Рубио в январе. Самый последний "биль" (в переводе с английского "закон" – Авт.) и самый фундаментальный –  Defending American Security from Kremlin Aggression Act of 2018, или DESKAA, который  предложен шестью сенаторами – тремя демократами и тремя республиканцами (Robert Menendez, Benjamin Cardin, Jean Shaheen, Lindsey Graham, Cory Gardner, и John McCain).

И вот, чтобы нейтрализовать санкционную машину, которую создала эта шестерка, администрация Трампа вдруг разродилась нынешним августовским пакетом, который санкционирует Россию за "дело Скрипалей". Задача Белого Дома – удовлетворить недовольных законодателей и успокоить общественное мнение, которое требует  ограничить любвеобильность Трампа в отношении Путина. Августовские санкции Госдепа  в принципе приемлемы для России. Хотя и звучат угрожающе. Но они менее болезненны для России, чем грядущий пакет Конгресса. И самое главное, администрация может в любой момент свои санкции похоронить. Очень удобно. А вот конгрессовские пакеты "убить" нельзя. Вот санкции Джексона-Веника, принятые Конгрессом США в 1974 году,  удалось отменить только в 2012 году!

Вопрос теперь: какой пакет законодателей имеет шансы на одобрение Конгресса и подписание президентом Трампом? Конечно, не самый жесткий. Принятие билля – это всегда вопрос компромиссов. Так, скорее всего проект Рубио будет отклонен. Слишком радикальный и жесткий. А проект "шестерки" будет одобрен. Но серьёзно смягчен. В этом проекте несколько частей, которые касаются суверенного долга, энергетики, российских финансовых институтов и "Северного потока-2". В процессе обсуждения, по мнению экспертов, знакомых с конгрессовской кухней, например Андерса Аслунда (эксперта Atlantic Council – Авт.), скорее всего, останутся санкции, которые касаются суверенного долга России и его покупки иностранцами. Но насколько это болезненно для России? Учтем, что ее суверенный долг сейчас составляет 13% бюджета. Словом, большого ущерба не будет.

А вот санкции, которые могут оказаться ударом для российской энергетики, скорее всего, будут смягчены. Этого требует бизнес. В первую очередь американский. Но и бизнес Европы. Сопротивление подобным санкциям со стороны  немецкого бизнес сообщества и политических кругов особенно  серьезно. Германия требует смягчения либо даже отказа от жестких мер в отношении России в области энергетики. Особые споры вызывает вопрос о "Северном потоке- 2". Американский истеблишмент не хочет возбуждать по этому поводу европейцев и особенно немцев. Так, меры по блокировке этого трубопровода вряд ли будут приняты. Вполне могут остаться санкции в отношении российских финансовых институтов. Но их список будет уточняться и это предмет активного лоббирования со стороны пророссийских бизнес кругов.

Однако есть вопрос, который может оказаться важнее для будущего санкционного режима в отношении и России, и других стран. Это предложение конгрессменов создать офис по координации санкций, в том числе с Европой. Создание такого офиса американцами может упорядочить запутанный санкционный режим и сделать его более эффективным.

Что касается призывов  расследовать состояние Путина, особой готовности идти в этом направлении в Вашингтоне пока не ощущается. Там видно стремление найти вариант, который бы получил поддержку самых разных сил. Следовательно, авторы всех билей будут искать компромиссы. Но их итог будет зависеть от конкретной политической ситуации. Если противники Трампа получат новый повод дать под дых президенту через эскалацию жёсткости в отношении России, они это сделают.

- Вообще, очень интересно наблюдать за тем, как каждая новая попытка Трампа найти общие точки соприкосновения Путина выливается в новые американские санкции против России. Трамп как-никак уже должен был понять, что все его попытки, как он говорит, "to deal with Russia" будут наталкиваться на колоссальное сопротивление в самих Штатах.

- В Америке уже привыкли к тому, что в отношении России здесь существует несколько "политик". Трамп, видимо, будет пытаться смягчать жесткость американского курса. Но пока не видно, что он может попасть в неприятную ситуацию по этой причине. У него 42-44% одобрения. Столько же примерно было на этом этапе у Рейгана и Обамы.  Республиканцы его не сдадут – он им нужен во время предстоящих ноябрьских выборов. Экономика Америки в хорошем состоянии. Если только комиссия Мюллера не обнаружит чего-то действительно катастрофического в отношениях Трампа и Кремля. Но расследование идет почти два года и кроме лавины грязи, реальных подтверждений сговора между Трапмом и Кремлем не было обнародовано. Поживем, увидим. Важно то, что 60-70% американцев хотят, чтобы комиссия скорее завершила свое дело. Устали.

- Уже месяц как в Хельсинки прошел саммит Трампа и Путина, а СМИ, политики и эксперты по обе стороны Атлантики никак не могут успокоиться. Я понимаю, что это сродни теориям заговора, но я не могу не спросить: верите ли Вы в тайные договоренности Трампа и Путина?

- Я пока вижу совпадение менталитетов обоих президентов по целому ряду вопросов политики и международных отношений. Трампизм и путинизм имеют немало общего. И тот, и другой президенты пытаются раскачать нынешний мировой порядок. И тот, и другой  терпеть не могут глобализации.  Для них принцип силы и авторитарности является ключевым в политике. Возможно, совпадение политической ментальности – это основная причина стремления Трампа дружить с Путиным. Но не исключено, что прокурор Мюллер накопал и более весомые причины этого странного тяготения. Здесь верить, либо не верить нельзя. Нужно знать наверняка. Но пока у нас нет реальных доказательств сделки между ними.

- Во время командировки во Францию месяц назад многие политики и дипломаты официально и off the record говорили мне, что Россию нужно вернуть в европейскую архитектуру безопасности. По-моему, это будет большой ошибкой…

- Настроения во Франции понятны. Французы всегда пытались иметь дружеские отношения с Россией. Несмотря ни на что. Все последние французские президенты, за исключением Олланда, пытались завязать особые отношения с Москвой. Даже Макрон, акцентируя нормативный аспект политики, зачастил в Москву, пытаясь стать инициатором новой оттепели…

Впрочем, все основные европейские политические силы  заинтересованы в том, чтобы вернуть Россию в европейский контекст безопасности. Даже критики Кремля. Почему? Да потому, что они опасаются изоляции Москвы и того, что в роли страны-изгоя Россия станет более опасной и совершенно непредсказуемой. Другое дело, что Европа не согласна на возвращение России на условиях Кремля. Предстоит долгий и мучительный диалог Европы и России относительно того, как обеспечивать европейскую безопасность и что такое безопасность. Во всяком случае, коллективная Европа выступила против политики "сфер влияния" и ограниченного суверенитета государств-соседей России. Но непонятно, как с потерей интереса Америки к Европе европейцы будут решать вопросы  коллективной безопасности. И в какой степени у них хватит видения и решимости противостоять России.

- Как считаете, стоит ли ожидать окончания расследования спецпрокурора Мюллера до выборов в Конгресс этой осенью? Вообще, будет ли доминировать вопрос вмешательства России в американские президентские выборы во время осенней избирательной гонки? 

- Демократы и основные медийные гиганты – CNN, Washington Post, New York Times  и другие медиа в орбите демократов – попытаются сохранить идею "российского следа" в ходе ноябрьских выборов в Конгресс. Но ведь рядовой избиратель в Америке не интересуется внешней политикой. Он хочет, чтобы избирательная борьба этой осенью концентрировалась на проблемах, которые касаются его конкретной жизни. Так что вот этот крен демократов может им повредить на выборах…

Автор:

Зеленюк Кристина

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...